А

Б

В

Г

Д

Е

Ж

З

И

К

Л

М

Н

О

П

Р

С

Т

У

Ф

Х

Ц

Ч

Ш

Щ

Э

Ю

Я


Статьи

Вернуться к рубрикатору

автор статьи : Ионеско

Гордеева М.Н. "Речевой портрет и способы его описания"


Нравится статья? ДА!) НЕТ(

Речевой портрет и способы его описания

Изучение понятия «речевой портрет» исторически начинается с фонетического портрета, важные приемы описания которого разрабатываются в середине 60-х годов ХХ века М.В. Пановым. Анализируя произношение отдельных личностей, М.В. Панов дает характеристику литературной нормы в диахроническом аспекте и создает ряд фонетических портретов политических деятелей, писателей, ученых.

По мнению С.В. Леорды, «речевой портрет – это воплощенная в речи языковая личность» [Леорда 2006], а проблема речевого портрета является частным направлением исследования языковой личности. Е.В. Осетрова отмечает большую роль речевого портрета как составляющей облика говорящего в формировании целостного образа личности. Т.П. Тарасенко определяет понятие речевого портрета как «совокупность языковых и речевых характеристик коммуникативной личности или определённого социума в отдельно взятый период существования» [Тарасенко 2007:8]. Исследователь выделяет ряд характеристик личности, отражающихся в речевом портрете: возрастные, гендерные, психологические, социальные, этнокультурные и лингвистические.

Г.Г. Матвеева понимает под речевым портретом «набор речевых предпочтений говорящего в конкретных обстоятельствах для актуализации определенных намерений и стратегий воздействия на слушающего» [Матвеева 1998:14]. Исследователь отмечает, что с помощью речевого портрета фиксируется речевое поведение, которое «автоматизируется в случае типичной повторяющейся ситуации общения» [Матвеева 1993:87].

Также Г.Г. Матвеевой отмечается, что, как и языковая личность, речевой портрет бывает индивидуальным и коллективным. В центре внимания индивидуального речевого портрета находится индивидуальный стиль, отражающий особенности конкретной языковой личности. Такой портрет составляется чаще всего при исследовании личности неординарной, элитарной, которой свойственно творческое отношение к языку, например, объектом исследований В.Я. Парсамовой стал М.Ю. Лотман, а Р.Ф. Пауфошимы - А.А. Реформатский. Кроме того, индивидуальный речевой портрет дает возможность судить о речевых характеристиках той или иной социальной группы. Коллективный речевой портрет позволяет обобщить явления, присущие определенному кругу людей, объединенных в национальном, возрастном, социальном, профессиональном плане. Ведется исследование в каждой из перечисленных сфер: речевым портретом школьников занимается С.В. Мамаева, студентов – С.В. Леорда, молодежи – Б. Максимов, эмигрантов – Е.А. Земская, интеллигенции – Л.П. Крысин, государственных служащих - М.Н. Панова, адвокатов – Н.В. Варнавских. Создание речевого портрета возможно по отношению к любой сфере общения, в том числе, и к политической. Существует много исследований, посвященных языковой личности современного политического деятеля, как индивидуальной, так и коллективной. Например, Е.В. Осетрова в работе «Губернатор Красноярского края: наброски к речевому портрету» анализирует речевые характеристики отдельной личности, а в исследовании «Речевой имидж» на основании анализа нескольких языковых личностей делает попытку составить коллективный речевой портрет политика. Кроме того, существует понятие национального речевого портрета, подразумевающего определение особенностей, присущих национальной языковой личности.

Объектом изучения может стать и персонаж художественного произведения. В литературе речевой портрет является средством создания художественного образа. Речевым характеристикам государственного служащего в русской литературе уделяет внимание М.Н. Панова. Речевую структуру художественного образа рассматривают Л.К. Чурилина, Е.А. Гончарова, Е.А. Иванова, Ю.Н. Курганов, М.В. Пьянова, А.К. Жунисбаева.

Анализ речевого портрета представляет собой характеристику разных уровней реализации языковой личности. При этом возможно описание не всех слоев языка, так как «языковые парадигмы, начиная от фонетической и кончая словообразовательной, оказываются вполне соответствующими общенормативным параметрам» [Николаева 1991:73]. Исследователи говорят о необходимости «фиксировать яркие диагносцирующие пятна» [Николаева 1991:73].

В описании речевого портрета строгой модели придерживаются немногие. Обычно рассмотрению подвергается отдельная сторона, чаще всего это особенности фонетики и словоупотребления. Существует несколько схем, раскрывающих структуру речевого портрета и дающих возможность его описания.

М.В. Китайгородская и Н.Н. Розанова называют речевой портрет «функциональной моделью языковой личности» [Китайгородская, Розанова 1995:10] и выделяют параметры, по которым производится анализ этой модели. Одним из этих параметров является лексикон языковой личности – уровень, который отражает владение лексико-грамматическим фондом языка. На этом уровне анализируется запас слов и словосочетаний, которым пользуется конкретная языковая личность. Следующей ступенью исследователи называют тезаурус, репрезентирующий языковую картину мира. При описании речевого портрета делается акцент на использовании разговорных формул, речевых оборотов, особой лексики, которые делают личность узнаваемой. Третий уровень – прагматикон, включающий в себя систему мотивов, целей, коммуникативных ролей, которых придерживается личность в процессе коммуникации. Все три уровня данной модели соответствуют уровням языковой личности в модели Ю.Н. Караулова: вербально-семантическому, когнитивному и прагматическому.

Л.П. Крысин, описывая речевой портрет русской интеллигенции, выделяет характеристики, необходимые для проведения анализа речевого портрета. К ним относятся особенности языковых единиц и речевого поведения, представляющие, по мнению Л.П. Крысина, наибольший интерес в исследовательском плане. Исходя из того, что чаще всего описание речевого портрета ведется именно с этих двух сторон, в рамках этой классификации мы и рассмотрим основные возможные и реализованные в современной лингвистике способы его анализа.

Особенности использования языковых единиц

Специфические фонетические и лексические единицы легко зафиксировать в речи носителей нелитературных форм языка. Существование единой нормы в литературном языке снижает, но не исключает вероятность появления специфических языковых единиц в речи его носителей.

Например, Л.П. Крысин отмечает элементы речи интеллигенции, которые отличают этот класс от других социальных слоев: специфическое произношение отдельных звуков, особенно в речи старшего поколения, характерные лексические единицы, особенности словоупотребления. Исследователь полагает, что не менее важным является сознательное или неосознанное неупотребление каких-либо лексических средств, «причем это касается не только слов, принадлежащих некодифицированным подсистемам языка, – просторечных, жаргонных или диалектных, а слов вполне литературных» [Крысин 2001:95].

Многие исследователи уделяют внимание только одной стороне речи. М.В. Китайгородская и Н.Н. Розанова в фонохрестоматии «Русский речевой портрет» делают акцент на описании произносительных особенностей. Основываясь на магнитофонных записях, исследователи выявляют характерные черты, в которых отражается речевая индивидуальность. Однако в работе оговаривается, что описание сугубо индивидуальных особенностей речи, связанных с логопедическими отклонениями, не входит в задачи исследования. Рассматриваются речевые пристрастия личности в предпочтении определенного орфоэпического варианта, в фонетическом эллипсисе, в выборе приемов акцентного выделения. Характер материала позволяет также судить о динамике орфоэпической нормы.

Наряду с фонетическими, в исследовании рассматриваются и лексические особенности: лексические повторы, использование диминутивов, стилистически сниженной, оценочной лексики.

В исследовании «Языковая личность» в художественном тексте» Л.Н. Чурилина, на примере персонажа романа Ф.М. Достоевского «Бесы», рассматривает отражение вербально-семантического уровня языковой личности в индивидуальном лексиконе. Л.Н. Чурилина выявляет соотношение понятий «ментальный лексикон», «внутренний лексикон» и «индивидуальный лексикон» и представляет словарь персонажа – «список слов, в совокупности составляющих его дискурс» [Чурилина 2006:21]. Индивидуальный лексикон в ее работе описывается как «система, обслуживающая коммуникативные потребности отдельной личности» [Чурилина 2006:22], с помощью которой возможна реконструкция «фрагментов индивидуального образа мира» [Чурилина 2006:22].

Лексический уровень, точнее, одну его часть – употребление жаргонизмов – описывает Б. Максимов. В статье «Речевой портрет молодежи на фоне нашей жизни» исследователь делает попытку определить через молодежный жаргон нравственный облик нового поколения.
М.Н. Панова говорит об изображении чиновника в литературе как «полуграмотного мещанина, выучившего несколько фраз, актуальных лозунгов и рассматривающего их как руководство к действию» [Панова 2004:103]. В исследовании «Языковая личность государственного служащего» М.Н. Панова уделяет внимание лексике, отмечая присутствие в речи выражений, характерных для определенного исторического времени. В рамках стилистики деловой документации затрагивается синтаксис, например, использование сложных предложений с обособленными определениями и оборотами.

Речь персонажа с позиции лексики и синтаксиса рассматривает Е.А. Гончарова: «<…> лексический состав фразы дает представление об образно-понятийной сфере персонажа, а ее синтаксическая организация отражает особенности логико-экспрессивного сцепления образов и понятий в процессе их познания» [Гончарова 1984:98]. Особое внимание уделяется явлениям повтора и многозначности. По Е.А. Гончаровой, представление об особенностях речевой структуры персонажа дают не только повторы лексического уровня – любимая лексика, лексика социально и территориально окрашенная, – но и тяготение к однотипным синтаксическим конструкциям.

Е.В. Осетрова, составляя речевой портрет губернатора Красноярского края, выделяет речевые и языковые особенности. К последним она относит лексику, соответствующую социальному статусу говорящего, фразовое построение, различные выразительные средства: метафоры, сравнения, зачастую носящие бытовой характер, лексический повтор.
В некоторых исследованиях, объектом которых часто является коллективная языковая личность или коллективный речевой портрет, проводится описание единиц всех языковых уровней. Например, в статье Е.А. Земской «Язык русского зарубежья: итоги и перспективы исследования» на разных уровнях рассматриваются особенности, связанные с изменениями в русской речи под влиянием иностранных языков, описываются причины и характер такого влияния. Исследователь отмечает, что изменения на лексическом уровне проявляются наиболее ярко вследствие большого количества заимствований, в речи наблюдается сочетание элементов родного языка с иностранными. Выделяются функции заимствований, их выбор в зависимости от коммуникативной ситуации и отмечается, что в меньшей степени изменения характерны для фонетики, словообразования, синтаксиса и морфологии.

На фоне растущего интереса к коллективному речевому портрету социально–возрастных групп появляются работы, посвященные речи школьников и студентов. Описание таких речевых портретов тоже ведется на всех языковых уровнях. С.В. Мамаева, изучая речь младших школьников, придерживается этой схемы. Характеризуя фонетику, С.В. Мамаева говорит о ее обусловленности некоторыми возрастными особенностями продуцирования звуковых единиц, например, нечеткой дикцией. В области словообразования отмечается ненормированность, в лексике – свободная сочетаемость слов, жаргон и просторечие, в морфологии – частотность использования самостоятельных частей речи, неправильное употребление грамматических категорий. На синтаксическом уровне выявляются наиболее употребительные конструкции. По С.В. Мамаевой, рассматриваемые явления обусловлены возрастными особенностями и экспрессивно-эмоциональным характером речи школьников и позволяют характеризовать культурно–речевой аспект речевого портрета школьников-подростков.

Таким образом, описание языкового уровня речевого портрета включает в себя характеристику единиц одного или нескольких уровней языка. Во многих исследованиях предпочтение отдается лексическому и синтаксическому уровню, существуют работы, посвященные глубокому описанию одного из них. Объектом исследований, охватывающих все языковые уровни, часто является коллективный речевой портрет. При проведении анализа речи носителя литературного языка одним из аспектов анализа является соответствие ортологическим нормам.

Особенности речевого поведения

В.И. Карасик определяет речевое поведение как «осознанную и неосознанную систему коммуникативных поступков, раскрывающих характер и образ жизни человека» [Карасик 2004:84]. Согласно Т.М. Николаевой, в речевом поведении можно выделить три стереотипа: речевой, представляющий собой чужую речь, используемую говорящим, коммуникативный – клишированные обороты, применяемые в одних и тех же ситуациях, и ментальный, подразумевающий привычные реакции в языковой и неязыковой форме. В классификации Л.П. Крысина использование прецедентных феноменов соответствует речевому стереотипу, формулы общения – коммуникативному, а явление языковой игры соотносится с речевым и ментальным стереотипами.

Формулы общения

Характерной особенностью речевого поведения Л.П. Крысин называет умение переключаться с одних разновидностей языка на другие, определяемое условиями общения. В зависимости от количества языковых разновидностей, которыми владеет данная личность, выделяются диглоссность и полиглоссность. Усвоение системы социальных ролей в обществе тесно связано с усвоением норм речевого поведения, которые обеспечивают исполнение этих ролей. Различные способы выражения одних и тех же смыслов делают возможным варьирование этих норм.

Общение людей, состоящих в разной степени знакомства, регулируется определенными правилами, действие которых обнаруживается уже на начальных этапах речевого акта. В обществе вырабатываются определенные формулы, которые применяются в часто повторяющихся, стереотипных ситуациях. Это формулы строго определенной морфологической структуры и лексического наполнения. Например, обращение к незнакомому лицу начинается со слов: «Извините», «Скажите, пожалуйста», «Не подскажете». «Безликость» адресата определяется условием отсутствия знакомства. Л.П. Крысин отмечает, что некоторые общеупотребительные апеллятивы имеют возрастные и социальные ограничения, однако нередко эти границы нарушаются, зачастую из-за отсутствия подходящего эквивалента. Например, в современном обществе апеллятив «девушка» является общеупотребительным по отношению к большинству лиц женского пола.
К застывшим формулам, или речевым стереотипам, которые целиком воспроизводятся носителями языка, можно отнести и этикетные формулы, в которых воплощаются этические нормы. Соблюдение паритетности – главный этический принцип речевого общения – находит свое выражение, начиная с приветствия и кончая прощанием на протяжении всего разговора. Этикетные формулы являются важной составляющей коммуникативной компетенции, их знание означает высокую степень владения языком.

Речевые клише, этикетные формулы и ряд других признаков, например, ориентированность на адресата, степень владения коммуникативной ситуацией отмечает Е.В. Осетрова при описании речевого портрета губернатора Красноярского края.

Прецедентные феномены

Способность человека как языковой личности к порождению и восприятию текстов подразумевает его умение использовать готовые речевые произведения в определенных ситуациях общения и с определенными целями: поддержать коммуникацию, продемонстрировать свой культурный уровень, выразить отношение к чему-либо. Эта способность к использованию готовых текстов характеризует степень владения языковым материалом и его качество, поэтому является одним из аспектов речевой характеристики.

В процессе коммуникации используются не только устоявшиеся формулы общения, но и так называемые прецедентные тексты. Под прецедентными текстами понимаются распространенные и часто воспроизводимые тексты, знакомые широкому кругу носителей языка и отражающие культуру данного общества. Знание прецедентных текстов отражает мировоззрение, национальную принадлежность и культурный уровень личности.

Возможность использования прецедентных текстов зависит от ряда факторов: степени близости собеседников в социальном и психологическом плане, характера коммуникативной ситуации, общности знания. Последнее позволяет говорящему вводить в свою речь элементы, которые, адресат должен распознать и верно интерпретировать.

Прецедентные тексты связаны с прагматическим уровнем языковой личности, на котором выявляются цели и мотивы речевого поведения. Так как использование в речи прецедентных текстов есть показатель уровня языковой личности, то их анализ позволяет выстроить систему отраженных в языковой форме взглядов на мир. Прецедентные высказывания моделируют внешнюю точку зрения на различные явления. Источники цитирования разнообразны. В частности, исследователи языковой личности Ю.М. Лотмана отмечают его апелляцию к произведениям А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Библейскому тексту, текстам анекдота, пословиц и поговорок. Использование прецедентных феноменов в речи государственных служащих рассматривает М.Н. Панова, роли таких текстов в формировании языковой личности посвящено исследование Л.П. Сугоняевой.

Языковая игра

Игру со словом можно классифицировать как характерную черту речевого поведения, которая отличает друг от друга носителей языка, представителей разных возрастных категорий и социальных слоев, поэтому она является важной частью речевого портрета.

К языковой игре относятся намеренное искажение слова, обыгрывание звукового состава, внутренней формы, связей с другими словами, каламбуры. По мнению Л.П. Крысина, к языковой игре в наибольшей степени склонны образованные и культурные носители языка.

Эту точку зрения разделяет В.З. Санников. Он рассматривает языковую игру применительно только к литературному языку и подчеркивает, что она «основана на знании системы единиц языка, нормы их использования и способов творческой интерпретации этих единиц» [Санников 2001]. В работе «Русский язык в зеркале языковой игры» В.З. Санников отмечает, что явление языковой игры есть намеренное отступление от нормы с целью эстетического эффекта в речи, а также развлечения и самоутверждения. Комический эффект, по В.З. Санникову, есть проявление экспрессивной функции языка, цель которой – выразить отношение к предмету речи.

Исследователем выделяются такие функции языковой игры как языкотворческая – построение своеобразных по форме и значению единиц; функция обогащения языка за счет «игры, переставшей быть игрой» [Санников 2001], например, сравнений, метафор. В работе также отмечается, что языковая игра является средством ослабления содержания сообщения, служит для более точной и оригинальной передачи мысли, для имитации чужой речи.

Согласно В.З. Санникову, чаще всего обыгрываются три явления: «статус словоформы как наименьшей текстовой единицы, ее непроницаемость «…»; «формальные способы выражения «…» морфологических значений, особенности парадигм (дефектность, наличие дополнительных форм)»; «семантика морфологических категорий и форм» [Санников 2001]. Явление языковой игры в разной степени существует на всех уровнях языка. На словообразовательном, лексическом и синтаксическом оно возможно в большей степени, чем в фонетике и морфологии.

В своих исследованиях вопроса языковой игры касаются Л.П. Крысин, М.В. Китайгородская и Н.Н. Розанова.

Таким образом, речевой портрет – это речевые предпочтения личности, совокупность особенностей, которые делают ее узнаваемой. Единой строгой схемы анализа не разработано, однако при изучении проведенных исследований можно выделить основные моменты, требующие описания: во-первых, это лексический уровень, при анализе которого рассматриваются особенности словоупотребления; во-вторых, уровень, отражающий представления о мире, заключенные в значении слов и выражений – картину мира говорящего; в-третьих, уровень коммуникативных ролей, стратегий и тактик.

Анализу может быть подвергнута как одна, так и несколько особенностей речи. В исследованиях при характеристике речевого портрета больше внимания уделяется языковым особенностям. Особенности речевого поведения исследуются не так активно, часто рассматриваются в совокупности с языковыми.


Итак, со сменой научной парадигмы акцентируется внимание на связи языка и человека и на первый план выдвигается проблема языковой личности. Детальное изучение понятия языковой личности приводит к возникновению множества определений, в том числе и через понятия речевой, коммуникативной, словарной личности. Признанным становится определение, данное Ю.Н. Карауловым, многие лингвисты опираются на выработанную этим исследователем структуру языковой личности. Появляется большое количество работ, посвященных анализу различных типов языковой личности: диалектной, коллективной, индивидуальной, в рамках последней преобладают наблюдения над творческими личностями - писателями, поэтами, филологами, - изучаются рядовые носители языка и персонажи художественных произведений.

С понятием «языковая личность» тесно связано понятие речевого портрета. Эта связь прослеживается при выделении индивидуального, коллективного, национального речевого портрета, соответствующих типологии языковой личности, при соотнесении уровней структуры языковой личности и модели анализа речевого портрета.

Большинство работ по анализу речевого портрета основано на устных и письменных источниках. Материалом для исследования служат магнитофонные и ручные записи, тексты художественных произведений, данные лингвистических экспериментов.

При описании речевого портрета говорящего рассматриваются языковые и речевые особенности, отдельно или в совокупности. Большинство работ посвящено подробному анализу особенностей на конкретном языковом уровне: фонетическом, лексическом, синтаксическом. Анализ речевого портрета представляет собой характеристику разных уровней реализации языковой личности. Одним из самых важных моментов в характеристике речевого портрета является фиксация наиболее ярких элементов; в связи с этим описание всех уровней языка не является обязательным, а основополагающей является характеристика языковых особенностей и особенностей речевого поведения. Кроме того, в отношении речевого портрета иностранца определенное значение приобретает лингвокультурологический аспект. При описании речевого портрета литературного персонажа также следует обращать внимание на комментирование реплик как автором, так и самими персонажами.

Таким образом, используемая в данной работе схема описания речевого портрета имеет следующий вид:

1. Особенности языковых единиц разных уровней;

2. Особенности речевого поведения (этикетные формулы, речевые клише, прецедентные феномены, языковая игра);

3. Лингвокультурологические особенности (отражение культуры в языке);

4. Рефлексия персонажей и метаязыковые пометы.



1. Леорда, С. В. Речевой портрет современного студента. [Электронный ресурс] автореф. дис. канд. филол. наук. – Саратов, 2006.
2. Тарасенко, Т. П. Языковая личность старшеклассника в аспекте ее речевых реализаций (на материале данных ассоциативного эксперимента и социолекта школьников Краснодара): автореф. дис. канд. филол. наук // Краснодар, 2007. – 26 с.
3. Матвеева, Г. Г. Скрытые грамматические значения и идентификация социального лица («портрета») говорящего. - дис. … д-ра филол. наук. СПб., 1993. – С. 87.
4. Николаева, Т. М. «Социолингвистический портрет» и методы его описания // Русский язык и современность. Проблемы и перспективы развития русистики. Доклады Всесоюзной научной конференции. Часть 2. – М., 1991. – С. 73-75.
5. Китайгородская, М. В., Розанова, Н. Н. Русский речевой портрет. Фонохрестоматия. – М., 1995. – 128 с.
6. Крысин, Л. П. Современный русский интеллигент: попытка речевого портрета // Русский язык в научном освещении. – М., 2001. – Вып.1. – с. 90-106.
7. Чурилина, Л. Н. «Языковая личность» в художественном тексте. – М., 2006. – 240 с.
8. Панова, М. Н. Языковая личность государственного служащего: опыт лингвометодического исследования. – М., 2004. – 323 с.
9. Гончарова, Е. А. Пути лингвостилистического выражения категорий автор – персонаж в художественном тексте. – Томск, 1984. – 148 с.
10. Карасик, В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – М., 2004. – 390 с.
11. Санников, В. З. Русский язык в зеркале языковой игры [Электронный ресурс] Русский язык. – 2001. - № 12.



Эту статью еще никто не обсуждал
И у ВАС есть возможность высказаться: