А

Б

В

Г

Д

Е

Ж

З

И

К

Л

М

Н

О

П

Р

С

Т

У

Ф

Х

Ц

Ч

Ш

Щ

Э

Ю

Я


Статьи

Вернуться к рубрикатору

автор статьи : Иванов

Лапова И.Ю. Маргинальность как социальный феномен современного города (автореферат)


Нравится статья? ДА!) НЕТ(

Лапова И.Ю. (НГТУ)

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дается характеристика предмета исследования, обосновывается актуальность темы, формулируются его цели и задачи, характеризуется степень разработанности проблемы. Указываются элементы научной новизны, теоретическая и практическая значимость работы, ее апробация.

Первая глава - «Формирование городской культуры современного человека» - состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Основные тенденции эволюции городской культуры» рассматриваются особенности урбогенеза во взаимосвязи с анализом существующих научных школ урбанистики. Необходимость такого рассмотрения связана с тем, что в сложившейся исследовательской практике феномен города часто используется без учета его сущностной специфики и социокультурного генезиса. Определяя форму и содержание современного города, нужно сказать, что он давно перестал быть исключительно традиционным набором улиц, площадей, инфраструктурных элементов. Сегодняшний город – это, прежде всего, те процессы и взаимодействия элементов, которые формируются, согласно территориальным и экономическим условиям городской среды и под воздействием его социокультурных выражений. В настоящее время науки о городе наиболее активно изучают «тело» города, его материально-пространственные структуры, среду, в то время как содержательное наполнение и процессы, формирующие сущность города, а также специфику городской культуры, еще не стали объектом пристального внимания исследователей. Взяв за основу урбанологическое понимание города как культурной константы, развивающейся в контексте мировой истории, автор прибегает к методу «идеальных типов», характеризуя город как открытую динамичную систему в противопоставлении «не городу» с традиционным образом жизни.

Автор обращается к методологии общественно-исторической эволюции Д. Бэлла, чтобы систематизировать развитие городских процессов. Так, проделав длинный путь от становления примитивных доиндустриальных (традиционных) форм к постиндустриальным усложненным виртуальным сетевым системам, город, втягивая в свои границы и системы отношений внегородское пространство и одновременно продуцируя и распространяя образцы городской жизни за свои пределы, во все большей степени выступает в новом качестве при структурировании общего социокультурного пространства. Изменения в развитии города – это не только выход его за пределы ранее поддерживаемых им региональных и национальных рамок, но и новые содержательные и смысловые характеристики городской культуры. Для формирующейся урбанистической реальности характерна актуализация таких черт городского образа жизни, как кратковременность и поверхностность социальных связей, повышение интеллектуально-эмоциональной нагрузки, потребительское отношение к природе и подчинение искусственно установленным ритмам жизни, адаптивность и открытость горожанина к инновациям. «Мультикультурность», множество субкультур, фрагментарность утверждают плюрализм как основную характеристику современной городской культуры, являющейстя условием формирования сообществ, объединенных по принципу ценностных ориентиров, предпочтений, мировоззренческих установок. В связи с этим возникла необходимость переосмысления традиционного представления о городе как социальной общности и о пути самоопределения городского человека в современной городской культуре.

Во втором параграфе «Формирование социальных признаков городского человека» более подробно рассмотрен антропологический аспект в городской эволюции. Мы видим, что этапы и направления формирования городского человека напрямую зависят от форм городской культуры, социокультурных и экономических детерминант временного контекста, в который она встроена. Однако можно выделить ряд характерных черт, которые отличают городского человека от «негородского» на всем протяжении его эволюции: примат рационального типа мышления над мифологическим, душевным, религиозным, индивидуальный тип сознания, повышенная степень социальной и культурной мобильности, узконаправленный профессионализм.

Так, впервые тема городского человека поднимается уже в античном полисе, где городской человек воспринимается как носитель стоических добродетелей, способный на формирование индивидуальной позиции и небезучастный к жизни полиса. В средние века в связи с активным развитием городских процессов и изменениями в городской жизни средневекового общества различия между городским и «негородским» человеком усиливаются. Период Реформации и идеи эпохи Ренессанса приводят к пересмотру городским человеком своего места в социуме, отношения к религии, труду, достатку – к раннее жестко регламентированным религией и феодальной идеологией сферам жизни средневекового общества. В результате секуляризации и формирования новой буржуазной общественной формации к Новому времени городским человеком оказывается наиболее индивидуально-ориентированный, предприимчивый, более гибкий горожанин. С этого момента традиция окончательно утрачивает свою силу как механизм социального контроля и как форма воспроизводства утвердившегося образа жизни, появляется проблема «отцов и детей».

В большом капиталистическом городе человеку необходимо быть способным противостоять увеличивающемуся количеству вызовов. С одной стороны, он более автономен, инициативен в городской жизни, с другой, - он становится частью более глобальной капиталистической машинной системы. Будучи встроенным в существующий режим массового производства, человек становится потребителем и генератором материальных и идеальных ценностей массовой культуры, являя собой феномен массового человека. Во второй половине XX в. с трансформацией капиталистических форм в более гибкие, на информационно-ориентированном и более сложном этапе урбанизации человек города оказывается в ситуации социального, культурного, экономического плюрализма. Как следствие, усиливается степень его индивидуализации, мобильности, специализации труда, появляется феномен фрагментарного самоопределения, связанного со сменой ценностно-нормативного набора, с отсутствием единого целостного постоянного мировоззренческого каркаса.

В третьем параграфе «Урбания как специфическая социальная общность современного города» при рассмотрении города как социальной общности в историческом срезе автор вводит понятие урбании для характеристики специфики качественно новой современной социальной ситуации. Особое внимание уделяется осмыслению природы социальной общности.

Город как общность на всем протяжении своего развития претерпевает существенные изменения. Само понятие города как социальной общности появляется только к Новому времени в связи со значительной трансформацией самих городских форм в процессе индустриализации и распространения капиталистической парадигмы. Отношения между горожанами начинают выстраиваться, согласно функциональному принципу, на основе взаимовыгодного интереса. Сегментируется городская среда, исчезает значение организующего ядра (площадь, рынок, храм и проч.) как аккумулирующего общественного места. В условиях динамично развивающихся метрополий формы общения с незнакомцами становятся более абстрактными, в то время как в близком окружении человек становится более открытым. В результате, с одной стороны, у индивида вырабатывается сознательное равнодушие к межличностным отношениям как защитный механизм от уязвимости. С другой, - в силу отсутствия единой ценностно-нормативной базы, нивелирования традиционных схем городского поведения, единственным ориентиром во взаимоотношениях становится максимально личностно окрашенная позиция, свобода выбора. Ситуация дестабилизируется окончательно с появлением новых информационных технологий, средств коммуникации, появлением новых более глобальных форм расселения. Новый глобализирующийся мир плюрализма заменяет исторически сложившиеся формы самоопределения человека в городе (община, семья, государство и т.д.), результатом чего становится возрастающий кризис социальности и идентичности. Утрата социальных ролей-масок в атомизированной городской общности вынуждает индивидов объединяться вокруг определенных форм самоидентификации, создавая множество автономных закрытых друг для друга сообществ.

В результате проработка данного вопроса в диссертации выдвигается предположение, что само существование городов как коммуникативных артефактов на сегодняшний день ставится под вопрос, а не жизнь в урбанизированном мире. Отсутствие внешних ценностно-нормативных механизмов, социальных регуляторов, определяющих степень дистанции между городскими «незнакомцами» приводят к формированию качественно новой социальной общности, которую мы обозначили «урбания». Характерными чертами ее являются персонифицированные краткосрочные взаимоотношения между людьми, основанные на стремлении к самоопределению в плюралистичном фрагментарном городском пространстве.

Вторая глава – «Маргинализация как атрибут самоопределения современного человека в условиях урбании» посвящена рассмотрению непосредственного влияния вышеуказанных наблюдаемых тенденций на форму и содержание самоопределения современного человека.

Первый параграф «Эволюция понятия маргинальности» представляет собой анализ сложившихся дисциплинарных интерпретаций данного феномена. После системного рассмотрения становится ясно, что в своем становлении и развитии указанный феномен проходит несколько стадий, подвергается множеству отличных друг от друга подходов. Однако, до настоящего момента ни в западной, ни в отечественной академической литературе не было обозначено единого общепринятого представления о маргинальности. Объем понятия меняется с момента своего становления в зависимости от выбора системы отсчета, относительно или в рамках которой исследуется данный феномен.

С момента появления в рамках чикагской социологической школы термин «маргинальность», а также «маргинальная личность» используется в исследованиях межэтнических взаимодействий, результатов миграционных процессов, роста больших городов для описания человека «на границе между двумя культурами, двумя социальными мирами, не способного принадлежать ни к одному из них». Несмотря на критику и уточнения, существенно меняется представление о рассматриваемом феномене к сер.XX в. в связи изменением социо-экономических и культурных детерминант: появление новых технологий, глобализация рынков, значительное усиление мигрантских потоков. Маргинальность все чаще связывается с социально-экономическими и структурными изменениями в обществе. Статус маргинальности приобретает яркий негативный оттенок, обозначая человека «на обочине», лишившегося социального статуса в обществе. В результате достаточно четко выделяются различные ракурсы понимания маргинальности и связанных с этим комплексов причинно-следственных процессов. Однако их все можно обозначить ключевыми словами: "промежуточность", "окраинность", "пограничность", по-разному определяющих основные акценты в изучении маргинальности.

На исходе XX в. роль маргинальных личностей и групп приобретает положительный статус, поскольку для успешного осуществления деятельности личность не должна ограничиваться интернализованной системой социальных ролей и моральных норм. Наиболее радикально изменяется интерпретация маргинальности у теоретиков постмодернизма. Несмотря на то что универсального в рамках философского подхода видения природы маргинальности не сложилось, данный подход отличается меньшей степенью оценочного суждения по отношению к указанному феномену.

По мнению автора, маргинальность, несомненно, является признаком современной культуры. Процессы глобализации, урбанизации с их разнообразием культурных паттернов, ослабленностью традиционных культурных, социальных, семейных форм, разрушением регламентаций предельно обостряют проблему человеческого самоопределения. Финальная дефиниция маргинальности звучит как невозможность в настоящий момент обретения «привязанности» к среде, своих координат существования и субъективное переживание этого процесса как отсутствие целостности, комфорта культурного окружения.

Основой второго параграфа под названием «Пути самоопределения человека в традиционной и современной городской культурах» становится рассмотрение способов самоопределения человека в традиционном городском мире и более сложном дифференцированном современном городском пространстве.

От носителя традиционного типа сознания, характеризующегося низкой степенью адаптивности, коллективной логикой, современного горожанина отличает высокая степень социальной и культурной мобильности, многочисленный круг ценностных ориентиров, жизненных сценариев, наличие свободы выбора. Именно свобода как необходимость самостоятельного автономного принятия решений влечет за собой появление ответственности за принятое и реализованное решение, а, следовательно, и индивидуализацию человеческого существования. Окончательное «освобождение» городской культуры от авторитета традиций, могущества «абсолютов», детерминированности социальных и экономических структур Нового времени приводят к увеличивающемуся разнообразию жизни, окончательному установлению индивидуализированной капиталистической культуры. С утратой готовых социальных, политических, религиозных конструктов в условиях индустриального и постиндустриального урбанизма человек оказывается перед многочисленным рядом вызовов, формирующих качественно иную среду самоопределения.

Рассмотрев концептуальные стороны феномена самоопределения, автор останавливается на понимании процесса самоопределения как достижения человеком своей идентичности, тождества с собой, способности целостного непрерывного самоконструирования. Признавая современную природу идентичности как множественного набора равнозначных жизненных логик, исследователь видит условием успешного самоопределения личности в окружающей ее социокультурной реальности удовлетворение трех ключевых человеческих потребностей: чувства общности, наличие структуры и осмысления жизни.

Однако вышеописанные качественно новые черты современной городской культуры подвергают сомнению наиболее фундаментальные категории традиционно сложившихся и единственно возможных условий для идентификации личности. Ответом на вопрос о природе уготованного пути личностного самоопределения является предположение, что в современном городском мире, где главными ценностями признаны свобода выбора, мобильность и высокая степень адаптации к новым условиям, человек оказывается неспособным выстраивать внутреннюю долгосрочную систему ценностей и жизненных установок. Утратив долгосрочные приятельские формы отношений, способность сохранения семьи как «оазиса стабильности», он выходит на конкурентное поле после очередной работы во «всеоружии» и ощущает себя всегда разным, согласно ситуативному отнесению к определенному «карманному» (по Тоффлеру) набору ценностных логик. В итоге жизнь человека в условиях кризиса идентичности приобретает прерывный характер, в котором присутствует повторение одних и тех же ошибок, событий, никак не связанных друг с другом.

В третьем параграфе исследования «Диалектика устойчивости и маргинальности в личностных выборах современного человека» анализируется взаимосвязь маргинализации и процесса самоопределения урбанизированного человека как участника новой социальной реальности – урбании. Освободившись от первичных уз, модернистских оков, человек лишается также и связей, механизмов, дававших ему чувство уверенности и принадлежности к какой-то общности. Потеряв определенное место в этом мире, человек прежний теряет и ответ на вопрос о смысле его жизни. Поскольку самотождественность личности является производной от состояния общества в том числе, то в ситуации дестабилизации, децентрации социальной системы утрачивается и личностная целостность и упорядоченность.

Фрагментарный характер урбанистического мира, одноразовость ценности и многообразие норм персонифицируются в новом типе человека – маргинале, переживающим состояние амбивалентности бытия в силу отсутствия целостной идентичности. Конструирование социальной действительности становится основополагающим свойством человека. Маргинализация же, согласно нашему представлению, это процесс превращения современного городского жителя в маргинала - не просто индивида «на рубеже культур», но в человека, не осознающего «пограничности» своего положения.

В заключении подводятся итоги исследования.



Эту статью еще никто не обсуждал
И у ВАС есть возможность высказаться: