А

Б

В

Г

Д

Е

Ж

З

И

К

Л

М

Н

О

П

Р

С

Т

У

Ф

Х

Ц

Ч

Ш

Щ

Э

Ю

Я


Статьи

Вернуться к рубрикатору

автор статьи : Антоха

Креольские языки


Нравится статья? ДА!) НЕТ(

КРЕОЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ, или креолы, языки, формирующиеся в результате развития пиджинов. В определенной ситуации пиджин может стать единственным языком сообщества, члены которого достаточно тесно связаны между собой, и начать обслуживать все (а не только некоторые, скажем, общение при торговле) коммуникативные потребности этого социума – в частности, использоваться как язык внутрисемейного общения. При этом для нового поколения такой пиджин становится родным, а часто и единственным языком. Этот процесс называется нативизацией, или креолизацией пиджина, а новая ступень развития контактного языка – креолом. Термин «креол» восходит к возникшему в Бразилии португальскому выражению crioulo, первоначально обозначавшему африканского раба, родившегося в Америке.

В настоящее время в мире насчитывается свыше шести десятков креольских языков, что в несколько раз превосходит число существующих пиджинов (в названии креольского языка может в той или иной форме присутствовать слово «пиджин», отражая предшествующее положение дел). Общее число говорящих на креольских языках оценивается примерно в 30 млн. Большинство креольских языков возникли в результате развития пиджинов на основе западноевропейских языков, однако имеется и некоторое количество пиджинов на неевропейской основе, например значительные по числу говорящих креольские языки китуба в Заире (5 млн. говорящих) и мунукутуба в Народной Республике Конго (ок. 1,5 млн. говорящих; оба на основе языка конго), джубайский арабский в Судане и некоторые другие. Процессы креолизации играли и продолжают играть заметную роль в истории развития крупнейшего африканского языка суахили.

Процесс креолизации пиджинов происходил в разных социальных условиях: в смешанных семьях, возникавших в береговых европейских укреплениях, на плантациях, а также среди беглых рабов, во многом воспроизводивших традиционные африканские культуры в условиях Нового Света. Источники словарного и структурного обогащения в этих случаях оказывались различными: в одних случаях язык-лексификатор (тот, из которого происходила большая часть словарного состава пиджина) продолжал оказывать влияние на складывающийся креольский язык, в других это воздействие полностью отсутствовало. Многое в судьбе креольского языка зависело и от динамики демографической ситуации на ранних этапах его развития: если такой язык уже обладал развитым словарем и стабильной грамматикой, но число тех, кому он стал родным, было невелико, вновь усваивавшие его люди привносили новую лексику и расшатывали сложившиеся стандарты фонетики и грамматики. В результате этого мог начаться процесс декреолизации, обратного превращения в пиджин. Поскольку в контакт вступали новые языки, словарные и грамматические новшества могли оказаться очень существенными; важное значение имела и степень воздействия на креол официальных языков соответствующих территорий.

Наиболее известные группы связанных по происхождению креольских языков расположены по обоим берегам Атлантического океана.

Несмотря на то, что история этих языков насчитывает 3–4 столетия, уровень взаимопонимания между креолами и соответствующими языками-лексификаторами невелик. Наглядное представление об этом дает перевод на ряд англо-креольских языков Атлантики английской фразы The dog of the man who lives in that house is named King 'Собаку человека, который живет в этом доме, зовут Кинг'.

Еще сложнее история сарамаккана. С середины 17 в. на британских плантациях в будущем Суринаме складывается пиджин на английской основе, но вскоре туда прибывают переселенцы из Бразилии вместе с рабами, говорившими на креолизовавшемся португальском пиджине. В процессе контактов складывается англо-португальский пиджин, который, однако, не успевает приобрести единообразную стабильную структуру, поскольку идет постоянный приток новых рабов из Африки. С 1690, уже при голландской администрации, начинаются массовые побеги рабов с побережья в джунгли. Среди них и формируется в начале 18 в. новый креольский язык сарамаккан (сейчас на нем говорят ок. 20 тыс. так называемых «лесных негров»). В основном словарном фонде этого языка преобладает английская лексика, но много слов и португальского происхождения, есть и слова, восходящие к многочисленным родным африканским языкам рабов, а также к голландскому. Вот как выглядит на сарамаккане первый десяток единиц так называемого стословного списка Сводеша в сравнении с английским (соответствующие английские слова приведены в скобках; слова сарамаккана, восходящие к английским, выделены полужирным шрифтом, к португальскому – курсивом, к голландскому – подчеркиванием).
В других районах процесс креолизации шел иными путями. Система резерваций, получившая развитие в Северной Америке и Австралии, привела к объединению в них разноязычных народов. В одной из резерваций Орегона ведущим средством общения представителей 15 племен стал пиджин, известный как «чинукский жаргон» (на основе индейских языков чинук и нутка). Почти все вновь образовывавшиеся семьи были смешанными. Шаваш-вава («индейский разговор»), как стал называться креолизовавшийся пиджин, для большинства детей стал родным, хотя с возрастом все усваивали и нормативный английский. Сходным путем шла креолизация английского пиджина в Северной Территории Австралии. В поселках при англиканских миссиях селились аборигены разных племен, местный пиджин превратился в основное средство общения, а затем креолизовался. Сейчас этот новый язык, получивший название криол, является основным средством общения примерно для 10 тыс. человек и функционирует более чем в ста поселениях. Он стал использоваться в школьном обучении и в радиовещании.

Совершенно по-иному складывалась судьба группы родственных английских пиджинов, функционировавших среди плантационных рабочих-меланезийцев в северо-восточной Австралии и Меланезии. Эти пиджины были достаточно развиты, однако смешанные браки были здесь скорее исключением. Тем не менее по возвращению на родину меланезийцы Новой Гвинеи, Соломоновых островов и Новых Гебрид широко пользовались пиджинами в межэтническом общении. Позднее их стала использовать колониальная администрация и миссионеры. В городских центрах пиджины постепенно становились основными языками общения, но процесс их креолизации шел довольно медленно. В настоящее время наиболее развитые из этих языков (ток-писин в Папуа – Новой Гвинее и бислама в Вануату) получили официальный статус, используются в средствах массовой информации, в школе, на них создается художественная литература, но доля тех, для кого они стали родными и единственно известными языками, все еще невелика.

На эволюцию сложившегося креола важнейшее влияние может оказывать постоянный контакт с соответствующим языком-лексификатором, особенно в тех случаях, когда креольский язык непрестижен и не имеет официального статуса. В этом случае стандарт креольского языка размывается и, наряду с «ортодоксальным» креолом, возникают формы речи, промежуточные между ним и языком-лексификатором. Таков, например, перевод простой английской фразы I gave him 'Я ему дал' в разных вариантах гайянского креола: A giv im; A giv ii; A did giv hii; Mi di gi hii; Mi bin gi ii.

Типологическая специфика креольских языков объясняется их относительно недавним происхождением из пиджинов: все они отличаются сравнительно простыми фонологическими системами и довольно высокой степенью аналитизма. Нередко в креолах сохраняются и следы лексической бедности, свойственной их предшественникам-пиджинам, например, антонимичные прилагательные часто образуются при помощи отрицания ('плохой' передается как 'не-хороший', 'тупой' как 'не-острый' и т.п.), ср. 'плохой': ток-писин nogut, сранан no bun, 'тупой': ток-писин nosap, гаитянск. pa file.

Изучение креольских языков, равно как и пиджинов, началось в конце 19 в., однако долго находилось на периферии лингвистической науки. Положение стало меняться в 1950-х годах после выхода книги У.Вайнрайха Языковые контакты (рус. пер. 1979) и особенно с 1970-х годов, когда представители ряда направлений лингвистики пришли к осознанию того, что процессы пиджинизации и особенно креолизации языков могут послужить важным источником сведений о происхождении языка и прежде всего о формировании грамматических категорий. Значительную роль в возникновении такого интереса сыграли, в частности, исследования Д.Бикертона и интерпретация их результатов в теоретических работах американского функционалиста (см. ФУНКЦИОНАЛИЗМ В ЛИНГВИСТИКЕ) Т.Гивона. Развитие креолистики реанимировало также давнюю (еще в 19 в. ею активно занимался Г.Шухардт), но в течении некоторого времени считавшуюся в сравнительно-историческом языкознании практически «закрытой» (не в последнюю очередь в силу ее неадекватной и во многом спекулятивной постановки в рамках «нового учения о языке» Н.Я.Марра) проблему соотношения дивергентных (расхождение языков) и конвергентных (их схождение) процессов в истории формирования языков и диалектов мира.

29 01 2009 16:46
На мой взгляд оличная статья.
Спасибо автору!!!



И у ВАС есть возможность высказаться: