А

Б

В

Г

Д

Е

Ж

З

И

К

Л

М

Н

О

П

Р

С

Т

У

Ф

Х

Ц

Ч

Ш

Щ

Э

Ю

Я


Статьи

Вернуться к рубрикатору

автор статьи : Союз

Творчество Ивана Голубничего: этюд о лирике «многоэтажек» и о блоковском наследии


Нравится статья? ДА!) НЕТ(

ШАРИФОВА САЛИДА
кандидат филологических наук;
ШАРИФОВ МЕХТИ
кандидат философских наук.

Творчество Ивана Голубничего: этюд о лирике «многоэтажек» и о блоковском наследии

Лирика Ивана Юрьевича Голубничего – это лирика, созданная в рамках направления, известного западному литературоведению как «новая серьезность» («new seriousness»), которая призвана в конце ХХ - начале XXI веков подорвать единоличное господство постмодернизма. В стихотворениях автора ощущается влияние постмодернистических аллюзий. Вместе с тем, произведения И. Голубничего в целом посвящены осмыслению проблем перестроечной и постсоветской России.
Лирика И. Голубничего имеет много параллелей с творчеством такого мастера как Александр Александрович Блок. Иван Голубничий вобрал в себя наследие Александра Блока. И это чувствуется не только в схожести затрагиваемой тематики и слога. Но и в направленности творчества этих поэтов на осмысление самой сути России на рубеже эпох.
В блоковском цикле «Ante lucem», вышедшим в свет в начале ХIХ века поэтом предугадывается нелегкий жизненный путь. Схожи сентенции имеются в стихах И. Голубничего («Триптих» из цикла «Скорбный ангел», «Лихие времен. Тоска в глазах» из цикла «Клеймо» и т.д.).
Как и у А. Блока, так и у И. Голубничего центральное место занимает проблема понимания своего «я» в контексте эпохи перемен, обуявшей родную Россию. Личная судьба и судьба родной страны отображаются Иваном Голубничим в неразделенном переплетении:

« - Что сделали с тобой, моя страна?!.
Господь, ответь, и в чем моя вина?!
Наставь, Господь,
И крест готов нести я…»
*****
Тоска встает из мрака, как стена.
Из пустоты смеется Сатана,
И я грызу подушку от бессилья.

Нельзя забывать о том, что лирика А. Блока и И. Голубничего принадлежат различным направлениям. А. Блок близок к символистам, тогда как жизнь и творчество И. Голубничего приходится на период, когда в прошлом остался не только модернизм, но и имеет место отход от постмодернизма. Творчество И. Голубничего условно можно обозначит словосочетанием «лирика многоэтажек». Это лирика урбанизированного человека, помещенного в конструкции из стекла и бетона:

Заря холодной кровью истекла
Над миром из бетона и стекла.

Отсюда и холодные тона в описании поэтом житейского быта и своего жилища:

Лампа. Унылый свет
Вырвет картины клок:
Стены, сухой паркет,
В трещинах потолок.

Создание скудного, однообразного пейзажа, рождающего уныние и грусть излюбленный художественный прием И. Голубничего. «Художником» нищей страны был Александр Блок. Достаточно лишь припомнить строки его «Осенней воли», описывающей пустынный путь, «жёлтой глины скудные пласты», «мокрые долы» и т.д.
Лирика многоэтажек – это поэзия, полная экзистенциональных мотивов. Не случайно, что в стихах И. Голубничего сильны нотки отчужденности. Эта отчужденность от современного общества:

Любил покой и тишину,
Свечи мистическое пламя –
А пил за жалкую страну
С ее убогими сынами.

В этих словах описывается отчужденность, возникшая как результат неприятия ценностей, доминирующих в сегодняшнем социуме. Отсюда и противопоставление ушедшего и настоящего (идеализированного и цинично-холодного):

Помнишь время золотое –
Мы приветствовали стоя
Нового вождя…
А теперь душе осталась
Только мертвая усталость,
Только шум дождя.

У Ивана Голубничего отчужденность естественным образом порождает уход в себя, отдаленность от массы, от народа:

Что оставил позади?
Неродной народ.
Возле сердца, на груди –
Крест – солнцеворот.

Экзистенциональные мотивы проявляется и в понимании истории как цикла, предполагающего многократное и бессмысленное повторение (повторение без эволюции и развития):

- Встанет земля из руин,
Пепел развеют ветра…
Все это будет, мой сын,
Все это было не раз.

Подобная цикличность, гранича с бессмысленностью исторического развития, провоцирует ощущение бессмысленности бытия в целом:

…Тлели закаты багрово,
Жизнь проходила неспешно,
Счастливо и бестолково,
Так бестолково безгрешно.

Речь идет о бессмысленности бытия в мироощущении самого поэта, которая проецируется на жизненный путь:

И завершить недолгий путь
Досадно, глупо и случайно –
Прийти домой, поставить чайник,
Потом уснуть.

В логически несвязанных обрывках бытия жизнь теряет смысл, что усиливает суицидные мотивы в творчестве Ивана Голубничего:

Привычные вещи, постель и окно,
Простые владенья мои
Хочу я увидеть, но вижу одно –
Пустые глазницы свои.

Эта «суицидность» перекликается с блоковским циклом «Страшный мир», стихи которого полны
трагизма, «угрюмства» и обреченности:

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века –
Всё будет так. Исхода нет.

Аналогичное чувство безнадежной обреченности сконцентрированы в следующих строках, принадлежащих перу Ивана Голубничего:

Зря отбиваешь поклоны
Тайно от родственных глаз,
Свет, что не нынче угас.
Медленно, но непреклонно
Время уродует нас

Пытаясь найти выход из этого порочного круга абсурда, поэт обращается к религиозным истокам, к тем ценностям, которые содержатся в чистоте вере. Но в этом обращении к религиозным истокам чувствуется влияние атеистического советского груза. Это четко разделяет И. Голубничего и А. Блока. На фоне интуитивного порыва к вере в произведениях Ивана Голубичного прорисовываются оттенки дистанциированности от церкви:

Бежал молиться в тихий храм,
Шептал блаженно: «Боже святый…» -
А верил лишь своим стихам
И умирающим закатам.

Поэтому для поэта возвышенное, евангельски чистое является нечто далеким, характеризуемым определением «там», а не «тут»:
Там заветные места,
Там глаза пусты,
Там не ведают Христа –
Души их чисты.
«Там» И. Голубничего созвучно с «там» из стихотворения А. Блока «Родина»:
Когда-то там, на высоте,
Рубили деды сруб горячий
И пели о своем Христе.

Метания в строках Ивана Голубничего отражают слабость веры постсоветского человека, для которого вера еще не стала внутренним императивом. И поэтому он отталкивается от веры, возвращаясь в реальность «кабака». И в этом «кабаке» звучит блоковский «говор пьяных мужиков».
Мировоззренческий кризис постсоветского человека – это кризис воспитанного в одной системе ценностей человека, волей рока проснувшегося в совершенно ином мире. Диалог двух систем ценностей – социалистического и капиталистического – это внутренний диалог человека, для отображения которого поэтом используется образ двойника:

…Эй, послушай, это я
Или ты?!
Просто странная семья
Или исчадья пустоты?...

Примечательно, что к образу двойника обращается и Александр Блок в стихотворении с символичным названием «Двойник». Для А. Блока двойник это «стареющий юноша».
Оставшийся «в далеком своем октябре» повествователь стихов И. Голубничего пытается выстроить новую систему ценностей, которая, однако, не приживается:

Мечтал о пламенной строке
И грезил отдаленной славой –
А умер в грязном кабаке,
Башку разбивши о прилавок.

А далее следует «пробуждение». «Пробуждение» выступает как осознание хаоса, как личного жизненного пути, так и российской истории. Метафора «пробуждения» Иваном Голубничим связывается с погружением в кошмар:

... Я просыпаюсь. Тишина звенит.
Рассвет пронзает ночь холодной бритвой.
Кошмарный день встает со всех сторон.

Что же касается «пробуждения» в масштабе страны. То метафоричность проявляется в содержательной игре: пробуждение означает не отказ и отречение от нелепого и бессмысленного, а дальнейшее погружение в него:

А нам – смотреть из темноты веков
На торжество осмеянных стихов,
*****
На правду книг, растоптанных толпой,
В своем тщеславье злобной и тупой.
Таким образом, «пробуждение» тесно связно с осознанием обреченности своего существования в этих условиях, когда не остается сил бросит вызов:
Из этих забытых и проклятых мест
Уже никуда не сбегу…
Схожий смысл отображают и следующие строки:
Здесь оборваны пути.
Дальше – ни следа.
Мне отсюда не уйти
Видно, никогда.

Метафорическое «пробуждение» в лирике Ивана Голубничего не стыкуется с господствующей среди молодых людей «этикой» городских джунглей, отличающихся активной и агрессивной жизненной позицией. «Пробуждение» в лирике И. Голубничего – это осознание постсоветским человеком необратимости потери пройденного жизненного пласта, контрастирующего с современностью.
Осознание необратимости делает бессмысленной борьбу. Постсоветский человек в лирике И. Голубничего «сворачивается» в самом себе. Он предпочел бы «в неведенье жить бы святом», но уже открыты глаза. Не исключено, что «пробуждение» гносеологически сопряжено также с откатом нахлынувшей оптимистической волны преобразований, которая могла бы обновить Россию. Как бы там ни было, но существенной характеристикой «пробуждения» в стихах И. Голубничего является отказ от борьбы, точнее отсутствие сил и целей для ее ведения:

И на дымящихся развалинах страны
Мои страдания нелепы и смешны.
*****
Я знаю, я не в силах превозмочь
Глухую ночь, разъединенья ночь.

Живя и творя на рубеже эпох, Иван Голубничий является поэтом поколения, которое в одно утро проснулось в новом обществе. Стихи поэта переносят нас во внутренний мир человека, в котором полифонически звучат как традиции русского гуманизма, так социалистические идеалы «светлого будущего». В этом тоже можно привести параллели между творчеством А. Блока и И. Голубничего. В творчестве А. Блока соприкасается культура традиционной России и культура Советской России. В творчестве же И. Голубничего культура Советской России соприкасается с культурой постсоветской России.


РЕЗЮМЕ

Творчество Ивана Голубничего:
этюд о лирике «многоэтажек» и о блоковском наследии.

В статье анализируются стихи Ивана Голубничего, талантливого русского поэта. В статье внимание уделено: используемым приемам, тональности и тематике стихов. Особое внимание уделено связям стихов Голубничего со строками Александра Блока.

Poetry Ivan Golubnichny's:
etyud of the lyric of skyscraper's and Blok's legacy.

There was analyzed the poetry of Ivan Golubnichiy in the article. Ivan Golubnichiy is the original Russian poet. Autors were concentrated attention to: the literary methods, tonality and topics of poetry. Particular attention was paid to relations with poetry of Alexander Blok.



Эту статью еще никто не обсуждал
И у ВАС есть возможность высказаться: