Когда будет мировой финансовый кризис
Перейти к содержимому

Когда будет мировой финансовый кризис

  • автор:

Финансист спрогнозировал мировой экономический кризис в конце 2023 года

Западу грозит тяжелый экономический кризис, который может разразиться уже в 2023 году. Об этом сообщает «Вечерняя Москва» со ссылкой на финансиста Александра Лосева.

«В мае мировой долг достиг рекордных 305 триллионов долларов. Причем накоплен он был в последние несколько лет. Этот долговой навес очень сложно обслуживать. Он может дестабилизировать всю мировую финансовую систему», – сказал он.

При этом, как отметил эксперт, это произошло, поскольку развитие мировой экономики несколько десятилетий происходило исключительно за счет «бесконечного кредитования».

Кроме того, глобальный кризис приближают дестабилизация финансовой системы США, дедолларизация мировой экономики и геополитическое противостояние по линиям США – Китай и Запад – Россия, добавил Лосев.

Лосев спрогнозировал, что кризис может начаться с рецессии в западных странах. Позднее спрос на товары сократится, цены на сырье и другие ресурсы упадут, а глобальные банки перестанут выдавать кредиты, опасаясь возникших рисков.

По мнению финансиста, кризис мировой экономики неизбежен, однако есть вероятность, что мировое экономическое потрясение случится в следующем году – после президентских выборов в США. Тогда кризис спровоцируют американские элиты в рамках концепции «созидательного разрушения». Она предполагает, что для развития экономики после достижения предела «необходимо все разрушить», объяснил Лосев.

Мировой кризис продлится около двух лет, спрогнозировал финансист. Для Запада он обернется деградацией экономики, а для России станет возможностью модернизации и реиндустриализации экономики.

Ранее в США приняли законопроект о повышении потолка госдолга до 1 января 2025 года. В документе уточняется, что 2 января 2025 года потолок госдолга будет достигнут, что может вновь привести к потенциальному дефолту, если американские власти не примут чрезвычайных мер или в очередной раз не поднимут лимит задолженности.

Кроме того, соглашение устраняет 1,4 миллиарда долларов, которые были потрачены на наем «новой армии агентов» налоговой службы США, и вводит наиболее значимые требования к работе для получателей социального обеспечения за последнее поколение.

ФРГ ждет экономический кризис из-за падения ВВП страны – СМИ

Эксперт рассказал о финансовом кризисе в мировой экономике

Финансовый кризис уже давно начался, о чем свидетельствуют показатели ведущих экономик мира, сообщил «Известиям» 18 мая партнер инвесткомпании Capital Lab Евгений Шатов, прокомментировавший прогнозы американского инвестора Джима Роджерса о проблемах в глобальной экономике. Эксперт объяснил причины возникновения кризиса. «Прогноз Роджерса более чем реалистичен, только это уже скорее не прогноз, а по сути констатация факта. Финансовый кризис уже давно начался, о чем красноречиво свидетельствуют экономические показатели ведущих экономик мира. Постпандемийная реальность сопровождается обострением геополитической обстановки, замедлением мировой торговли, повышенным уровнем инфляции, ростом долговой нагрузки и значительным замедлением темпов роста мировой экономики», — отметил Шатов. Среди объективных причин он назвал выстроенную за многие годы долговую пирамиду, которая в условиях резкого роста учетной ставки Федеральной резервной системы США (с 0 до 5%) приобрела угрожающие масштабы.

«Проблемы усугубились на фоне изменения политики ФРС, которая была вынуждена бороться с одной проблемой теми средствами, которые приводят к возникновению всё новых кризисных явлений, особенно в финансовом секторе и секторе недвижимости США», — уточнил он.

Гибель первой республики: чем грозит новый крах крупного банка США
Проблемы в американской финансовой системе далеки от завершения

Эксперт напомнил, что мировые центробанки, используя старые методы, предпочли проводить политику монетарного доминирования — политику управления инфляцией путем изменения процентных ставок. Как он объяснил, она моделируется для периодов низкой инфляции, низких процентных ставок и устойчивого роста. При этом в условиях финансовой, кадровой и операционной автономности от правительств центробанки стран не беспокоятся об увеличении бремени госдолга, комбинируют связанные друг с другом инструменты управления инфляцией, добавил он. «Очевидно, что фискальная политика также оказывает влияние на инфляцию наряду с монетарной, поэтому создается напряжение между правительствами и центробанками, а кроме того, возникает риск уже фискального доминирования, когда Центральный банк может потерять автономность и фокусируется только на проблемах правительств, которые хотели бы финансировать свои долги за счет центральных банков по более низким ставкам», — сказал Шатов. В то же время возникает риск финансового доминирования — смещения фокуса центробанков на задачи поддержания финансовой стабильности в ущерб борьбе с инфляцией, считает эксперт. Он объяснил, что после кризиса 2008 года центральные банки активно проводили политику количественного смягчения для спасения банковской системы: скупались проблемные активы частного сектора, предоставлялись большие объемы ликвидности. В итоге частный банковский сектор попал в серьезную зависимость от предоставляемой ФРС ликвидности, причем по крайне низким ставкам, привыкнув к тому, что в случае чего регулятор поможет. В результате это способствовало масштабному пренебрежению рисками, отметил эксперт.

Накачать банки: куда ФРС ведет американскую экономику
Случится ли «мягкая посадка» или неизбежна рецессия

«На фоне продолжения резкого роста ставки ФРС произошла череда банкротств в банковском секторе США (Silicon Valley Bank, Signature Bank, Silvergate Bank, First Republican Bank), а дальнейшее ухудшение ситуации может потенциально привести к параличу всего механизма экономического кредитования, что угрожает окончательно подорвать экономику и приблизить уже масштабную рецессию. Неприятность состоит в том, что проблемы «плохих» банков вызывают банковскую панику, а это уже приводит к механизму цепной реакции, когда пострадать могут также акционеры и вкладчики стабильных надежных банков», — заключил Шатов. Ранее в этот день инвестор Роджерс в интервью агентству «РИА Новости» заявил, что мировая экономика столкнется с новым кризисом, который окажется хуже событий 2008 года. Он также предположил, что в США, Европе и Японии может начаться обрушение банков на фоне предстоящей рецессии, и спрогнозировал исчезновение в будущем Международного валютного фонда и Всемирного банка. 9 апреля экономист Максим Чирков в беседе с «Известиями» выразил мнение, что мировой глобальный кризис возможен и он будет для Запада хуже, чем в 2008 году.

Аналитик исключил возникновение мирового финансового кризиса в ближайшее время

Мировой финансовый кризис может наступить при перегреве экономики, объяснил «Известиям» 15 сентября аналитик Freedom Finance Global Владимир Чернов. Однако в настоящее время эта ситуация не грозит. «Действительно, обычно мировой экономический кризис приходит неожиданно. Иначе к нему можно было бы подготовиться и сгладить последствия или вовсе избежать. Чаще всего «прилетают» так называемые черные лебеди, которых никто не ожидал, как это было с банкротством Lehman Brothers перед началом ипотечного кризиса 2007–2008 годов, или черный понедельник в Китае, или трагедия с башнями-близнецами 11 сентября 2001 года в США», — отметил аналитик. Эксперт уточнил, что этих форс-мажорных обстоятельств практически никто не ожидал, однако отдельные финансисты смогли предвидеть ипотечный кризис в США.

«Мировой финансовый кризис может наступить при перегреве экономики, как это было во время Великой депрессии в США, когда предложение на рынке значительно превышало спрос благодаря внедрению более эффективных средств организации труда, внедрения машин с электроприводом (конвейер) и тому подобное», — сказал Чернов. Как он объяснил, на фоне массового производства в США увеличилась производительность труда на фабриках и промпредприятиях примерно на 50%, а потребительский спрос не успевал расти так быстро и до массового потребления этих товаров не дошло. В результате из-за этого обвалились цены на них. «В настоящее время эта ситуация не грозит. Поскольку пока нет таких модернизационных производств, которые увеличили бы производительность труда или выпуск продукции сразу на 50%. При этом во многих странах объемы производств и потребительского спроса только восстанавливаются после пандемии COVID-19», — заключил Чернов.

С надутым видом: грозит ли РФ в ближайшее время финансовый кризис
Эксперты предсказывают дальнейшее повышение ключевой ставки

Ранее, 9 апреля, экономист Максим Чирков в беседе с «Известиями» предположил, что в мировой экономике может начаться новый кризис, который ударит по Западу сильнее, чем тот, что случился в 2008 году. Однако, по его словам, Россия и развивающиеся страны от этого только могут выиграть.

15 лет спустя: ждать ли новый мировой кризис и когда

15 сентября — годовщина начала глобального финансового кризиса 2008 года. В ответ на него произошла перестройка всей системы банковского регулирования в мире. РБК разбирался, настанет ли новый кризис и что может стать его причиной

Фото: Christopher Furlong / Getty Images

Фото: Christopher Furlong / Getty Images

15 лет назад, 15 сентября 2008 года, инвестбанк Lehman Brothers подал заявление о банкротстве из-за огромных позиций в ипотечных облигациях, многие из которых были обеспечены «токсичной» субстандартной ипотекой. Крах четвертого по размерам инвестиционного банка США с активами на $639 млрд и долгами на $619 млрд считается кульминацией американского ипотечного кризиса и, по сути, началом мирового финансового кризиса. После коллапса Lehman ликвидность на глобальных финансовых рынках испарилась, связанные с ипотекой плохие активы продавались по бросовым ценам, клиенты банков стали выводить средства с депозитов, объемы трансграничной торговли резко сократились — все это привело к сильнейшей за 70 лет глобальной рецессии. Регуляторы ответили на кризис закручиванием гаек (ужесточили требования к банковскому капиталу, усилили надзор за рейтинговыми агентствами и т.д.), а западные центробанки стали заливать финансовый сектор деньгами путем беспрецедентных программ «количественного смягчения».

Глава ЕЦБ Марио Драги

По данным МВФ, общемировой ВВП сократился в 2009 году на 0,1%, что кажется небольшим показателем, однако на тот момент это стало единственным эпизодом снижения реального ВВП планеты за весь год к предыдущему году после Второй мировой войны (вторым таким эпизодом в 2020 году стала мировая рецессия из-за пандемии — минус 2,8%). В 2009 году мировую экономику во многом вытянуло продолжающееся расширение развивающихся экономик (преимущественно Китая), тогда как совокупный ВВП более высокодоходных стран ОЭСР в том году снизился на 3,4%.

Как отразился мировой кризис на экономике России Американский ипотечный кризис начался в августе 2007 года, и первое время Россия не реагировала на него: ее фондовые индексы росли до лета 2008 года, достигнув исторического пика в мае 2008 года, а ВВП по итогам 2007 года прибавил 8,5% и расширялся вплоть до третьего квартала 2008-го. В январе 2008 года на тот момент вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин на форуме в Давосе назвал Россию островом стабильности, однако уже в четвертом квартале того года российская экономика упала на 1,3% вслед за российско-грузинским вооруженным конфликтом и крахом Lehman Brothers. За последующий год экономика России обвалилась на 7,8%, что до сих пор является рекордом с середины 1990-х.

Пятнадцать лет — это самый долгий период без глобальных экономических кризисов в современной истории, если не считать кризис, вызванный пандемией, говорит управляющий директор по макроэкономическому анализу и прогнозированию рейтингового агентства «Эксперт РА» Антон Табах. За период с 2010 года по 2023-й (включительно, взята оценка роста за 2023 год из актуального прогноза МВФ) мировой ВВП увеличился на 58,5%, что эквивалентно росту на 3,3% в среднем за год. Но все же после кризиса 2008–2009 годов ход мировой экономики был отнюдь не безоблачным. В 2010 году из-за высоких госдолгов в периферийных странах еврозоны в Европе разразился долговой кризис, с середины 2014 года по начало 2016-го мир претерпел один из крупнейших спадов цен на нефть. «В 2014 году в мировой экономике также были существенные потрясения, цены на нефть сильно колебались. Поэтому я бы не сказал, что мы безболезненно пережили этот период», — отмечает директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв.

Программа развития — удобный инструмент непрерывного обучения новым навыкам для успешной карьеры

Принцип «как бы чего не вышло» Кризис 2008–2009 годов повлек за собой значительные изменения в системе финансового регулирования. «Жареный петух клюнул не по-детски. В результате мы увидели достаточно жесткое закручивание гаек, которое не только улучшило надежность системы, но и, например, сделало комплаенс, борьбу с отмыванием и принцип «как бы чего не вышло» базовым финансовым поведением», — говорит Табах. «Условно говоря, после всех этих регулятивных мер деньги в банке — это не твои деньги, это деньги комплаенс-офицера, регулятора, самой институции, а люди значительно менее свободны», — отмечает он. За счет всех этих мер старые системные риски были очень сильно смягчены, уверен Табах. Он приводит в пример крах Silicon Valley Bank или Credit Suisse, о которых спустя полгода «мало кто помнит» (последний находился под угрозой банкротства, но был принудительно поглощен банком UBS). Несмотря на то что сейчас технологии ускорили распространение финансовой паники, когда в марте 2023 года обанкротился Silicon Valley Bank, «по сравнению с прошлыми кризисами все обошлось малой кровью, потому что центральные банки готовились в такому много лет», подчеркивает эксперт.

Джеймс Даймон

Кризис 2008–2009 годов был «залит деньгами», подчеркивает заведующий лабораторией финансовых исследований Института Гайдара Алексей Ведев. «В течение долгого времени проводилась политика количественного смягчения. Ровно когда центральные банки развитых стран стали выходить из мягкой стимулирующей политики, сразу возникли высокая инфляция и угроза рецессии», — отмечает он. По словам Ведева, информационные потоки сейчас идут быстрее, а опыт у центральных банков по борьбе с кризисом гораздо больше. «Цена вопроса» в результате становится намного ниже. «Понятие «кризис» достаточно неопределенно. Если в 2009 году экономика России сократилась на 7,8%, то, когда мы говорим «кризис» сейчас, подразумеваем снижение ВВП в диапазоне от 0,5 до 1,5%. Глубина и масштабы кризисов снижаются: маловероятно, что сейчас кто-то из стран «Большой двадцатки» покажет минус 10% или минус 8%», — рассуждает он. Усиление регулирования и большой опыт, накопленный центробанками, имеют и обратную сторону, предупреждает Табах. «Во-первых, все продолжает зависеть от регуляторов, а во-вторых, система может не отреагировать на новые риски», — говорит он. Кроме того, регуляторные реформы по большей части оставили за скобками небанковский финансовый сектор (хедж-фонды, фонды private equity, страховые компании, пенсионные фонды), который перенял на себя множество рисков от обычной банковской системы, отмечало в январе 2023 года издание Politico.

Возможные триггеры нового кризиса

В пандемию стала очевидна цена возросшей после кризиса 2008–2009 годов роли центральных банков, считает Табах. «В результате, когда пришлось разруливать пандемию, оказалось, что у всех достаточно большие долги, инструменты по снижению ставок были задействованы слишком много лет. Поэтому вполне возможно, что то, что кризиса долго не было, — не заслуга, а большая недоработка. Держали на разного рода костылях и мерах поддержки мировую экономику практически все 2010-е», — размышляет экономист. Причины нового глобального кризиса будут отличаться от вызвавших потрясение 2008 года, но предсказать их нельзя, сходятся во мнении эксперты.

Лидер французской партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен

По мнению директора Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Олега Буклемишева, кризисные явления могут вызвать, к примеру, «энергетика с зеленым переходом» и «возведение барьеров в мировой торговле и инвестициях». Еще один потенциальный долгосрочный кризисный фактор — Африка с ее растущим населением. «Это население надо будет чем-то производительным занимать, как-то кормить. И это тоже проблема для мирового сообщества, а следовательно, вполне может стать причиной нового глобального кризиса, например социального или миграционного», — не исключает Буклемишев. Кризис может спровоцировать то, что с 2009 года вплоть до недавнего времени проводилась мягкая денежно-кредитная политика, а сейчас происходит некоторое ужесточение, указывает Ведев. «Экономики уже адаптировались к дешевым деньгам, и когда идет резкая смена — а для развитой экономики переход ключевой ставки от нуля до 5% — это очень прилично, вполне может произойти кризис», — поясняет он. Кризис 2008–2009 годов запустил смену модели мировой экономики, отмечает Широв. Если до кризиса 2008 года происходило существенное опережение роста мирового экспорта над темпами роста ВВП, мировая торговля расширялась, то после началась стагнация доли мировой торговли в ВВП. «По сути мировая торговля развивается или такими же темпами, как мировой ВВП, или даже меньшими. Мы перешли в новую фазу роста, потому что те факторы, которые давали возможность хорошо развиваться развитым и развивающимся экономикам до кризиса 2008 года, сейчас уже так не работают», — констатирует Широв. С этим в том числе связано напряжение, которое возникает между крупными развитыми и развивающимися странами, отмечает он. «Потому что, с одной стороны, Китай и другие страны выросли по своему объему, по своей экономической мощи, с другой стороны, те факторы, которые позволили им это сделать, уже не работают, как работали раньше. И в этом главное противоречие», — подчеркивает экономист. В экономике Китая, которая несколько десятилетий росла примерно на 7% в год, накопилось множество проблем, отмечает Буклемишев. Это и сектор недвижимости с компаниями, которые вовремя не расплачиваются по долгам, и замедление экспортной деятельности, и технологическая война с США. По мнению эксперта, Китай сейчас — уязвимое место мировой экономики, его экономика «накопила болевые точки, которые могут рано или поздно дать о себе знать».

«Я пока не вижу признаков мирового кризиса. Неожиданно экономика Америки демонстрирует лучше результаты, чем были. Китай, кстати, немножко подсел, но мне кажется, это не приговор — там тоже есть своя логика, своя перестройка экономики. В принципе не вижу пока каких-то таких взрывных тем», — сказал РБК глава банка ВТБ Андрей Костин, но оговорился, что пандемию ковида тоже никто не ожидал. Гендиректор американского банка JPMorgan Джейми Даймон предупредил 11 сентября, что, хотя потребитель в США чувствует себя хорошо, «будет большой ошибкой» полагать, что такой благоприятный климат в экономике сохранится на долгие годы. Среди основных рисков он назвал «количественное ужесточение» мировых центробанков (QT — процесс, обратный беспрецедентным программам расширения ликвидности, запущенным с конца 2008 года), украинский конфликт и тот факт, что правительства в мире «тратят деньги, как пьяные матросы». «Впереди нас еще ждут очень большие и очень опасные неопределенности», — предостерег банкир.

Триггером кризиса может стать даже небольшой пузырь, если он запустит «эффект домино», предупреждает ведущий эксперт центра развития НИУ ВШЭ Сергей Пухов. Центральные банки выявляют такие пузыри и принимают меры, чтобы избежать жесткой просадки экономики. В таком случае кризис если и случится, то закончится быстро, и экономика сможет вернуться на прежнюю траекторию роста, считает он. Однако сейчас в мировой экономике происходят серьезные изменения, напоминает Пухов. «На смену глобализации приходят регионализация и обострение отношений Севера с Югом, резко выросла геополитическая напряженность. Эпоха низких процентных ставок и инфляции закончилась. Доступ к новым технологиям ограничивается в целях безопасности», — перечисляет эксперт. Кроме того, по его словам, «много вопросов есть к мировой валютной системе, к роли доллара во внешней торговле и инвестициях». «В отличие от триггеров экономического характера все эти проблемы могут привести к более существенному снижению потенциала роста экономики», — предупреждает Пухов. У истоков следующего финансового кризиса могут стоять технологии искусственного интеллекта, регулярно предупреждает глава Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC) Гэри Генслер. В августе 2023 года он заявил агентству Bloomberg, что такой кризис может наступить в 2028–2032 годах. Еще в 2020 году Генслер написал статью, в которой изложил пять факторов повышения уязвимости финансового сектора из-за ИИ, включая монополию таких корпораций, как Google, на данные (что приводит к построению моделей на одних и тех же массивах данных), распространение чатботов, голосовых помощников (которые начинают проникать в сферу инвестиционных рекомендаций), возможность координации алгоритмов, что повышает риск «стадного» поведения на финансовом рынке.

Россия в новых условиях

Структурная трансформация экономики, изоляция со стороны Запада и переориентация на Восток не дадут России иммунитета от шоков нового глобального кризиса, считает большинство экспертов. «Я бы не утверждал, что мы ото всех отгородились, иммунизировались от последствий глобальных кризисов. Россия, слава богу, остается экономикой, которая завязана на мировое хозяйство. Раз мы остаемся таковыми, это по-прежнему говорит о том, что мы уязвимы для глобального кризиса», — утверждает Буклемишев. К тому же, если источником кризиса станет Китай, это заденет Россию в первую очередь, и это будет «даже более болезненно в момент, когда мы отсечены от половины рынков валютным фактором и различными эмбарго», предупреждает он. По мнению Ведева, если глобальный финансовый кризис все же разразится, в актуальных условиях на Россию он повлияет в минимальной степени, потому что сейчас «страна живет внутренними проблемами». К ним относится уровень инфляции, смещенная структура платежного баланса и обменный курс. «Именно игра с курсом наиболее опасна для финансовой стабильности», — предупреждает экономист. Россия, скорее всего, останется экспортной экономикой, сильно связанной с мировой — может быть, меньше в финансовом секторе и больше с точки зрения внешней торговли, уверен Табах. Поэтому «мировой кризис, приди он с Востока или с Запада, достаточно сильно затронет российскую экономику». Насколько сильно она пострадает, зависит от типа кризиса, говорит он. «Например, от пандемии российская экономика пострадала меньше, чем многие другие, в силу ее структуры и инерционности. А в 2008–2009 годах пострадала сильно, опять же в силу финансовой и экономической структуры», — напоминает экономист. Россия в условиях попыток Запада ее изолировать строит альянс с «Югом», в первую очередь с Китаем, где технологии стали конкурентоспособными, говорит Пухов. В любом случае даже более сильная изоляция от западной системы не спасет от кризиса, хотя, возможно, он будет мягче, полагает он. «В конечном счете переживем и этот кризис. Основной вопрос в том, насколько можно повысить потенциал роста экономики в условиях роста расходов на ВПК какие будут инвестиции в человеческий капитал и технологическое развитие», — рассуждает эксперт. Рассчитывать на то, что, как и после 2008 года, экономика Китая своими стимулами вытянет мировую экономику, не стоит, признают эксперты. С 2008 года экономика КНР выросла почти в 2,6 раза, и «сейчас у них такой легкости преодоления кризисных явлений уже нет», предупреждает Широв. Китай основывал свой рост на перманентном расширении экспорта, но теперь это вряд ли возможно, «сейчас проблема в том, как переключить факторы роста с внешнего фактора, ограниченного, на внутренний рынок», заключает он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *