Кто придумал модель обкрадывать страны мира
Перейти к содержимому

Кто придумал модель обкрадывать страны мира

  • автор:

Феномен Октябрьской социалистической революции в историческом развитии российского общества Текст научной статьи по специальности «История и археология»

РЕВОЛЮЦИЯ / СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ / ПЕРЕВОРОТ / ЗАГОВОР / СОЦИАЛИЗМ / ИСТОРИЧЕСКАЯ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ / REVOLUTION / SOCIALIST REVOLUTION / CONSPIRACY / STATE COUP / SOCIALISM / THE HISTORICAL PATTERN

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Пахарь Л.И.

В данной статье автор рассматривает одно из ключевых событий отечественной истории ХХ века Великую Октябрьскую социалистическую революцию , столетие которой приходится на 2017 год. Публикации различной идеологической направленности дают неоднозначную оценку этому событию: от признания ее государственным переворотом и заговором группы экстремистовбольшевиков до величайшего события мирового масштаба. Для того, чтобы быть объективным в оценке значимости этой революции для отечественной истории, необходимо обратиться к истории духовной эволюции России, начиная с середины XIX века, и установить в какой мере это событие было закономерным в жизни российского общества и мировой истории в целом. В статье дается философский анализ этому событию.I

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Пахарь Л.И.

Эволюционный держите шаг

Круглый стол, посвященный 100-летиюроссийских революций 1917 г. (февраль — октябрь 1917 г. ),»влияние русской революции на развитие стран АТР»

Октябрьская 1917 г. Революция в России: теоретико-идеологические основы и особенности ее осуществления в российских реалиях 1917 — 1924 гг

Французская революция как зеркало Октябрьской: точки соприкосновения на страницах советских школьных учебников

Революция в России и трансформация мир-системы
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

n the article the author considers one of the key historical events of the XX century. This event is the great October revolution , the centenary of which falls on 2017. The publications of different ideological orientation give a mixed assessment of this event. It is the coup and conspiracy by extremist groups and at the same time it is the greatest event of the world scale. Objective assessment of this revolution requires recourse to the history of the spiritual evolution of Russia since the mid-nineteenth century. It is important to establish how this event was a natural in the life of Russian society and world history. The article gives a philosophical analysis of this event.

Текст научной работы на тему «Феномен Октябрьской социалистической революции в историческом развитии российского общества»

К столетию русских революций

ФЕНОМЕН ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В ИСТОРИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

THE PHENOMENON OF THE OCTOBER SOCIALIST REVOLUTION IN THE HISTORICAL DEVELOPMENT OF RUSSIAN SOCIETY

Л.И. Пахарь L.I. Pachar

Орловский государственный университет им. И.С. Тургенева, Россия, 302026, Орел, ул. Комсомольская, 95

Orel State University named after I.S. Turgenev, 95 Komsomol’skaja St., Orel, 302026, Russia

В данной статье автор рассматривает одно из ключевых событий отечественной истории ХХ века -Великую Октябрьскую социалистическую революцию, столетие которой приходится на 2017 год. Публикации различной идеологической направленности дают неоднозначную оценку этому событию: от признания ее государственным переворотом и заговором группы экстремистов-большевиков до величайшего события мирового масштаба. Для того, чтобы быть объективным в оценке значимости этой революции для отечественной истории, необходимо обратиться к истории духовной эволюции России, начиная с середины XIX века, и установить в какой мере это событие было закономерным в жизни российского общества и мировой истории в целом. В статье дается философский анализ этому событию.

In the article the author considers one of the key historical events of the XX century . This event is the great October revolution, the centenary of which falls on 2017. The publications of different ideological orientation give a mixed assessment of this event. It is the coup and conspiracy by extremist groups and at the same time it is the greatest event of the world scale. Objective assessment of this revolution requires recourse to the history of the spiritual evolution of Russia since the mid-nineteenth century. It is important to establish how this event was a natural in the life of Russian society and world history. The article gives a philosophical analysis of this event.

Ключевые слова: революция, социалистическая революция, переворот, заговор, социализм, историческая закономерность.

Keywords: revolution, socialist revolution, conspiracy, state coup, socialism, the historical pattern.

Идеи социализма пришли в Россию из Европы. Первыми на них обратила внимание студенческая молодежь и интеллигенция, которые в кругу единомышленников стали изучать запрещенную цензурой социалистическую литературу. Один из таких кружков возглавлял М.В. Буташевич-Петрашевский (1821-1866), выпускник Александровского лицея, вольнослушатель юридического факультета Петербургского университета. Он служил переводчиком в департаменте внутренних сношений Министерства иностранных дел.

Важным вкладом петрашевцев в просвещение российского общества стало издание Карманного словаря иностранных слов, в котором подробно описывались идеи социализма. Зимой 1848-1849 гг. по «пятницам» у Петрашевского собирались одаренные, думающие молодые люди, в том числе будущие знаменитые писатели Ф.М. Достоевский,

М.Е. Салтыков-Щедрин, А.Н. Плещеев, Н.Я. Данилевский и др. Посетителей объединял интерес к философской и социалистической литературе, особенно к работам Фурье. Однако, по доносу провокатора, члены кружка были арестованы. Всего по делу петрашевцев было привлечено 123 человека. Ряд его членов, в том числе М.В. Петрашевский, Ф.М. Достоевский и др., по приговору военного суда были приговорены к смертной казни, в последнюю минуту, замененную пожизненной каторгой.

Основу будущего российского общества М.В. Буташевич-Петрашевский видел в социализме, понимая его как осуществление внутренней потребности людей сойтись в истинное общество. Свои взгляды он основывал на христианской идеологии. Учение Иисуса Христа Петрашевский истолковывал как идеи социализма, ставшего насущной потребностью человечества. Он критиковал церковь за пропаганду осуществления христианского идеала на небе и отказ от попыток его строительства на земле. Таким образом, первоначально идеи социализма осмысливались в России через призму христианской доктрины.

Светская трактовка идей социализма в России начинается с А.И. Герцена (18121870). С идеями социализма мыслитель познакомился, изучая труды французских утопических социалистов Сен-Симона и Фурье. Свои взгляды Герцен стремился обосновывать философски. Опираясь на гегелевский принцип тождества бытия и мышления, мыслитель подходит к пониманию истории как закономерному процессу, подчиняющемуся законам логики. В этом ключе Герценом трактуются идеи социализма. Социалистический идеал представлялся ему как закономерный результат развития истории и мышления, как требования разума. Установление социалистического строя должно, по мнению А.И. Герцена, решить проблему личности, т. е. обеспечить ей свободное развитие, материальное благополучие и духовное совершенство.

Рассуждая о возможностях преобразования России на социалистических началах, Герцен отстаивал вариант русского крестьянского социализма. Поскольку на огромных просторах России в сельской местности сохраняется общинный уклад жизни и общинный дух русского народа, философ считал возможным построение социализма в России на базе крестьянской общины. Под влиянием Герцена в русской общественной мысли формировалось мнение, что в русском народе исторически изначально живут социалистические идеалы, что он обладает инстинктивной революционностью.

С точки зрения Герцена, социалистическое будущее — это общая закономерность развития и России, и Европы. Однако эта общая тенденция мирового развития не исключает возможности учитывать особенности исторического развития той или иной страны. Опираясь на диалектику общего, особенного и единичного, Герцен первоначально утверждал, что Россия может придти к социализму, своим, более быстрым путем, минуя капиталистическую фазу развития общества. По его мнению, Россия может миновать капитализм, потому что у нее в форме крестьянской общины уже заключен зародыш социализма — общая собственность. «Община, — писал он, — спасла русский народ от монгольского варварства и от императорской цивилизации, от выкрашенных по-европейски помещиков и от немецкой бюрократии. Общинная организация, хоть и сильно потрясенная, устояла против вмешательства власти; она благополучно дожила до развития социализма в Европе» [Герцен 1986, 168]. Поэтому, учитывая экономическую ситуацию в России и опираясь на мощную революционную мысль Запада, по мнению Герцена, русский народ в ближайшее будущее уже сможет осуществить социальную революцию. Однако после реформы 1861 г. Герцен пересмотрел свои взгляды и уже не столь однозначно высказывался по этому вопросу, предполагая, что России, возможно, придется пройти путь развития капитализма в несколько ускоренном варианте.

Таким образом, исследование русской действительности привело Герцена к теории русского крестьянского общинного социализма, краеугольным камнем которого была поземельная община и некапиталистический путь развития страны. Он считал, что для осуществления социалистического идеала в условиях России, необходимо развивать

свободу личности, но при этом не утратить общинного владения и самой общины. «.. .Какое счастье для России, что сельская община не погибла, что личная собственность не раздробила собственности общинной; . что он остался вне всех политических движений, вне европейской цивилизации, которая, без сомнения, подкопала бы общину и которая ныне сама дошла в социализме до самоотрицания [Герцен 1986, 178] .

А.И. Герцен во взглядах на исторический процесс придерживался концепции циклического развития общества, согласно которой народы, отдельные страны и нации проходят в своем историческом развитии периоды возникновения, развития, расцвета, старости и угасания. В историческом развитии, когда одни страны и народы перестают быть лидерами и теряют свое влияние, им на смену приходят «молодые» народы, которые становятся в авангарде истории. Такими народами на данный период истории Герцен считал народы Россию и США. Европа, по его мнению, переживает эпоху упадка, подобную времени упадка Древнего Рима. Россия еще не выполнила свою историческую миссию, русский народ — «молодой» народ. Он может стать в авангарде исторического развития и осуществить социалистический идеал общественного устройства, поскольку его элементы уже есть в реальной российской действительности. Задача состоит в том, чтобы создать условия для их полной реализации.

Теория крестьянского социализма получила дальнейшее развитие в творчестве Н.Г. Чернышевского (1828-1889). Обосновывая неизбежность перехода общества к социализму, мыслитель не абсолютизировал специфику русской действительности. По его мнению, крестьянская община как особенное русское явление может способствовать ускоренному переходу к социализму, но в рамках общих закономерностей общественного развития. Не только Россия, но и весь мир пойдет по пути социализма, считал Чернышевский. Доказательство этому он искал в гегелевской диалектики, в частности, в законе отрицания отрицания, примененному к вопросу собственности. Общинное владение землей, по мнению философа, эффективнее частного, поскольку оно позволяет использовать на больших сельскохозяйственных угодьях мощную технику, вести землеобработку научным способом, соединять выгоды земледельца с улучшением плодородия почвы. Поэтому общинное владение является, по мнению Чернышевского, исторически более прогрессивной формой собственности и в связи с этим должно прийти на смену частному владению. Он считал, что социалистический идеал общественного устройства закономерно реализуется в естественноисторическом процессе, развивающимся по законам диалектики. Таким образом, если А.И. Герцен во взглядах на исторический процесс, придерживаясь концепции циклического развития общества и теории «молодых» и «старых» народов, доказывает возможность утверждения социалистического идеала в отдельных странах, в частности в России, на основе смены циклов исторического развития, то Чернышевский обосновывает необходимость прихода социализма экономической закономерностью. Мыслитель писал: «Сущность социализма относится собственно к экономической жизни. Но не в одном экономическом быте должны произойти коренные изменения: им подвергается вся жизнь человека: и его отношения к другим людям по кровным или душевным привязанностям, и его воспитание, и его национальные отношения и т.д. Все эти перемены будут вести к цели, сходной с целью социализма, к улучшению жизни человека» [Чернышевский 1987, 139-140]. Очевидно, Чернышевский делает значительный теоретический шаг в обосновании социализма по сравнению с Герценом, его позиция гораздо ближе к точке зрения К. Маркса и концепции марксизма в целом.

Чернышевский также выдвинул и обосновал теорию переходного периода от современного состояния общества к социалистическому обществу, во время которого будут существовать как частная, так и общинная собственность, которые в конкурентной борьбе должны будут доказывать свое преимущество. Обе формы собственности, согласно Чернышевскому, соответствуют разумным интересам, существующим в нации, а именно: стремлению к риску и конкуренции и стремлению к независимости от превратностей судьбы и социальной стабильности. Общинная собственность, считает мыслитель, должна

победить частную как наиболее экономически эффективная форма собственности в равной конкурентной борьбе. В становлении будущего общества Чернышевский выделял две стадии: социализм и коммунизм. Коммунизм — исторически более отдаленная цель, его построение произойдет в результате длительного исторического развития.

Для русского крестьянского социализма не была характерна детальная проработка ряда важных вопросов, таких как движущие силы построения нового общества, его политического устройства, рассуждения о революции не шли дальше декларации и общих слов. Все это делало русский крестьянский социализм разновидностью утопического социализма, несмотря на серьезные теоретические достижения Н.Г. Чернышевского.

Третий этап в освоении социалистических идей в России связан с именами Г.В. Плеханова, В.И. Ленина и их соратников. Этот период с полным основанием следует назвать пролетарским. Для него характерен интерес не только к вопросам теории, но и практическим задачам на пути реализации социалистического идеала. Теоретики марксизма в России различали в социальной революции по ее движущим силам, целям и задачам варианты буржуазной и социалистической революций. Русские марксисты понимали роль рабочего класса как движущую силу социалистической революции и задолго до ее начала идеологически готовили рабочий класс, создали пролетарскую партию, определили ее цели и задачи. Но большевики не планировали искусственно «делать» революцию. Они не разделяли субъективистские позиции народников, в частности П.Н. Ткачева, который призывал не «подготовлять» революцию, а ее «делать» путем немедленного вооруженного восстания.

Подлинная революция с марксистской позиции — это переход от одного качественного состояния общества к другому, более совершенному, ориентированному на общественный прогресс, это этап в стихийном развитии антагонистических классовых противоречий, разрешить которые примирением противоборствующих сторон невозможно. В России антагонистические противоречия достигли высокого накала в начале 20 века, когда на фоне Русско-японской войны произошли события 1905 г. Но эти уроки истории не были осмыслены правящей элитой. Она вновь ввергла страну в новую, еще более кровопролитную, Первую мировую войну. На этом фоне революция в России была неизбежна. И не большевики виноваты в том, что буржуазные демократы не смогли удержать власть, которая им неожиданно свалилась в руки после отречения от престола Николая II. Они не поняли текущего момента и не смогли найти адекватные ответы на вызов времени. Выдвинув лозунг «Война до победного конца», они лишились поддержки широких масс крестьян и рабочих. Народ в массе своей пошел за большевиками, которые предложили лозунги «Мир народам», «Земля крестьянам», «Власть советам». Эти лозунги отражали насущные требования самого народа, уставшего от войны, от грабежа непомерными налогами, от голода и разрухи. Более того, народ устал не только от бессмысленной войны, но и от своего рабского положения, от бессилия против власти, которую глубоко ненавидел. Он хотел сам решать свою судьбу и управлять страной. Именно поэтому события октября 1917 года — это Великая революция, осуществленная народами России, сопоставимая по своему размаху с Французской революцией 1789-1794 гг., а не переворот и тем более заговор. Не признание факта революции и его непонимание означает сознательное искажение истории своей страны. Такого высокого накала духовного подъема народа Россия испытала в ХХ веке дважды: первый раз в 1917 году, второй во время Великой Отечественной войны. Наш народ может гордиться своими предками, их духовным подвигом, совершенным во имя светлого будущего своей страны и всего человечества.

Таким образом, проведенный анализ позволяет сделать первый вывод: к событиям октября 1917 года Россия духовно готовилась в течение почти всего XIX века. Идеи социализма она выстрадала. Более того, идеал и потребность в социальной справедливости, социальном равенстве, соборности, единении, солидарности всегда присутствовали в русском мировосприятии. Именно это обстоятельство способствовало глубинному

прорастанию социалистических идей на русской почве и вдохновило русский народ на социальный эксперимент, который оказался не под силу ни одному народу Европы.

Анализируя революционные события 1917-1920 годов можно сделать и второй вывод: революция в любой исторический период — это крайне болезненная форма переустройства общества, сопровождающаяся большими человеческими жертвами и не обязательно с летальным исходом. В революционных преобразованиях, в какой бы стране они не происходили, ломаются судьбы отдельных людей, целых сословий, наблюдается активная социальная мобильность, одни социальные слои и классы поднимаются по социальной лестнице, другие, наоборот, нисходят вниз. Поэтому оценку революции и последующих за ней преобразований нельзя делать из количества погибших на фронтах гражданской войны, репрессированных и оказавшихся в эмиграции. Значимость события становится очевидной по численности тех, кто воспользовался ее плодами. И по этому показателю Октябрьская революция открыла возможности социального развития основной массы населения страны. Миллионы рабочих и крестьян, ранее ограниченные в своих политических и социальных правах, получили доступ к образованию и медицинской помощи, к культурному достоянию, к политической деятельности и участию в выборах, к самореализации индивида как личности.

Таким образом, социалистическая революция в России не является формой государственного переворота, осуществленного кучкой большевиков. Революция в России — это движение самих масс. Ее поддержала основная масса населения страны, жаждущая социальной справедливости и лучшей человеческой доли. Если бы это было не так, то учитывая какую мощную военную поддержку оказали страны Антанты белой армии, гражданская война была бы проиграна. Поэтому историческое значение социалистической революции в России, свершившейся в октябре 1917 года, следует рассматривать через призму достигнутого уровня социального прогресса.

Революция раскрепостила человеческий потенциал, что позволило осуществить культурную революцию, преодолеть безграмотность, построить индустриальное общество с огромным запасом прочности, который позволил стране даже в годы разрушительных либеральных реформ оставаться на плаву. Критики Октябрьской революции в своих оценках исторического события смещают акценты на красный террор, умалчивая, что не менее кровавым был и белый террор. К сожалению, террор и гражданские войны являются сопутствующими событиями крупных революций в большинстве стран и народов. Такова закономерность истории, которую либеральные отечественные критики стараются не замечать и требуют от коммунистов покаяния за деяния большевиков, что выглядит, по меньшей мере, глупо.

Давая историческую оценку Октябрьской революции, нельзя забывать и о том, что разгром фашизма, выход в космос, успехи отечественной науки, достижения в области литературы и искусства, музыки и театра, которыми наша страна гордится по праву, свои истоки берут в Великой Октябрьской Социалистической революции. Поэтому любая уничижительная, предвзятая ее оценка является фальсификацией и искажением отечественной истории, попыткой дезориентировать общественное сознание и идеологически подорвать его изнутри. Понимать это особенно важно в условиях беспрецедентной информационной войны, которую ведут против нашей страны западные державы. И если в этом хоре клеветников и недоброжелателей звучат голоса отечественных либералов, их пропагандистскую деятельность следует считать государственным преступлением. Государство обязано заботиться о нравственном здоровье, исторической памяти и идеологической безопасности своего населения и адекватно реагировать на попытки зомбирования общественного сознания. Ссылка на свободу слова и права человека в данном случае не является основанием для оправдания их подрывной деятельности. Свобода слова — это одновременно и ответственность за свои слова, тем более произнесенные публично. Именно поэтому за сознательное публичное искажение истории личность должна нести юридическую ответственность.

Вековая история отечественной революции позволяет сделать еще один важный вывод, имеющий общемировое значение. Революция, даже в том случае, когда она сознательно готовится, протекает стихийно. Управлять ее движением, практически, то же самое, что направлять движение потока вулканической лавы. В революционном процессе ежедневно возникает необходимость принимать срочные решения по конкретным вопросам, появляется масса непредвиденных ситуаций и не всегда удается найти адекватные ответы на вызовы времени. Все это порождает хаос и неопределенность, которым могут воспользоваться антисоциальные, криминальные, враждебные, в том числе иностранные, элементы, что может привести к разрушению и гибели государства.

События социалистической революции в России наступили столь неожиданно и стремительно, что фактически застали врасплох руководство партии. Оказалось, что, хотя теоретически многократно о революции рассуждали многие отечественные мыслители, серьезных теоретических разработок о предполагаемом после революции политическом устройстве страны по существу не было. Рассуждения о диктатуре пролетариата носили крайне абстрактный характер. Вопрос о том, какой должна быть экономическая система после революции идеологами марксизма вообще не поднимался и теоретически не анализировался. Предполагалось, что частную собственность заменит общественная, но вопрос о том, в какой конкретной форма это будет осуществляться, в дореволюционный период не обсуждался. Не лучшим образом обстояли дела и с представлением о правовой системе будущего социалистического государства. Как ни странно, но В.И. Ленин, будучи профессиональным юристом, вопросами теории правового порядка будущего государственного устройства не занимался. Таким образом, после захвата политической власти большевикам пришлось решать массу практических вопросов, опираясь скорее на интуицию, чем теорию. И только благодаря гению В.И. Ленина удалось в кротчайшие сроки создать работающий орган управления — Совет народных комиссаров (Совнарком) и сохранить целостность российского государства. Чуть позднее он приходит к пониманию необходимости проведения новой экономической политики (НЭП), предполагавшей взаимовыгодное сосуществование многоукладного хозяйства и отказа от политики военного коммунизма и жесткой экспроприации. Это привело к быстрому восстановлению народного хозяйства и экономическому росту, конвертируемости рубля.

Таким образом, опыт Октябрьской революции показывает, что подготовиться предварительно, заранее к развитию революционных событий невозможно. Если провести аналогию с медициной, то революция подобна травмирующей, а не щадящей, высокоточной операции. Ее последствия просчитать достаточно трудно, а восстановительный период продолжается длительное время. Как для человека предпочтительней консервативное лечение и профилактика заболевания, так и для общественного развития предпочтительней взвешенное, постепенное реформирование через законодательную деятельность политической и экономической сферы. Вопрос упирается в теоретическое обоснование предполагаемых реформ, другими словами в социальную теорию, на базе которой будут проводиться преобразования.

Россия в ХХ столетии успела пережить три революции и одну контрреволюцию, энергетически исчерпала свой революционный запал. Новую революцию она просто не переживет как целостное государство. Дальнейшее успешное развитие нашего отечества может проходить только путем постепенного реформирования. Однако реформы не должны осуществлять вслепую, методом проб и ошибок. Нужна общезначимая цель национального развития. Ее можно, опираясь и учитывая весь исторический опыт страны, сформулировать в качестве некого мобилизируещего лозунга. Но для того, чтобы не ошибиться в его содержании, надо, во-первых, понимать настроения широких народных масс. Это в свое время удачно продемонстрировали большевики, выдвинув животрепещущие для народа лозунги. Можно вспомнить также лидеров Великой Французской революции, которые призвали народ под знамена «Свободы», «Равенства», «Братства» и осуществили буржуазную революцию. Однако, как показывает опыт, только

правильно сформулированного лозунга для осуществления преобразований, недостаточно. Необходимы, во-вторых, адекватные способы его реализации. И такой отрицательный опыт, к сожалению, тоже есть у нашей страны. Это лозунг М.С. Горбачева «Больше демократии, больше социализма». Широкие слои населения откликнулись на этот лозунг, но дальше каких-то конкретных шагов не последовало. Итогом стал распад СССР и контрреволюция. Таким образом, из отечественного опыта социальных преобразований можно сделать следующий, четвертый, вывод: перед тем, как выдвигать тот или иной лозунг, чтобы его в дальнейшем не дискредитировать, необходимо заблаговременно продумать пути его претворения в реальную действительность.

В годы реформ Ельцина центральным лозунгом времени стала приватизация, т. е. передача государственной собственности в частные руки. Провозглашалось, что, наконец-то, появится рачительный хозяин у безличной, а потому неэффективной, общественной собственности. Естественно, в ходе приватизации собственность, в том числе и национальные природные богатства, оказалась в первую очередь в руках тех, кто непосредственно находился у власти, т. е. партийной, комсомольской, хозяйственной номенклатуры. Однако на деле оказалось, что общество получило не заботливого хозяина, а рвача, заинтересованного только в личном обогащении. Лавиной пошла серия банкротств некогда процветающих предприятий. Произошла резкая поляризация населения по уровню доходов, обогащение незначительной его части и падение уровня жизни большинства. Кроме того, на этом фоне начался передел собственности, сращивание криминала с властью. Беспредел 90-х годов в какой-то мере удалось сгладить в двухтысячные годы: авторитеты 90-х трансформировались в респектабельных бизнесменов. Однако печальным следствием этих перестроечных процессов стала глубокая коррупция всей системы власти, всех институтов общества, от самых первичных до высших эшелонов, от школы до Академии Наук.

Опираясь на лозунг «Рынок все расставит по своим местам» государство самоустранилось от регулирования экономикой. В свою очередь, в погоне за прибылью предприниматели стали производить не качественную, но более дешевую в производстве продукцию, уходить от оплаты налогов. Наиболее вопиющим примером является производство суррогатной алкогольной продукции, от употребления которой по всей стране неоднократно зафиксированы случаи отравления, в том числе и со смертельным исходом. Если государство отказалось от монополии на производство спиртоводочных изделий и другой продукции и передало их в частные руки, оно обязано было ввести жесткий учет и контроль за выпуск этой продукции, что не было сделано в угоду либеральным установкам, которых так усердно до сих пор придерживаются властные структуры. Вызывает также удивление свободный вывоз капитала из страны. Президент приглашает инвестировать в экономику страны западных партнеров, а российские олигархи, зарабатывая огромные деньги, не вкладывают их в экономику страны, а предпочитают покупать недвижимость, замки, острова заграницей. При этом они там платят налоги, поддерживая фактически экономику запада, и по существу беспрепятственно и беззастенчиво обкрадывать собственный народ и государство. Это и многое другое не может не влиять на настроения в обществе и отношение к власти.

Каковы же в настоящий момент настроения в российском обществе? Как показывают социологические опросы, около 50% респондентов с ностальгией вспоминают советское время. Причем это люди, как пожилого, так и молодого и среднего возраста. Молодые люди недовольны своим социальным положением, особенно тем, что государство не гарантирует им трудоустройства, плохо заботиться о создании рабочих мест. Право на труд для них остается в настоящее время пустой декларацией, поскольку, получив диплом, они не могут устроиться работать по специальности. Это, в свою очередь, девальвирует ценность образования. Люди среднего, а тем более пенсионного и предпенсионного возраста, часто попадают под сокращения из-за банкротства предприятий и вынуждены перебиваться случайными заработками. Большое недовольство населения вызывают

перманентный рост цен на продукты питания и лекарства, услуги ЖКХ и транспорта, очереди в поликлиниках, низкая доступность к бесплатной высококвалифицированной медицинской помощи и пр. Подавляющее большинство респондентов также отмечают неудовлетворенность работой местных органов власти, их коррумпированность, равнодушие к нуждам граждан, отсутствие серьезной работы по расширению сферы производства и создания условий для инвестиционной политики и т.д. В малых и даже достаточно больших городах, каким является, например, Орел, большой дефицит рабочих мест, обанкрочены основные предприятия, люди вынуждены искать любую работу в мегаполисах. Таким образом, рыночные реформы лишили значительную часть населения страны стабильного существования. Это не может не вызывать неприятие навязанных обществу с подачи западных доброхотов либеральных реформ и фиктивной демократии. Очевидно, что либеральная модель развития экономики, позаимствованная на западе, не приемлема в наших условиях. Однако правительство страны упорно продолжает ее придерживаться. Протекционистская позиция по отношению к крупному капиталу и финансовой системе, с одной стороны, и сдерживание развития мелкого производителя, отсутствие его законодательной и финансовой поддержки, с другой стороны, не позволяют стране выйти из затяжного экономического кризиса.

Если резюмировать все сказанное выше, то придется признать, что лозунг «Больше социализма» сегодня как нельзя более актуален. Именно он найдет поддержку у большинства населения страны. Но каково содержание этого лозунга в текущий момент? Естественно, речь не идет о восстановлении социализма в той его форма, в какой он существовал ранее. Реализация лозунга «Больше социализма» в современных условиях российского общества на практике будет означать призыв к созданию такого общества, при котором каждый гражданин живет в атмосфере социальной справедливости и ощущает себя социально защищенной личностью. Другими словами, в содержание этого лозунга следует включать требования полноценной, а не декларированной, реализации провозглашенных в Конституции прав граждан России. Это право на труд, право на бесплатное образование, право на бесплатную медицинскую помощь, право на достойную оплату труда, право на социальную защиту, на безопасную и достойную жизнь, одинаковое равенство всех перед законом и т. д. Лозунг «Больше социализма» предполагает также больше ответственности государства, как высшего института политической и административной власти, за экономико-хозяйственную деятельность в стране. Это означает, что необходимо отказаться от либеральной установки невмешательства государства в дела бизнеса. Нужен жесткий контроль со стороны государственных органов за качеством выпускаемой продукции, необоснованным ростом цен, ценовым сговором, нарушением прав рабочих на предприятиях и т. д. Не надо диктовать предпринимателям, что, в каком количестве и как делать, но надо следить за результатами их деятельности. Каждый предприниматель, руководитель производства должен понимать, какую ответственность он несет перед обществом. Он должен знать, что за свою преступную халатность, недобросовестность, шкурничество, коррумпированные связи его ждет неминуемое наказание вплоть до уголовного и лишения собственности. Именно в этом направлении общество ждет деятельности от законодательного органа страны.

Жесткие требования к выполнению своих должностных обязанностей должны распространяться и на государственных чиновников всех уровней и ветвей власти. К сожалению, пока наше законодательство не позволяет поставить барьер коррупции в высших эшелонах власти, не допускает импичмента губернаторов и других представителей местной власти, деятельность которых не удовлетворяет население. Это сдерживает формирование гражданского общества в стране. Чиновники должны понимать, что занимают свои должности не пожизненно и тем более не передают их по наследству, а лишь до тех пор, пока эффективно выполняют свои функции. К сожалению, многие лица приходят во власть с целью получить для себя и своей семьи более комфортные условия жизни и решать свои личные проблемы. Неумолимость действия закона для всех без

исключения, включая губернаторов, руководителей министерств и ведомств и других ответственных лиц, должна стать основой правопорядка в стране. Только в этом случае наше государство в полной мере станет правовым и социальным как это провозглашено в Конституции РФ.

Таким образом, сегодня необходимо осуществлять на практике через законодательную деятельность лозунг «Больше социализма». Такова задача текущего момента. Если ее решение в очередной раз будет проигнорировано властью и упущено время на необходимое реформирование экономической сферы и общественной системы, в целом, страну ждут новые потрясения с непредсказуемым результатом. Пора, наконец, власти быть более дальновидной, начать прислушиваться к мнению народа, чувствовать настроения в обществе и научиться извлекать уроки из собственных ошибок.

Список литературы References

1. Герцен А.И. Русский народ и социализм. Письмо к И. Мишле // Соч. в 2-х т. — Т. 2. — М.,

Gertsen A.I. Russkiy narod I cotsializm. Picmo k I.Mishle. Cotshineniya v 2-h t. — T.2. — M., 1986.

2. Чернышевский Н.Г. Подсрочные примечания к переводу Милля // Соч. в 2 т. — Т. 2. М.,

Tshernyshevskii N.G. Podstrotshnye primetshaniya k perevodu Millya. Cotshineniya v 2-h t. — T.2. — M., 1987.

Жаргонные элементы современного «Новояза»: проблема культуры речи или уголовной психологии? Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

НОВОЯЗ / РУССКИЕ ЖАРГОНЫ / УГОЛОВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ / ТЮРЕМНАЯ ЗОНА / АРМИЯ И АББРЕВИАЦИЯ / МАРГИНАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ В ЯЗЫКЕ / КУЛЬТУРА РЕЧИ И ФОНДЫ СЛОВАРЕЙ / NEWSPEAK / RUSSIAN SLANG / CRIMINAL PSYCHOLOGY / THE PRISON AREA / THE ARMY AND ABBREVIATION / MARGINAL PHENOMENON IN LANGUAGE / CULTURE AND LANGUAGE DICTIONARIES FUNDS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Надель-червиньска Маргарита

Состав жаргонной лексики в современных словарях русского языка неоднороден. Эта лексика попадает сегодня как инородный элемент практически во все языковые стили, активна в речи устной и письменной. И это одна из особенностей постсоветского « новояза ». В статье приведены примеры отражения в словарях лексем разных жаргонов профессиональных, тюремно-лагерного, субкультур молодежи, наркоманов и др. Особое внимание уделяется лексикону военных и администрации зон заключения, создающих в настоящее время множество новых аббревиаций. В статье представлена проблема русских жаргонов в их историческом развитии. Рассмотрены психологические аспекты активности в современном языке лексических средств уголовного языка. Это явление рассматривается также с точки зрения развития в СССР, при тоталитарном режиме, уголовной психологии у определенной части населения страны. Подробно рассмотрены среды, наиболее предрасположенные к активизации жаргонных языковых явлений. Затронута также проблема резкого снижения культуры речи в массовой культуре и повседневном общении.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Надель-червиньска Маргарита

Место уголовного жаргона в русскоязычной картине мира (шкала ценностей)

Язык совдепии и мотивация семантического переноса в языке маргинальных сред: имена собственные как этнические стереотипы в уголовных жаргонах польском и русском

Лексикографические проблемы составления словарей арго

Язык Совдепии и мотивация семантического переноса в маргинальных средах: имена собственные в польском и русском уголовных жаргонах

Лексический портрет слова «Прикол»
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Jargon Elements of Modern «Newspeak»: Speech Culture or Criminal Psychology?

The composition of jargon vocabulary in modern Russian language dictionaries is heterogeneous.This language falls today as the foreign element in almost every language styles, is active in speech, oral and written. And this is one of the features of the post-Soviet « newspeak ». The article gives examples of the reflection in dictionaries of lexems of different jargons professional, prison-camp, youth subcultures, drug addicts and others. Particular emphasis is placed on military vocabulary and the administration of detention areas, creating the current plethora of new abbreviation. The article presents the problem of Russian jargon in their historical development. We consider the psychological aspects of activity in the modern language lexical means of criminal language. This phenomenon is also seen in terms of development in the Soviet Union, under the totalitarian regime, criminal psychology at certain parts of the country. In details there are considered the environments, the most inclined to revitalize of jargon linguistic phenomena. There are touched also the problems of a sharp slowing down of the speech culture in mass culture and everyday communication.

Текст научной работы на тему «Жаргонные элементы современного «Новояза»: проблема культуры речи или уголовной психологии?»

Катовице, Польша ЖАРГОННЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ СОВРЕМЕННОГО «НОВОЯЗА»: ПРОБЛЕМА КУЛЬТУРЫ РЕЧИ ИЛИ УГОЛОВНОЙ ПСИХОЛОГИИ?

Код ВАК 10.02.01; 10.02.19

Аннотация. Состав жаргонной лексики в современных словарях русского языгка неоднороден. Эта лексика попадает сегодня как инородныгй элемент практически во все языгковыге стили, активна в речи устной и письменной. И это одна из особенностей постсоветского «новояза». В статье приведеныы примерыы отражения в словарях лексем разныгх жаргонов — профессиональныгх, тюремно-лагерного, субкультур молодежи, наркоманов и др. Особое внимание уделяется лексикону военныгх и администрации зон заключения, создающих в настоящее время множество новыгх аббревиаций.

В статье представлена проблема русских жаргонов в их историческом развитии. Рассмотреныг психологические аспектыг активности в современном языгке лексических средств уголовного языгка. Это явление рассматривается также с точки зрения развития в СССР, при тоталитарном режиме, уголовной психологии у определенной части населения страныы. Подробно рассмотреныы средыг, наиболее предрасположенные к активизации жаргонных языгковыгх явлений. Затронута также проблема резкого снижения культуры речи в массовой культуре и повседневном общении.

Ключееые слова: новояз, русские жаргоныг, уголовная психология, тюремная зона, армия и аббревиация, маргинальные явления в языке, культура речи и фонды словарей.

Сеедения об авторе: Надель-Червиньска, Маргарита

Ученая степень, звание: кандидат филологических наук, доцент

Место работыг: Силезский университет, Институт восточнославянской филологии, кафедра русского языгка.

Контактная информация: ul.Zytnia, 12. 41-205,

Современные словари русского языка, опубликованные в России постсоветского периода, сегодня активно включают в свой состав новые единицы жаргонной лексики и потому обходить вниманием этот процесс стало, пожалуй, уже невозможно. Русскоязычный жаргонный фонд, до недавнего времени остававшийся за пределами нормативных языковых словарей, интенсивно пополняет издания, в которые он лет десять-пятнадцать назад просто не был бы допущен лингвистами-составителями. При этом, вместо ожидаемых при таких единицах помет, указывающих на происхождение каждой из них и узусного контекста ее заимствования, приходится сталкиваться с уклончивой и, на наш взгляд,

Nadel-Chervinska Margarita Katowice , Poland JARGON ELEMENTS OF MODERN «NEWSPEAK»:

SPEECH CULTURE OR CRIMINAL PSYCHOLOGY?

Abstract. The composition of jargon vocabulary in modern Russian language dictionaries is heterogene-ous.This language falls today as the foreign element in almost every language styles, is active in speech, oral and written. And this is one of the features of the postSoviet «newspeak». The article gives examples of the reflection in dictionaries of lexems of different jargons -professional, prison-camp, youth subcultures, drug addicts and others. Particular emphasis is placed on military vocabulary and the administration of detention areas, creating the current plethora of new abbreviation.

The article presents the problem of Russian jargon in their historical development. We consider the psychological aspects of activity in the modern language lexical means of criminal language. This phenomenon is also seen in terms of development in the Soviet Union, under the totalitarian regime, criminal psychology at certain parts of the country. In details there are considered the environments, the most inclined to revitalize of jargon linguistic phenomena. There are touched also the problems of a sharp slowing down of the speech culture in mass culture and everyday communication.

Key words: newspeak, Russian slang, criminal psychology, the prison area, the army and abbreviation, marginal phenomenon in language, culture and language dictionaries funds.

About the author: Nadel-Chervinska, Margarita Academic degree, academic status: candidate of filological sciences, associate professor

Place of employment: University of Silesia, Institute of East Philology, Chair of Russian Language Position: associate professor

безответственной пометой «общеупотребительное» либо с весьма неопределенным и расплывчатым терминологическим монстром «общеупотребительный жаргон». И поскольку само употребление субъектом речи того или иного жаргона является маркером принадлежности его (субъекта) к маргинальной субкультуре, то, тем самым, все носители русского языка в стране как бы попадают потенциально в круг такой марги-нальности, с чем вряд ли можно было бы согласиться.

Однако и состав жаргонной лексики, описываемой толковыми словарями, весьма пестр, неоднороден, и не одна она определяет сегодня относительную «новизну» справочных лингвис-

тических изданий. Относительную постольку, поскольку новым является лишь фиксирование такими изданиями, что еще недавно было невозможным, определенного фонда лексем, хорошо знакомых русскоязычной среде. Так, можно определить следующие источники пополнения фондов «новой лексики» — источники, наиболее актуальные, на наш взгляд, для современных толковых словарей русского языка:

1) многочисленные языковые единицы, в том или ином плане не соответствовавшие литературным нормам, т. е. признанным и описанным в «Академической грамматике» нормам русского литературного языка, а потому ранее в нормативные словари не включенные;

2) теоретически знакомая носителям русского языка лексика, подвергавшаяся раньше идеологической цензуре разного типа, а также имеющая при этом развитую словообразовательную систему, не зафиксированную нормативными словарями в советский период развития российской лексикографии;

3) языковые единицы иноязычного заимствования, заимствованные в силу актуальной для современного развития государства и общества тематики и обладающие тенденцией к последующему производному словообразованию;

4) лексемы-производные от трех, названных первыми в этом ряду, разрядов лексических единиц, актуальные в контексте современной языковой словообразовательной деривации (при этом это языковые единицы как вновь заимствованные, так и уже в речи освоенные, наравне с исконно русскими).

Естественно, что актуализация именно этих источников для пополнения русскоязычных словарей в постсоветский период развития российской лексикографии имеет свои естественные причины. Это объясняется, с одной стороны, резкой сменой в 80-х годах политического и экономического курса государства, с другой же, относительной свободой печати, поскольку именно она стала первым более-менее серьезным завоеванием постсоветской эпохи. Тем самым «свобода слова», провозглашенная в период горбачевской перестройки1, довольно скоро обернулась, что весьма печально, для российской лексикологии полным отсутствием нормативного контроля, а для говорящих на русском языке внутри страны — отказом от соблюдения чистоты литературного языка, т. е. собственно какой-либо языковой нормы. Демонстративность такого отказа была мотивирована иллюзией «вседозволенности» и стало, пожалуй, одним из следствий отсутствия элементарной культуры

1 Перестройка — вот еще одно «новое слово», претендовав-

шее новым своим значением на статус неологизма, в контексте

новых фразем, типа многообещающей — ветер перемен или снисходительной — дядя Миша, как величали в просторечии самого последнего Генсека КПСС и, одновременно, первого и последнего президента СССР.

демократических преобразований — культуры, которой не было и не могло быть в недемократической тоталитарной России.

В то же время, для очередной волны так называемого «новояза», на сей раз постсоветского, а не советского, наряду с неожиданно обретенной в печатных изданиях свободой самовыражения мыслей, эмоций, чувств и даже критических суждений по поводу того, что всех много лет окружало, стала характерна некая «раскованность» речи, также нередко демонстративная и граничащая с «развязностью». Вывод был прост: если говорить можно все, что хочешь, в том числе и о том, о чем раньше говорить было запрещено, то и говорить можно теперь так как хочешь, не стесняясь в словах, средствах выражения и проч. А то, что накопилось в русских душах за десятилетия молчаливой покорности, требовало экспрессии и слов, не укладывавшихся в привычное понимание нормы русского литературного языка.

Но в этом таилась определенная опасность: поток всевозможных проявлений живого просторечия, доселе не описанного и не изученного, бесконтрольно вырвался на просторы газет и журналов, захлестнул политические трибуны, телевизионные экраны, радиорепродукторы, наводнил книжные страницы и кинопродукцию. По существу, язык улицы, шумно врываясь в тишь да гладь привычной гражданской пассивности, агрессивно отвоевывал себе право на существование и, надо признать, что отвоевал.

Жаргонные слова в общеупотребительной речи

Лексемы-жаргонизмы, с новым для них статусом «новые слова», из лексикона маргинальных сред все чаще переходят в речь общеупотребительную. А из словарей жаргонов они постепенно «перебираются» в солидные справочные издания русского языка. И, продвигаясь в сферы лексики общеупотребительной, эти жаргонизмы, по дороге как бы теряют свою не нейтральную окраску: теперь как бы примелькались в речи, побледнели, стерлись и, как результат, не удостоились даже какой бы то ни было словарной пометы, кроме разве что «разговорно-сниженное», семантически безликое в случае слов-жаргонизмов. Таким образом, в современных словарях непоследовательно и скупо, но все же представлены следующие разновидности русскоязычных жаргонов:

1) тюремно-лагерный жаргон тоталитарной России (сталинского и постсталинского периодов);

2) профессиональные жаргоны разных социальных групп (музыкантов, политиков, военных, предпринимателей, учителей, инженеров-информатиков, журналистов и других);

3) молодежный жаргон (школьников, студентов, неформальных группировок, наркоманов);

4) административно-партийный жаргон (как советский, так и постсоветский, хотя последний

словари отражают весьма фрагментарно, чаще всего на уровне фразем);

5) жаргонные элементы, освоенные просторечием (однако этот факт не оправдывает — что еще раз подчеркнем — попытку введения в русскую лексикографию термина «общий жаргон», в разряд единиц которого составители словарей обычно включают лексические единицы самых разных жаргонов).

Приведем ниже для иллюстрации по два-три примера на каждый случай — из тех языковых единиц просторечия, которые ошибочно можно посчитать за лексемы так называемого «общего жаргона»:

1) выступать в чем-л. или где-л.; фраер; крутануть кого; замочить кого; увести из-под носа что-л. у кого-л.; заставить землю жрать, или пыль глотать, слизывать;

2) (с)лабать что (муз.); сделать прозрачным что (полит.; калька с англ.); стоять по стойке смирно (воен.); отмывка денег (фин.); наехать на кого; а также гонять товар и быть челноком (бизн.); черный нал (наличные); теневая экономика (полит., экон.);

3) тусоваться где или с кем; тащиться на что или от кого; (большой) умат с чего-л.; при-стебаться куда или к кому; прикинуться шлангом; стёб и стебать(ся);

4) вызвать на ковёр кого и за что; поставить раком кого; заставить кого кому-л. или себе (говорящему) жопу лизать; придавить к ногтю кого;

5) челнок; буратин(к)о и папа Карла; зайчик; тёлка; скотобаза; втык; прочистить или вправить мозги кому; утечка мозгов и разбазаривание мозгов.

Здесь подробнее остановимся на тех жаргонизмах, которые приникают сегодня в разговорную речь и там остаются, меняя при этом экспрессивную, а подчас и стилистическую окраску. Именно такими лексемами, воспринимаемыми составителями словарей и, отчасти, носителями языка как «новые», пестрят в два последних десятилетия лингвистические справочники. Примерами жаргонизмов, активно освоенных русским просторечием как единицы общеупотребительные и включаемых в словари как «новая лексика», могут служить следующие лексикографические статьи, в современных лингвистических словарях также весьма многочисленные:

Тюкнуть, сов. перех. разг.-сниж. То же, что: убить. [НСРЯ2] (Заимствовано из уголовного жаргона.)

Жевачка, -и, ж. разг. Жевательная резинка. Купить жевачку. [СТСРЯ3] (Заимствовано из школьного жаргона.)

Квиртанутый, -ого, м. шутл.-ирон., арм., курс. Курсант Киевского высшего инженерного

2 Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Т. 1-2. -М., 2000.

3 Современный толковый словарь русского языка / Гл. ред. С. А. Кузнецов. — СПб., 2003.

училища (КВИРТУ). [ТСМС; БСРЖ4] (Заимствовано из лексикона инженерно-технических работников советского периода.)

КПЗ [ка-пэ-зэ], неизм.; ж. Камера предварительного заключения; место, куда помещают арестованных сразу после задержания. [СТСРЯ] (Заимствовано из жаргона работников правоохранительных и карательных органов.)

КПП [ка-пэ-пэ], неизм.; м. Контрольнопропускной пункт. [СТСРЯ] (Заимствовано из армейского жаргона и лексикона работников правоохранительных органов.)

[ТСМС]; 1. Обкрадывать, грабить кого-л. 2. Обманывать, надувать кого-л. [ТСНЛРЯ5]; кого. Обворовывать путем обмана, грабить кого-л. [ТСУЖ6].

Лажа, -и; ж. жарг. Обман, поддерка. // Вздор, ерунда (1). [СТСРЯ] (Заимствовано из лагерного жаргона.) Смотри и ср.: Лажа — 1. Сочувствие. 2. Обман. 3. Позор. 4. Поблажка, снисхождение. 5. Чушь ерунда. Лажу гнать — то же, что лажать.

4 Никитина Т. Г. Толковый словарь. Молодежный сленг. -М., 2003; Мокиенко В. М., Никитина Т. Г. Большой словарь русского жаргона. — СПб., 2000.

5 Квеселевич Д. И. Толковый словарь ненормативной лексики русского языка. — М., 2003.

6 Толковый словарь уголовных жаргонов / Под общей ред. Ю. П. Дубягина и А. Г. Бронникова. — М., 1991.

7 Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона (речевой и

графический портрет советской тюрьмы) / Авт.-сост. Д. С. Бал-даев, В. К. Белко, И. М. Юсупов. — М., 1992; Никитина Т. Г.

8 Термин наш; впервые был использован в монографии: На-

дель-Червинская М., Червинская А. Номенклатура и феня. Уголовно-партийный жаргон как коммуникативная форма «советской зоны» // Slavica Electrónica Erfordiensis. — Erfurt Electronic Studies in Slavonic Languages. 1999 (1) — Erfurt

(http://www.slavica.ph-erfurt.de). — 155 с.

Крэйзи [рэ] и крези [ре], неизм. [англ. crazy], жарг. Сумасшедший, психически ненормальный человек. [СТСРЯ] (Заимствовано из молодежного жаргона, заимствовано из жаргона наркоманов.) [МС; ТСМС]

Наивняк, м. прост. Очень наивный, доверчивый человек. (Заимствовано из молодежного жаргона, заимствовано из жаргона наркоманов.) [СТСРЯ; ТСНЛРЯ]

Как видно даже на этих немногих примерах, состав жаргонизмов в толковых словарях последних лет весьма разнороден и по своему происхождению, и по характеру бытования. Следует обратить внимание и на тот факт, что определенная часть жаргонизмов, притом немалая, постепенно переходит на уровень лексики общеупотребительной, не переставая при этом оставаться жаргонной по своему происхождению. Поэтому проникновение подобных лексем в стилистически разные речевые контексты объясняется не только и не столько смешением стилей, свойственным современному русскому языку особенно, сколько маргинальностью речевых сред, которые еще несколько десятков лет назад не соприкасались или же почти не соприкасались.

Взаимопроникновение лексических единиц пограничных речевых сфер и создает сегодня феномен стилистических смещений и семантических расширений. Именно эти процессы наиболее продуктивны в контексте созидания в русском языке активного слоя так называемой «новой лексики»: старое и уже знакомое, претерпевая некоторые семантические изменения, кажется уже новым. И таких малоприметных метаморфоз в языке и особенно в его просторечных проявлениях сегодня гораздо больше, чем показалось бы на первый взгляд.

Отражение в словарях новых аббревиатур

Подобным включением «новой лексики» в словниках является и обилие аббревиатур, ранее в словари русского языка не включавшиеся из идеологических соображений, поскольку эти аббревиации были характерные, прежде всего, для тоталитарной действительности и потому не желательны для огласки как элементы русскоязычной — советской — картины мира. Надо отметить, что к аббревиатурам советского периода и производным от них лексемам добавляются в настоящее время весьма многочисленные новообразования постсоветского периода, которые и можно рассматривать как собственно «постсоветский новояз», в одном из его наиболее ярких проявлений. Однако в словарных фондах такие лексические единицы появляются спонтанно, нерегулярно, субъективно избирательно:

МРОТ — сокр. Минимальный размер оплаты труда. [ТСРЯ-ХХ9]

9 Толковый словарь русского языка конца XX в. .Языковые изменения / Под ред. Г. Н. Скляревской. — СПб., 1998.

НПРС — сокр. Народно-патриотический союз России. [ТСРЯ-ХХ]

НПФ — сокр. Негосударственные пенсионные фонды. [ТСРЯ-ХХ]

ОВИР — сокр. Отдел виз и регистрации. [ТСРЯ-ХХ]

БОМЖ — сокр. Без определенного места жительства. [ТСРЯ-ХХ]

ЕХБ — Евангельские христиане-баптисты. [ТСРЯ-ХХ]

ФСБ [эф-эс-бэ и фэ-эс-иэ], неизм.; м. Федеральная служба безопасности. [СТСРЯ]

В том же, последнем из упомянутых, словаре10 мы находим такие лексемы-аббревиатуры, которые в других лингвистических справочных изданиях вообще отсутствуют. Приведем несколько таких примеров:

1) втуз (высшее техническое учебное заведение, уже устаревшее);

2) ВТЭК (Врачебно-трудовая экспертная комиссия, в словарях не отражавшееся);

3) ГИБДД (Государственная инспекция безопасности дорожного движения, новое; однако чаще известное как БД [бэ-дэ], безопасность дороги, современными словарями, однако не отражаемое).

К слову сказать, последнее, и именно БД, в передачах российского телевидения регулярно выступает в устойчивой фраземе отчетность по БД, что звучит довольно комично, поскольку в русский словарный фонд уже вошла заимствованная лексема бидэ, в просторечном произношении оказывающееся к БД омофоном:

14) Биде [фр. bidet], раковина для подмывания. [НСИСиВ11]

В то же время ГО [гэ-о], известная раньше носителю русского языка как гражданская оборона, теперь в том же словаре [СТСРЯ] обратилось в новую лексему, с совершенно иной семантикой:

5) ГО [го], ж. неизм., Игра черными и белыми фишками (камнями) на квадратной доске, пересеченной горизонтальными и вертикальными линиями в 361 точке.

6) Точно так же, как ВТО, некогда известное носителю языка как Всесоюзное театральное общество [БСЭ], теперь понимается в речевом контексте российских телепередач исключительно как Всемирное торговое общество. Кстати, ни первое, ни второе значение аббревиатуры ВТО анализируемыми здесь словарями, как оказалось, не зафиксировано.

Надо отметить, что аббревиатуры в новейших словарях русского языка встречаются крайне редко. Во всяком случае, в нормативных словарях советского периода, и особенно в словарях, регулярно издаваемых «Военной книгой»,

10 Современный толковый словарь русского языка / Гл. ред. С. А. Кузнецов. — СПб., 2003.

11 Новейший словарь иностранных слов и выражений. Справочное издание. — М — Минск, 2002. (Без составителя.)

они встречались гораздо чаще. Как ни странно, нечасто встретишь их теперь даже в таких словарях, как «Словарь языка Совдепии» [ТСЯС12] и «Словарь перестройки» [СП13].

Наибольшее число таких лексем в настоящее время встречается в «Русском семантическом словаре» [РСС14], если, конечно, не брать во внимание «словари тюремно-лагерного жаргона», о которых будет сказано ниже. В «семантическом словаре», в частности, находим общеупотребительные единицы языка, которые в других изданиях почему-то отсутствуют, а именно:

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7) ООН (Организация Объединенных Наций);

8) ЮНЕСКО (Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры);

9) МПС (министерство путей сообщения);

10) МВД (министерство внутренних дел);

11) МИД (министерство иностранных дел);

12) НТП (научно-технический прогресс)

Здесь же, в [РСС], появляется, к примеру, сравнительно новая для русского уха аббревиатура:

13) МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии).

Наряду с ними в «Семантическом словаре»

Н. Шведовой мы находим довольно много сложносокращенных слов, хорошо известных носителям русского языка, более того — в разговорной и книжной речи регулярно употребляемых. Однако, по идеологическим соображениям, в словники до недавнего времени такие лексемы не попадали, поскольку они являются отражением картины мира тоталитарного государства, сталинской и постсталинской эпох. Вот примеры таких специфических языковых единиц:

14) Торгпред, -а, м. Сокращение: торговый представитель — глава торгпредства, государственного органа, представляющего за рубежом права соответствующего государства в области внешнеэкономической деятельности. // прил. торгпредовский, -ая, -ое (разг.). [РСС]

15) Гаишник, — а, м. (разг.) Сотрудник ГАИ -Государственной автомобильной инспекции. // прил. гаишнический, -ая, -ое. [РСС] (Прилагательное словообразование мы бы отнесли к неологизмам либо к московскому городскому арго, поскольку многие годы в русской речи была употребительной форма гаишный, -ая, -ое.)

16) Гэпэушник, -а, м. (разг.) Служащий ГПУ -Государственного политического управления (в РСФСР в 1922-1923 годах). [РСС]

12 Мокиенко В. М., Никитина Т. Г. Толковый словарь языка Совдепии. — СПб., 1998.

13 Максимов В. И. Словарь перестройки. — СПб., 1992.

14 Русский семантический словарь / Под общ. ред. Н. Ю.

Шведовой. Т. 1-2. — М., 1998.

17) Кагэбэшник, -а, м. и кэгэбэшник, -а, м. (разг.) Служащий КГБ — Комитета государственной безопасности.

18) Оперуполномоченный, -ого, м. Сокращение: оперативный уполномоченный — то же, что оперативник. // ж. Оперуполномоченная, -ой. [РСС]

19) Сексот, -а, м. (разг.) Сокращение: секретный сотрудник — лицо, осуществляющее тайное наблюдение за кем-н. по заданию специальных органов. // ж. сексотка, -и, род. мн. -ток. // прил. сексотовский, -ая, -ое. [РСС]

20) Цэрэушник, -а, м. (разг.) Служащий ЦРУ — Центрального разведывательного управления США. [РСС]

21) Чекист, -а, м. Сотрудник Чека (в России с 1917 по 1922 год: Всероссийской чрезвычайной комиссии по больбе с контрреволюцией и саботажем), а также (разг.) в СССР — вообще работник органов государственной безопасности. Старый чекист. // ж. чекистка, -и, род. мн. -ток. // прил. чекистский, -ая, -ое. [РСС] (Кстати сказать, правильно эта комиссия называлась ВЧК или сокращенно — ЧК, что семантический словарь почему-то не отражает.)

22) Эмвэдэшник, -а, м. (разг.) Служащий Министерства внутренних дел1 . [РСС]

Здесь, пожалуй, следует оговорить, что приведенные в пример лексические единицы не произвольная выборка из материалов словаря, а лексемы, расположенные на страницах 254-256. На этих же двух страницах находятся также другие сложносокращенные слова, условно относящихся к тому же разряду лексем, что и аббревиатуры, в том числе и другого типа словообразования: дипкурьер, полпред, пресс-аташе, горноспасатель, контрразведчик, а также вицеконсул и оперативник. [РСС]

Однако особое место в языке занимают аббревиатуры, созданные тоталитарным государством в системе карательных органов и подвластных им лагерей. Поскольку эта лексика долгое время находилась за пределами не только словарей русского языка, но и за пределами общего речевого словоупотребления, то теперь она представляется для нас условно «новой» и в большей части своей неожиданной, ведь раньше она считалась как бы «табу», была в обиходе только для внутреннего пользования: внутри органов (правоохранения и госбезопасности, для сотрудников их), а также внутри тюрем, лагерей (для заключенных). Такие языковые единицы и будут предметом нашего дальнейшего анализа и описания.

Аббревиатуры в лагерной жизни

Обратим внимание сразу на то, что наиболее последовательно и полно, во всяком случае, для той специфической области русского языка, которую они описывают своими лексемными

15 Служащий МВД. Данная дефиниция сформулирована в словаре иначе, чем аналогичные.

фондами, приводят аббревиатурные и иные сложносокращенные образования словари уголовного и тюремно-лагерного жаргонов. Впрочем, с нашей точки зрения, это в настоящее время один и тот же жаргон, с той только разницей, что первое понятие, «уголовный», по сравнению со вторым, «тюремно-лагерный», значительно уже, поскольку объем второго включает в себя также объем первого.

В то же самое время первый из названных жаргонов — это лишь лексикон представителей преступного мира, в то время, как второй является лексиконом и всех подследственных, заключенных, и всех работников карательных органов: от лица, возглавляющего пирамиду госбезопасности (государственной безопасности) до последнего тюремщика или лагерного работника ВОХРа (ведомственной охраны). И если, по определению С. Снегова [ЯКН16], это — «язык, который ненавидит», то это язык также и тех, кто пережил репрессии, и семей тех, кто не вернулся из сталинских лагерей, и не только этих людей — поскольку это лексикон, составляющий органическую часть собственно языка тоталитаризма [ТЯ17], или языка тоталитарного государства.

Причем этот язык отражает уголовную психологию не только отдельных лиц (воров, бандитов, рецидивистов, а также представителей милиции, ведомственной и тюремно-лагерной охраны, т. е. людей, непосредственно вращающихся, по долгу службы, в криминогенной среде), но язык этот является также отражением уголовной психологии целого государства, превращенного в зону заключения, или, как она еще называется в жаргоне, «большую зону», «паханом» которой был И. Сталин. Язык этот является неотъемлемой частью языка тоталитарного государства, породившего красный террор и систему лагерей (ГУЛаг), поставившие значительную часть населения в положение «уголовных преступников», каковыми считались враги народа, и «заключенных» (ЗК, зэк, зек). Это язык, будучи порождением официальной политики и официальных государственных структур, правоохранительных и карательных, в результате как бы получил статус проявления тоталитарной государственности, в ее правоохранительном и административно-партийном узуальных контекстах.

Неудивительно, что страна, породившая, насадившая и более полувека культивировавшая такими средствами уголовную психологию масс, как бы пропиталась за эти десятилетия «ароматом» так называемого блатного языка. Отсидевшие свои сроки в лагерях вернулись домой уже как носители уголовного жаргона и в большинстве случаев, к сожалению, как носите-

16 Снегов С. Язык, который ненавидит. — М., 1991.

17 Купина Н. А. Тоталитарный язык: словарь и речевые ре-

акции. — Екатеринбург — Пермь, 1995.

ли уголовной психологии, насильственно привитой им в лагерях. Опыт отцов передается, как водится, детям, а выразить его можно только знаковой системой тюремно-лагерного бытия и на языке этой маргинальной среды. Именно поэтому подобная лексика настолько активна, выразительна и живуча. Одновременно с тем эта лексика разъедает литературный русский язык изнутри, как раковая опухоль: многолетняя и последовательная деструкция человеческой личности в СССР неизбежно ведет к разложению и нивелированию языковой культуры, с ее академическими нормами, правилами хорошего тона, шкалой общечеловеческих ценностей и многовековым литературным наследием. Печальные приметы этой общеязыковой тенденции мы, если приглядеться, обнаруживаем и в новейших словарях русского языка.

Итак, в заключение приведем некоторые из огромного числа сталинистских аббревиатурных образований, фиксируемых словарями тюремно-лагерного жаргона и которые мы, в частности, находим у Ж. Росси, ставшего после многолетней отсидки в сталинском ГУЛАГе (Главное управление лагерей) носителем также и русского языка:

1) АСА — антисоветская агитация; см. буквы,

1. Формулировка, кот. Первоначально употреблялась параллельно с КРА, но к концу 30-х годов почти вытеснила эту последнюю. — КРА — контрреволюционная агитация. [СпГУЛАГ18] (Кодированная пометка на личном деле заключенного.)

2) АСВЗ — антисоветский военный заговор; см. буквы, 2. Формулировка, применявшаяся особенно часто в 1937-38 годах. [СпГУЛАГ] (Кодированная пометка на личном деле заключенного.)

3) АСЭ — антисоветский элемент; см. буквы (3). [СпГУЛАГ] (Кодированная пометка на личном деле заключенного.)

4) АТП или а. т. п. — адмтехперсонал, административно-технический персонал. К этой категории относятся: акушерка (см. дети, 1); диспетчер; зав. баней, аптекой, кухней, пошивочной или сапожной мастерской и т.п.; инспектор КВЧ, санчасти и т.п. Паек АТП ниже ИТР, но лучше м.о.п. Благодаря близости к начальству, некоторым работника этой категории удается получить паек ИТР. У многих блат на кухне (см. придурок, 3). [СпГУЛАГ]

5) КВЧ — Культурно-воспитательная часть. Ср. культпросветработа; культурно-воспитательная деятельность; политвоспитатель-ная работа. [СпГУЛАГ] (Все эти лексемы в лагерном жаргоне имеют еще дополнительную, всегда негативную, семантику.)

6) ИТР — инженерно-технические работники. Примеч.: Те из зэков, которым разрешено работать как ИТР, пользуются рядом преимуществ.

18 Росси Ж. Справочник по ГУЛАГу: В 2 т. — Лондон, 1987; М., 1991.

[СпГУЛАГ] (ЗК или зэк — заключенный. О работе ИТР в шарашке, или в шарашкиной контаре, см., в частности, у А. Солженицына, в его романе В круге первом.)

7) м.о.п. или МОП — младший обслуживающий персонал (подметальщики, уборщицы, сторожа, дневальные и др.; ср. СФТ). По правилам на эти работы следует направлять физически неполноценных, но очень часто они попадаются крепким, умеющим устраиваться людям. Питание МОП — плохое (гарантийка). Но все же не на общих работах! [СпГУЛАГ] (Не путать с аббревиатурой МООП — Министерство Охраны Общественного Порядка. Работников его, кстати, в просторечии называли, по буквенному сокращению названия министерства, мопсами. СФТ расшифровывается: средний физический труд. Название одной из лагерных категорий трудоспособности — см. комиссовать 1-5 — между ЛФТ, легким физическим трудом, и ТФТ, тяжелым физическим трудом. На практике это часто оказывалось фикцией, — отмечает в своем словаре Ж. Росси.)

Обратим также внимание на то, что от сокращения ТФТ в лексиконе заключенных было образовано слово туфта, иногда тухта, -«липа, обман; очковтирательство; работа, сделанная лишь для видимости; заведомо ложные, завышенные показатели в официальном отчете». Отсюда и выражение гнать туфту. Однако старались гнать туфту, чтобы окончательно не надорваться, выжить, на самой тяжелой гулаговской работе — на сибирском лесоповале. А направляли работать на лесоповал именно тех, кто был обречен лагерным начальством на ТФТ. И были это обычно политические: ВН (враги народа), ДВН (дети врага народа) и прочие АС (антисоветские элементы). Новой в этом ряду поэтому представляется аббревиация БОМЖ, как маркер на деле арестованного, а потом заключенного, уже новейшего времени.

Мы привели для иллюстрации на этих страницах только незначительную часть буквенных образований, которыми пестрит вся история не только сталинских лагерей, но, пожалуй, и всей России, после октября 1917 года. Более того, в пример приводились только аббревиатуры, и почти не был на этих страницах затронут обширный слой словообразования на базе этих буквенных сокращений. Не был поднят здесь также вопрос и о сложносокращенных словах разного типа (того же авторства, что и печально известные теперь аббревиатуры). Не касались мы вопроса также и о словотворчестве на базе этих единиц. А надо сказать, что этим словотворчеством, на разные лады, занимались и начальство лагерей, и охранники, и рецидивисты, и репрессированные. Возможно, поэтому подобных лексем в лагерном языке особенно много.

Аббревиатуры в армейской жизни

Хочется подчеркнуть, что русскоязычные аббревиатуры и примыкающие к ним сложносо-

чиненные слова, особенно советского и постсоветского периодов, не только представляют интереснейший материал для самостоятельного лингвистического исследования, но и являются сами по себе, как понятийные комплексы, ценными фрагментами русской картины мира, во всяком случае — одной из ее обширных, но еще практически не описанных научно, в языковом отношении, сфер. Правда картина эта в историческом развитии России так часто, к сожалению, видится только в перспективе узкого зарешеченного окошка. В результате специфические лексемы тюремно-лагерного жаргона представляются порой лишь единицами «общего жаргона», как бы присущего всем носителям современного русского языка самым естественным образом.

Отдельным вопросом в этом контексте представляются также аббревиатурные образования в армейском лексиконе, или, как его реже называют, армейском жаргоне. Поскольку армейская жизнь в России всегда напоминала и напоминает лагерную, причем жизнь лагеря особого или строгого режима, то нет ничего удивительного в том, что и оба жаргона, тюремно-лагерный и армейский, в определенных смыслах чем-то очень похожи. Правда, если посмотреть на этот вопрос с другой стороны, то ничего здесь удивительного нет: во главе подразделений советской армии, так же, как во главе тюрем и лагерей, стояли и стоят высшие военные чины. И подчиняются им чины низшие: и там и там есть офицеры, солдаты, сержанты и вольнонаемные служащие, приравненные к контингенту военных. И там, и там армейский жаргон, который отличается от второго, лагерного, только узкопрофессиональным уклоном.

Примеры аббревиатур армейского языка находим в многочисленных изданиях словарей-справочников, осуществлявшихся и осуществляющихся в СССР, как уже упоминалось выше, а теперь в России «Воениздатом». Новое словообразование в контексте лексики военной тематики представлено, в частности, в так называемом афганском лексиконе (военный жаргон ветеранов афганской войны 1979-1989 годов), на российской странице интернета

1) эрэсы или РС- реактивные снаряды;

2) энша или НШ — начальник штаба;

3) бэтээр или БТР — бронетранспортер;

4) взлетка или ВПП — взлетно-посадочная полоса;

5) ДШБ [дэ-шэ-бэ] — 1. десантно-штурмовая бригада; 2. десантно-штурмовой батальон (потенциальные смертники, группа повышенного риска);

6) БШУ [бэ-шэ-у] — опасная операция, жертвами которой в Афганистане нередко оказава-лись свои же части; а также другие сложносокращенные лексемы: дисбат — дисциплинарный батальон; сухпаек — сухой паек; индпакет — ин-

дивидуальный пакет для оказания первой медицинской помощи в случае ранения.

Следует отметить также некую новую тенденцию, наметившуюся в современном русском языке с приходом на пост бывшего президента России, В. Путина. Это, с одной стороны, множественные новые аббревиатурного словообразования, с другой же — поспешная замена старых, примелькавшихся аббревиатур (сталинской и постсталинской эпох на новые) — приблизительно с тем же, или даже с более дифференцированным, содержанием. Примеры такого современного словотворчества можно было найти, в частности, на странице российского Интернета http://www.zona.com.ru, очень быстро ставшей, к сожалению, неактуальной. Этот огромный, по представляемому историческому и лингвистическому материалу, и продуманно сделанный гипертекст попросту исчез из виртуального пространства российского Интернета, как бы по мановению чьего-либо указующего перста, что очень, на наш взгляд, досадно.

Наравне с хорошо известным носителям русского языка СИЗО (следственный изолятор), появились новые, нередко просто замещающие прежние, старые аббревиации:

1) УИС — Уголовно-исполнительная система, функционирующая в рамках Министерства юстиции Российской Федерации с августа 1998 года, является составной частью системы правоохранительных органов страны и представляет собой совокупность учреждения и органов, исполняющих наказания, а также обеспечивающих содержание под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений;

2) ВК — воспитательная колония;

3) ИК — исправительная колония (общего, строго или особого режима);

4) ЛПУ — Лечебно-профилактическое учреждение; вместо прежнего ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий);

5) УИС — Уголовно-исполнительная система.

6) ГУИН — Главное управление исполнения наказаний, вместо ГУЛаг.

Значения последней буквы этой новой аббревиатуры, фигурирующей на данном сайте19, установить, к сожалению не удалось. Так же непонятными остаются — для нас, во всяком случае, — буквенные образования ВВТК, колония для подростков (очевидно, по-прежнему та же воспитательно-трудовая колония, но который теперь предшествует загадочная буква В), ОБЭ, ОСБ УИН, НОПЧ и другие, данные на странице Интернета, посвященной новой российской тюремно-лагерной зоне, без расшифровки. Итак, мы имеем дело сегодня с активным созданием новых аббревиатурных образований, а также с заменой, или замещением, старых шифрованных названий новыми, приблизительно с теми

19 Еще одно новое слово — на этот раз из лексикона инфор-

матиков, или компьютерщиков (разг.).

же значениями, но иначе пишущимися и потому звучащими для русского слуха пока незнакомо. Тем самым всем носителям языка понятное и давно освоенное в тоталитарной действительности как бы становится «новым» — непонятным, а потому еще более пугающим и устрашающим.

Это последнее языковое явление (замена «старого» на «новое», аналогичное) в свою очередь ждет своего научного описания и также составляет часть сложной проблемы активного процесса создания русскоязычных аббревиатур. Такие словари, в частности, как «Словарь языка Совдепии» и «Язык тоталитаризма» дают богатый материал для анализа аббревиатурных и сложносочиненных русскоязычных единиц.

Практически в этих справочниках представлены все типы сложения корней и частей корней. И на примере этих лексем наглядно видны словообразовательные русскоязычные процессы как таковые.

К вопросу о русскоязычных жаргонах

В этом разделе обобщены выводы работы по указанным направлениям исследований, проводившихся индивидуально и в различном составе, с соавторами (инициативный Научноисследовательский центр лингвопсихологии ЫЮОМАЫТ20, в 1991-1998 гг.).

I. Составление полной картины мира (объемной и целостной), представленной в Толковом словаре живого великорусского языка Вл. Даля. Описана она с помощью 12-ти условных групп и 96-ти тематических словарных фондов (проективных описаний картины мира). Причем современный жаргон любой криминальной (и пограничной) среды составляют лексемы

1) соотносящиеся только с 6 из 12-ти возможных групп человеческого (и традиционного) мироощущения, а также

2) только с 24-мя из 96-ти тематических групп проективного описания модели мира (и то лишь частично).

Наиболее активной лексикой в криминальном жаргоне является относящаяся к следующим тематическим фондам:

1) Еда. Питье. (6 гр.); Огонь. (1 гр.); Тело. Секс. (9 гр.); Одежда. Обувь. (8 гр.) — удовлетворение естественных потребностей;

2) Имена (называние и обзывание; пренебрежительное). Смех. Драка. Брань. (9 гр.) -формы защиты, а по сути — агрессии;

3) Жилище. Вещи. (7 гр.); Ткани. Одежда. Обувь. (8 гр.); Профессии. Орудия. Оружие. (10 гр.); Счет. (3 гр.); Речь (но только по фене, или блатная музыка). Смерть (а именно: убийство). (4 гр.) — связанное с профессиональной деятельностью (воровством, бандитизмом).

II. Анализ лексико-семантического фонда XIX в., в той или иной мере повлиявшего на современное состояние криминального жаргона и

20 См.: http://nicomant.blogspot.com/.

пограничной ему общеупотребительной лексики русского языка, а также лексем, ставших жаргонизмами в XX в. как следствие смыслового искажения, смещения или замещения.

Словарь Даля включает в себя

1) афеню, офеню, офенскую речь более как профессинальный, или цеховый, жаргон, часто использовавшийся для обмана и надувательства (покупателя, заказчика), а потому пограничный с языком воров, конокрадов, а также с языком деклассированной среды — нищих, бродяг, цыган: “кантюжный, ламанский, аламанский или галивонский язык; это частью переиначенные русские слова: масья, мать, мастырить, делать; или им дано иное значение: косать, бить, костер, город; или вновь составленные, по русскому складу: шёрсно, сукно; скрыпы, двери; пащенок, дитя; или вовсе вымышленные: юсы, деньги; воксари, дрова; Стод, Бог и пр. Грамматика русская, склад речи также. На этом же языке австрийские (белокриницкие) раскольники переписываются с нашими. Похожий, но менее полный язык есть у кстрмск(их) шерстобитов, у тверских и др. нищих, где нищенство составляет промысел; также у конских барышников, из татарских и немногих цыганских слов; у воров или мазуриков, в столицах (см. байковый язык) и пр.” (Даль, 1980-82: I, 30.);

2) байковый язык более как профессиональный, но уже собственно воровской, а потому крайне табуированный и намеренно малопонятный, жаргон маргинальной среды: “(от байки, суконный, картавый? Или от гл. баить?) или музыка, вымышленный, малословный язык столичных мазуриков, воров и карманников, нечто вроде афенского; есть даже несколько слов общих, напр., лепень, платок; но б.ч. придуманные свои: бутырь, городовой; фараон, будочник; стукан-и,ы, веснухи, часы; скамейка, лошадь; ходить по музыке, говорить байковым языком; подначить, захороводить, подкупить прислугу; переты-рить вещь, передать наскоро; стрема, опасность; камышевка, лом; голуби, белье на чердаке; мешок, скупщик краденого, и пр.”(Там же: I, 38.);

3) музыку как специфическое проявление последнего, т.е. как полностью закрытый и непонятный для не своего, не посвященного жаргон деклассированных представителей общества, составивших собственную субкультуру, противоположную и противопоставленную общепринятой: “музюкать, вор(онежск.) говорить шепелевато, зюкать; тмб. — беседовать, балагурить; ниж-ард. -толковать, обсуживать.” (Там же: II, 358.)

III. Анализ разных по времени бытования групп русскоязычных жаргонизмов, которые можно рассматривать как разные формы жаргона (соотносимые, в своем развитии, с пятью ступенями инициации):

1) офеня — основой которой является язык так называемых татарских башкир, с преобладанием тюркских корней;

2) байковый язык, переиначивший бытовую лексику русского языка, близкий мещанскому, и музыка, или собственно арго (однако им не знакомо понятия блат и блатной), последняя включает непонятные для городской среды диалектные корни, а также лексикон различных поселений, ограниченных чертой оседлости и национальной обособленностью; искажения, типа “неправильного” словообразования, объяснимы, в частности, восприятием говорящего русской речи как инородной;

3) блатная музыка, или феня, как собственно язык арготический, т.е. тайное коммуникативное орудие представителей деклассированной среды, обусловленное средствами существования (воровством, разбоем, нищенством), либо искусственной обособленностью (принудительным поселением, работами, поражением в правах) — активно использовалась, в частности, в среде террористических групп, революционеров; появление жаргонизмов, заимствованных из идиша, либо образованных от корней иврита; так баить по фене превращается в ботать (бдая — ложь, выдумка; бад, или бод, с оглушением д — т — выдумка, вымысел и ткань; ср.: (за)бодать и бодяга — болтун; а также: (за)бурить(ся) от бур — невежда; блат, блатной, блотяк от бло(а)т — износиться, бло(а)ш -следить, б(а)лаш — сыщик; блоф — пускание пыли в глаза, т.е. блеф; и т.п.)

4) так называемая “русская” феня — значительно дополненный (лексически и семантически), расширенный (сферы употребления, предметные поля, словообразовательные и фразеологические возможности), а также “продвинутый” (семантические смещения, замещения, искажения; переосмысления и новые ассоциации) фонд профессионального воровского языка, или блатной музыки; “обогащен” языковыми неологизмами и речевыми офиииальными штампами из практики сталинских репрессий (судопроизводства НКВД) и лагерной жизни; внедрение в жаргон корневых основ из языков “многонациональных народов” СССР;

5) современная феня — как нарочито раскованная, а потому упрощенно жаргонизированная форма разговорной речи (независимо от среды употребления — при тенденции их взаимопроникновения, слияния и даже подчинения среде криминальной); активное заимствование из иностранных языков, как правило, с искажением фонетическим, семантическим, а также с изменением сферы употребления.

Как видим, феня не является однородной массой уголовного жаргона, а четко расслаивается — по времени использования, принципу организации и интенции употребления — на три пласта, а точнее сказать на три разных “фени” -на блатную, или язык воровской среды (I), на лагерную, или язык специфической субкультуры тех, кто поражен в правах (II), и на советскую, или язык криминогенной и маргинальных сред,

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

уже как проекция массового уголовного сознания (III); последняя при этом подразделяется на два подтипа криминального арго — на партийноадминистративный жаргон, или номенклатурная феня (Ш-а), и на общеупотребительный жаргон, или разговорная феня (Ш-б).

IV. Анализ сред, благоприятных для бытования и развития жаргона, а также для создания, в силу каких-либо обстоятельств, специфической, асоциальной и деструктивной, субкультуры.

Криминальными и криминогенными (пограничными) средами, для которых собственный “закрытый”, или тайный, язык необходим как средство личной и коллективной безопасности, в условиях России до 1917 года являлись следующие:

1) среды, или исторически сложившиеся “цехи” — производственные и торговые, где в силу профессиональной замкнутости и обособленности, а также общности целей — получить как можно более высокую выгоду (от продажи или перекупки-перепродажи), появляются условия, возможность и кастовая необходимость в обмане и обворовывании заказчиков, клиентов, покупателей; из этих сред составился постепенно некий круг промышляющих мошенничеством, т.е. весьма отличный от круга промышляющих грабительством, однако близкий живущим за счет воровства;

2) маргинальные среды, искусственно социально обесцененные и отгороженные, т.е. деклассированные, напр., деревенское и заводское население (сначала крепостные, или беглые, а затем нищенствующие и бродяжничающие, с не выправленными бумагами) или принудительно обязанные жить в черте оседлости, либо в монастырях, а потому, за их пределами, люди беспаспортные и полностью бесправные, находящиеся вне закона и потому не имеющие никаких иных средств для существования, кроме попрошайничества и(ли) грабежа; их сред этих нередко пополнялись воровские шайки и бандитские группы, демонстративная асоциальность и агрессивность последних нередко оказывались благодатной почвой для революционных идей (мир разрушим; кто был ничем, тот станет всем);

3) среда беднейших и бесправных слоев населения, в силу крайнего недовольства своим положением склонным принять революционные идеи, участвовать в политических аферах и спекуляциях, а также склонный к приступам агрессии, немотивированной деструкции, направленной на общественную формацию в целом и на отдельных индивидов, имеющих какое-либо материальное или социальное преимущество (это есть наш последний и решительный бой; грабь награбленное); “борьба с социальной несправедливостью” принимает асоциальный (криминальный) характер, — следуя уголовной психологии представителей деклассированных сред,

куда примыкают и собственно уголовные элементы.

Криминальными и криминогенными (пограничными) средами, использующими тайный жаргон (арго или его элементы) для личной, либо коллективной, выгоды и безопасности, в условиях республик бывшего СССР и современной России являются следующие:

1) собственно уголовная среда, или так называемые деклассированные элементы (воры, грабители, убийцы, проститутки любого пола) пограничная среде условно “не криминальной”, -как паразитирующая на второй, живущая за ее счет, конфликтующая с ней и сотрудничающая (в той или иной форме и степени); феня здесь используется для обеспечения замкнутой клановости, надежности подзаконных сделок, а также для манипуляции внутри преступной группы (унижения, угрозы, иерархическая зависимость, внушение страха и послушания);

к ней, как пограничная, примыкает среда работников сферы обслуживания (торговли, общественного питания — в первую очередь, а также коммунального хозяйства, строительства и автосервиса) как дающая не ограниченные — т.е. не контролируемые — возможности легкой наживы (при помощи воровства и мошенничества), получения взяток, припрятывания дефииита (вещей и продуктов), перепродажи и спекуляции и т.п.; сюда же следует отнести работников любых сфер, в той или иной мере обслуживающих номенклатуру и живущих от ее щедрот, излишков; эта среда преобразовалась затем в криминально-мафиозную структуру дикого рынка и черного бизнеса (круг предпринимателей, работодателей и челноков, новых русских, крутых бизнесменов и т.п.);

2) пограничная деклассированной среде беднейшая часть населения, т.е. та часть, в основном, мало образованных и склонных к спонтанной агрессивной реакции рабочих и крестьян, в которой не было пассивного законопослуша-ния, а недовольство настоящим своим положением порождало асоциальные проявления — поступки и модели поведения в целом (пьянство, дебоши, драки, поножовщину, грязную брань (мат), воровство, беспорядочные сексуальные отношения);

в частности, ее пополняют граждане страны, возвращающиеся к “нормальной жизни” после отсидки (в тюрьмах и лагерях, а потому естественно использовавшие в речи лагерный жаргон), т.е. неполноправные — как следствие поражения в правах, отсутствия прописки, возможности работать по спеииальности — члены общества; при Сталине таковыми оказывались и работники колхозов, не имевшие ни заработка (вместо которого засчитывались трудодни), ни паспорта;

3) криминогенная среда предоставленных самим себе детей и подростков (это — так называемые дети улии и подворотен, в основном —

дети первых двух категорий; причем не обязательно — беспризорные или детдомовские, т.е. социально обездоленные вследствие революции, гражданской войны, голода и массовых репрессий); из нее, прежде всего, пополнялись ряды “шестерок’ уголовного мира, а потом — его профессионалов (карманников, белочников, домушников, медвежатников, мокрушников и т.п.) и авторитетов (паханов, воров в законе, блатных, тузов);

позитивной программой, трудно достижимой и потому притягательной для этой категории, всегда являлось получение теплого (и хлебного) местечка — в сфере обслуживания, либо при номенклатуре и правовых структурах, т.е. там, где действовал распределитель, раздавались спеипайки, можно было себя почувствовать королем — находясь при кормушке (шефа, начальничка, доброго дяди), а потому пользуясь отчасти чужими благами, не доступными для простого смертного (уголовный принцип перераспределения благ как установление относительной справедливости, что созвучно революционному лозунгу: грабь награбленное!);

4) кастово ограниченная — и близкая элитарной — среда работников правоохранительных органов (милиции, прокуратуры, органов государственной безопасности, тюрем, исправительно-трудовых лагерей, любых видов охраны — совоков, барбосов, батей, красноперых, падлы, пасечников, хомяков, а также делегатов, гнили), непосредственно соприкасающихся с уголовными элементами и представителями деклассированной среды (в том числе, по политическим причинам, т.е. по 58-й ст. УК), а потому -машинально, нарочито или с определенными целями — перенимающих коммуникативные формы этой среды (и ее психологию);

характерно также и то, что, с одной стороны, эти органы всегда пополнялись представителями данных маргинальных субкультур, с другой же — из органов в условиях тоталитаризма легко было пересесть сначала на скамью подсудимых, а потом за решетку;

5) среда номенклатуры, снизу доверху, партийно-административная элита унитарного государства, куда попадали, прежде всего, люди мало образованные, а потому чванливые (новым своим состоянием и положением по отношению к остальным — низшим, подчиненным, зависимым) и, в силу отсутствия истинной культуры, создававшие и диктовавшие на свой лад некую суррогатную — свою, аппаратную и партийную, — субкультуру;

они, с одной стороны, привносили в эту среду уголовную психологию и криминальный жаргон, с другой же — его охотно принимали в этой структуре управления люди более образованные и культурные, но не уверенные в прочности своего положения и личной своей безопасности, а потому стремившиеся всемерно ассимилироваться и “слиться с массами”; в то же время она

активно навязывалась “сверху” подчиненным-исполнителям самими функиионерами;

6) среда так называемой золотой молодежи — в первую очередь, детей партийных функционеров, различных работников номенклатуры (и правоохранительных органов), воспитывающихся в атмосфере вседозволенности и безнаказанности, а потому становящимися непосредственными носителями уголовной психологии (свойственной их элитарно-кастовой субкультуре);

к ним же, следуя их образцами (речевым, коммуникативно-поведенческим), стремится приблизиться молодежная, студенческая и творческая, элита — как столичная, так и провинциальная; в этой маргинальной среде уголовный жаргон считается своеобразным шиком и высшим классом (вследствие чего он активно проникает и на страницы русскоязычной художественной литературы, куда уголовная психология криминогенных отношений, как правило, проецируется без особого анализа и без критического отношения к воссоздаваемому материалу, нередко приобретая при этом видимость коммуникативной нормы);

7) специфическая субкультура советской школы, которую составляют учащиеся (привносящие в ученическую среду криминальный жаргон и тип межличностных отношений, являющихся проекцией уголовной психологии), учителя (принимающие навязываемые им учениками коммуникативные формы и нередко активно их использующие — как средства сближения с учениками, установления взаимопонимания, манипулирования детским коллективом); если раньше школьный жаргон включал лишь отдельные арготизмы, то в последнее десятилетие он окончательно ассимилировался с уголовным;

все чаще уголовное сознание школьника формируется непосредственно в семье, либо там приживаются формы коммуникативных (иерархических) отношений, свойственных криминогенной группе, и соответственно — жаргон, отражающий и выражающий эти отношения.

V. Анализ лексических фондов разных типов жаргонов (и прежде всего — трех типов фени) и сходной по смыслу общеупотребительной, а также диалектной лексики русского языка — по материалам толкового словаря Вл. Даля. Такое сопоставление позволило сделать весьма интересные и неожиданные выводы, а именно:

1) офенский, а затем байковый языки, а также музыка (очевидно, как переходная форма к более развитому и уже многофункциональному воровскому жаргону), преследовали только цель отгородиться от посторонних — людей не свой профессии, не своего круга или компании, не своей национальности (как в случае с башкирскими татарами), но, к примеру, не от конкурентов, соперников, занятых таким же промыслом (коробейничаньем, лотошничеством, т.е. торговлей в разнос, барышничеством, коно-

крадством, ремесленничеством или, допустим, рыбным промыслом, так же имевшим свой специфический жаргон); здесь принципиальное значение имело — свой ты или не свой, разумеешь по-нашему или нет, умеешь ли говорить так, как мы (традиционная модель сакрализации коллективного знания и проверок пришлого на ложность / истинность, т.е. на осведомленность, умелость и изворотливость);

эти “тайные” языки составляют лексемы, нейтральные по своей окраски — только называющие действия, предметы и свойства — как объекты действия, и лишь иногда — лица, так же более как объекты действия, чем как его субъекты; лексика, выражающая действия группы “драка”, а также составляющая группу “брань”, носит демонстративно-преувеличенный и шутливопренебрежительный характер; очевидно в этом контексте носителями жаргонов активно использовались общеупотребительные лексемы этих двух, весьма объемных в словаре Даля, групп, — лексемы традииионно-фольклорного характера (соотнесенные с мужской инициацией и ее этапами, эротикой, ярмарочным меряни-ем в силе и ловкости, смеховой культурой), когда демонстративная агрессивность не является в действительности таковой, а есть лишь предупреждение: меня не трожь, ко мне не подходи -а то как дам, тогда у меня получишь;

2) блатная музыка начала 20 в. (назовем ее собственно воровская, блатная феня, или блатной жаргон), равно как — отчасти — и первоначальная музыка, ей предшествовавшая и ее породившая — как специфическая часть городского (мещанского) жаргона (лакейского, при-казнического, купеческого — в немалой части своей мошеннических, по цели использования, а также собственно воровского), — суть детально разработанный профессиональный инструмент преступного мира; здесь дифферениированно называются как объекты, так и субъекты преступных действий (мошенничества — напр., картежного, воровства, грабежа, убийства), сами преступные действия и детали их исполнения (формы, орудия, а также предметы-объекты);

однако этот язык составляют лексемы ярко выраженного оиеночного характера (здесь значимо деление на плохое и хорошее, нужное и ненужное, бросовое, полезное и бесполезное, и даже на красивое и некрасивое, а потому неприятное говорящему), в то же время — эта лексика носит объективно-оиеночный характер и лишена внешней агрессивности и какой-либо активной, значимой для говорящего окраски: она свидетельствует об избиении, убийстве, драке как о само собой разумеющихся фактах преступного быта — отстраненно-безэмоииональ-но, возможно, насмешливо-иронически либо хвастливо-преувеличенно; в этом и состоял традиционно своеобразный воровской шик: всегда и во всем быть невозмутимым, сдержанным и, на свой лад, корректным, в т.ч. — в языке (та-

кой поведенческий и речевой идеал-шаблон насаждали, в частности, одесская и столичные криминальные субкультуры);

мотивация жаргона значительно изменяется: он не только отделяет своих от чужаков, но также позволяет говорящему выставляться и рисоваться перед другими — своим превосходством, опытом (блатным), и это превосходство должно, с точки зрения ботающего по фене, вызывать зависть, восхищение и даже страх у окружающих (фраеров, т.е. не своих, и лохов, своих, но ниже стоящих в преступной иерархии, которая теперь весьма развита и значима в среде бандитов, а также в среде деклассированных революиионных элементов); так, плевать картошки будет — бросать бомбы; пле(и)товать -бежать из ссылки, но также — избивать и удирать (ср.: купить плеть — бежать из заключения, а плешить — сбивать с толку); обратник — беглый их ссылки и каторги; взять на аннушку, на прихват, на храпок, на пушку, на якорь и проч. -популярные выражения времен гражданской войны;

3) лагерная феня сталинского и постсталин-ского периодов как тюремно-лагерный (блатной) жаргон, равно употребляемый заключенными (зэками, в т.ч. и бывшими), лагерной охраной и администраиией, а также на всех уровнях института советского права; ее отличает, прежде всего, переориентация интенционально нейтральных слов блатной фени в негативно — контрастно — окрашенные, эмоционально огрубленные, вульгарные, садистские, с ярко выраженной тенденцией унизить, поставить на место, морально уничтожить, с угрозой искалечить и уничтожить физически, а также с явной тенденцией (с)манипулировать собеседником и окружающими;

так, напр., зверь, первоначально “жертва не русской национальности”, превратился в “азиата, кавказца” (т.е. в “не человека”), в “насильника” (сексуального, или маньяка, убийцу), в “сбытчика наркотиков” и в “начальника”; звонарь, “лжец и хвастун”, — в ненавидимого и презираемого “стукача, доносчика; провокатора”; замочить, “продать”, — в “убить” или “предать, по доносу”; купить, “украсть; задержать; выпытывать секрет; совершать легкую кражу” — в “обмануть, войдя в доверие; спровоцировать (, чтобы потом донести); выведать, выпытать” и проч.; особенно резко меняется окраска лексем, называющих субъектов насилия (особенно разных национальностей, а также женщин и гомосексуалистов), их качества и агрессивные действия по отношению к ним;

4) советская феня как партийно-административный жаргон (или номенклатурная феня), естественно образовавшийся из агрессивного революиионно-уголовного лексикона поры становления “рабоче-крестьянской”, а затем “советской” власти — т.е. диктатуры коммунистической партии;

та часть лексики советского административно-лагерного жаргона (и даже административно-партийного лагерного жаргона), как точнее будет его назвать, которая, в отличие от остальной, сравнительно нейтральной (в окраске своей и интенции — каковыми являются, напр., глаголы, выражающие отношение, а чаще равнодушие, к краденому имуществу, еде, выпивке и даже приему наркотиков), составляет обширный и весьма активный в разговорной речи фонд садического языка (термин А. СИетпэку, 1994) тоталитарного государства, отличается, прежде всего, деструктивностью (в одних случаях — направленной и конкретно уничижающей, унижающей, уничтожающей, в других — ненаправленно абстрактной, а потому всеобъемлющей и бесконтрольной);

для него актуальны такие оппозиции, как шеф и мальчик на побегушках, дока и шланг, пахан и васёк, дед и салага, заказчик и чукча, настоящий мужик и сука (баба, подстилка, кошёлка), бугор и жид (вонючий, пархатый, жидкий на расправу) — во всех оттенках расизма, антисемитизма и других форм дискриминации (национального или сексуального меньшинства, интеллигенции, верующих, женщин и детей, как более слабых, зависимых, а потому презираемых);

5) советская феня как криминальный жаргон, активно внедренный в общеупотребительную лексику (или разговорная феня);

оно, это насилие сверху, будучи подавлением другой личности (личностей), всегда является доказательством собственных правоты и власти, с одной стороны (диктующей условия игры), и вины, зависимости — с другой (эти условия игры принимающей), а потому всегда является наставлением для собеседника и одновременно его унижением);

специфика этого лексикона, его семантические смещения и окраска, непонятные или означающие нечто неизвестное собеседнику — особенно носителю любой иной, не тоталитарной, культуры — речевые штампы, словоупотребление, интенции и коммуникативные отношения, эвфемизмы, весьма осложняют сегодня межличностные, и даже междунациональные, контакты.

VI. Анализ той значительной части фени — а именно: фени лагерной и фени советской, -которая носит специфический садический характер, содержит в себе заряд слабо мотивированных агрессии, (само) деструкиии и негативизма.

Специфика уголовного жаргона и его проникновение в другие речевые сферы

Садический язык составляет значительную часть современного уголовного и административного жаргонов, и заимствован он, прежде всего, из зоны заключения. Под зоной подразумеваются тюрьмы и лагеря, места принудительного ограничения свободы индивидов, а по-

тому обесценивания человеческой личности как таковой. Это жаргон заключенных (зэков) и во-хров (всех видов начальничков), т.е. язык унижения, приспособления (с одной стороны), уничтожения, подчинения (с другой); однако и в ту и в другую группу могут входить — избирательно -как первые, так и вторые.

Под зоной также — и это зафиксировано в самом жаргоне — подразумевается также и вся Страна Советов, отделяемая от мира — в той или иной мере, на разных этапах ее существования — железным занавесом. Но он, этот специфический язык манипуляций и подавления, заимствован также из среды советских номенклатурных работников (где основой всех отношений является принцип «дам — не дам» и где, вследствие самих этих отношений, вербализованных в специфическом административном и партийном жаргоне, все подчинено моделям уголовной психологии).

Потому этот специальный язык только называет явления, предметы, субъекты, но имя это не выражает сущности объекта. Немалую часть лексического состава садического языка тоталитарного государства составляют уничижающая брань, оскорбительные, пренебрежительные прозвища и определения объекта речи — в процессе диалога либо говорения о третьем лице. Если сам по себе садический язык не жесток, то основная функция его — как контекстуальное и коммуникативное речевое проявление — это насилие, всегда направленное сверху вниз.

Носитель садического языка перекраивает окружающий мир по своему образцу (свойственному его собственному садистскому пониманию и мироощущению власть имущего). Поэтому сам садический язык не способствует — и не может, вследствие своей специфики, ни в коей мере способствовать — принятию этого, всегда конфликтного, мира конфронтации и взаимного неприятия.

На протяжении десятилетий Россия, отрезанная от цивилизованного и демократического мира «железным занавесом», создавала в условиях всеобщего бесправия и государственного террора свою специфическую маргинальную субкультуру, оправдывающую (равно как и обусловливающую) отношения «насилие» (со стороны государства и стражей его устоев) — «жертвы насилия» (как нравственного, так и физического). Одним из результатов этого длительного ассимилятивного процесса и стал своеобразный язык общения и взаимного подчинения, некий тоталитарно-административный жаргон,

проникающий во все сферы взаимоотношений (деловых, межличностных и даже интимных). И разлагающий эти отношения изнутри — постепенно подчиняя себе все и вся, и прежде всего -русскоязычное просторечие.

Базируется этот табуированный язык на актуализированном (благодаря развитию системы ГУЛАГа) воровском арго, превращаясь, с одной

стороны, в то, что мы называем сегодня тюремно-лагерным (блатным) жаргоном, а с другой, в партийно-административный лексикон. Это -тот же — и даже один и тот же — жаргон, официально сухой — в обращении к посторонним и к подчиненным, и одновременно, среди своих людей, — “забористый» и даже “заборный», нередко “многоэтажный», т.е. активно включающий в себя словообразования и конструкции “матом» или “по фене».

Оба эти лексические фонда легко совмещаются, образуя при взаимном проникновении и смешении специфическую коммуникативную форму отношений “начальничков» и “зеков» (заключенных), “хозяев» и “шестёрок», “блатови-ков» (они же в криминальной среде воры в законе) и “вонючих козлов» (всех тех, кого первые, оказавшиеся в силу обстоятельств над ними, дрючат, опускают, макают, достают, а также заставляют на себя, или за себя, ишачить, что и выражают приниженной, или так называемой опущенной, стороне открытым текстом, т.е. во всем разнообразии и псевдообразности конструктивного — уголовного — мата).

Деструктивность этой лексики проявляется как в бессмысленности называния (и обзывания, клеймения — отдельных личностей и групп, чувств, действий, предметов, свойств и умений индивида), а также интенций (приказов, желаний, идеалов, мечтаний, отраженных лексемами), так и в агрессии, эмоциональной окраске высказываний, скрытой и явной угрозе (собеседнику или третьему лицу), негативности мироощущения.

Для тоталитарного государства характерно использование тех же лексем (садического языка) в речи номенклатурных работников и представителей права — исключительно для обозначения лиц подчиненных, зависимых (воспринимаемых обычно как жертва — избитая, убитая, абортированная и(ли) проститутка), выражения приказа, распоряжения, которому обязаны безусловно подчиняться (широко используется набор глаголов, выражающих совершение акта полового насилия ) и т. п .

Те же особенности словоупотребления, первоначально свойственные только тюремнолагерному жаргону — в контексте зафиксированной им уголовной специфики межличностных отношений, — мы все чаще встречаем у преподавателей школ (особенно в последние десятилетия), в студенческой среде, в речи людей с высшим образованием (врачей, журналистов, предпринимателей, деятелей искусства, политиков, офицерского состава).

Потому садический язык и должно рассматривать как слияние и взаимодействие значительных частей тюремно-лагерного и административно-партийного жаргонов в специфическом лексиконе, объединенном общей интенцией — ограничения свободы и подавления личности в условиях советского тоталитаризма. В то

же время, он является лишь активной частью лексического фонда советской фени — прежде всего, номенклатурной фени и уж потом разговорной фени.

Заимствованный из лексики лагерной фени, в которой он составляет весьма значительный процент, этот язык насилия постепенно становится в русскоязычной среде эквивалентом и потому манифестацией мужественности, силы и власти, права и личностной значительности. Использование его очень часто — если не всегда -имеет еще и другую интенцию: обезопасить себя от возможного, и вполне вероятного, насилия со стороны кого-то другого и даже всех окружающих сразу путем создавания вокруг себя мифа о собственной силе, защищенности (крутой, бугор, имеет волосатую руку, т.е. поддержку в определенных кругах, с которыми не стоит тягаться и меряться силой — в партийных, криминальных, правовых, напр.), опытности в подзаконной деятельности (напр., отношение к рэкету, наркобизнесу, фашистской группировке), некой собственной “непредсказуемости” и “опасности” для других (псих(опат), бешеный, горлом берет, прирежет — если что).

Эта функция пугания, еще не оформившаяся как таковая на уровне блатной фени начала века, но ставшая основой иерархической системы фени лагерной и номенклатурной, а теперь органически вписавшаяся в многофункциональную структуру разговорной фени — языка межпартийного, языка новых поколений и “темного бизнеса”, представляет немалый интерес для изучения и анализа. К сожалению, этот специфический язык стал сегодня едва ли не основным, а для маргинальных структур и единственным, коммуникативным средством — в общении, самовыражении и деловых контактах.

Нормативность и ненормативность языковых единиц

Так, на первый взгляд, казалось бы, что основным параметром отказа от включения в нормативные словари русского языка той или иной лексемы должно быть несоответствие данной языковой единицы литературным нормам, т. е. признанным и описанным академической грамматикой нормам русского литературного языка. И действительно, значительная часть лексики, появляющейся сейчас в современных лингвистических словарях ранее не включалась в подобные издания именно по этому признаку.

Среди таких языковых единиц, описываемых сегодня нами в словарных изданиях как новая лексика оказываются, в частности, и стилистически сниженные единицы русского языка: разговорные и просторечные’ формы слов (а), и жаргонизмы (б), и вульгаризмы (в), нормами литературного языка еще недавно категорически отвергавшиеся.

Приведем примеры такой новой словарной лексики, отобрав для этого в первую очередь глагольные формы, где это было возможным. Не

всегда возможным же это оказывается постольку, поскольку разные словари представляют лексемы, не только различные по тематике и словообразованию, но также и преимущественно те или иные части речи.

а) разговорные и просторечные формы слов:

1) всыпаться, грызться, жить-поживать, жульнически, жуликоватый [НСРЯ];

2) раскорячить и раскорячиться, сплавить и сплавлять (о товаре); сплоховать [СТСРЯ];

3) голоснуть, зажать и зажимать (кого или критику), законтрактовать [ТСЯС];

4) слямзить, обещаться, обжиматься, обжирать и обжираться [БТСРЯ];

5) спонсировать, приостанавливать, приторговывать, прокормить, заиикливаться, затариваться[Т СРЯ-ХХ];

1) ухлопать (в значении убить), сдернуть, шалман, шваркнуть, шпана [НСРЯ];

2) обрез, обуть (3), губа3, видик (о видеомагнитофоне), доходяга, загнуть [СТСРЯ];

3) Вова, дохлый Вова, Вовчик (о мумии В. Ленина в Мавзолее), болтушка (женское к болтун, лагерное), казёнка (о школе), чернобровый (о Л. Брежневе), папа Карло (о К. Марксе) [ТСЯС]; 2

4) дошурупить, драный2, дрючить, дурь, жакан, железка1 (2 зн.) [БТСРЯ];

5) балдеть, коробейничать, расколоть (кого), взламывать (о система компьютерной защиты), тусоваться, прокрутить и прокручивать (деньги) [ТСРЯ-хХ];

1) пащенок, сволочь и сволота, шелопут, шельма и шельмовка, шлюха, хрен, хреновый [НСРЯ];

2) обормот и обормотка, обрубок (об изуродованном, лишенном подвижности человеке), очкарик (об интеллигенте), голубой, говно [СТСРЯ];

3) членовоз (в первую очередь об автомобилях, в которых возят членов Политбюро КПСС), кибальчиш (о бабнике), сопля и сопля чекистская (о доносчике, в лагере) [ТСЯС];

4) говнистый, говно, говнодавы, блядь, блядский, блядство [БТСРЯ];

5) намыливаться, бомжировать и бомжевать, затрахать и затрахаться [ТСРЯ-ХХ].

Нечеткая грань между вульгаризмами и просторечием, а также проникновение жаргонизмов и в просторечие и в разговорную речь21 приводят к тому, что составители словарей русского языка по-разному соотносят ту или иную

21 В традиции русского языкознания, в отличие от польского, как известно, различаются стили разговорный и просторечный. Также и стиль вульгарный охватывает гораздо больший круг лексики, чем принято считать, к примеру, в среде полонистов. При этом русскоязычная вульгарная лексика весьма дифференцирована по происхождению, бытованию и окраске.

лексему со сниженными речевыми стилями. Для словаря Т. Ефремовой [НСРЯ], в частности, эта проблема вообще не актуальна, поскольку практически не учтена системой стилистических помет. А, допустим, авторы комплексного словаря [КСРЯ22] старались, по возможности, избегать включения стилистически сниженных лексем в свое издание, претендующее на нормативное. В словарях же, напр., Д. Квеселевича [ТСНЛРЯ] и Т. Никитиной [ТСМС] такая лексика, напротив, преобладает и составляет большую часть собранного и отобранного составителями для данных изданий фонда слов современного русского языка.

Однако, несмотря на очевидную многочисленность лексем, еще недавно находившихся за пределами словарной и литературной нормы, а теперь широко — и подчас, к сожалению, некритично — включаемых в современные справочные издания, они в общем фонде так называемой новой лексики занимают меньше места, чем, напр., лексика, подвергавшаяся раньше идеологической цензуре разного типа. Как показывает анализ словарей последнего десятилетия, эти языковые единицы, объективно существующие в языке, но при этом тщательно вычеркиваемые из печатных текстов пером цензора, мощным потоком хлынули на страницы словарей русского языка. Приведем примеры новой лексики этого типа:

1) инакомыслящий, инакомыслящая, инакомыслие; репрессия, репрессировать, репрессированный; лагерник, лагернииа, лагерный; оболванивать [НСРЯ];

2) иеромонах; кошерный; кошт; лакиы и лаки; мат5 и матерный, матерщина; новомуче-ник; новопредставленный; ниспослать; пересылка и пересыльный (о тюрьме и этапе) [СТСРЯ];

3) единоличник; единобожие; ждановщина; жидомасон и жидомассонский; жмурик; загранпоездка; зона и зоновский; зэк, зэка и зэчка [ТСЯС];

4) матюги; маиа; месяиеслов; ничегонеделание; новокрещенеи; перекантоваться; отовариться; поезжанин; подчалок; подчистка [БТСРЯ];

5) водоосвящение, военно-гэбистский, воз-

вращенеи и возвращенка, гэбист и гебист, гэ-качепист и гэкачепистский, деидеологизиро-ванный, католикос, квазиперестройка,

КГБшеый, кивала, клубничка, колядование, ком-ковый (от комок, комиссионный магазин), коммунистическо-фашистский, контркультура, лесбиянство [ТСРЯ-ХХ].

Третьим видом лексических нововведений, существенно изменивших за последние годы характер издаваемых в России словарей русского языка, стал мощный поток иноязычных заим-

22 Комплексный словарь русского языка / Тихонов А. Н. и др. / Под ред. А. Н. Тихонова. — М., 2001.

ствований, активно и сразу включившийся в русскоязычный словообразовательный процесс. Приведем примеры такой заимствованной лексики, оказавшейся к тому же в словообразовательных отношениях для русского языка весьма продуктивной:

1) Инаугураиия; мобильность, мобильный; инвазия, инвазионность, инвазионный; индикт, [НСРЯ];

2) ваучер, ваучерный; круассан; крекер; кардиган; каратэ; маракуйя; караоке [СТСРЯ];

3) евангелизаиия и евангелист; евровалюта; европарламент; еврочек, катридж; квазиденьги [ТСЯС];

4) меркантилист, мизогинизм, мимезис и мимесис, минералотерапия, мунииипализиро-вать, НЛО, ниишеанство, ниишеании, нитратомер [БТСРЯ];

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5) дансинг, дампинг, дебюракратизаиия, девальвировать, деимпериализаиия, дисплей, долларизаиия, киднеппинг, кичмен, клиринг, инвектива и инвективный, инвестор и инвеститор [ТСРЯ-ХХ].

Словообразовательные возможности, как показывает анализ современных справочнолингвистических изданий, вообще оказались свойственны новой лексике как таковой. И такая тенденция как производство новых слов в современном русском языке, на наш взгляд, склонна сегодня все к большему развитию и расширению (4). Примером этому явлению могут служить следующие лексемы-производные:

1) беженеи, беженка —> беженский, беженство; безвременный —> безвременье; выдвигать (кандидатуру, например) —> выдвигаться, выдвигание; а также вседозволенность, всеевропейский [НСРЯ];

2) иждивение — > иждивенеи, иждивенка, иждивенческий, иждивенческий, иждивенчески; извращённый —> извращение, извращенеи, извращенка, извращённость, извращённо [СТСРЯ];

3) бюрократизм — > забюрократизован-ность, забюрократизованный, забюрократизировать, забюрократизироваться; идеология — > заидеологизировать, заидеологизирован-ность, заидеологизированный; а также ельии-нист, жёлтопрессник, жириновеи, забугорный [ТСЯС];

4) штопать — > подштопать, подшто-паться, подштопываться, подтопывание; тираж — > растиражирование, растиражировать, растиражироваться; растопить — > растопка, растопочный; а также подпрограмма; посмеяние и посмешище, растеряха, елдык —> подъелдыкнуть, —> подъедание [БТСРЯ];

5) диссидент — > диссидентка, диссидентский, диссидентство, диссидентствовать;

перестройка —> доперестроечный; а также до-приватизационный, дотироваться, дээсовец (член партии ДС, Демократический союз), инва-лидизация и инвалидизироваться, иномарка, инофирма [ТСРЯ-ХХ].

Такой же анализ, например, комплексного словаря А. Тихонова показал, что это издание практически новой лексики не включает, либо включает — и то крайне редко — лексемы, в ряде словарей не фиксировавшиеся:

а) колготки, лагерный (режим) [КСРЯ];

б) кед, ксерокопировать [КСРЯ];

в) типа басня — > басенный и баснописец; бесправный — > бесправность, бесправие; а также кассовый, качественный, кашлянуть, кисленький (с включением дериваций, которые входят далеко не во все словари) [КСРЯ].

В то же время составители данного словаря ставят перед собой совсем иные цели, о чем и свидетельствует само название нового издания: комплексный, тяготеющий к словарям универсального типа, а потому формирующийся на базе толковых и грамматических словарей. Объясняется это тем, что изучающему русский язык удобнее и проще обращаться за справками к одному и тому же словарному источнику, чем искать ответы на свои вопросы в разных лингвистических книгах.

Поэтому данное издание содержит в первую очередь материал дидактический — с точки зрения самих авторов словаря, «необходимый и вполне достаточный чтобы довести работу над словом до правильного употребления его в русской устной и письменной речи». [КСРЯ, 2001:

Итак, названный словарь толковым является только постольку, поскольку авторы его считаю необходимым дать потенциальному пользователю самые необходимые и, пожалуй, минимальные сведения о семантике каждой из включенных в дидактический материал лексем. Довольно избирательно и скупо, по той же причине, представлены здесь и словообразовательные возможности отдельных слов. Зато грамматическое описание каждой единицы отличается полнотой и обстоятельностью. А именно этого требуют учебные цели такого нормативного лингвистического справочника, рассчитанного на повышение общей культуры речи носителей русского языка. Как мы видим, далеко не все новейшие издания стремятся отражать на своих страницах новую лексику и современные языковые тенденции. Продолжают выходить в свет и такие словари, как [КСРЯ], в той или иной форме, а также с той или иной целью дать образцы нормы языка литературного.

© Надель-Червиньска М., 2008

Послание президента Федеральному Собранию. Онлайн

Сегодня в полдень президент России Владимир Путин выступит с Посланием Федеральному Собранию. В этом году выступление с обращением к парламентариям пройдет в Гостином дворе.

В ходе своего выступления глава государства, как правило, обозначает главные направления дальнейшего развития страны, рассказывает об основных проблемах и путях их решения, ставит задачи перед правительством и парламентом. Ранее пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отметил, что в этом году Владимир Путин сделает особый акцент на экономике и социальных проблемах, а также уделит внимание темам, связанным со специальной военной операцией.

На церемонию оглашения Послания президента РФ Федеральному Собранию традиционно приглашены не только депутаты и сенаторы, но и члены правительства, председатели Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного судов, Генпрокурор, председатель ЦИК, руководитель Счетной палаты, члены Госсовета, главы основных конфессий.

В этом году, по словам Дмитрия Пескова, на выступлении президента не будут присутствовать иностранные гости. «Самое большое количество приглашенных — это депутаты и сенаторы, и будут там участники СВО — особенная характеристика этого года, ну и много других представителей», — сообщил он «РГ» накануне.

Напомним, что средняя длительность посланий главы государства составляет час с небольшим. Самыми короткими стали выступления в 2004 и 2005 годах — по 48 минут, самым длинным — послание 2018 года, длившееся 1 час 55 минут.

Послание Президента Федеральному Собранию

Владимир Путин обратился с Посланием к Федеральному Собранию. Церемония оглашения прошла в Москве, в Гостином дворе.

21 февраля 2023 года

Послание Президента Федеральному Собранию

В.Путин: Добрый день!

Уважаемые депутаты Федерального Собрания – сенаторы, депутаты Госдумы!

Уважаемые граждане России!

С сегодняшним Посланием я выступаю в сложное, – мы все об этом хорошо знаем, – рубежное для нашей страны время, в период кардинальных, необратимых перемен во всём мире, важнейших исторических событий, которые определяют будущее нашей страны и нашего народа, когда на каждом из нас лежит колоссальная ответственность.

Год назад ради защиты людей на наших исторических землях, для обеспечения безопасности нашей страны, для ликвидации угрозы, которая исходила от неонацистского режима, сложившегося на Украине после переворота 2014 года, было принято решение о проведении специальной военной операции. И мы шаг за шагом, аккуратно и последовательно будем решать стоящие перед нами задачи.

Начиная с 2014 года Донбасс сражался, отстаивал право жить на своей земле, говорить на родном языке, боролся и не сдавался в условиях блокады и постоянных обстрелов, нескрываемой ненависти со стороны киевского режима, верил и ждал, что Россия придёт на помощь.

Между тем – и вы это хорошо знаете – мы делали всё возможное, действительно всё возможное для того, чтобы решить эту проблему мирными средствами, терпеливо вели переговоры о мирном выходе из этого тяжелейшего конфликта.

Но за нашей спиной готовился совсем другой сценарий. Обещания западных правителей, их заверения о стремлении к миру на Донбассе обернулись, как мы теперь видим, подлогом, жестокой ложью. Они просто тянули время, занимались крючкотворством, закрывали глаза на политические убийства, на репрессии киевского режима против неугодных, на издевательства над верующими, всё больше поощряли украинских неонацистов на террористические действия на Донбассе. В западных академиях и училищах натаскивали офицерский состав националистических батальонов, поставляли оружие.

И хочу особо подчеркнуть, что ещё до начала специальной военной операции велись переговоры Киева с Западом о поставках на Украину и систем ПВО, и боевых самолётов, и другой тяжёлой техники. Помним мы и о потугах киевского режима заполучить ядерное оружие, ведь говорили об этом публично.

США и НАТО ускоренно разворачивали у границ нашей страны свои армейские базы, секретные биолаборатории, в ходе манёвров осваивали театр будущих военных действий, готовили подвластный им киевский режим, порабощённую ими Украину к большой войне.

И сегодня признаются в этом – они же признаются в этом публично, открыто, не стесняясь. Они словно гордятся, упиваются своим вероломством, называя и Минские соглашения, и «нормандский формат» дипломатическим спектаклем, блефом. Получается, что всё то время, когда пылал Донбасс, когда лилась кровь, когда Россия искренне – я хочу это подчеркнуть, – именно искренне стремилась к мирному решению, они играли на жизни людей, играли, по сути, как говорят в известных кругах, краплёными картами.

Этот отвратительный метод обмана уже не раз был опробован и раньше. Так же бессовестно, двулично они вели себя, разрушая Югославию, Ирак, Ливию, Сирию. От этого позора никогда им не отмыться. Понятия чести, доверия, порядочности не для них.

За долгие века колониализма, диктата, гегемонии они привыкли, что им всё позволено, привыкли плевать на весь мир. Оказалось, что так же пренебрежительно, по-господски они относятся и к народам своих собственных стран – их-то они ведь тоже цинично обманули или обманывали баснями о поиске мира, о приверженности резолюциям Совета Безопасности ООН по Донбассу. Действительно, западные элиты превратились в символ тотальной беспринципной лжи.

Мы твёрдо отстаиваем не только свои интересы, но и нашу позицию о том, что в современном мире не должно быть деления на так называемые цивилизованные страны и все остальные, что необходимо честное партнёрство, в принципе отрицающее любую исключительность, тем более агрессивную.

Мы были открыты, искренне готовы к конструктивному диалогу с Западом, говорили, настаивали на том, что и Европа, и весь мир нуждаются в неделимой, равной для всех государств системе безопасности, и много лет предлагали нашим партнёрам вместе обсудить эту идею, работать над её реализацией. Но в ответ получали невнятную либо лицемерную реакцию. Это что касается слов. Но были и конкретные действия: это расширение НАТО к нашим границам, создание новых позиционных районов противоракетной обороны в Европе и Азии – «зонтиком» решили прикрыться от нас, – это развёртывание военных контингентов, причём не только у границ России.

Хочу подчеркнуть, да, собственно говоря, это хорошо всем известно: ни у одной страны в мире нет такого числа военных баз за рубежом, как у Соединённых Штатов Америки. Их сотни, я хочу это подчеркнуть, сотни баз по всему миру, вся планета утыкана, достаточно только взглянуть на карту.

Весь мир был свидетелем того, как они выходили из фундаментальных соглашений в сфере вооружения, включая договор о ракетах средней и меньшей дальности, в одностороннем порядке разрывали основополагающие соглашения, поддерживающие мир на планете. Зачем-то они это ведь делали – ничего просто так они не делают, как известно.

Наконец, в декабре 2021 года мы официально направили в США и НАТО проекты договоров о гарантиях безопасности. Но по всем ключевым, принципиальным для нас позициям получили, по сути дела, прямой отказ. Тогда окончательно стало понятно, что отмашка на реализацию агрессивных планов дана и останавливаться уже они не собираются.

Угроза нарастала, причём с каждым днём. Поступающая информация не оставляла сомнений, что к февралю 2022 года всё было готово для очередной кровавой карательной акции на Донбассе, против которого, напомню, киевский режим ещё в 2014 году бросил и артиллерию, и танки, и самолёты.

Мы все хорошо помним картинки, когда с воздуха наносили удары по Донецку, наносили авиаудары не только по нему, но и по другим городам. В 2015 году они вновь предприняли попытку прямой атаки на Донбасс, при этом продолжая блокаду, обстрелы, террор в отношении мирных граждан. Всё это, напомню, полностью противоречило принятым Советом Безопасности ООН соответствующим документам и резолюциям, полностью, – все делали вид, что ничего не происходит.

Хочу это повторить: это они развязали войну, а мы использовали силу и используем, чтобы её остановить.

Те, кто планировал новую атаку на Донецк, на Донбасс, на Луганск, чётко понимали, что следующая цель – это удар по Крыму и Севастополю, и мы это знали и понимали. А сейчас о таких далеко идущих замыслах в Киеве тоже говорят в открытую – раскрылись, раскрыли то, что мы и так хорошо знали.

Мы защищаем жизнь людей, свой родной дом. А цель Запада – безграничная власть. Он уже потратил более 150 миллиардов долларов на пособничество и вооружение киевского режима. Для сравнения: по данным Организации экономического сотрудничества и развития, на помощь беднейшим государствам мира страны «семёрки» выделили за 2020–2021 годы порядка 60 миллиардов долларов. Понятно, да? На войну – 150, а беднейшим странам, о которых якобы постоянно заботятся, – 60 да ещё под известные требования покорности со стороны стран – получателей этих денег. И где же все разговоры о борьбе с бедностью, об устойчивом развитии, об экологии? Куда всё делось? Куда всё подевалось? При этом поток денег на войну не уменьшается. Также не жалеют средств на поощрение смут и переворотов в других странах, причём опять же по всему миру.

На недавней конференции в Мюнхене звучали бесконечные обвинения в адрес России. Складывается впечатление, что это делалось лишь для того, чтобы все забыли, что натворил так называемый Запад за последние десятилетия. А это они выпустили джинна из бутылки, целые регионы погрузили в хаос.

По оценкам самих американских экспертов, в результате войн – хочу обратить на это внимание: не мы придумали эти цифры, американцы их сами дают, – в результате войн, которые развязали США после 2001 года, погибли почти 900 тысяч человек, более 38 миллионов стали беженцами. Всё это они сейчас просто хотят стереть из памяти человечества, делают вид, что ничего не было. Но этого в мире никто не забыл и не забудет.

С людскими жертвами и трагедиями никто из них не считается, потому что на кону стоят, конечно, триллионы, триллионы долларов; возможность и дальше обкрадывать всех; прикрываясь словами о демократии и свободах, насаждать неолиберальные и тоталитарные по своей сути ценности; навешивать ярлыки на целые страны и народы, публично оскорблять их лидеров; подавлять инакомыслие в своих собственных странах; создавая образ врага, отвлекать внимание людей от коррупционных скандалов – с экранов ведь не сходит всё это, мы всё это видим, – от растущих внутренних экономических, социальных, межнациональных проблем и противоречий.

Напомню, в 30-е годы прошлого века Запад фактически открыл нацистам путь к власти в Германии. А в наше время из Украины они стали делать «анти-Россию». Проект на самом деле неновый. Люди, которые хоть немножко погружаются в историю, знают прекрасно: этот проект уходит корнями ещё в XIX век, его взращивали и в Австро-Венгерской империи, и в Польше, и других странах с одной целью – оторвать эти исторические территории, которые сегодня называются Украиной, от нашей страны. Вот в чём эта цель. Ничего нового нет, никакой новизны, всё повторяют.

Запад форсировал реализацию этого проекта сегодня, поддержав переворот 2014 года. Ведь переворот кровавый, антигосударственный, антиконституционный – как будто ничего не произошло, как будто так и надо, сообщили даже, сколько денег на это истратили. В идеологическую основу заложили русофобию, крайне агрессивный национализм.

Недавно одной из бригад вооружённых сил Украины, стыдно сказать, – стыдно нам, им нет, – присвоили наименование «Эдельвейс», как гитлеровской дивизии, которая участвовала в депортации евреев, казнях военнопленных, в карательных операциях против партизан Югославии, Италии, Чехословакии и Греции. У ВСУ и нацгвардии Украины особой популярностью пользуются шевроны Das Reich, «Мёртвая голова», «Галичина», других эсэсовских частей, у которых тоже руки по локоть в крови. На украинскую бронетехнику наносятся опознавательные знаки вермахта нацистской Германии.

Неонацисты не скрывают, чьими наследниками они себя считают. Удивительно, что на Западе этого никто из властей предержащих не замечает. Почему? Потому что им, извините за моветон, наплевать. Наплевать, на кого делать ставку в борьбе с нами, в борьбе с Россией. Главное – чтобы воевали против нас, против нашей страны, а значит, можно использовать всех. А мы видели, так и было: и террористов, и неонацистов, хоть чёрта лысого можно использовать, прости Господи, только бы исполняли их волю, служили оружием против России.

Проект «анти-Россия» – по сути, часть реваншистской политики по отношению к нашей стране, по созданию очагов нестабильности и конфликтов непосредственно у наших границ. И тогда, в 30-е годы прошлого века, и сейчас замысел один – направить агрессию на восток, разжечь войну в Европе, чужими руками устранить конкурентов.

Мы не воюем с народом Украины, об этом я уже много раз говорил. Сам народ Украины стал заложником киевского режима и его западных хозяев, которые фактически оккупировали эту страну в политическом, военном, экономическом смысле, десятилетиями разрушали украинскую промышленность, грабили природные богатства. Закономерным итогом стали социальная деградация, колоссальный рост бедности и неравенства. И в таких условиях, конечно, легко черпать и материал для боевых действий. О людях никто не думал, их готовили на заклание и в конце концов превратили в расходный материал. Печально, просто страшно об этом говорить, но факт.

Ответственность за разжигание украинского конфликта, за эскалацию, за рост числа его жертв полностью лежит на западных элитах и, конечно, на киевском режиме сегодняшнем, для которого украинский народ, по сути дела, чужой. Украинский сегодняшний режим обслуживает не национальные интересы, а интересы третьих стран.

Запад использует Украину и как таран против России, и как полигон. Я не буду сейчас детально останавливаться на попытках Запада переломить ход боевых действий, на их планах по наращиванию военных поставок – всем и так это хорошо известно. Но одно обстоятельство должно быть понятно всем: чем более дальнобойные западные системы будут поступать на Украину, тем дальше мы будем вынуждены отодвигать угрозу от наших границ. Это естественно.

Элиты Запада не скрывают своей цели: нанести, – как они говорят, это прямая речь, – «стратегическое поражение России». Что это значит? Для нас что это такое? Это значит покончить с нами раз и навсегда, то есть они намерены перевести локальный конфликт в фазу глобального противостояния. Мы именно так и всё это понимаем и соответствующим образом будем на это реагировать, потому что в этом случае речь идёт уже о существовании нашей страны.

Но они также не могут не отдавать себе отчёт в том, что победить Россию на поле боя невозможно, поэтому ведут против нас всё более агрессивные информационные атаки. Целью выбирают прежде всего, конечно, молодых людей, молодые поколения. И здесь опять лгут постоянно, извращают исторические факты, не прекращают нападки на нашу культуру, на Русскую православную церковь, другие традиционные религиозные организации нашей страны.

Посмотрите, что они делают со своими собственными народами: разрушение семьи, культурной и национальной идентичности, извращения, издевательства над детьми, вплоть до педофилии, объявляются нормой, нормой их жизни, а священнослужителей, священников принуждают благословлять однополые браки. Да бог с ними, пускай чего хотят, то и делают. Что здесь хочется сказать? Взрослые люди имеют право жить как хотят, мы к этому так и относились в России и всегда к этому будем так относиться: никто в частную жизнь не вторгается, и мы не собираемся этого делать.

Но хочется им сказать: но посмотрите, извините меня, священные писания, главные книги всех других мировых религий. Там всё сказано, в том числе то, что семья – это союз мужчины и женщины, но и эти священные тексты подвергаются сейчас сомнению. Как стало известно, англиканская церковь, например, планирует – планирует, правда, пока только ещё – рассмотреть идею гендерно-нейтрального бога. Что тут скажешь? Прости господи, «не ведают, что творят».

Миллионы людей на Западе понимают, что их ведут к настоящей духовной катастрофе. Элиты, прямо надо сказать, просто сходят с ума, и это, похоже, уже не лечится. Но это их проблемы, как я уже сказал, а мы обязаны защитить наших детей, и мы сделаем это: защитим наших детей от деградации и вырождения.

Очевидно, что Запад будет пытаться расшатать и расколоть наше общество, делать ставку на национал-предателей, у которых во все времена – хочу это подчеркнуть – один и тот же яд презрения к своему собственному Отечеству и желание заработать на продаже этой отравы тем, кто готов за это заплатить. Так всегда было.

Кто встал на путь прямого предательства, совершая террористические и иные преступления, направленные против безопасности нашего общества, территориальной целостности страны, понесёт ответственность по закону. Но мы никогда не будем уподобляться киевскому режиму и западным элитам, которые занимаются и занимались раньше «охотой на ведьм», не будем сводить счёты с теми, кто сделал шаг в сторону, отступился от Родины. Пусть это останется на их совести, пусть они с этим живут – им с этим жить. Главное, что люди, граждане России дали им моральную оценку.

Горжусь – думаю, что все мы гордимся, – что наш многонациональный народ, абсолютное большинство граждан заняли принципиальную позицию в отношении специальной военной операции, поняли, в чём смысл действий, которые мы делаем, поддержали наши действия по защите Донбасса. В этой поддержке прежде всего проявился настоящий патриотизм – чувство, которое исторически присуще нашему народу. Оно потрясает своим достоинством, глубоким осознанием каждым, я подчеркну, каждым неразрывной своей собственной судьбы с судьбой Отечества.

Дорогие друзья, хочу поблагодарить всех, весь народ России за мужество и решимость, сказать спасибо нашим героям, солдатам и офицерам армии и флота, Росгвардии, сотрудникам спецслужб и всех силовых структур, бойцам Донецких и Луганских корпусов, добровольцам, патриотам, которые сражаются в рядах боевого армейского резерва БАРС.

Хочу принести свои извинения: простите, что в ходе сегодняшнего выступления не смогу всех назвать. Вы знаете, когда готовил это выступление, написал длинный-длинный список этих героических подразделений, потом вынул это из сегодняшнего выступления, поскольку, как я сказал, всех назвать невозможно, и просто боялся обидеть тех, кого не назову.

Низкий поклон родителям, жёнам, семьям наших защитников, врачам и фельдшерам, санинструкторам, медсёстрам, которые спасают раненых, железнодорожникам и водителям, которые снабжают фронт, строителям, которые возводят укрепления и восстанавливают жильё, дороги, гражданские объекты, рабочим и инженерам оборонных заводов, которые работают сейчас практически круглосуточно, в несколько смен, сельским труженикам, которые надёжно обеспечивают продовольственную безопасность страны.

Благодарю учителей, которые искренне заботятся о молодых поколениях России, особенно тех преподавателей, кто работает в сложнейших, по сути прифронтовых, условиях; деятелей культуры, которые приезжают в зону боевых действий, в госпитали, чтобы поддержать солдат и офицеров; волонтёров, которые помогают фронту и мирным жителям; журналистов, прежде всего, конечно, военных корреспондентов, которые рискуют на передовой, чтобы рассказать всему миру правду; пастырей российских традиционных религий, военных священников, чьё мудрое слово поддерживает и вдохновляет людей; государственных служащих и предпринимателей, – всех, кто исполняет свой профессиональный, гражданский и просто человеческий долг.

Особые слова – жителям Донецкой и Луганской народных республик, Запорожской и Херсонской областей. Вы сами, дорогие друзья, вы сами определили своё будущее на референдумах, сделали твёрдый выбор, несмотря на угрозы и террор неонацистов, в условиях, когда совсем рядом шли военные действия, но не было и нет ничего сильнее вашей решимости быть с Россией, со своей Родиной.

(Аплодисменты.)

Хочу подчеркнуть, что это реакция зала в адрес жителей Донецкой и Луганской народных республик, Запорожья и Херсона. Ещё раз: низкий им всем поклон.

Мы уже начали и будем наращивать масштабную программу социально-экономического восстановления и развития этих новых субъектов Федерации. Речь в том числе о том, чтобы возродить предприятия и рабочие места, порты Азовского моря, которое вновь стало внутренним морем России, построить новые современные дороги, как мы это делали в Крыму, который получил теперь надёжную сухопутную связь со всей Россией. Обязательно общими усилиями реализуем все эти планы.

Сегодня регионы страны оказывают прямую поддержку городам, районам и посёлкам Донецкой и Луганской народных республик, Запорожья и Херсонщины, делают это искренне, как настоящие братья и сёстры. Теперь мы снова вместе, а значит, стали ещё сильнее и сделаем всё, чтобы на эту нашу землю вернулся долгожданный мир, чтобы безопасность людей была обеспечена. За это, за своих предков, за будущее детей и внуков, за восстановление исторической справедливости, за воссоединение нашего народа сегодня сражаются бойцы, наши герои.

Дорогие друзья, я прошу почтить память наших боевых товарищей, которые отдали жизнь за Россию, мирных граждан, стариков, женщин, детей, которые погибли под обстрелами от рук неонацистов и карателей.

(Минута молчания.)

Мы все понимаем, и я понимаю, как невыносимо тяжело сейчас жёнам, сыновьям, дочерям павших воинов, их родителям, которые воспитали достойных защитников Отечества – таких же, как и молодогвардейцы Краснодона, как юноши и девушки, которые в годы Великой Отечественной войны боролись с нацизмом, отстаивали Донбасс. Об их мужестве, стойкости, величайшей силе духа, жертвенности и сегодня помнит вся Россия.

Наш долг – поддержать семьи, потерявшие родных, близких, любимых, помочь им вырастить, поднять детей, дать им образование, профессию. Семья каждого участника специальной военной операции должна быть в зоне постоянного внимания, окружена заботой и почётом. На их нужды нужно откликаться сразу, без волокиты.

Предлагаю создать специальный государственный фонд. Его задачей станет адресная, персональная помощь семьям погибших бойцов и ветеранам специальной военной операции. Он будет координировать предоставление социальной, медицинской, психологической поддержки, решать вопросы санаторно-курортного лечения и реабилитации, помогать в образовании, спорте, трудоустройстве, предпринимательстве, в повышении квалификации, в получении новой профессии. Отдельная важнейшая задача фонда – организация долговременного ухода на дому, высокотехнологичное протезирование для всех, кто в этом нуждается.

Прошу Правительство совместно с комиссией Госсовета по социальной политике, регионами в кратчайшие сроки решить все организационные вопросы.

Работа государственного фонда должна быть открытой, а сам порядок оказания помощи – простым, по принципу «одного окна», без казёнщины и бюрократии. За каждой семьёй, я подчеркиваю, за каждой семьёй погибшего, за каждым ветераном должен быть закреплён свой, персональный социальный работник, координатор, который в ходе личного общения в режиме реального времени будет решать возникающие вопросы. Обращаю внимание: уже в этом году структуры фонда должны быть развёрнуты во всех регионах Российской Федерации.

У нас уже действуют меры поддержки ветеранов Великой Отечественной войны, ветеранов боевых действий, участников локальных конфликтов. Думаю, что в дальнейшем государственный фонд, о котором я сказал, может заниматься и этими важнейшими вопросами. Надо это проработать, и прошу Правительство это сделать.

Подчеркну: создание специального фонда не снимает ответственности с других структур и уровней власти. Я жду от всех федеральных ведомств, регионов и муниципалитетов и впредь уделять самое пристальное внимание ветеранам, военнослужащим, их семьям. И в этой связи хочу поблагодарить руководителей субъектов Федерации, мэров городов, глав регионов, которые постоянно встречаются с людьми, выезжают в том числе и на линию боевого соприкосновения, поддерживают своих земляков.

Что хотелось бы подчеркнуть особо? Сегодня вместе переносят тяготы фронта кадровые военнослужащие, мобилизованные и добровольцы – речь о снабжении и оснащении, о денежном довольствии и страховых выплатах в связи с ранением, о медицинской помощи. Однако обращения, которые поступают и ко мне, и к губернаторам – мне они тоже об этом докладывают, – в органы военной прокуратуры, к Уполномоченному по правам человека, говорят о том, что далеко не все эти вопросы ещё решены. Необходимо разбираться в каждом конкретном случае.

И ещё: служба в зоне специальной военной операции – все это понимают прекрасно – связана с колоссальными физическими, психологическими нагрузками, с каждодневным риском для здоровья и жизни. Поэтому считаю необходимым установить для мобилизованных, вообще для всех военнослужащих, для всех участников специальной военной операции, в том числе и для добровольцев, регулярный отпуск длительностью не менее 14 дней и не реже одного раза в полгода без учёта времени на дорогу, чтобы у каждого бойца была возможность навестить семьи, побыть рядом с родными и близкими.

У нас, как известно, утверждён Указом Президента план строительства и развития Вооружённых Сил на 2021–2025 годы. Работа по его выполнению идёт, необходимые коррективы вносятся. И хочу подчеркнуть, что в основу наших дальнейших шагов по укреплению армии и флота, по текущему и перспективному развитию Вооружённых Сил должен быть, безусловно, положен реальный боевой опыт, полученный в ходе специальной военной операции. Он чрезвычайно для нас важен, можно сказать больше, абсолютно бесценен.

Сейчас, для примера, уровень оснащения ядерных сил сдерживания России новейшими системами – более 91 процента, 91,3 процента. А теперь, повторю, с учётом опыта, который мы получили, мы должны выйти на такой же высокий качественный уровень по всем компонентам Вооружённых Сил.

Офицеры и сержанты, которые показали себя грамотными, современными и решительными командирами – таких очень-очень много, – будут в приоритетном порядке выдвигаться на вышестоящие должности, направляться в военные вузы, академии, служить мощным кадровым резервом для Вооружённых Сил. И, безусловно, они должны быть востребованы на гражданке, в органах власти всех уровней. Хочу просто обратить внимание коллег на это. Это очень важно. Люди должны понимать, что Родина оценивает их вклад в защиту Отечества.

Будем активно внедрять самые передовые технологии, которые обеспечат повышение именно качественного потенциала армии и флота. Такие разработки, образцы вооружений и техники у нас есть по каждому направлению. Многие из них по своим характеристикам существенно превосходят зарубежные аналоги. Задача сейчас перед нами – развернуть их массовое, серийное производство. И такая работа идёт, ведётся, её темпы увеличиваются постоянно, причём на собственной, хочу это подчеркнуть, на нашей собственной, российской научной и промышленной базе, за счёт активного подключения к выполнению государственного оборонного заказа малого и среднего высокотехнологичного бизнеса.

Сегодня на наших заводах, в конструкторских бюро, в научных коллективах трудятся и опытные специалисты, и всё больше молодых людей, талантливых, квалифицированных, нацеленных на прорыв, верных традициям русских оружейников – сделать всё для победы.

Обязательно будем укреплять гарантии для трудовых коллективов. Это касается и зарплат, и социального обеспечения. Предлагаю запустить специальную программу льготного арендного жилья для работников предприятий ОПК. Ставка аренды для них будет существенно ниже рыночной, так как значительную часть платы за жильё возьмёт на себя государство.

Мы, безусловно, обсуждали этот вопрос с Правительством. Поручаю отработать все детали этой программы и, не затягивая, приступить к строительству такого арендного жилья, в первую очередь, конечно, в городах – наших значимых оборонных, индустриальных и научно-исследовательских центрах.

Как я уже сказал, Запад развернул против нас не только военный, информационный, но и экономический фронт. Но нигде ничего не добился и не добьётся. Более того, инициаторы санкций наказывают сами себя: спровоцировали в собственных странах рост цен, потерю рабочих мест, закрытие предприятий, энергетический кризис, а своим гражданам говорят – мы это слышим, – говорят, что виноваты во всём русские.

Какие средства использовались против нас в этой санкционной агрессии? Попытались разорвать хозяйственные связи с российскими компаниями, отключить финансовую систему от каналов коммуникаций, чтобы смять нашу экономику, лишить нас доступа к экспортным рынкам, чтобы ударить по доходам. Это и воровство – по-другому не сказать – наших валютных резервов, попытки обвалить рубль и спровоцировать разрушительную инфляцию.

Повторю, антироссийские санкции – это лишь средство. А цель, как декларируют сами западные руководители, – прямая цитата – «заставить страдать» наших граждан. «Заставить страдать» – такие гуманисты. Они хотят заставить народ страдать, тем самым дестабилизировать наше общество изнутри.

Но их расчёт не оправдался – российская экономика и система управления оказались гораздо прочнее, чем полагали на Западе. Благодаря совместной работе Правительства, парламента, Банка России, субъектов Федерации и, конечно же, делового сообщества, трудовых коллективов мы обеспечили устойчивость экономической ситуации, защитили граждан, сохранили рабочие места, не допустили дефицита на рынке, включая товары первой необходимости, поддержали финансовую систему, предпринимателей, которые вкладывают средства в развитие своего дела, а значит, в развитие страны.

Так, уже в марте прошлого года был запущен пакет мер по поддержке бизнеса и экономики на общую сумму порядка триллиона рублей. Я хочу обратить внимание: это не эмиссионная политика, нет-нет, всё у нас на прочной рыночной базе делается.

По итогам 2022 года валовой внутренний продукт снизился. Михаил Владимирович звонил, говорит: хотел бы, чтобы Вы об этом сказали. Вчера, по-моему, вышла эта информация, и правильно, в срок, как положено, всё у нас по плану.

Нам предрекали, помните, спад экономики 20–25 процентов, десять. Совсем недавно мы говорили: 2,9 – я говорил. Чуть позднее – 2,5. Валовой внутренний продукт в 2022 году снизился на 2,1 процента – это самые свежие данные. При этом напомню, что ещё в феврале-марте прошлого года, как я уже сказал, предрекали нам просто обвал экономики.

Российский бизнес перестроил логистику, укрепил связи с ответственными, предсказуемыми партнёрами – а таких много, в мире таких большинство.

Отмечу, что доля российского рубля в наших международных расчётах по сравнению с декабрём 2021 года удвоилась и составила одну треть, а вместе с валютами дружественных стран – это уже больше половины.

Будем и дальше вместе с партнёрами работать над формированием устойчивой, безопасной системы международных расчётов, независимой и от доллара, и от других западных резервных валют, которые при такой политике западных элит, западных правителей неизбежно будут утрачивать свой универсальный характер. Сами своими руками всё делают. Это не мы сокращаем расчёты в долларах или в других так называемых универсальных валютах – они всё делают своими руками.

Вы знаете, есть такое устойчивое выражение: пушки вместо масла. Оборона страны, конечно, важнейший приоритет, но, решая стратегические задачи в этой сфере, мы не должны повторять ошибок прошлого, не должны разрушать собственную экономику. У нас есть всё для того, чтобы и безопасность обеспечить, и создать условия для уверенного развития страны. Именно в этой логике мы и действуем, и будем действовать дальше.

Так, многие базовые, подчеркну, именно гражданские отрасли отечественной экономики за прошлый год не только не сократили, а значительно нарастили производство. Объёмы ввода жилья впервые в современной истории нашей страны превысили 100 миллионов квадратных метров.

Что касается нашего сельхозпроизводства, то в прошлом году оно показало двузначные темпы роста. Спасибо большое, низкий поклон сельхозпроизводителям. Российские аграрии собрали рекордный урожай: свыше 150 миллионов тонн зерна, в том числе более 100 миллионов тонн пшеницы. До конца сельскохозяйственного года, то есть до 30 июня 2023-го, мы сможем довести общий объём экспорта зерна до 5560 миллионов тонн.

Ещё 10–15 лет назад это казалось просто сказкой, неосуществимым абсолютно планом. Если вы помните, – а наверняка здесь некоторые помнят, бывший вице-премьер и Министр сельского хозяйства здесь, – совсем не так давно 60 миллионов собрали вообще – по году, а сейчас 55–60 только экспортный потенциал будет. Убеждён, что у нас есть все возможности для подобного прорыва и по другим направлениям.

Мы не допустили просадки на рынке труда, напротив, добились снижения безработицы в современных условиях. Сегодня – в условиях таких больших сложностей со всех сторон – рынок труда стал у нас более комфортным, чем был ранее. Помните, у нас до пандемии безработица была 4,7 процента, а сейчас 3,7, по-моему. Михаил Владимирович, сколько – 3,7? 3,7 – исторический минимум.

Повторю, экономика России преодолела возникшие риски – преодолела. Да, многие из этих рисков было невозможно просчитать заранее, реагировать приходилось в буквальном смысле с колёс, по мере возникновения проблем. Как на уровне государства, так и в бизнесе решения принимались в максимально оперативном режиме. Отмечу, что здесь огромную роль сыграла частная инициатива, малое и среднее предпринимательство – об этом нельзя забывать. Мы избежали избыточного административного регулирования, перекоса экономики в сторону государства.

Что ещё важно? Экономический спад в прошлом году был зафиксирован только во втором квартале – уже в третьем и четвёртом кварталах отмечался рост, подъём. Мы фактически вышли на новый цикл роста экономики. По оценкам специалистов, его модель, структура обретают качественно иной характер. На первый план выходят новые и перспективные глобальные рынки, включая АТР [Азиатско-Тихоокеанский регион], наш собственный внутренний рынок, научная, технологическая, кадровая база: не поставки сырья за рубеж, а производство товаров с высокой добавленной стоимостью. Это позволяет раскрыть громадный потенциал России во всех сферах и областях.

Уже в этом году прогнозируется солидный рост внутреннего спроса. Уверен, наши компании воспользуются этой возможностью, чтобы нарастить производство, выпуск самой востребованной продукции, занять ниши, которые освободились или освобождаются после ухода западных компаний.

Сегодня мы видим всю полноту картины, понимаем те структурные проблемы, которые нам необходимо решать в логистике, технологиях, финансах, в кадрах. Мы много, постоянно говорили о необходимости изменения структуры нашей экономики за последние годы, а сейчас эти изменения – это жизненная необходимость, и это меняет ситуацию, и в данном случае – к лучшему. Мы знаем, что необходимо делать для уверенного поступательного развития России, причём именно суверенного, независимого развития, вопреки любому внешнему давлению и угрозам, с надёжной гарантией безопасности и интересов государства.

Обращаю внимание и хочу это особо подчеркнуть: смысл нашей работы не в том, чтобы приспособиться к текущим условиям. Стратегическая задача – вывести нашу экономику на новые рубежи. Сейчас всё меняется, причём меняется очень, очень быстро. Это время не только вызовов, но и возможностей – сегодня это действительно так, и от того, как мы их реализуем, зависит наша будущая жизнь. Надо убрать – хочу это подчеркнуть – убрать любые межведомственные противоречия, формальности, обиды, недомолвки, прочую чушь. Всё для дела, всё для результата – на это должно быть всё нацелено.

Успешный старт российских компаний, небольших семейных предприятий – это уже победа. Открытие современных заводов и километров новых дорог – и это победа. Новая школа или детский сад – это победа. Научные открытия и технологии – это, конечно же, тоже победа. Вклад каждого в общий успех – вот что важно.

На каких направлениях нужно сосредоточить партнёрскую работу государства, регионов, отечественного бизнеса?

Первое. Будем расширять перспективные внешнеэкономические связи и выстраивать новые логистические коридоры. Уже принято решение продлить скоростную автомагистраль Москва – Казань до Екатеринбурга, Челябинска и Тюмени, а в перспективе – до Иркутска и Владивостока с выходом в Казахстан, Монголию и Китай, что в том числе существенно расширит наши экономические связи с рынками Юго-Восточной Азии.

Будем развивать порты Чёрного и Азовского морей. Особое внимание уделим – уделяем уже, те, кто занимается этим в ежедневном режиме, знают, – будем уделять международному коридору Север –Юг. Уже в этом году по Волго-Каспийскому каналу смогут проходить суда с осадкой не менее 4,5 метра. Это откроет новые маршруты для делового сотрудничества с Индией, Ираном, Пакистаном, странами Ближнего Востока. Мы и дальше будем развивать этот коридор.

В наших планах – ускоренная модернизация восточного направления железных дорог, Транссиба и БАМа, наращивание возможностей Северного морского пути. Это не только дополнительные грузопотоки, но и основа для решения общенациональных задач по развитию Сибири, Арктики и Дальнего Востока.

Получит мощный импульс инфраструктура регионов, развитие инфраструктуры, включая связь, телекоммуникации, дорожную сеть. Уже в следующем, 2024 году не менее 85 процентов дорог в крупнейших агломерациях страны, а также более половины дорог регионального и межмуниципального значения будут приведены в нормативное состояние. Уверен, мы сделаем это.

Продолжим и программу бесплатной газификации. Уже принято решение распространить её на социальные объекты: детские сады и школы, поликлиники, больницы, фельдшерско-акушерские пункты. А для граждан такая программа теперь будет действовать на постоянной основе: они всегда смогут обратиться за подключением к сетям газоснабжения.

С этого года начинается большая программа по строительству и ремонту систем ЖКХ. В течение десяти лет планируется инвестировать в эту сферу не менее 4,5 триллиона рублей. Мы знаем, насколько это важно для граждан, насколько запущена эта сфера, – надо работать, и будем это делать. Важно, чтобы программа сразу получила мощный старт, поэтому прошу Правительство обеспечить её стабильное финансирование.

Второе. Нам предстоит существенно расширить технологические возможности российской экономики, обеспечить рост мощностей отечественной индустрии.

Запущен инструмент промышленной ипотеки, причём теперь льготный кредит можно будет взять не только на покупку производственных площадей, но и на их строительство или модернизацию. Сумму такого кредита обсуждали многократно и увеличить хотели, приличная сумма, как первый шаг – очень неплохо: сумма такого кредита – до 500 миллионов рублей. Он предоставляется по ставке три или пять процентов на срок до семи лет. Мне кажется, очень хорошая программа, и ей нужно воспользоваться.

С этого года действует и новый режим работы промышленных кластеров, в которых снижена фискальная и административная нагрузка на компании-резиденты, а спрос на их инновационную продукцию, которая только выходит на рынок, поддерживается за счёт долгосрочных заказов и субсидий от государства.

По оценкам, эти меры должны обеспечить к 2030 году реализацию востребованных проектов в объёме свыше десяти триллионов рублей, причём уже в текущем году ожидаемый размер инвестиций может составить порядка двух триллионов. Обращаю внимание: это не просто прогнозы, а чётко установленные ориентиры.

Поэтому прошу Правительство максимально ускорить запуск этих проектов, подставить плечо бизнесу, предложить системные меры поддержки, в том числе и налоговые льготы. Знаю, как финансовый блок не любит льготы предоставлять, и частично разделяю такую позицию: система налогообложения должна быть целостной, без всяких ниш, изъятий, – но творческий подход в данном случае востребован.

Так, начиная с этого года российские компании могут уменьшить выплаты по налогу на прибыль, если закупают передовые отечественные IT-решения и продукцию с использованием искусственного интеллекта. Причём эти расходы учитываются с повышенным коэффициентом, в полтора раза больше фактических затрат. То есть на каждый рубль, вложенный компанией в покупку такой продукции, о которой я только что сказал, приходится налоговый вычет в полтора рубля.

Предлагаю распространить такую налоговую льготу на покупку российского высокотехнологичного оборудования в целом. Прошу Правительство внести предложения по перечню такого оборудования по отраслям, в которых оно используется, и порядку предоставления льгот. Это хорошее решение, которое будет оживлять экономику.

Третье. Важнейший вопрос повестки развития экономического роста – это новые источники финансирования инвестиций, тоже об этом много говорим.

Благодаря сильному платёжному балансу России не нужно занимать за рубежом, кланяться, клянчить деньги и потом долго вести диалог по поводу того, что, сколько и на каких условиях отдавать. Отечественные банки работают стабильно и устойчиво, обладают солидным запасом прочности.

В 2022 году объём банковских кредитов корпоративному сектору вырос, понимаете, вырос. Много было опасений на этот счёт, но рост зафиксирован, причём вырос на 14 процентов – это больше, чем в 2021 году, без всякой военной операции. В 2021 году рост составил 11,7 процента, а сейчас – 14. Ипотечный портфель тоже прибавил – 20,4 процента. Развитие идёт.

По итогам прошлого года банковский сектор в целом сработал с прибылью. Да, она не такая большая, как в предыдущие годы, но приличная: прибыль – 203 миллиарда рублей. Это тоже показатель устойчивости финансового сектора России.

По оценкам, уже во втором квартале текущего года инфляция в России приблизится к целевому уровню в четыре процента. Напомню, что в некоторых странах Евросоюза уже 12, 17, 20 процентов, у нас – четыре, ну пять – Центральный банк, Минфин между собой разбираются, но приближена будет к целевому показателю. С учётом позитивной динамики этого и других макроэкономических параметров формируются объективные условия для снижения долгосрочных кредитных ставок в экономике, а значит, кредит для реального сектора должен стать доступнее.

Везде в мире важным источником инвестиционных ресурсов являются долгосрочные сбережения граждан, и у нас также нужно стимулировать их приток в сферу инвестиций. Прошу Правительство ускорить внесение в Государственную Думу законопроектов для запуска соответствующей государственной программы уже с апреля текущего года.

Важно создать дополнительные условия для граждан вкладывать деньги и зарабатывать дома, внутри страны. При этом необходимо гарантировать сохранность вложений граждан в добровольные пенсионные накопления. Здесь должен быть такой же механизм, как в системе страхования банковских вкладов. Напомню, такие вклады граждан в объёме до одного миллиона 400 тысяч рублей застрахованы государством и их возврат гарантирован. Для добровольных пенсионных накоплений предлагаю установить вдвое большую сумму – до двух миллионов 800 тысяч рублей. Также надо защитить вложения граждан и в другие долгосрочные инвестиционные инструменты, в том числе от возможного банкротства финансовых посредников.

Отдельные решения необходимы для привлечения капитала в быстрорастущие и высокотехнологичные бизнесы. Для них будет предусмотрена поддержка размещения акций на внутреннем фондовом рынке, включая налоговые льготы, как для компаний, так и для покупателей таких акций.

Важнейший элемент экономического суверенитета – это свобода предпринимательства. Повторю: именно частный бизнес на фоне внешних попыток сдержать Россию доказал, что умеет адаптироваться к быстро меняющейся конъюнктуре, в непростых условиях обеспечивать рост экономики. Поэтому каждая деловая инициатива, направленная на пользу стране, должна получить поддержку.

Считаю в этой связи правильным вернуться к вопросу о пересмотре ряда норм уголовного законодательства в части так называемых экономических составов. Конечно, государство должно контролировать, что в этой сфере происходит, нельзя допустить здесь вседозволенности, но перегибать палку тоже ни к чему. Необходимо активнее двигаться к этой декриминализации, о которой я сказал. Рассчитываю, что Правительство вместе с парламентом, правоохранительными органами, деловыми объединениями будут последовательно и основательно вести эту работу.

Одновременно прошу Правительство в тесном контакте с парламентом предложить дополнительные меры, которые позволят ускорить процесс деофшоризации экономики. Бизнес, прежде всего в ключевых секторах и отраслях, должен действовать в российской юрисдикции – это базовый принцип.

И в этой связи, уважаемые коллеги, небольшое философское отступление. О чём хотел бы сказать отдельно?

Мы помним, с какими проблемами и дисбалансами столкнулась поздняя советская экономика. Поэтому после распада Советского Союза, его плановой системы, в условиях хаоса 90-х, страна начала создавать экономику на основе рыночных отношений, частной собственности – в общем, всё и правильно. Во многом примером здесь служили западные страны – советников, как вы знаете, здесь было пруд пруди – и казалось достаточным просто копировать их модели. Они между собой, правда, ещё спорили, я помню это: европейцы спорили с американцами, как развиваться российской экономике.

А что произошло в результате? Наша национальная экономика в значительной степени стала ориентированной именно на Запад, причём прежде всего как источник сырья. Нюансы, конечно, разные были, но в целом как источник сырья. Причины этого тоже понятны: новый, формирующийся российский бизнес был, естественно, нацелен, как и все другие бизнесы во всех других странах, прежде всего нацелен на извлечение прибыли, причём быстрой и лёгкой. А что её приносило? Эта самая продажа ресурсов: нефти, газа, металлов, леса.

Мало кто задумывался, а может быть, и возможности такой не было, чтобы вкладывать вдолгую, поэтому другие, более сложные отрасли экономики развивались слабо. И чтобы сломать эту негативную тенденцию – все видели прекрасно, во всех правительствах, – нам потребовались годы, настройка налоговой системы и масштабные государственные инвестиции.

Мы достигли здесь реальных, видимых перемен. Да, результат есть, однако, повторю, нужно учитывать, в какой ситуации развивался наш, прежде всего крупный, бизнес. Технологии – на Западе, более дешёвые финансовые источники и выгодные рынки сбыта – на Западе, естественно, и капиталы стали утекать туда же. К сожалению, вместо того чтобы идти на расширение производства, на покупку оборудования и технологий, на создание новых рабочих мест здесь, у нас, в России, они в том числе тратились на зарубежные поместья, яхты, элитную недвижимость.

Да, потом начали вкладывать, конечно, и в развитие, естественно, но на первом этапе всё туда широким потоком уходило в значительной степени на эти цели – на потребление. А там, где богатство, там, естественно, и дети, их образование, там их жизнь, их будущее. И отследить, предотвратить такое развитие ситуации государству было очень сложно, практически невозможно – мы же жили в парадигме свободного рынка.

Последние события убедительно показали: образ Запада как тихой гавани и прибежища капиталов оказался призраком, фальшивкой. И те, кто вовремя этого не понял, кто рассматривал Россию лишь как источник заработка, а жить планировал в основном за рубежом, многое потеряли: их там просто ограбили, отняли даже законно заработанные средства.

Как-то в шутку – многие помнят, наверное, – обращаясь к представителям российского бизнеса, я сказал: замучаетесь пыль глотать, бегая по судам и кабинетам западных чиновников, спасая свои деньги. Ровно так всё и вышло.

Знаете, сейчас добавлю очень важную – простую, но очень важную – вещь: никто из простых граждан страны, поверьте, не пожалел тех, кто потерял свои капиталы в зарубежных банках, не пожалел тех, кто лишился яхт, дворцов за рубежом и так далее и тому подобное, а в разговорах на кухне люди наверняка припомнили и приватизацию 90-х годов, когда предприятия, созданные всей страной, уходили за бесценок, и показную, демонстративную роскошь так называемых новых элит.

Что ещё принципиально важно? Все годы после развала Советского Союза Запад не оставлял попыток поджечь постсоветские государства и, главное, окончательно добить Россию как самую большую сохранившуюся часть нашего исторического государственного пространства. Поощряли и натравливали на нас международных террористов, провоцировали региональные конфликты по периметру наших границ, игнорировали наши интересы и использовали средства экономического сдерживания и подавления.

А крупный российский бизнес – для чего это всё говорю – отвечает за работу стратегических предприятий, за многотысячные трудовые коллективы, определяет социально-экономическую ситуацию во многих регионах, а значит, положение дел: когда руководители и собственники такого бизнеса оказываются в зависимости от правительств, которые проводят недружественную политику в отношении России, представляет для нас большую угрозу, опасность – опасность для нашей страны. Такое положение терпимым быть не может.

Да, у каждого есть возможность выбора: кто-то захочет доживать свой век в арестованном особняке с заблокированными счетами, попытается подыскать место, казалось бы, в привлекательной западной столице или на курорте, в другом тёпленьком местечке за границей – это право любого человека, мы даже на это не покушаемся. Но пора уже понять, что для Запада такие люди были и останутся второсортными чужаками, с которыми можно делать всё что угодно, и деньги, и связи, и купленные титулы графов, пэров, мэров здесь не помогут абсолютно. Они должны понять: они там – второй сорт.

Но есть и другой выбор: быть со своей Родиной, работать для соотечественников, не только открывать новые предприятия, но и менять жизнь вокруг себя – в городах, посёлках, в своей стране. И таких предпринимателей, таких настоящих бойцов в бизнесе у нас много – именно за ними будущее отечественного бизнеса. Все должны понять: и источники благополучия, и будущее должны быть только здесь, в родной стране, в России.

И тогда мы действительно создадим прочную, самодостаточную экономику, которая не закрывается от мира, а использует все свои конкурентные преимущества. Российские капиталы, деньги, которые получены здесь, должны работать на страну, на её национальное развитие. Сегодня у нас открываются огромные перспективы в развитии инфраструктуры, обрабатывающей промышленности, внутреннего туризма, во многих других отраслях.

Хочу, чтобы меня услышали и те, кто столкнулся с волчьими повадками Запада: пытаться бегать с протянутой рукой, унижаться, выпрашивая свои денежки, бессмысленно и, главное, бесполезно, особенно теперь, кода вы хорошо понимаете, с кем имеете дело. Сейчас не стоит цепляться за прошлое, пытаться что-то отсудить, выпросить. Надо перестроить свою жизнь и свою работу, тем более что вы сильные люди – я обращаюсь к представителям нашего бизнеса, я многих знаю лично и много лет, – которые прошли сложную жизненную школу.

Запускайте новые проекты, зарабатывайте, вкладывайте в Россию, инвестируйте в предприятия и рабочие места, помогайте школам и университетам, науке и здравоохранению, культуре и спорту. Именно так и капиталы свои приумножите, и заслужите признание, благодарность людей на поколение вперёд, а государство и общество вас, безусловно, поддержат.

Будем считать, что это напутствие нашему бизнесу – выстраивать работу в нужном направлении.

Россия – открытая страна и при этом самобытная цивилизация. В этом утверждении нет никакой претензии на исключительность и превосходство, но эта цивилизация наша – вот что главное. Её нам передали предки, а мы должны сохранить её для наших потомков и передать дальше.

Будем развивать сотрудничество с друзьями, со всеми, кто готов к совместной работе, будем перенимать всё лучшее, но рассчитывать прежде всего на свой потенциал, на созидательную энергию российского общества, на свои традиции и ценности.

И здесь хочу сказать о характере нашего народа: его всегда отличали щедрость, широта души, милосердие и сострадание, и Россия как страна в полной мере отражает в себе эти черты. Мы умеем дружить, держать слово, никого не подведём и всегда поддержим в трудной ситуации, не раздумывая приходим на помощь тем, кто попал в беду.

Все помнят, как в период пандемии мы оказывали – первыми, по сути дела, – поддержку некоторым европейским странам, в том числе Италии, другим государствам, в самые сложные недели вспышки ковида. Не забудем и то, как приходим на помощь в случае землетрясения в Сирии, в Турции.

Именно народ России – основа суверенитета страны, источник власти. Права и свободы наших граждан незыблемы, они гарантированы Конституцией, и, несмотря на внешние вызовы и угрозы, мы от них не отступим.

В этой связи хочу подчеркнуть, что и выборы в местные и региональные органы власти в сентябре этого года, и президентские выборы в 2024-м состоятся в строгом соответствии с законом, с соблюдением всех демократических, конституционных процедур.

Выборы – это всегда разные подходы к решению социальных и экономических задач. При этом ведущие политические силы консолидированы и едины в главном, а главное, основополагающее для всех нас – это безопасность и благополучие народа, суверенитет и национальные интересы.

Хочу поблагодарить вас за такую ответственную, твёрдую позицию и напомнить о словах патриота и государственника Петра Аркадьевича Столыпина – они были сказаны в Государственной Думе более ста лет назад, но в полной мере созвучны нашему времени. Он сказал: «В деле защиты России мы все должны соединить, согласовать свои усилия, свои обязанности и свои права для поддержания одного исторического высшего права – права России быть сильной».

В числе добровольцев, которые сейчас находятся на передовой, есть и депутаты Государственной Думы, и региональных парламентов, представители органов исполнительной власти разных уровней, муниципалитетов, городов, районов, сельских поселений. Все парламентские партии, ведущие общественные объединения участвуют в сборе гуманитарных грузов, помогают фронту.

Ещё раз спасибо – спасибо за такую патриотическую позицию.

Огромную роль в укреплении гражданского общества, в решении повседневных проблем играет местное самоуправление – самый близкий к людям уровень публичной власти. От его работы во многом зависит доверие к государству в целом, социальное благополучие граждан, их уверенность в успешном развитии всей страны.

Прошу Администрацию Президента совместно с Правительством представить предложения по созданию инструментов прямой поддержки лучших управленческих команд, практик в крупных, средних и небольших муниципалитетах.

Свободное развитие общества – это готовность брать ответственность за себя и за близких, за свою страну. Такие качества закладываются с детских лет, в семье. И конечно, для укрепления наших общих ценностей, национальной идентичности крайне важны система образования, отечественная культура.

Используя ресурсы Фонда президентских грантов, Фонда культурных инициатив, Института развития интернета, другие инструменты, государство будет поддерживать все формы творческого поиска – современное и традиционное искусство, реализм и авангард, классику и новаторство. Дело не в жанрах и направлениях. Культура призвана служить добру, красоте, гармонии, размышлять над порой очень сложными, противоречивыми вопросами жизни и главное – не разрушать общество, а пробуждать лучшие человеческие качества.

Развитие культурной сферы станет одним из приоритетов возрождения мирной жизни на Донбассе и в Новороссии. Здесь потребуется восстановить, отремонтировать и оснастить сотни учреждений культуры, в том числе музейные фонды и здания, то, что даёт людям возможность ощутить взаимосвязь прошлого и настоящего, связать это с будущим, ощутить принадлежность к единому культурному, историческому, образовательному пространству многовековой, великой России.

С участием педагогов, учёных, специалистов мы должны серьёзно повысить качество школьных, вузовских учебных курсов, по гуманитарным наукам прежде всего, – истории, обществознанию, литературе, географии, – чтобы молодёжь могла как можно больше узнать о России, её великом прошлом, о нашей культуре и традициях.

У нас очень яркое, талантливое молодое поколение, которое готово работать на благо страны в науке, культуре, социальной сфере, бизнесе и в государственном управлении. Именно для таких людей новые горизонты профессионального роста открывает конкурс «Лидеры России», а также проходящий сейчас в новых субъектах Федерации конкурс «Лидеры возрождения».

Отмечу, что целый ряд победителей, финалистов этих проектов пошли добровольцами в боевые части, многие сейчас работают на освобождённых территориях, помогают налаживать экономическую, социальную жизнь, при этом действуют профессионально, решительно и мужественно.

Вообще, школа боевых действий – её ничем не заменить. Люди другими оттуда выходят и готовы жизнь свою положить за Отечество, где бы ни работали.

Хочу подчеркнуть, именно те, кто родился и вырос на Донбассе и в Новороссии, сражался за них, будут главной опорой, должны быть главной опорой в общей работе по развитию этих регионов. Хочу обратиться к ним и сказать: Россия на вас рассчитывает.

С учётом масштабных задач, стоящих перед страной, мы должны серьёзно обновить подходы к системе подготовки кадров, к научно-технологической политике.

На недавнем Совете по науке и образованию мы говорили о необходимости чётко расставить приоритеты, сконцентрировать ресурсы на получении конкретных, принципиально значимых научных результатов, прежде всего в тех сферах, где у нас есть хорошие заделы и которые имеют критическое значение для жизни страны, включая транспорт, энергетику, ту же систему ЖКХ, медицину, сельское хозяйство, промышленность.

В основе новых технологий практически всегда лежат фундаментальные исследования, когда-то сделанные фундаментальные исследования, и в этой сфере, так же как и в культуре, – я хочу это подчеркнуть, – мы должны предоставить учёным, исследователям большую свободу для творчества. Нельзя всех загонять в прокрустово ложе результатов завтрашнего дня. Фундаментальная наука живёт по своим законам.

И добавлю, что постановка и решение амбициозных задач – это мощнейший стимул для молодёжи идти в науку, возможность доказать, что ты лидер, что ты лучший в мире. И нашим научным командам есть чем гордиться.

В декабре прошлого года встречался с молодыми исследователями. Один из вопросов, которые они ставили, – это жильё. Проза такая, но важная. У нас уже действуют жилищные сертификаты для молодых учёных. В прошлом году дополнительно направили на эти цели один миллиард рублей. Поручаю Правительству определить резервы для расширения этой программы.

За последние годы ощутимо вырос престиж, авторитет среднего профессионального образования. Спрос на выпускников техникумов и колледжей просто огромный, колоссальный. Понимаете, если у нас безработица сократилась до исторического минимума, 3,7 процента, значит, люди работают, кадры нужны новые.

Считаю, что мы должны существенно расширить проект «Профессионалитет», в рамках которого создаются образовательно-производственные кластеры, обновляется учебная база, а предприятия, работодатели в тесном контакте с колледжами и техникумами формируют образовательные программы исходя из потребностей экономики. И конечно, очень важно, чтобы в эту сферу приходили наставники с опытом работы на реальном, сложном производстве.

Задача конкретная – за ближайшие пять лет подготовить порядка миллиона специалистов рабочих профессий для электронной промышленности, индустрии робототехники, машиностроения, металлургии, фармацевтики, сельского хозяйства и ОПК, строительства, транспорта, атомной и других отраслей, ключевых для обеспечения безопасности, суверенитета и конкурентоспособности России.

Наконец, очень важный вопрос – о нашей высшей школе. Здесь также назрели существенные изменения с учётом новых требований к специалистам в экономике, социальных отраслях, во всех сферах нашей жизни. Необходим синтез всего лучшего, что было в советской системе образования, и опыта последних десятилетий.

В этой связи предлагается следующее.

Первое – вернуться к традиционной для нашей страны базовой подготовке специалистов с высшим образованием. Срок обучения может составить от четырёх до шести лет. При этом даже в рамках одной специальности и одного вуза могут быть предложены программы, разные по сроку подготовки, в зависимости от конкретной профессии, отрасли и запроса рынка труда.

Второе – если профессия требует дополнительной подготовки, узкой специализации, то в этом случае молодой человек сможет продолжить образование в магистратуре или ординатуре.

Третье – в отдельный уровень профессионального образования будет выделена аспирантура, задача которой – готовить кадры для научной и преподавательской деятельности.

Хочу подчеркнуть, переход на новую систему должен быть плавным. Правительству совместно с парламентариями потребуется внести многочисленные поправки в законодательство об образовании, о рынке труда и так далее. Здесь нужно всё продумать, проработать до мелочей. У молодёжи, у наших граждан должны появиться новые возможности для качественного образования, для трудоустройства, профессионального роста. Повторю ещё раз: возможности, а не проблемы.

И особо отмечу: те студенты, которые учатся сейчас, смогут продолжить образование по действующим программам. И так же не подлежат пересмотру уровень подготовки и дипломы о высшем образовании граждан, которые уже прошли обучение по ныне действующим программам бакалавриата, специалитета или магистратуры. Они не должны потерять в своих правах. Прошу Общероссийский народный фронт взять все вопросы, связанные с изменениями в сфере высшего образования, на особый контроль.

Нынешний год объявлен в России Годом педагога и наставника. Учитель, преподаватель прямо участвует в строительстве будущего страны, и важно повысить общественную значимость учительского труда, чтобы родители больше говорили своим детям о благодарности к учителю, а учителя – об уважении и любви к родителям. Давайте помнить об этом всегда.

Отдельно остановлюсь на поддержке детства и российских семей.

Отмечу, что так называемый детский бюджет, или объём бюджетных расходов на поддержку семей, в России за последние годы вырос не на какие-то проценты – в разы. Он является самым быстрорастущим разделом главного финансового документа страны – бюджета, закона о бюджете. Хочу поблагодарить парламентариев и Правительство за такое единое, консолидированное понимание наших национальных приоритетов.

С 1 февраля материнский капитал в России вновь проиндексирован, как мы и говорили, на величину фактической инфляции за прошлый год, то есть на 11,9 процента. Право на такую меру поддержки теперь есть и у граждан России – жителей новых субъектов Федерации. Предлагаю предоставлять материнский капитал в Донецкой и Луганской народных республиках, Запорожской и Херсонской областях семьям, в которых дети родились начиная с 2007 года, то есть с того момента, как эта программа начала действовать по всей России. Напомню, такое же решение мы приняли в своё время и для жителей Крыма и Севастополя.

Мы продолжим реализацию масштабных программ, нацеленных на повышение благосостояния российских семей.

Подчеркну: перед Правительством и субъектами Федерации поставлена предметная задача – обеспечить заметный, ощутимый рост реальных заработных плат в России.

Важный индикатор, точка отсчёта здесь – это минимальный размер оплаты труда, как мы хорошо понимаем. В прошлом году он был повышен дважды, в сумме почти на 20 процентов.

Будем и дальше увеличивать минимальный размер оплаты труда, причём темпами выше инфляции и роста зарплат. С начала текущего года МРОТ проиндексирован на 6,3 процента.

Предлагаю с 1 января следующего года вдобавок к запланированному повышению провести ещё одно – на дополнительные десять процентов. Таким образом, минимальный размер оплаты труда вырастет на 18,5 процента и составит 19 242 рубля.

Теперь что касается донастройки налоговой системы в интересах российских семей: начиная с прошлого года семьи с двумя и более детьми освобождаются от уплаты налога с продажи жилья, если они решили приобрести новую, более просторную квартиру или дом.

Нужно активнее использовать подобные инструменты – они оказались востребованными, – чтобы в семейных бюджетах было больше средств, а семьи могли решать самые важные, насущные проблемы.

Предлагаю увеличить размер социального налогового вычета: по расходам на обучение детей – с нынешних 50 тысяч до 110 тысяч рублей в год, а по расходам на собственное обучение, а также на лечение и приобретение лекарств – со 120 до 150 тысяч рублей. 13 процентов от этих повышенных сумм государство вернёт гражданам из уплаченного ими подоходного налога.

И конечно, необходимо не только поднять сумму вычета, но и повысить его востребованность, чтобы вычет предоставлялся в проактивном режиме, быстро и дистанционно, необременительно для граждан.

Далее: благополучие, качество жизни российских семей, а значит, и демографическая ситуация прямо зависят от положения дел в социальной сфере.

Знаю, что многие субъекты Федерации готовы значительно ускорить обновление социальной инфраструктуры, объектов культуры и спорта, расселение аварийного жилья, комплексное развитие сельских территорий. Такой настрой, безусловно, будет поддержан.

Используем здесь следующий механизм: средства на национальные проекты, которые зарезервированы в федеральном бюджете на 2024 год, регионы смогут получить и использовать уже сейчас через беспроцентные казначейские кредиты – в апреле будущего года они будут автоматически погашены. Хороший инструмент.

Будем держать этот вопрос на постоянном оперативном контроле, и прошу подключиться к этой работе Комиссию Госсовета по направлению «Экономика и финансы».

При этом нам не нужна штурмовщина и погоня за объёмами, тем более в ущерб качеству возводимых объектов. Дополнительные финансовые ресурсы должны сработать с высокой отдачей и результативностью.

Это особенно важно для модернизации первичного звена здравоохранения – такая масштабная программа стартовала у нас в 2021 году. Прошу Правительство и руководителей регионов не забывать: главный критерий – уже много-много раз об этом говорил – не цифры в отчётах, а конкретные, видимые, ощутимые изменения в доступности и качестве медицинской помощи.

Также поручаю Правительству скорректировать нормативную базу для организации закупок санитарных автомобилей с комплектом диагностического оборудования. Они позволяют проводить диспансеризацию, профилактический осмотр непосредственно на предприятиях, в школах, учреждениях, в отдалённых населённых пунктах.

Мы запустили большую программу обновления школ. К концу этого года в общей сложности будет приведено в порядок почти три с половиной тысячи школьных зданий. Обращаю внимание, из них большая часть – в сельских территориях, мы специально это сделали. В этом году такая работа также разворачивается в Донецкой и Луганской народных республиках, в Херсонской и Запорожской областях. Она значимая и видимая, люди реально видят, что происходит. Это очень хорошо.

С 2025 года федеральные средства на ремонт и обновление детских садов, школ, техникумов и колледжей будут выделяться регионам на регулярной, систематической основе, чтобы в принципе не допускать ситуаций, когда здания оказываются в запущенном состоянии.

Далее: мы поставили значимую цель – за период с 2019 по 2024 год построить более 1300 новых школ. 850 из них уже открыто. Планируется, что в текущем году будет введено ещё 400. Прошу регионы эти планы выдерживать, чётко выдерживать. Объём финансирования этой программы из федерального бюджета с 2019 года по 2024-й – почти 490 миллиардов рублей. Мы эти расходы не снижаем, мы это всё сохраним.

В этом году мы нарастили объём инфраструктурных бюджетных кредитов. Направляем дополнительно – хочу это подчеркнуть: не так, как планировали раньше, а дополнительно – 250 миллиардов рублей на развитие транспортной, коммунальной и другой инфраструктуры в регионах.

Поручаю Правительству выделить плюсом к этим средствам ещё 50 миллиардов рублей – они целевым образом пойдут на обновление в текущем году общественного транспорта в субъектах Федерации, причём на основе современных технологий. При этом прошу особое внимание здесь уделить малым городам и сельским территориям.

Мы уже приняли решение продлить до 2030 года проект «Чистый воздух», цель которого – оздоровить экологическую ситуацию в крупнейших индустриальных центрах. Обращаю внимание и промышленных компаний, и региональных, местных органов власти: задача существенно снизить вредные выбросы с повестки дня не снимается.

Добавлю, что мы неплохо продвинулись в реформировании отрасли по обращению с отходами. Наращиваем мощности по переработке и сортировке, чтобы перейти к экономике замкнутого цикла. В приоритете – дальнейшая ликвидация старых мусорных свалок и опасных объектов накопленного вреда. Прошу Правительство совместно с регионами уже сейчас подготовить перечень тех объектов накопленного вреда, которые будут ликвидироваться после завершения действующей программы.

Продолжим и оздоровление уникальных водных объектов, включая Байкал и Волгу, а в среднесрочной перспективе распространим эту работу на такие наши реки, как Дон, Кама, Иртыш, Урал, Терек, Волхов и Нева, озеро Ильмень. Нельзя забывать и о наших средних и малых реках. Обращаю на это внимание всех уровней власти.

По поручению, которое было дано ранее, также подготовлен проект закона о развитии туризма на особо охраняемых природных территориях. Недавно обсуждали его с коллегами из Правительства. Он должен чётко определить, что и где можно, а что нельзя строить, и в целом принципы работы индустрии экотуризма. Очень важный вопрос для нашей страны. Прошу Государственную Думу ускорить рассмотрение этого законопроекта.

Теперь ещё несколько слов о том, что происходит вокруг нас.

Уважаемые коллеги, остановлюсь ещё на одной теме.

В начале февраля этого года прозвучало заявление Североатлантического альянса с фактическим требованием к России, как они выражаются, вернуться к выполнению договора о стратегических наступательных вооружениях, включая допуск инспекций на наши ядерные оборонные объекты. Но даже не знаю, как это назвать. Это театр абсурда какой-то.

Нам известно, что Запад прямо причастен к попыткам киевского режима нанести удары по базам нашей стратегической авиации. Использованные для этого беспилотники были оснащены и модернизированы при содействии натовских специалистов. И вот теперь они хотят ещё и осматривать наши оборонные объекты? В современных условиях сегодняшнего противостояния это звучит как какой-то бред просто.

При этом – обращаю на это особое внимание – нам проводить полноценные инспекции в рамках этого договора не дают. Наши неоднократные заявки об осмотре тех или иных объектов остаются без ответа или отклоняются по формальным основаниям, и проверить толком мы ничего не можем на той стороне.

Хочу подчеркнуть: США и НАТО прямо говорят о том, что их цель – нанести стратегическое поражение России. И что, после этого они как ни в чём не бывало собираются разъезжать по нашим оборонным объектам, в том числе новейшим? Неделю назад, например, мною подписан Указ о постановке на боевое дежурство новых стратегических комплексов наземного базирования. Они и туда собираются сунуть свой нос? И думают, что так просто – мы их туда пускать будем просто так?

Выступив со своим коллективным заявлением, НАТО фактически сделало заявку на то, чтобы стать участником Договора о стратегических наступательных вооружениях. Мы с этим согласны, пожалуйста. Более того, считаем, что такая постановка вопроса давно назрела, ведь в НАТО, напомню, состоит не одна ядерная держава – США, ядерные арсеналы также есть и у Великобритании, и у Франции, они совершенствуются, развиваются и тоже направлены против нас – они же тоже направлены против России. Последние заявления их лидеров это только подтверждают – послушайте.

Не учитывать этого мы просто не можем, не имеем права, особенно сегодня, как и то, что первый Договор о стратегических наступательных вооружениях изначально заключался Советским Союзом и Соединёнными Штатами в 1991 году в принципиально другой ситуации: в условиях снижения напряжённости и укрепления взаимного доверия. В дальнейшем наши отношения вышли на такой уровень, когда Россия и США заявили, что не считают больше друг друга противниками. Замечательно, всё было очень хорошо.

Действующий Договор 2010 года содержит важнейшие положения о неделимости безопасности, о прямой взаимосвязи вопросов стратегических наступательных и оборонительных вооружений. Всё это давно забыто, США вышли из Договора по ПРО, как известно, всё осталось в прошлом. Наши отношения, что очень важно, деградировали, и это целиком «заслуга» Соединённых Штатов.

Именно они, именно они после распада Советского Союза приступили к пересмотру результатов Второй мировой войны, к строительству мира по-американски, в котором есть только один хозяин, один господин. Для этого стали грубо разрушать все основы мироустройства, заложенные после Второй мировой войны, чтобы перечеркнуть наследие и Ялты, и Потсдама. Шаг за шагом стали пересматривать сложившееся мироустройство, демонтировать системы безопасности и контроля над вооружениями, спланировали и осуществили целую череду войн по всему миру.

И всё, повторю, с одной целью – сломать созданную после Второй мировой войны архитектуру международных отношений. Это не фигура речи – так на практике, в жизни всё и происходит: после распада СССР навсегда стремятся зафиксировать своё глобальное доминирование, не считаясь с интересами современной России да и с интересами других стран тоже.

Конечно, ситуация в мире после 1945 года изменилась. Сформировались и быстро развиваются новые центры развития и влияния. Это естественный, объективный процесс, который нельзя игнорировать. Но недопустимым является то, что США стали перекраивать мироустройство именно только под себя, исключительно в своих собственных, эгоистических интересах.

Теперь через представителей НАТО подают сигналы, а по сути выдвигают, ультиматум: вы, Россия, выполняйте всё, о чём договорились, в том числе Договор об СНВ, беспрекословно, а мы будем вести себя, как заблагорассудится. Мол, нет никакой связи между проблематикой СНВ и, скажем, конфликтом на Украине, другими враждебными действиями Запада в отношении нашей страны, как и нет громогласных заявлений, что они хотят нанести нам стратегическое поражение. Это или верх лицемерия и цинизма, или верх глупости, но идиотами их не назовёшь – они всё-таки неглупые люди. Нам стратегическое поражение хотят нанести и лезут на наши ядерные объекты.

В этой связи вынужден заявить сегодня о том, что Россия приостанавливает своё участие в Договоре о стратегических наступательных вооружениях. Повторю, не выходит из Договора, нет, а именно приостанавливает своё участие. Но прежде чем вернуться к обсуждению этого вопроса, мы должны для себя понять, на что всё-таки претендуют такие страны Североатлантического альянса, как Франция и Великобритания, и как мы будем учитывать их стратегические арсеналы, то есть совокупный ударный потенциал альянса.

Они сейчас своим заявлением сделали, по сути, заявку на участие в этом процессе. Ну слава богу, давайте, мы не против. Не нужно только пытаться вновь всем врать, строить из себя поборников мира и разрядки. Мы же знаем всю подноготную: знаем, что истекают гарантийные сроки годности к боевому применению отдельных видов ядерных боеприпасов Соединённых Штатов. И в этой связи некоторые деятели в Вашингтоне, нам это доподлинно известно, задумываются уже о возможности натуральных испытаний своего ядерного оружия, в том числе с учётом того, что в США идёт разработка новых типов ядерных боеприпасов. Такая информация есть.

В этой ситуации Министерство обороны России и «Росатом» должны обеспечить готовность к испытанию российского ядерного оружия. Первыми мы, разумеется, этого делать не будем, но если США проведут испытания, то и мы их проведём. Ни у кого не должно быть опасных иллюзий, что глобальный стратегический паритет может быть разрушен.

Уважаемые коллеги! Уважаемые граждане России!

Сегодня мы вместе проходим сложный, непростой путь и преодолеваем все трудности тоже вместе. Иначе и быть не могло, ведь мы воспитаны на примере наших великих предков и обязаны быть достойными их заветов, которые передаются из поколения в поколение. Мы идём только вперёд благодаря преданности Родине, воле и нашему единству.

Эта сплочённость проявилась буквально с первых дней специальной военной операции: сотни добровольцев, представители всех народов нашей страны пришли в военкоматы, приняли решение встать рядом с защитниками Донбасса, бороться за родную землю, за Отечество, за правду и справедливость. Сейчас плечом к плечу на передовой сражаются воины из всех регионов нашей многонациональной Родины. Их молитвы звучат на разных языках, но все они за победу, за боевых товарищей, за Родину. (Аплодисменты.)

Их тяжёлый, ратный труд, их подвиг находят мощный отклик во всей России. Люди поддерживают наших бойцов, не хотят, не могут оставаться в стороне. Фронт проходит сейчас через сердца миллионов наших людей, они отправляют на передовую медикаменты, средства связи, снаряжение, транспорт, тёплые вещи, маскировочные сети и так далее – всё, что помогает сохранить жизни наших ребят.

Знаю, как письма детей, школьников согревают фронтовиков. Они берут их с собой в бой как самое дорогое, потому что искренность и чистота детских пожеланий трогают до слёз, у бойцов крепнет понимание, ради чего они сражаются, кого защищают.

Очень значимо для воинов и их семей, для мирных жителей и та забота, которой окружают их волонтёры. С самого начала спецоперации они действуют смело и решительно: под огнём, обстрелами выводят из подвалов детей, стариков, всех, кто оказался в беде, доставляли в горячие точки и делают это до сих пор еду, воду, одежду, разворачивают для беженцев центры гуманитарной помощи, помогают в полевых госпиталях и на линии боевого соприкосновения, рискуя собой, спасают и продолжают спасать других.

Только Народный фронт в рамках инициативы «Всё для победы!» собрал более пяти миллиардов рублей. Такой поток пожертвований идёт постоянно. Здесь одинаково важен вклад каждого: и крупной компании, и предпринимателей, – но особенно трогают и вдохновляют ситуации, когда люди со скромными доходами перечисляют часть своих сбережений, зарплат и пенсий. Такое единение для помощи нашим воинам, мирным жителям в зоне боевых действий, беженцам дорогого стоит.

Спасибо вам за эту искреннюю поддержку, сплочённость, взаимовыручку. Их невозможно переоценить.

Россия ответит на любые вызовы, потому что все мы одна страна, один большой и сплочённый народ. Мы уверены в себе, уверены в своих силах. Правда – за нами. (Аплодисменты.)

Звучит Гимн Российской Федерации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *