Кто такие ротшильды и рокфеллеры
Перейти к содержимому

Кто такие ротшильды и рокфеллеры

  • автор:

Ротшильды и Рокфеллеры: противостояние двух домов Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Понявина Мария Борисовна, Ремиханов Имам Камильевич

В статье рассматривается противостояние двух великих династий, проводится исследование их влияния на экономику , основываясь на различных источниках, трудах ученых-экономистов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Понявина Мария Борисовна, Ремиханов Имам Камильевич

Транснациональные элиты и Россия
Проблематика, направления, эвристический потенциал современной конспирологии
Франкфурт-на-Майне как центр формирования Западной финансовой олигархии

Железнодорожная геологистическая стратегия, предложенная царской Россией и поддержанная китайской инициативой «один пояс, один путь»

Оффшоры, свободные и особые зоны — экономика обмана, финансовых оттоков
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Rothschilds and Rockefellers: confrontation of two houses

The article discusses the confrontation between two great dynasties, studies their impact on the economy , based on various sources, the writings of economist scholars.

Текст научной работы на тему «Ротшильды и Рокфеллеры: противостояние двух домов»

наука без границ • № 12 (17) • 2017

РОТШИЛЬДЫ И РОКФЕЛЛЕРЫ: ПРОТИВОСТОЯНИЕ ДВУХ ДОМОВ

Понявина Мария Борисовна, кандидат экономических наук, доцент, Ремиханов Имам Камильевич, студент, Финансовый университет при Правительстве РФ, Москва, РФ

В статье рассматривается противостояние двух великих династий, проводится исследование их влияния на экономику, основываясь на различных источниках, трудах ученых-экономистов. Ключевые слова: вотчина; эквивалент; банк; клан; активы семьи; экономика.

ROTHSCHILDS AND ROCKEFELLERS: CONFRONTATION OF TWO HOUSES

Ponyavina Mariya Borisovna, PhD (Cand. Econ. Sci.), associate professor, Remikhanov Imam Kamil’evich, student, Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russia

The article discusses the confrontation between two great dynasties, studies their impact on the economy, based on various sources, the writings of economist scholars. Keywords: patrimony; equivalent; bank; clan; family assets; economy.

Для цитирования: Понявина М. Б., Ремиханов И. К. Ротшильды и Рокфеллеры: противостояние двух домов // Наука без границ. 2017. № 12 (17). С. 9-12.

Ротшильды — это разветвленный клан банкиров, история которого уходит вглубь веков, распространивший свое влияние по всему миру. После падения Хазарского каганата семья Ротшильдов бежала в Европу, где основатель династии Майер Амшель Ротшильд создал первый банк во Франк-фурте-на-Майне (Германия). Родившийся в семье еврейского менялы в 1744 г., юноша провел детство в гетто. После обучения банковскому искусству в Ганновере в 20-летнем возрасте он вернулся домой во Франкфурт-на-Майне и решил продолжить дело отца [1, с. 45].

В дальнейшем его сыновья — Амшель Майер, Соломон Майер, Натан Майер, Калман Майер, Джеймс Майер продолжили дело отца, создав целую сеть банков по всей Европе.

Сегодня представители этой династии принимают участие в становлении мирового порядка посредством имеющих-

ся связей в мировой банковской системе. Большая часть представителей семьи тесно связана с деятельностью Федерального резервного банка США и деятельностью Америки на мировой арене.

Второй не менее известной фамилией в мировой финансовой и политической сфере является фамилия Рокфеллеров. Начало истории знаменитого клана Рокфеллеров положил американский доктор-шарлатан Уильям Рокфеллер. Мужчина, хорошо понимавший, как работают прямые продажи, обучил этому искусству двух своих сыновей — Джона и Уильяма.

В 1870 г. два наследника совместно открыли фирму Ohio Corporation — ей суждено было стать компанией Standard Oil. Она помогла появиться на свет первому миллиардеру [2]. Новый бизнес по производству и продаже нефти был нелегальным. Standard Oil использовала хитрые приемы для расширения своего бизнеса в сосед-

ние штаты, поглощая другие фирмы или принуждая их войти в состав новой корпорации.

Оба клана стремились на протяжении всего периода своей деятельности обеспечить себе мировое господство и самые широкие полномочия на мировой арене. Имеющиеся финансы позволяли это:

• Ротшильды владеют самой сильной банковской сетью в мире, а через оффшорные лица, контролируют значительную часть национальных и крупнейших коммерческих банков;

• Рокфеллеры обеспечивают свою финансовую независимость посредством развития промышленной сферы. Семья Рокфеллеров вкладывала деньги в дорогие небоскребы и университеты. Они основали Чикагский Университет, построили Рокфеллеровский центр на Манхэттене. На сегодняшний день одно из крупнейших направлений деятельности империи — Фонд Рокфеллера.

На текущий день богатства Рокфеллеров разделены между сотнями трастов и корпораций, но оценить точно их количество и стоимость сложно из-за большого количества наследников.

Интересы Ротшильдов ограничиваются рынком недвижимости, финансовыми услугами, сельским хозяйством, энергетикой, производством вина, горнорудным бизнесом и благотворительностью [4, с. 64]. Основной бизнес по-прежнему связан с банковской сферой.

Наличие большого влияния в мире, через финансовые институты и крупнейшие корпорации, позволяло Ротшильдам и Рокфеллерам оказывать значительное влияние на мировой порядок. В частности, оказать влияние на протекание двух мировых войн ХХ века. Оба клана преследовали свои интересы и стремились укрепить собственные позиции, оказывая финансовую помощь заинтересованным лицам.

Ротшильдами поддерживалась политика Англии и Антанты. Семья делала ставку на то, что при победе над Германией именно эти страны получат наибольшую долю в управлении всеми сферами поверженного государства. Однако германский флот и армия, укомплектованные на деньги Рокфеллеров удержали позиции в Европе, что привело к необходимости привлечения США, а также усилению позиций России.

Согласно заключению специалистов-историков, основной причиной обеих войн

(первой мировой и второй мировой) было изъятие у Ротшильдов евразийских нефтяных активов и консолидация их Рокфеллерами. В результате проведения данных операций, которые стоили мировому сообществу миллионы жизней, тысячи разрушенных городов и десятилетия послевоенных кризисов, мировые нефтяные ресурсы были распределены следующим образом:

• США получали власть над Саудовской Аравией и доступ ко всем имеющимся нефтяным ресурсам. И в настоящее время Саудовская Аравия исправно финансирует все военные конфликты США, а также оказывает помощь на нефтяном рынке посредством деятельности ОПЕК.

• Великобритания получила доступ к нефтяным запасам Ирана;

• Ирак и Кувейт были признаны нейтральными территориями, на которых США и Великобритания (т. е. Ротшильды и Рокфеллеры) поделили свои интересы [3].

Другими словами, в результате двух войн клану Ротшильдов пришлось уступить грубой силе, однако они не забыли нанесенных обид и стали активно дей-

ствовать в период «холодной» войны. В ходе этой войны следует остановиться на проведении операции по развалу СССР.

Рокфеллеры не были заинтересованы в распаде СССР. Для них СССР в определен-

наука без границ • № 12 (17) • 2017

ной мере создавал противовес Ротшильдам. Для Рокфеллеров необходима была вся объединенная Евразия с ее нефтяными запасами. Однако в результате падения Гитлера, усиления позиций Сталина, когда оба клана получили «запрет» на вмешательство во внутренние дела СССР, после смерти Сталина они объединили усилия. При этом надо отдать должное Рокфеллерам, распаду Российской Федерации они, как могли, воспрепятствовали — в том числе с помощью Б. Ельцина, в то время как Ротшильды максимально «раскачивали» территориальную целостность, поддерживая М. Горбачева.

Несмотря на развал СССР и полученные финансовые и прочие ценные ресурсы США снова оказались в долгах. В основе новой войны кланов — специализация. Если Рокфеллеры специализируются на нефтяном бизнесе, то Ротшильды — банкиры, в основе деятельности которых -золото. В результате, для усиления своих позиций Ротшильды стали проводить планомерную политику по ослаблению доллара и замене его на золото. Результат этой работы — усиление золота и его удорожание в 10 раз и ослабление доллара из-за огромного государственного долга США.

В результате уже Рокфеллеры сдают позиции, так как их вотчиной выступают США, государственный долг которых снова увеличился до критической отметки. Клан Ротшильдов наоборот укрепляет свои позиции посредством вывода новой валюты — юаня. Китай важен для семьи, так как юань и иена приводятся к единому знаменателю только через эквивалент (ЕМС — единая мера стоимости). Раньше этим эквивалентом был доллар (его контролируют Рокфеллеры). Однако теперь, когда доллар практически не используется во взаиморасчетах этих стран, роль ЕМС переходит к золоту. И этот золотой эквивалент (стандарт), от цены которого и будут отталкиваться взаимные китайско-япон-

ские расчеты, будет уже контролироваться Ротшильдами.

В результате можно будет обеспечить и «развал» США, как мирового центра. Так был проведен развал СССР. Тогда Северная Америка может быть объединена с Европой и создана новая зона, лишенная всякой национальной и религиозной идентичности (и потому полностью устраивающая Ротшильдов) — «зона свободной торговли» [5, c. 27].

В 2012 г. две династии договорились создать стратегический альянс. Вопросы сотрудничества Рокфеллеров с Ротшильдами обсуждались с 2010 г. Два года спустя стало известно, что инвестиционная компания Ротшильдов RIT Capital Patners станет обладателем 37 % акций Rockefeller Financial Services. Этот траст управляет активами семьи и иных представителей финансовых кругов. Общая сумма активов в ее распоряжении оценивается в 34 миллиарда долларов. В то же время Ротшильдов-ский RIT управляет «всего лишь» суммой в 3 миллиарда. Стоимость покупки такого пакета акций оценивалась в 155 миллионов долларов США [2].

Ранее доля принадлежала французскому банку Societe Generale, который купил ее в 2008 г. на пике роста за полмиллиарда долларов. Финансовые трудности вынудили организацию отказаться от этого приобретения всего несколько лет спустя. Как писали СМИ, претендентов на акции было несколько, но Дэвид Рокфеллер поддержал именно кандидатуру от Ротшильдов. Представители двух кланов вскоре после сделки говорили, что новая форма партнерства поможет их семьям стать ближе, чем раньше.

Чем данный альянс может закончиться для мирового порядка, можно судить по представленному выше обзору. Ротшильды одержали вверх. В сложившихся условиях Рокфеллерам будет достаточно трудно вывести собственные активы и оказать

значительное влияние на мировую экономику. А это значит, что планы по «обрушению» американской экономики и созданию нового мирового порядка с основой на юане и иене, расчеты в которых будут оцениваться в эквиваленте золота и контролироваться Ротшильдами — перспектива ближайшего развития политики. Для данного клана государство — это враг, а

значит все силы представителей клана будут направлены на создание финансовых кризисов в государствах, которые приведут к краху национальной государственности. На обломках поверженных стран будут формироваться финансовые объединения, в основе которых — только денежные интересы.

1. Грачева Т. Ротшильды: история банкиров. Хазарский клан. М. : Юнити-Дана, 2016. 340 с.

2. Кирякова Е. Дэвид Рокфеллер мертв, но борьба мировых кланов продолжается [Электронный ресурс]. Режим доступа: 1Шр:/Ле^гке1^иЛорюЛ459-«:дэвид-рокфеллер-мертв-но-борь-ба-мировых-кланов-продолжится» (дата обращения: 15.11.2017).

3. Павленко В. Б. Большая игра Ротшильдов и Рокфеллеров [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://rustimes.com/blog/post_1347922719.html (дата обращения: 11.11.2017).

4. Понявина М. Б. Политика в сфере образования в СССР и современной России (политологический анализ). М. : ООО «Издательский Дом «Вузовский учебник», 2017. 126 с.

5. Ргеина М. Ротшильды против Рокфеллеров // Власть. 2016. № 16. С. 22-35.

1. Gracheva T. Rotshil’dy: istoriia bankirov. Khazarskii klan [Rothschild: a story of bankers. Khazar clan]. Moscow, Iuniti-Dana, 2016, 340 p.

2. Kiriakova E. Devid Rokfeller mertv, no bor’ba mirovykh klanov prodolzhaetsia [David Rockefeller is dead, but the struggle of the world of the clans continues]. Available at: http://telezritel.su/ topic/1459-«devid-rokfeller-mertv-no-bor’ba-mirovykh-klanov-prodolzhitsia» (accessed 15 November 2017).

3. Pavlenko V. B. Bol’shaia igra Rotshil’dov i Rokfellerov [The big game of the Rothschilds and the Rockefellers]. Available at: http://rustimes.com/blog/post_1347922719.html (accessed 11 November 2017).

4. Poniavina M. B. Politika v sfere obrazovaniia v CCCR i sovremennoi Rossii (politologicheskii analiz) [Policy in the sphere of education in the USSR and modern Russia (political analysis)]. Moscow, Vuzovskii uchebnik, 2017, 126 p.

5. Rgeina M. Rotshil’dy protiv Rokfellerov [Rothschild vs Rockefeller]. Vlast’, 2016, no. 16, pp. 22-35.

Материал поступил в редакцию 03.12.2017 © Понявина М. Б., Ремиханов И. К., 2017

Дело о союзе Ротшильдов и Рокфеллеров

$40 млрд составляет примерная сумма активов, которые объединят династии Ротшильдов и Рокфеллеров в ходе формирования стратегического альянса. Учитывая масштаб свершений двух знаменитых кланов, сумма не так уж и велика. Впрочем, каковы истинные размеры капиталов Ротшильдов и Рокфеллеров, не знает никто. Секретность была и остается одной из главных традиций обеих династий, ведь и те и другие начинали свой путь с полулегального или совсем нелегального бизнеса.

Человек с двойным подвалом

История семей Ротшильд и Рокфеллер словно оправдывает любимую цитату Остапа Бендера, что «все крупные современные состояния нажиты нечестным путем». Патриархи этих знаменитых фамилий действительно нарушали закон, причем делали это систематически. Однако они не были примитивными преступниками, которые только берут, ничего не давая обществу взамен. И те и другие в свое время нащупали новые решения в организации бизнеса, которые оказались востребованы экономикой, но не были предусмотрены законодательством. Трудовые династии миллиардеров формировали новую экономическую реальность, и закону нередко приходилось подстраиваться под нее.

Во второй половине XVIII века капиталы уже достаточно свободно перемещались через границы европейских государств, а многие банкирские дома к тому моменту существовали не одну сотню лет. И все же банковское дело явно отставало от требований времени. Дела вершились медленно, комиссия и проценты по кредитам были слишком высоки, а главное — старые банки, дорожа репутацией, старались не ввязываться в рискованные операции. Такая обстановка благоприятствовала появлению смелых выскочек, готовых к риску, и такие люди вскоре действительно появились.

Майер Амшель Ротшильд родился 23 февраля 1744 года во Франкфурте-на-Майне в семье не слишком богатого еврейского менялы, проживавшего в гетто. Меняльная контора работала под вывеской в форме красного щита, откуда и пошла фамилия семьи: «ротшильд» значит «красный щит». В юности Майер отправился в Ганновер, где постигал основы кредитного искусства в банке Оппенгеймера, а в 1764 году вернулся в родной город, чтобы продолжить дело умершего отца.

Как и подобает меняле, Майер прекрасно разбирался в монетах, но его интерес к ним значительно превышал требования профессии. Молодой Ротшильд увлекся нумизматикой и вскоре собрал внушительную коллекцию старинных и редких монет. Вскоре он начал предлагать свои монеты представителям истеблишмента и неожиданно добился успеха. В Германии эпохи Просвещения в моду вошла ученость, и всевозможные коллекции древностей считались признаком хорошего тона. Майер Ротшильд просачивался в лучшие дома вслед за своими монетами и заводил нужные знакомства. Так, он сумел продать партию раритетных монет ганноверскому генералу фон Эшторфу, а через него попал ко двору наследника Гессенского дома принца Вильгельма. Франкфурт-на-Майне входил во владения ландграфов Гессен-Кассельских, так что знакомство с будущим ландграфом обещало неплохие перспективы.

Гессенский дом в то время считался одной из самых богатых семей Европы. Ландграфы делали неплохой бизнес, призывая своих подданных в армию, а потом сдавая вымуштрованные полки в аренду воюющим соседям. Другой статьей дохода ландграфов было ростовщичество. Владыки Гессена одалживали деньги другим германским князьям и даже австрийским императорам, получая за это неплохие проценты. Посредниками в этих операциях были богатые франкфуртские банкирские дома Бетман, Руппель и Харниер. Сам Вильгельм не слишком любил вникать в тонкости финансового дела, у него были другие интересы — многочисленные любовницы уже успели родить ему 23 внебрачных ребенка.

Вильгельм купил у Ротшильда несколько редких монеток и тут же забыл о нем, но франкфуртский меняла знал, как заводить нужные знакомства. За восемью детьми одной из любовниц принца Вильгельма присматривал гувернер Будерус, сын которого Карл весьма успешно управлял фермами гессенского наследника. Довольный доходом с ферм, принц Вильгельм доверил Карлу Будерусу управлять своими финансами. Будерус и Ротшильд быстро нашли общий язык: оба были талантливыми финансистами, оба вышли из низов и были полны решимости улучшить свое материальное положение с помощью богатств Гессенского дома. Благодаря протекции Будеруса в 1769 году Ротшильд получил звание придворного торгового агента его высочества принца, что открывало перед ним двери в мир больших финансов. Восхождение дома Ротшильд к вершинам богатства и власти началось.

Если Карл Будерус был правой рукой принца Гессенского, то Майер Ротшильд был его рукой левой. Майер специализировался на теневых финансовых операциях и, по легенде, даже хранил всю черную бухгалтерию принца в потайном помещении под подвалом его дома, где находились обычные бухгалтерские книги. В 1785 году принц унаследовал престол отца и стал ландграфом Гессен-Кассельским Вильгельмом IX, после чего дела Ротшильда пошли в гору еще быстрее. В свое время отец Вильгельма одалживал своих солдат Англии, которая пыталась с их помощью подавить восстание в колониях в Америке. С тех пор Англия была в долгу перед Гессенским домом и расплачивалась векселями. Ротшильд придумал остроумную схему: его агенты закупали на эти векселя английский текстиль, везли его в Германию, где продавали за звонкую монету. Вильгельм IX получал свои деньги, а Ротшильд клал в карман часть прибыли.

Но главным капиталом Майера Ротшильда была его семья. У Майера было пять дочерей и пять сыновей. Старший сын Амшель появился на свет в 1773 году, Соломон родился в 1774-м, Натан — в 1777-м, Кальман — в 1788-м, а Якоб — в 1792-м. Майер обучил своих сыновей всем премудростям профессии, и они его не разочаровали. Едва повзрослев, они приняли самое деятельное участие в теневых операциях отца. В 1804 году Дания оказалась на грани банкротства, и Вильгельм IX с радостью дал бы Копенгагену кредит под подобающий процент, но король Дании был его родственником, а брать проценты с династической родни было не слишком прилично. Если бы кредит предоставили франкфуртские банкиры, все бы легко догадались, кто за ними стоит, поэтому выбор пал на Ротшильдов. Старшие сыновья Майера зачастили в Копенгаген, и вскоре в Данию начали поступать первые транши.

Вильгельм IX не долго радовался удачной сделке — в 1806 году войска Наполеона оккупировали его страну, и ландграфу пришлось бежать в Данию. Император французов формально уничтожил Гессен-Кассель, присоединив его земли к вновь образованному королевству Вестфалия. Теперь Ротшильды были нужны Вильгельму как никогда. Натан, уехавший в Англию, стал прокручивать деньги ландграфа на лондонской бирже, а остальные братья тем временем колесили по Европе и собирали деньги с должников Гессенского дома. Благодаря посредничеству Ротшильдов хлеб изгнания для Вильгельма и его многочисленной семьи оказался не таким уж горьким.

Торговые операции, которые Ротшильды вели на ландграфские средства, были весьма рискованными и совершенно незаконными с точки зрения наполеоновской империи. Как известно, Бонапарт ввел режим континентальной блокады, запретив европейским странам торговать с Англией. Шерсть, табак, хлопок, сукно, кофе, сахар и многие другие товары стали дефицитом по всей Европе, цены на них поднялись до небес. Между тем все эти товары скапливались на английских складах и лежали мертвым грузом. Натан Ротшильд наладил контрабанду английских товаров через Гамбург, где у его отца имелись складские помещения, причем дело было организовано на деньги низложенного ландграфа. С точки зрения наполеоновской администрации Натан находился на территории противника, а все операции между ним и его семьей, оставшейся на континенте, выглядели как торговля с врагом. Французская полиция несколько раз обыскивала склады Ротшильдов и однажды даже наведалась в дом старика Майера. Однако ни контрабанда, ни потайной подвал так и не были обнаружены, и игра продолжалась.

В 1811 году Натан задумал новую грандиозную операцию. Британская Ост-Индская компания выбросила на рынок золото на £800 тыс., и Натан поспешил скупить его, поскольку знал, что оно скоро понадобится английскому правительству. Дело в том, что в это время в Испании сражалась армия Веллингтона, которой были необходимы наличные, чтобы платить за продовольствие и обмундирование. Натан не только с выгодой перепродал золото британской короне, но и предложил оригинальный способ доставки денег в войска. Он обещал провести золото через территорию враждебной Франции, что могло бы показаться верхом авантюризма, если бы братья Ротшильд не работали как хорошо слаженный коллектив.

Весной 1811 года в Париж прибыл 19-летний Якоб Ротшильд, который теперь называл себя Джеймсом, и сразу же попал в поле зрение наполеоновских властей. Министр финансов подал Наполеону доклад, в котором сообщал: «Некто по имени Ротшильд, прибывший из Франкфурта, остановился в Париже. Он занимается организацией вывоза крупной партии золотых монет из Англии в Дюнкерк и уже вошел в контакт с наиболее влиятельными парижскими финансистами. Он утверждает, что англичане будут всячески препятствовать этой экспортной операции». Наполеон поверил, что Ротшильды играют против Англии, и дал зеленый свет ввозу золота. Вскоре деньги стали поступать в Париж, где Джеймс превращал их в чеки, которые отправлялись в Испанию, а там Кальман Ротшильд обналичивал их в испанских банках и переправлял деньги Веллингтону посредством караванов контрабандистов, ходивших через линию фронта. Когда кто-нибудь из французских чиновников начинал понимать, что империю водят за нос, Ротшильды предлагали взятку. Так, шеф полиции Кале попытался пресечь контрабанду, но вскоре оставил свои попытки, превратившись в одночасье в очень богатого человека.

Золотой горшок

19 сентября 1812 года Майер Ротшильд умер, оставив сыновьям завещание, в котором устанавливал принципы построения семейного бизнеса и по-библейски грозил проклятиями тем, кто их нарушит: «Мои дочери, зятья и их наследники не имеют доли в существующей компании «Ротшильд и сыновья». они также не имеют права проверять дела вышеозначенной компании, требовать приходные книги, документы, инвентарные описи и т. д. Не будет прощения тем из моих детей, которые пойдут против моего отцовского желания». Дети остались верны его заветам и продолжили вершить свои дела под покровом строжайшей финансовой тайны.

За годы наполеоновских войн братья Ротшильд создали лучшую в Европе сеть агентов и посыльных, которые перемещались из столицы в столицу быстрее, чем наполеоновские курьеры. Ротшильды первыми узнавали обо всем, что происходило в Старом Свете, и это позволяло манипулировать биржами. Широко известна история, как Натан Ротшильд использовал информацию об исходе битвы при Ватерлоо. По легенде, ему помогли в этом почтовые голуби, но на самом деле все было гораздо прозаичнее: новость доставил агент по фамилии Ротворт, который прибыл из Остенде на быстроходном паруснике. Узнав о победе Веллингтона, Натан Ротшильд умело ввел в заблуждение конкурентов, начав продавать акции по бросовой цене. Игроки, давно уверовавшие во всезнание Ротшильда, решили, что тот узнал о победе Бонапарта, и тоже принялись сбрасывать акции, и они были оперативно скуплены все тем же Натаном Ротшильдом.

Триумф следовал за триумфом. Австрийская империя возвела братьев в баронский титул, что открыло им двери в высший свет. Ротшильды поделили европейские столицы: Натан так и остался в Лондоне, Джеймс обосновался в Париже, Соломон — в Вене, Кальман — в Неаполе. Амшель продолжил дело отца во Франкфурте.

Признанным лидером клана был Натан, державший руку на пульсе самой богатой и быстро развивавшейся экономики XIX века. Он был на короткой ноге с многими представителями британской политической элиты. Сам Веллингтон часто бывал у него в гостях, а знаменитый Талейран, служивший французским послом в Лондоне, развлекал его детей, вылепляя для них фигурки из хлебного мякиша. В гневе Натан бывал поистине страшен. Однажды, например, он хотел обналичить вексель своего брата Амшеля в Банке Англии, но получил отказ на том основании, что банк обналичивает только собственные ценные бумаги и не работает с частными клиентами. Натан воскликнул: «Ротшильды — это не частные лица!» — и удалился обдумывать план мести. На следующий день Натан и девять его клерков заблокировали все кассы банка, требуя обменять на золото одну банкноту за другой. За день они забрали золота на £100 тыс. Когда же они и на следующий день пришли с мешками ассигнаций, банк сдался и согласился отныне и впредь обналичивать все векселя Ротшильдов.

Если Натан был замкнутым брюзгой, подчас отпускавшим мрачные шутки, от которых окружающим становилось не по себе, то его брат Джеймс слыл истинным светским львом и дамским угодником, блиставшим в аристократических салонах Парижа. Пока страной правил Карл Х, Джеймс управлял его финансами; когда восставший народ возвел на престол Луи-Филиппа, банкир взял под опеку деньги нового короля. В 1830-х годах состояние Джеймса Ротшильда оценивалось в 600 млн франков, что превышало сумму состояний всех французских банкиров, вместе взятых. Богаче него был только сам Луи-Филипп. Джеймс успешно вел дела для многих венценосных особ в Европе, в частности превратил 5 млн франков, отданных ему в управление королем Бельгии, в 20 млн. Устоял он и с приходом к власти Наполеона III.

Джеймс Ротшильд инвестировал в строительство железных дорог и фабрик, в производство французских вин и во многое другое и практически всегда оставался в прибыли. Он был постоянно окружен толпой льстецов и просителей, всегда надеявшихся на подачки или хотя бы на дельный совет. Поэт Генрих Гейне, много общавшийся с Джеймсом, писал о нравах, царивших в его окружении: «Я пришел навестить господина барона и в коридоре столкнулся с одетым в атлас и золото лакеем, который выносил золотой горшок господина барона из его комнаты. Навстречу шел какой-то биржевик. При виде лакея он остановился и, сняв шляпу, низко поклонился этому важному сосуду. Я постарался сохранить в памяти имя этого человека, поскольку уверен,— в скором времени он станет миллионером».

Амшель, Соломон и Кальман, сменивший имя на Карл, были менее яркими личностями, но не менее успешными финансистами. Братья Ротшильд успешно переживали один политический кризис за другим, точно так же как во времена Наполеона успешно преодолевали превратности войны и оккупации, и тому были свои причины. Ротшильды сумели взять на себя важнейшую функцию: они гарантировали сохранность капиталов в условиях общей нестабильности. Благодаря Ротшильдам инвесторы вроде ландграфа Вильгельма могли не опасаться за свои деньги, даже если политическая ситуация развивалась не в их пользу. Точно так же Джеймс Ротшильд гарантировал сторонникам Луи-Филиппа, что их деньги не пропадут при республике, а республиканцам гарантировал, что Наполеон III не наложит руку на их капиталы. В этом смысле Натан был прав: Ротшильды перестали быть частными лицами, превратившись в важный финансовый институт европейского уровня, который утверждал примат интересов частных инвесторов перед любыми политическими и государственными интересами. И все это было возможным благодаря тому, что братья игнорировали государственные границы, а при случае и законы, стараясь при этом оставаться в тени.

XIX век стал для Старого Света веком Ротшильдов. По традиции, заложенной Джеймсом (он женился на дочери своего брата Соломона), Ротшильды обычно брали в жены своих племянниц и кузин, чтобы не пускать в семью чужую кровь и не дробить капитал. К концу столетия деньги Ротшильдов были повсюду: они финансировали строительство Суэцкого канала и добычу южноафриканских алмазов компанией De Beers. Они занимались благотворительностью, собирали коллекции предметов искусства, разводили орхидеи и производили вино. Тем временем в Западном полушарии появлялись свои герои.

Нефтеперегонные процессы

В 1870 году в США братья Джон и Уильям Рокфеллеры основали компанию Ohio Corporation — будущую Standard Oil. Становление главного нефтяного клана Америки отчасти напоминало историю клана Ротшильдов. Во-первых, Джон и Уильям были братьями, которые делали одно дело. Во-вторых, у братьев Рокфеллер, как и у братьев Ротшильд, был харизматичный отец, наставивший их на предпринимательский путь. Отец будущих нефтяников, которого звали Уильям Эвери Рокфеллер, был доктором-шарлатаном, снабжавшим простаков чудодейственными настойками от всех болезней. Подобно Майеру Ротшильду, он был настоящим мастером прямых продаж и был рад обучить сыновей своему искусству.

Между двумя кланами было еще одно сходство: нефтяная империя Рокфеллер, как и финансовая империя Ротшильд, долгие годы оставалась теневым предприятием. По правде говоря, бизнес Рокфеллеров был нелегальным, что доставляло братьям немало хлопот.

Согласно американским законам XIX века, фирма, зарегистрированная в одном штате, практически не могла действовать на территории других штатов, соответственно, Standard Oil of Ohio имела право производить, перевозить и продавать нефтепродукты только в Огайо. Интересы развития экономики требовали укрупнения предприятий и создания корпораций национального уровня, но законы, принятые в другую эпоху, были на руку мелким производителям, и их никто не собирался отменять. Джон Рокфеллер, отвечавший за развитие фирмы, верил, что только крупное многопрофильное производство способно существенно сократить расходы и оставить конкурентов позади. Однажды, например, ему показали роскошный дом, принадлежавший предпринимателю, снабжавшему Standard Oil бочками для хранения нефти. Глядя на особняк, Рокфеллер воскликнул: «А не слишком ли много мы ему платим?», после чего Standard Oil завела собственное производство бочек, что позволило снизить цену одной емкости с $2,5 до $1. При таком подходе законодательные ограничения роста предприятий воспринимались как нелепые бюрократические препоны, которые нужно обходить любой ценой.

Standard Oil последовательно скупала конкурирующие фирмы как в Огайо, так и за пределами штата, но делала это тайно. Формы скрытого поглощения могли быть разными. Так, в 1872 году Рокфеллеры купили компанию Джабеза Боствика, заплатив ему наличностью и акциями Standard Oil. Номинально Боствик оставался хозяином фирмы, но на самом деле Bostwick & Co. управлялась из офиса Джона Рокфеллера. Так или иначе, поглощения такого рода основывались на личных договоренностях с хозяевами приобретаемых фирм, что не могло устроить Рокфеллеров. В дальнейшем была разработана другая схема. Standard Oil стала выкупать ценные бумаги фирм на имя кого-нибудь из компаньонов братьев Рокфеллер. Таким образом, формально Standard Oil ничего не приобретала, но фактически экспансия продолжалась.

Наконец в 1879 году Рокфеллеры придумали идеальное юридическое прикрытие для своих действий. Они решили использовать практику попечительских советов — трастов, или трестов. Тресты обычно создавались для управления капиталом лиц, не способных принимать самостоятельные решения. Как правило, речь шла о сиротах, слабоумных или непутевых родственниках, которые могли промотать полученное наследство. Рокфеллеры распространили эту практику на сферу корпоративных отношений. Из сотрудников главного офиса Standard Oil был сформирован небольшой «попечительский совет», который должен был управлять активами сразу всех компаний, принадлежавших нефтяному гиганту, словно эти компании были малыми детьми. К тому моменту Standard Oil тайно владела примерно двумя десятками компаний в разных штатах и еще в дюжине имела доли, но формально оставалась фирмой, работающей в Огайо. Идея треста оказалась весьма своевременной и была с восторгом принята американским бизнесом. Через несколько лет появились трест виноделов, трест производителей сахара, производителей табака и т. д.

Методы, которыми Рокфеллеры загоняли конкурентов в угол, были не самыми этичными. Так, Standard Oil негласно выбивала для себя льготные тарифы у железнодорожных компаний, что позволяло удешевлять продукцию. Иногда же дело доходило до откровенной уголовщины. Например, когда в 1878 году в Пенсильвании началось строительство нефтепровода Riverside pipeline, по которому должна была пойти нефть конкурентов, Рокфеллеры нанимали бандитов, которые устраивали одну диверсию за другой. Пока строительство топталось на месте, Standard Oil построила четыре параллельных нефтепровода, разорила Riverside и в итоге выкупила конкурирующую трубу.

Все это немало раздражало конкурентов, и поэтому с конца 1870-х годов на Рокфеллеров один за другим сыпались судебные иски. Пыталась судиться со Standard Oil и Riverside, но доказать связь бандитских нападений с Рокфеллерами так и не смогла. В 1879 году на Рокфеллеров ополчилась Ассоциация по защите предпринимателей. В Нью-Йорке была создана Комиссия Хепберна, которая расследовала «несправедливые предпочтения и другие злоупотребления» на железных дорогах. Standard Oil была вынуждена отказаться от своих железнодорожных преференций, но конкурентам было нужно еще доказать, что та или иная фирма, пользующаяся льготными тарифами, принадлежит Рокфеллерам. В 1880 году в суд подала нефтяная компания Scofild, Sherman & Teagle, требовавшая для себя равных тарифов с теневыми «дочками» Standard Oil. Джон Рокфеллер доказывал в суде, что не имеет к «дочкам» никакого отношения: «Неверно показание господина Тигла, что Standard Oil прямо или косвенно, посредством своих сотрудников и агентов владеет или контролирует предприятия Warden, Frew & Co, Lockart, Frew & Co, Bostwick & Co. » Богобоязненный Рокфеллер клялся на Библии, что эти и другие компании ему не принадлежат, хотя все они управлялись его трестом.

Конкуренты, впрочем, тоже пытались передергивать факты. Scofild, Sherman & Teagle приводила свидетелей, которые в красках расписывали, как Рокфеллеры пустили их по миру. В суд явились две вдовы — миссис Бэкус и миссис Хант, продавшие Standard Oil свои нефтеперерабатывающие заводы. Вдовы утверждали, что заводы были проданы под давлением и по бросовой цене, но адвокатам Рокфеллеров удалось доказать, что цена была справедливой в обоих случаях. И все же Standard Oil вновь пришлось отступить, а Scofild, Sherman & Teagle, таким образом, добилась для себя выгодных тарифов. Однако все победы конкурентов меркли на фоне успехов Рокфеллеров. В начале 1880-х годов их трест контролировал около 80% всех нефтеперерабатывающих мощностей страны и около 90% трубопроводов. Доходы росли год от года. В 1883 году совокупная чистая прибыль треста составила $11,231 млн, а в 1890-м она достигла $19,131 млн. Джон Рокфеллер оказался первым в мире долларовым миллиардером, что, разумеется, не добавило ему популярности среди конкурентов.

Серьезные проблемы у Standard Oil могли начаться в 1890 году, когда Конгресс принял Акт Шермана, запрещавший препятствовать свободе торговли путем создания монополий, но по-настоящему закон заработал лишь при Теодоре Рузвельте. В 1906 году администрация президента подала в суд на Standard Oil, и в 1909-м суд постановил распустить трест. Джон Рокфеллер, который к тому времени больше интересовался игрой в гольф и благотворительностью, чем бизнесом, разделил свою империю на 34 компании, сохранив контрольный пакет акций в каждой из них, после чего продолжил наслаждаться жизнью.

В ХХ веке кланы Рокфеллер и Ротшильд ожидала похожая судьба. Достигнув пика богатства и могущества к началу столетия, обе семьи стали восприниматься в широких кругах как угроза общественным устоям. В случае с Рокфеллерами имела место масштабная кампания в прессе, направленная на дискредитацию их треста, что способствовало роспуску теневой империи. Успехи Ротшильдов породили в Европе всплеск антисемитизма, который совпал со становлением национальных государств по всему континенту. Ротшильды же были фактически гражданами мира, что помогало им вести дела в европейских столицах.

В первой половине ХХ века космополитизм был уже не в моде. Вторая мировая война нанесла тяжелый удар по бизнесу Ротшильдов, поскольку вся их собственность, находившаяся в странах, оккупированных нацистами, была экспроприирована. Впрочем, после войны они быстро вернули утраченные позиции. Бизнес Ротшильдов и впредь демонстрировал завидную живучесть: после того как социалистическое правительство Франсуа Миттерана национализировало в 1981 году банк De Rothschild Freres, основанный еще Джеймсом Ротшильдом, его наследники основали новый банк под названием Rothcshild & Cie Banque, который через несколько лет стал одним из крупнейших игроков на финансовых рынках Европы.

Рокфеллеры и Ротшильды остались столпами мировой экономики, но при этом перестали восприниматься как угроза общественному благополучию. Отчасти причина в том, что наследникам великих комбинаторов XIX века больше не нужно было ходить по лезвию бритвы, нарушая законы направо и налево, ведь очень большие деньги — сами себе закон.

  • Журнал «Коммерсантъ Деньги» №25 от 25.06.2012, стр. 53

Рокфеллеры и Ротшильды — влияет ли соперничество двух богатейших семей планеты на судьбы мира?

Мы рассказывали в нашей программе о семье американских миллиардеров Рокфеллеров. Джон Рокфеллер в начале ХХ века был самым богатым человеком в мире. Возможно, самым богатым за всю историю человечества. Потом мы рассказывали о семье Ротшильдов. Эти банкиры в XIX веке кредитовали многие монархии Европы. Их богатство и сейчас огромно.

Конспирологи всего мира любят эти семьи. Жизнь этих семей дает богатую почву для многочисленных исторических и политологических спекуляций. Конспирологи видят в них те тайные силы, которые управляют миром. Силы, которые начинают и заканчивают войны, устраивают революции, меняют режимы. Силы, которые движут историей.

Возможно ли это? Они ведь не боги, они люди. Они — капиталисты. А главный интерес капиталиста — прибыль. Они и работают на свою прибыль. Задавал ли себе вопрос Рокфеллер, что созданная им предельная концентрация нефтяного рынка тормозит развитие Америки? А Ротшильды понимали, что когда они манипулировали финансовыми рынками, это тоже мешает развитию?

Думаю, что эти умнейшие люди все прекрасно понимали. Но только такая постановка вопроса не для них. Они работали на себя, на свои интересы. Они приумножали свой капитал. Потом приходили другие игроки, новые элиты со своими интересами и давали свои ответы на подобные вопросы. И эти ответы часто вели к таким решениям, которые были невыгодны ни Рокфеллерам, ни Ротшильдам. Например, разрушение нефтяной монополии в США, компании Standard Oil. И что бы ни говорили, как ловко Джон Рокфеллер выкрутился, как он сохранил контроль в нескольких новых компаниях, он на этом на самом деле много потерял.

Я думаю, мир слишком сложен, чтобы им можно было управлять из одного штаба. Но если такой штаб где-то и есть, то не на Земле.

Многочисленные исследователи жизни семей Ротшильдов и Рокфеллеров схожи с алхимиками. Одни безрезультатно уже который век ищут философский камень, другие – прямые доказательства того, как именно эти семьи управляют миром. Объединяет алхимиков с ротшильдо- и рокфеллероведами вера в то, что истина где-то рядом.

Американцы Рокфеллеры свое состояние сколотили на добыче нефти. Не зря же первый Рокфеллер, Джон, родившийся в 1839 году, сумел взять под контроль 90% всей нефтяной промышленности США.

«Рокфеллеры – это нефтяная геополитика и еда. Еще в 70-е Киссинджер говорил, что если вы контролируете нефть – вы контролируете народы, а если еду – то все человечество. Генетически модифицированные продукты – также во владении Рокфеллеров, как и химикаты для агропрома», — говорит экономист, писатель и политолог Фредерик Уильям Энгдаль.

Европейцы же Ротшильды свою империю построили на золоте. Задолго до Рокфеллеров. По легенде, основатель клана Майер Амшель начал с обмена монет германских княжеств. Сегодня состояние семьи, по некоторым оценкам, превышает ВВП Великобритании — около трех с половиной триллионов долларов.

А вот причина противостояния самых богатых семей в мире — противостояние золота и нефти. Европы и США. Никакой конспирологии. Только бизнес. Ни для кого не секрет, что большая часть золота мира хранится в Соединенных Штатах, в банках Федеральной резервной системы США, которую, в свою очередь, контролируют американцы Рокфеллеры. Хранят там золото почти все европейские страны. Но в 2013 году Центробанк Германии решил свое золото вернуть, 300 тонн. США отдавали его частями, растянув процедуру почти на четыре года. В феврале 2017 года в Германию вернулось почти все. Нечто подобное в истории уже было — золото пытались возвращать французы.

«Все помнят этот эпизод, часто очень упоминается. Какой молодец де Голль. Взял, собрал бумажки эти зеленые поганые и отправился в Соединенные Штаты, и кинул их, сказал: «Заберите! Подавитесь, а отдайте золото!» Но мало кто знает, что он выполнял волю Ротшильдов, потому что де Голль был тесно связан с Ротшильдами. Де Голлю это вышло боком. В 1968 году произошли волнения во Франции. В 1969 году он слетел. Рокфеллеры начали готовить ответный удар. Вы бьете по нашему золотому стандарту? Очень хорошо! А мы вообще отцепим золото от доллара. Но здесь возникает вопрос: а чем же заменить золото? Заменить нефтью», — поясняет директор Института системно-стратегического анализа Андрей Фурсов.

Вот такая непрекращающаяся борьба между американцами Рокфеллерами и европейцами Ротшильдами.

«Это большая игра, которая ведется, по меньшей мере, с XVI века, речь о завоевании мира всеми доступными способами — войной, торговлей, коррупцией», — уверен политолог Эммануэль Леруа.

Тогда, в 1971 году, президент США Никсон, понимая, что за де Голлем могут последовать другие, объявил о приостановке конвертируемости доллара в золото. То есть, доллар больше не обеспечивался золотом. На первый план вышла стоимость нефти. Условия миру стали диктовать те, кто печатает доллары и контролирует Федеральную резервную систему. То есть, формально тогда победу одержали американцы Рокфеллеры. Теперь говорят о том, что европейцы Ротшильды нанесли ответный удар. Мол, Дональд Трамп, президент США – их ставленник. Впрочем, на фоне борьбы друг с другом и Ротшильды, и Рокфеллеры добиваются одного и того же – увеличения собственного капитала, а значит и влияния на мир.

«Влияние этих двух семей на Западе все еще велико, и их эпоха не собирается заканчиваться. Они не враги, это разные члены одного совета директоров по глобализации мира», — уверен Фредерик Уильям Энгдаль.

Чем закончится для мира новый виток противостояния Ротшильдов и Рокфеллеров, предсказать сложно. Конспирологи говорят о скором конце Федеральной резервной системы и ее порождения – ничем не обеспеченного американского доллара. Но в таком случае, по мнению аналитиков, рухнет и вся мировая финансовая система. Впрочем, в случае с исследованием деятельности Ротшильдов и Рокфеллеров всегда сложно понять, где заканчивается конспирология и начинается аналитика. Равно как и наоборот.

Ротшильды и Рокфеллеры создали альянс

Патриархи двух финансовых «кланов» — 96-летний Дэвид Рокфеллер и 76-летний лорд Джейкоб Ротшильд — связали капиталы своих семей. Принадлежащий Ротшильдам лондонский инвестфонд RIT Capital Partners объявил о покупке 37% акций американской компании по управлению активами Rockefeller Financial Services (RFS)

Сумма сделки не разглашается, но, по оценкам экспертов, составляет около $150 млн. Приобретенные Ротшильдами 37% акций RFS с 2008 г. принадлежали французскому банку Societe Generale. На них претендовали несколько покупателей, но фонд Ротшильдов оказался единственным, получившим одобрение Рокфеллеров.

Банковские семьи гарантировали друг другу совместное участие в процессе принятия решений — по условиям соглашения, ни одна из сторон не имеет права единолично принять на себя исполнительные функции в RFS. Управление американским бизнесом Рокфеллеров станет для Ротшильдов плацдармом для расширения своего бизнес-влияния в США.

Обе династии сообщили о намерении осуществлять совместные поглощения и инвестиции, а также создавать дополнительные инвестиционные фонды.

«Лорд Ротшильд и я знаем друг друга более 50 лет. Все это время связи между нашими семьями оставались очень сильными. Сегодня я рад приветствовать Джейкоба и RIT в качестве акционеров и партнеров в наших непрерывно развивающихся инвестиционных и консалтинговых бизнесах»,— приводятся в пресс-релизе слова Дэвида Рокфеллера.

RFS управляет активами оценочной стоимостью $34 млрд. Среди них нефтегазовая группа Vallares и пакеты акций гигантских корпораций Johnson&Johnson, Dell, Procter&Gamble и Oracle. Чистые активы RIT Capital Partners, инвестированные в акции и государственные облигации, оцениваются в $3 млрд.
«Мы восхищены перспективой объединить эти две структуры в долгосрочное партнерство. Как и многие люди мира, я наблюдал за развитием бизнеса Рокфеллеров с большим восторгом. Создание партнерства с семьей Рокфеллеров — поистине исторический момент. Мы смотрим вперед и видим развитие нашей совместной инвестиционной деятельности на глобальных рынках капитала»,— говорится в заявлении председателя RIT Джейкоба Ротшильда.

Семьи Ротшильдов и Рокфеллеров, фамилии которых давно стали именами нарицательными, часто становились ключевыми фигурантами различных теорий заговоров. Очевидно, что партнерское соглашение между знаменитыми европейской и американской династиями финансистов подстегнет любителей конспирологии к развитию гипотез о создании супердинастии с целью захвата мирового господства.

Эксперты полагают, что причина объединения семей банальна. Это повышенная нестабильность глобальной экономики, кризис зоны евро и возможный крах единой европейской валюты. Создание транснационального партнерства позволит укрепить банковские бизнесы и поможет семьям сохранить свои капиталы.

В апреле нынешнего года Ротшильды решили воссоединить в единую публичную структуру французскую и британскую банковские ветви под началом 69-летнего Давида де Ротшильда, прапрапраправнука основателя семейной империи. Британские банковские структуры семьи были присоединены к компании Paris Orleans et Cie, котирующейся на Парижской фондовой бирже. Эта реорганизация, завершение которой ожидается в конце июня, повысит эффективность операций и приведет бизнесы Ротшильдов в соответствие с ужесточенными требованиями к банковским структурам «Базель-III», которые были приняты после мирового кризиса 2008 г. и вскоре должны вступить в силу.

«Объединение активов позволит нам удовлетворить требования становящегося все более глобальным и конкурентным мира, а также защитить собственность своей семьи»,— сообщил в апреле Давид де Ротшильд.

История династий

Инвестиционная группа Рокфеллеров была создана в 1882 г. нефтяным магнатом Джоном Рокфеллером и стала первой семейной компанией по управлению частным капиталом. Свои активы ей доверили многие другие богатые семьи, фонды и финансовые институты. Джон Рокфеллер стал первым в истории человечества долларовым миллиардером. В переводе на нынешние деньги его капитал достигал $200 млрд., что обеспечило ему звание богатейшего человека в современной истории.

Ротшильды — династия банкиров и общественных деятелей еврейского происхождения, основанная в конце XVIII века Майером Амшелем Ротшильдом, открывшим банк во Франкфурте-на-Майне. В начале XIX века пять сыновей Майера Амшеля Ротшильда унаследовали его бизнес и учредили банки в Лондоне, Париже, Вене и Неаполе. На протяжении XIX века Ротшильды владели наибольшим состоянием в мире и крупнейшим капиталом в современной мировой истории. Династии Ротшильдов удалось воплотить давнюю мечту евреев — защитить состояние от погромов и грабежей путем перевода богатств в ценные бумаги.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *