Ayar cc что это такое
Перейти к содержимому

Ayar cc что это такое

  • автор:

��️‍��️ Анализ сайта ayar.cc

На нашем сайте представлена различная информация о сайте ayar.cc, собранная из открытых источников, которая может быть полезна при анализе и исследовании сайта. Также здесь можно найти мнения реальных людей, как положительные, так и отрицательные отзывы о сайте ayar.cc, обсудить вопросы связанные с этим сайтом, оставить свой отзыв или комментарий.

�� Ayar.cc находится на #6,349,196 месте среди самых популярных веб-сайтов. Чем меньше показатель рейтинга, тем более популярным является веб-сайт и тем больше посетителей он имеет. Приблизительное количество уникальных посетителей просматривающих этот сайт каждый день 87 посетителей. Предполагаемый ежедневный доход Ayar.cc от размещения контекстной рекламы $2 USD. По данным наших расчетов, приблизительная стоимость этого веб-сайта может составлять порядка $626 USD. Google PageRank™ этого сайта равен 0 из 10. Последнее обновление данных этого сайта было выполнено 2 года, 6 месяцев назад.

Анализ современных трендов цифровой логистики Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

БИГ ДАТА / БЛОКЧЕЙН И ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ / УПРЕЖДАЮЩЕЕ УПРАВЛЕНИЕ / ПРОЦЕССНЫЙ ПОДХОД / МУЛЬТИМОДАЛЬНЫЕ ПЕРЕВОЗКИ / DIGITAL LOGISTICS / BIG DATE / BLOCK CHAIN AND ARTIFICIAL INTELLIGENCE / PROACTIVE MANAGEMENT / PROCESS APPROACH / MULTIMODAL TRANSPORTATION

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Ефимов Артем Дмитриевич, Бессарабов Евгений Николаевич, Караева Марина Руслановна, Мохов Василий Александрович, Яркин Евгений Кузьмич

Рассмотрены и проанализированы современные тренды в инновации цифровой логистики, как основного рычага в развитии данного научного направления, техники и технологии управления. Намечены пути научных исследований, практических разработок в области совершенствования транспортно-логистических систем и обеспечения безопасности перевозочного процесса. Подразумевается, что наличие четко обозначенных путей развития цифровой логистики позволит в дальнейшем добиться успехов на региональном, межрегиональном и международном уровне в данной предметной области. Проанализированы следующие технологии: big data, блокчейн и искусственный интеллект; упреждающее управление ; процессный подход ; мультимодальные перевозки . Сделаны выводы по практическому использованию этих технологий.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Ефимов Артем Дмитриевич, Бессарабов Евгений Николаевич, Караева Марина Руслановна, Мохов Василий Александрович, Яркин Евгений Кузьмич

Система интегрированной оценки и сравнения онтологических моделей
Концептуальное моделирование как основа проектирования сложных систем
Расчет линейных и угловых деформаций гибкого рабочего органа винтового конвейера
Модельная оптимизация технологии контактно-ротапринтного плакирования поверхностей трения

Влияние удельной нагрузки на триботехнические свойства порошкового железомеднографитового сплава, пропитанного смазочным материалом с добавкой ПАВ

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ANALYSIS OF MODERN TRENDS IN DIGITAL LOGISTICS

This article is an overview. It reviews and pro-analyzes the main trends in the innovation of digital logistics , as the main lever in the development of this research area, technology and management technology. In accordance with these trends, the ways of scientific research, practical developments in the field of improving transport and logistics systems and ensuring the safety of the transportation process are outlined. It is understood that the presence of clearly defined paths for the development of digital logistics will allow us to achieve further successes at the regional, interregional and international level in this subject area. The article analyzed the following technologies: big data, blockchain and artificial intelligence; proactive control; process approach; multimodal transportation. Conclusions on the practical use of these technologies.

Текст научной работы на тему «Анализ современных трендов цифровой логистики»

ISSN 0321-2653 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKIYREGION.

TECHNICAL SCIENCE. 2019. № 2

ИНФОРМАТИКА, ВЫЧИСЛИТЕЛЬНАЯ ТЕХНИКА И УПРАВЛЕНИЕ INFORMATICS, COMPUTER ENGINEERING AND CONTROL

УДК 338.2:004.8 DOI: 10.17213/0321-2653-2019-2-5-12

АНАЛИЗ СОВРЕМЕННЫХ ТРЕНДОВ ЦИФРОВОЙ ЛОГИСТИКИ

© 2019 г. А.Д. Ефимов, Е.Н. Бессарабов, М.Р. Караева, В.А. Мохов, Е.К. Яркин, В.Е. Романенко

Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М. И. Платова, г. Новочеркасск, Россия

ANALYSIS OF MODERN TRENDS IN DIGITAL LOGISTICS

A.D. Efimov, E.N. Bessarabov, M.R. Karaeva, V.A. Mokhov, E.K. Yarkin, V.E. Romanenko

Platov South-Russian State Polytechnic University (NPI), Novocherkassk, Russia,

Ефимов Артем Дмитриевич — канд. техн. наук, доцент, зав. кафедрой «Международные логистические системы и комплексы», Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М.И. Платова, г. Новочеркасск, Россия. E-mail: e1984ad@mail.ru

Бессарабов Евгений Николаевич — канд. техн. наук, доцент, кафедра «Международные логистические системы и комплексы», Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М.И. Платова, г. Новочеркасск, Россия. E-mail: bess.555en@ya.ru

Караева Марина Руслановна — канд. экон. наук, доцент, кафедра «Международные логистические системы и комплексы», Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М.И. Платова, г. Новочеркасск, Россия. E-mail: mari.karaeva@gmail.com

Мохов Василий Александрович — канд. техн. наук, доцент, кафедра «Программное обеспечение вычислительной техники», Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М.И. Платова, г. Новочеркасск, Россия. E-mail: mokhov_v@mail.ru

Яркин Евгений Кузьмич — канд. техн. наук, доцент, кафедра «Международные логистические системы и комплексы», Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М.И. Платова, г. Новочеркасск, Россия. E-mail: yarkin_e@mail.ru

Романенко Валерия Евгеньевна — аспирант, ст. преподаватель, кафедра «Международные логистические системы и комплексы», Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М.И. Платова, г. Новочеркасск, Россия. E-mail: valer.rom@mail.ru

Efimov Artem Dmitrievich — Candidate of Technical Sciences, Associate Professor, Head Department «International Logistics Systems and Complexes», Platov South-Russian State Polytechnic University (NPI), Novocherkassk, Russia. E-mail: e1984ad@mail.ru

Bessarabov Evgeny Nikolayevich — Candidate of Technical Sciences, Associate Professor, Department «International Logistics Systems and Complexes», Platov South-Russian State Polytechnic University (NPI), Novocherkassk, Russia. E-mail: bess.555en@ya.ru

Karaeva Marina Ruslanovna — Candidate of Economic Sciences, Associate Professor, Department «International Logistics Systems and Complexes», Platov South-Russian State Polytechnic University (NPI), Novocherkassk, Russia. E-mail: ma-ri.karaeva@gmail.com

Mokhov Vasily Alexandrovich — Candidate of Technical Sciences, Associate Professor, Department «Software Computer Engineering», Platov South-Russian State Polytechnic University (NPI), Novocherkassk, Russia. E-mail: mokhov_v@mail.ru

Yarkin Evgeny Kuzmich — Candidate of Technical Sciences, Associate Professor, Department «International Logistics Systems and Complexes», Platov South-Russian State Polytechnic University (NPI), Novocherkassk, Russia. E-mail: yarkin_e@mail.ru

Romanenko Valeria Evgenievna — Graduate Student, Department of «International Logistics Systems and Complexes», Platov South-Russian State Polytechnic University (NPI), Novocherkassk, Russia E-mail: valer.rom@mail.ru

Рассмотрены и проанализированы современные тренды в инновации цифровой логистики, как основного рычага в развитии данного научного направления, техники и технологии управления. Намечены пути научных исследований, практических разработок в области совершенствования транспортно-логистических систем и обеспечения безопасности перевозочного процесса. Подразумевается, что наличие четко обозначенных путей развития цифровой логистики позволит в дальнейшем добиться успехов на региональном, межрегиональном и международном уровне в данной предметной области. Проанализированы следующие технологии: big data, блокчейн и искусственный интеллект; упреждающее управление; процессный подход; мультимодальные перевозки. Сделаны выводы по практическому использованию этих технологий.

ISSN 0321-2653 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKIYREGION. TECHNICAL SCIENCE. 2019. No 2

Ключевые слова: биг дата; блокчейн и искусственный интеллект; упреждающее управление; процессный подход; мультимодальные перевозки.

This article is an overview. It reviews and pro-analyzes the main trends in the innovation of digital logistics, as the main lever in the development of this research area, technology and management technology. In accordance with these trends, the ways of scientific research, practical developments in the field of improving transport and logistics systems and ensuring the safety of the transportation process are outlined. It is understood that the presence of clearly defined paths for the development of digital logistics will allow us to achieve further successes at the regional, interregional and international level in this subject area. The article analyzed the following technologies: big data, blockchain and artificial intelligence; proactive control; process approach; multimodal transportation. Conclusions on the practical use of these technologies.

Keywords: digital logistics; big date; block chain and artificial intelligence; proactive management; process approach; multimodal transportation.

Успешное функционирование и развитие бизнеса невозможно без эффективной организации логистической деятельности. Сегодня термин «логистика» ассоциируется прежде всего, с понятием «бизнес». Поэтому одно из современных определений логистики опирается на тезис: «наличие нужного товара в нужном количестве в нужное время в нужном месте по правильной цене и в подходящем состоянии для правильного клиента» [1]. На текущий момент логистика включает в себя все отрасли промышленности и нацелена на управление жизненными циклами проектов, цепями поставок и, соответственно, их эффективностью.

С начала 1960-х гг. из-за растущей сложности снабжения предприятий материалами и отгрузки продукции, а также в рамках глобализации системы поставок вместо термина «логистика» широкое применение получил его синоним «бизнес-логистика» [2]. С началом XXI века происходит расширение цифровой экосистемы для логистических предприятий [3]. Все большее внимание на уровне Правительства и президента РФ уделяется внедрению современных цифровых технологий в экономике в целом, и в логистике, в частности, как в одном из ключевых ее секторов. В результате в 2017 г. ключевым фактором производства в РФ продекларированы данные в цифровой форме [4] и сформирован новый термин — «цифровая логистика».

Цель и задачи исследований

Целью работы является выполнение литературного обзора для выявления и анализа основных векторов развития в области цифровой логистики.

1. Выявление базовых трендов современной цифровой логистики.

2. Анализ их сущности и потенциала использования для проведения научных исследований и решения конкретных практических задач.

В ходе решения поставленных задач авторами были выявлены четыре основных тренда в выбранной предметной области:

1) технологии искусственного интеллекта (прежде всего, Big data, блокчейн);

2) упреждающее управление;

3) процессный подход;

4) мультимодальные перевозки.

Рассмотрим сущность перечисленных

трендов и возможности по их использованию в проведении научных исследований и решении практических задач.

Цифровизация транспортно-логистических процессов: Big data, блокчейн и искусственный интеллект

Повышение эффективности логистики невозможно представить без использования обширных баз данных, тесного контакта и взаимодействия агентов различных компаний, налаженной системы обработки заказов, постоянного повышения уровня автоматизации и т.д. При этом основными драйверами успеха в решении перечисленных задач на современном уровне являются три ключевые технологии Big data, блокчейн и искусственный интеллект (ИИ).

Американское аналитическое агентство CB Insights опубликовало результаты исследования рынка инвестиций в стартапы в области ИИ. В 2016 г. такие проекты смогли привлечь в совокупности чуть более 5 млрд долларов США инвестиций. Этот показатель стал самым значительным за последние пять лет. С 2012 по 2016 г. количество раундов финансирования проектов в области ИИ выросло в 10 раз — с 60 до 658. Несмотря на то что превалирующее количество

ISSN 0321-2653 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKIYREGION.

инвестиций достаётся американским компаниям, доля не-американских стартапов также возросла — с 21 до 38% за период с 2012 по 2016 г.

Исследовательская компания Vanson Bourne и американская корпорация Teradata, специализирующиеся на разработке и поставке аппаратно-программных комплексов для обработки и анализа данных, опросили руководителей 260 крупных компаний по всему миру. В результате 80 % заявили, что их компании уже инвестируют в ИИ, а каждый третий думает, что его компании придется вкладывать в эту сферу больше денег в течение следующих 36 месяцев, чтобы не отставать от конкурентов.

В среднем исследовательские организации в настоящее время инвестируют 6 — 8 млн долларов США в технологии ИИ. Компании ожидают, что ИИ станет стратегически важной технологией в долгосрочном периоде, многие опрошенные планируют удвоить свои инвестиции в эту сферу за пять лет и утроить их в течение 10 лет.

Всего через два года расходы на использование искусственного интеллекта во всем мире вырастут до 47 млрд долларов США, считает Международная исследовательская и консалтинговая компания International Data Corporation [5].

Технологии на основе распределённого реестра (блокчейн) в логистике могут способствовать более тесной взаимосвязи игроков рынка, позволят создать прозрачную и безопасную схему взаимодействия, формировать каналы движения товаров и услуг, обеспечивать простой и удобный доступ к покупателям, сохраняя при этом высокий уровень безопасности благодаря децентрализации хранения данных. Блокчейн предоставляет соответствующие инструменты и обладает рядом преимущественных технологических характеристик, таких как децентрализация, конфиденциальность, надежность и компромисс (табл. 1).

Главное преимущество от внедрения блок-чейн — обеспечение синхронизированного аудита между партнёрами и оптимизация процессов в реальном времени. Блокчейн повышает уровень доверия внутри всей цепочки и упрощает процесс принятия решения на каждом этапе, за счёт обеспечения единовременного доступа к информации, позволяющего совместно прогнозировать процессы и действия.

Вариантов развития технологий блокчейн в логистике — бесчисленное множество. IBM совместно с Maersk, мировым лидером в сфере контейнерных перевозок, создали единую трейдинго-

TECHNICAL SCIENCE. 2019. No 2

вую блокчейн-платформу — распределительный регистр для размещения отгрузочных документов. T-Mining воплотила возможность распределения задач, таких как возможность уведомить персонал о необходимости забрать груз, принять или переместить товар на складе и т.д. Kouvala Innovation применяет поддоны с марками RFID, которые хранят информацию о дате и месте отгрузки, а метки на них позволяют передавать статус и координаты нахождения товара.

Таблица 1 / Table 1

Технологические характеристики технологии блокчейн / Technological characteristics of the blockchain technology

Характеристика Краткое описание

Децентрализация Отсутствует главный сервер хранения данных. Все записи хранятся у каждого участника системы. Полная прозрачность. Любой участник может отследить все транзакции, проходившие в системе

Конфиденциальность Все данные хранятся в зашифрованном виде. Пользователь может отследить все транзакции, но не может идентифицировать получателя или отправителя информации, если он не знает номера кошелька. Для проведения операций требуется уникальный ключ доступа

Надёжность Любая попытка внесения несанкционированных изменений будет отклонена из-за несоответствия предыдущим копиям. Для легального изменения данных требуется специальный уникальный код, выданный и подтверждённый системой

Компромисс Данные, которые добавляются в систему, проверяются другими участниками. Если говорить умными словами — они пересчитывают хеш [6]

Британский интегратор Provenance применяет блокчейн для проверки качества продуктов питания. Кроме того, существуют целые ассоциации компаний, такие как BITA, объединяющая около 150 логистических экспедиторов, перевозчиков, операторов и 3PL компаний. Развитие технологии блокчейн в сфере легковых и грузовых перевозок в эпоху повсеместной циф-ровизации — не только перспективное направление, но и конкурентное преимущество [7].

В широком смысле Big Data — это совокупность подходов, инструментов и методов обработки как структурированных, так и неструктуриро-

ISSN0321-2653 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKIYREGION.

ванных данных огромных объемов массивов информации различного типа в условиях ее непрерывного прироста и актуализации [8].

Сегодня логистические провайдеры управляют массовым потоком товаров, и в процессе этого управления, в свою очередь, создаются огромные наборы данных. И чем крупномасштабнее логистическая операция, тем выше требования к эффективной работе данных. Это понимают и сами логистические компании, что показали данные опроса «Тенденции и стратегии в области логистики», проведенного компанией BVL International, по результатам которого 60 % респондентов заявили, что планируют инвестировать в аналитику больших данных в течение следующих пяти лет [9].

Технология упреждающего управления

Упреждающее управление — это такое управление логистическими процессами, при котором основой управления являются интеллектуальные информационные технологии. Это относительно новое понятие, использующее современные методы и средства прогнозирования, анализа, планирования, мониторинга, моделирования динамических систем и оптимизации решений в логистике.

Обязательным условием в упреждающем управлении логистическими процессами является детальное изучение и проведение анализа рынка с целью выявления закономерностей развития новых тенденций, изучение психологических аспектов для успешного выполнения заданных функций. Еще в 2013 г. в США компания Amazon запатентовала алгоритм, который предсказывает покупку товара заказчиком, прежде чем тот подтверждает ее.

В настоящее время механизмы упреждающего управления в логистических процессах эффективно применяют такие крупные корпорации, как Societe pour I’Exporation des Produits Nestle S.A. и Aventis Animal Nutrition Eurasie.

Так в компании Societe pour I’Exporation des Produits Nestle S.A. используется несколько информационных систем: EME и Opal (системы складского и производственного учета продукции), которые применяются на каждом складе и производстве. Объединяет эти программы информационная система учета Nezum, которая служит для координации поставок, производства и распределения.

Применение упреждающего управления является одним из основных инструментов полу-

TECHNICAL SCIENCE. 2019. No 2

чения конкурентных преимуществ на рынке транспортно-логистических услуг. При этом данный инструмент требует инвестиций не только в цифровые технологии, но и осуществления разработки и внедрения трансформационных бизнес-моделей, ориентированных на методы инжиниринга и проактивного управления [10].

Процессный подход — основа высокоуровневого структурирования логистической деятельности

В 80-х гг. ХХ в. по инициативе ВВС США в рамках программы автоматизации промышленных предприятий Integrated Computer Aided Manufacturing (ICAM) было сформировано семейство стандартов Integration DEFinition metodology (IDEF) [11]. На разработку инструментов, методов и процессов для поддержки автоматизации и интеграции производства в рамках ICAM США потратили более 100 млн долларов.

Современная классификация IDEF включает в себя 15 базовых стандартов IDEF0 -IDEF14 [12], каждый из которых хорошо проработан и регулярно подвергается актуализации.

Так, например, стандарт IDEF0, определяющий методологию процессного подхода с момента выпуска первой версии в 1981 г., претерпел ряд изменений, и его финальная редакция была выпущена Национальным Институтом по Стандартам и Технологиям США (NIST) лишь в декабре 1993 г. 2 сентября 2008 г. стандарт IDEF0 был переведен из категории федеральных стандартов США в категорию открытых спецификаций. На текущий момент IDEF0 актуальности не утерял и является практически единственной нотацией, позволяющей содержательно и аккуратно выполнять высокоуровневое структурирование деятельности на основе процессной декомпозиции. Этот стандарт ориентирован на разработку и представление функциональной структуры систем, в современной терминологии — «предназначен для моделирования бизнес-процессов» [13].

Один крупнейших российских интермодальных контейнерных операторов ПАО «ТрансКонтейнер» в основе своей деятельности использует процессный подход. Только по итогам 2017 г. прибыль ПАО «ТрансКонтейнер» составила 6,5 млрд рублей, что в два раза превысило значение того же показателя за предыдущий год. Производственная система компании является одной из самых эффективных в отрасли, что подтверждено рядом международных стандартов, в

ISSN 0321-2653 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKIYREGION.

TECHNICAL SCIENCE. 2019. No 2

том числе серии ISO 9000. Анализ деятельности указанной компании показал, что основными положительными факторами использования процессного подхода являются следующие [14]:

1) процессный подход к управлению позволяет увидеть общий вектор развития компании и повысить её эффективность;

2) существенно снизилось число конфликтных ситуаций, которые возникают в зоне неопределённой ответственности;

3) благодаря процессному подходу к управлению многократно возросла скорость разработки транспортных решений и повысилось их качество.

Технологии мультимодальных перевозок

В то время как объемы международной торговли постоянно растут, становится все более очевидной важная роль мультимодальных перевозок и, как следствие, интерес к топическим исследованиям в этой области. В результате этих исследований возникает необходимость в том, чтобы оказывать влияние на экономическое сотрудничество с экономически выгодными показателями эффективности и снижению транспортных расходов. По сравнению с унимодальной транспортной системой (перевозкой) муль-тимодальная представляет собой экономию транспортных средств на 20 % и достигает точки баланса загрузки грузового пространства на 63 % [15]. Исследования также важны из-за роли мультимодальных перевозок в снижении воздействия транспорта на окружающую среду [16, 17]. В этом смысле мультимодальная система может минимизировать воздействие на окружающую среду на 57 % с точки зрения выбросов CO2 по сравнению с унимодальной системой [18].

Исследования, связанные с транспортом, представляют собой самую высокую долю исследований в области логистики, но они делают упор на независимый транспорт, одномодовый транспорт или на транспорт в рамках производственных процессов компании [19]. Интерес исследователей к мультимодальным грузовым перевозкам стал рассматриваться в 90-х гг. В течение первого десятилетия литература была посвящена конкретным исследовательским проблемам, главным образом связанным с планированием перевозок, альтернативными издержками [20] и моделированием мультимодальных транспортных систем (ММТС) [21].

Впоследствии исследования диверсифицировались для рассмотрения режимов перевозок, используемых в интермодальных системах,

транспортной политике [22], а также планирования и анализа, проведенных в конкретных географических областях [23].

В последнее время исследования затронули новые темы с большим будущим потенциалом, такие как разработка новых политик [24], перепланировка сети [25] и выбор кратчайших путей [26, 27]. Особо необходимо отметить использование онтологий при планировании и разработке маршрутов грузовых [28] и пассажирских [29] перевозок.

Обзор литературных источников позволил выделить основные направления исследований в области мультимодальных перевозок (рис. 1).

Рис. 1. Литературная классификация: линии и подлинии исследований / Fig. 1. Literary classification: lines and subline studies

Источник: адаптировано (Anny-del-Mar, Agamez-Arias & José Moyano-Fuentes, 2017) [34].

Как показывает практика, самые востребованные технологические решения — это инновации в рамках основных трендов в отрасли. На основании анализа последних публикаций в области цифровой логистики авторами определены четыре соответствующих современных тренда:

1. Цифровизация транспортно-логистических процессов, связанная с активным внедрением технологий искусственного интеллекта, Big data и блокчейн.

2. Повышение эффективности логистического обслуживания за счёт применение технологии упреждающего управления, непосредственно связанного с разработкой и внедрением транс-

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ISSN 0321-2653 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKIYREGION. TECHNICAL SCIENCE. 2019. No 2

формационных бизнес-моделей, ориентированных на методы инжиниринга и проактивного управления.

3. Широкое внедрение процессного подхода, позволяющего существенно повысить качество и скорость разработки транспортных решений.

4. Повышение роли мультимодальных перевозок, как определяющего фактора в развитии международной транспортной логистики.

Перечисленные тренды определяют сегодня основные направления научных исследований и практических разработок в области цифровой логистики.

1. Mallik S., Hossein Bidgoil Customer service in supply chain management / The Handbook of Technology Management: Supply Chain Management, Marketing and Advertising, and Global Management. 2010. Vol. 2. No 1. 104 p.

2. Cloutier P.J., Frank B.K. The Joint Logistics Analysis Tool // Army Logisti-cian. 2009. Vol. 41. No 4. 47 p.

3. Chang E., West M., Hadzic M. A digital ecosystem for extended logistics en-terprises // E-Networks in 11th International Workshop on Telework. International Telework Academy, 2006. Pp. 32 — 40.

4. Программа «Цифровая экономика Российской Федерации» (утв. Распоряжением Правительства РФ от 28.07.2017 №1632-р).

5. Лагун Д. Цифровизация логистики: Big data, блокчейн, искусственный интеллект // Журн. Транс-LOGISHCS Казахстан. 2018. № 2. С. 63 — 66.

6. Воронов М.П., Часовских В.П. Blockchain-ошовные понятия и роль в цифровой экономике // Современные проблемы науки и образования. 2017. № 9-1. С. 30 — 35.

7. Терентьев П. Цифровизация логистики — новый мировой тренд // Инновации транспорта. 2018. № 2. 36 с.

8. Матраева Л.В., Башина О.Э. Современные тренды использования технологии Big data в экономических процессах в практике зарубежных и отечественных компаний // Экономика и предпринимательство. 2017. № 5-1. С. 788 — 791.

9. Башина О.Э., Матраева Л.В. Возможности применения глобальных технологий Big Data для повышения эффективности логистических процессов // Знание. Понимание. Умение. 2017. № 3.

10. Некрасов А.Г., Синицына А.С. 4D — трансформация в цифровую логистику транспорт // Инновации транспорта. 2018. № 2. С. 38 — 40.

11. RossD.T. [etal.]. Architect’s Manual, ICAM Definition Method IDEF0 // Computer Aided Manufacturing International. 1980.

12. Mayer R.J., Painter MX. deWitte PS (1992): IDF Family Knowledge-Based Systems Inc. http: // www. idef. com / pdf / IDEFFAMI. pdf. — 2016.

13. Мохов В.А. [и др.]. Концептуальное моделирование как основа проектирования сложных систем // Изв. вузов. Сев.-Кавк. регион. Техн. науки. 2018. № 2 (198).

14. Стовба М. От инноваций в системе управления — к росту объёма перевозок // Инновации транспорта. 2018. № 2. 36 с.

15 Kordnejad B. Intermodal transport cost model and intermodal distribution in urban freight // Procedia-Social and Behavioral Sciences. 2014. Vol. 125. Рр. 358 — 372.

16. Ayar B., Yaman H. An intermodal multicommodity routing problem with scheduled services // Computational optimization and applications. 2012. Vol. 53. No. 1. Pp. 131 — 153.

17. Geerlings H., Van Duin R. A new method for assessing CO2-emissions from container terminals: a promising approach applied in Rotterdam // Journal of Cleaner Production. 2011. Т. 19. No. 6-7. Pp. 657 — 666.

18. Craig A.J., Blanco E.E., Sheffi Y. Estimating the CO2 intensity of intermodal freight transportation // Transportation Research Part D: Transport and Environment. 2013. Vol. 22. Pp. 49 — 53.

19. Nguyen P.T. T., Crase L., Durden G.R. Organizational logistics processes: A literature review and an exploratory investigation of international multimodal transport in Vietnam // Asia Pacific Management Review. 2008. Т. 13. No. 1. Pp. 403 — 418.

20. Bontekoning Y.M., Macharis C., Trip J.J. Is a new applied transportation research field emerging? A review of intermodal rail-truck freight transport literature // Transportation Research P. A: Policy and Practice. 2004. Vol. 38. No. 1. Pp. 1 — 34.

21. Macharis C., Bontekoning Y.M. Opportunities for OR in intermodal freight transport research: A review //European Journal of operational research. 2004. Vol. 153. No. 2. Pp. 400 — 416.

22. Macharis C. et al. A decision support framework for intermodal transport policy // European Transport Research Review. 2011. Т. 3. No. 4. Pp. 167 — 178.

23. Mathisen T.A., Hanssen T.E.S. The academic literature on intermodal freight transport // Transportation Research Procedia. 2014. Vol. 3. Pp. 611 — 620.

24. Pallme D. [et al.]. A review of public and private intermodal railroad development in the Memphis region // Research in Transportation Business & Management. 2015. Vol. 14. Pp. 44 — 55.

25. Liu Z. [et al.]. Global intermodal liner shipping network design // Transportation Research Part E: Logistics and Transportation Review. 2014. Vol. 61. Pp. 28 — 39.

26. AyedH., Galvez-Fernandez C., Habbas Z., Khadraoui D. Solving time-dependent multimodal transport problems using a transfer graph model. Comput. Ind. Eng. 61, 2011. Pp. 391 — 401.

27. Woo S.H. [et al.]. Multimodal route for Korean auto-parts exporters // Maritime Policy & Management. 2018. Vol. 45. No. 1. Pp. 19 — 33.

28. Абрамов Д.В. [и др.]. Построение онтологий для решения задач транспортной логистики // PSC 802 BOX 14. -2004. 246 с.

29. Houda M. [et al.]. A public transportation ontology to support user travel planning // 2010 Fourth International Conference on Research Challenges in Information Science (RCIS). — IEEE, 2010. Pp. 127 — 136.

30. Романенко В.Е. [и др.]. К вопросу об агентном моделировании мультимодальных перевозок на основе онтологических моделей // Моделирование. Фундаментальные исследования, теория, методы и средства. 2018. С. 34 — 41.

31. Романенко В.Е., Мохов В.А., Шумилов А.К., Яркин Е.К. Онтологическое моделирование мультимодальных перевозок в обучении студентов направленности «транспортно-экспедиторская деятельность» // Фундаментальные основы инженерного образования в России: материалы нац. науч.-практ. конф., посвященной 110-летию ЮРЕПУ(НПИ) имени М.И. Платова, 2017. Юж. Рос. гос. техн. ун-т (НПИ). Новочеркасск: ЮРГПУ(НПИ), 2017. С. 90 — 96.

ISSN 0321-2653 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKIYREGION. TECHNICAL SCIENCE. 2019. No 2

32. Романенко В.Е., Мохов В.А., Шумилов А.К., Яркин Е.К. Диагностика состояния и перспективы развития мультимодальных транспортных систем с помощью онтологических моделей // Фундаментальные основы, теория, методы и средства измерений, контроля и диагностики: материалы 19-й Междунар. молодежной науч.-практ. конф., 2018. Юж.-Рос. гос. техн. ун-т (НПИ). Новочеркасск: ЮРГПУ(НПИ), 2018. С. 347 — 355.

33. Гринченков Д.В., Мохов В.А., Смирнов А.А., Нгуен ФХ., Нгуен Т.Т., Романенко В.Е. Сравнительный анализ про-

граммных продуктов для онтологического моделирования // Фундаментальные исследования, методы проектирования, программно-техническая платформа корпоративных информационных систем: материалы 15-й нац. молодежной науч.-практ. конф., 2017. Юж. Рос. гос. техн. ун-т (НПИ). Новочеркасск: ЮРГПУ(НПИ), 2017. С. 30 — 36.

34. Agamez-Arias A.M., Moyano-Fuentes J. Inteimodal transport in freight dis-tribution: a literature review // Transport Reviews. 2017. Vol. 37. No. 6. Pp. 782 — 807.

1. Mallik S. Customer service in supply chain management. Hossein Bidgoil. The Handbook of Technology Management: Supply Chain Management, Marketing and Advertising, and Global Management, 2010, Vol. 2, no. 1, pp. 104.

2. Cloutier P.J., Frank B.K. The Joint Logistics Analysis Tool. Army Logistician, 2009, Vol. 41 no. 4, pp. 47.

3. Chang E., West M., Hadzic M. A digital ecosystem for extended logistics enterprises. E-Networks in 11th International Workshop on Telework. — International Telework Academy, 2006, p. 32 — 40.

4. Programma «Tsifrovaya ekonomika Rossiiskoi Federatsii» (utv. Rasporyazheniem Pravitel’stva RF ot 28.07.2017 №1632-r) [The program «Digital economy of the Russian Federation» (approved by the Government of the Russian Federation No. 1632-p of July 28, 2017)].

5. Lagun D. Tsifrovizatsiya logistiki: Big data, blokchein, iskusstvennyi intellekt [Digitalization of logistics: Big data, blockchain, artificial intelligence]. Trans-LOGISTICS Kazakhstan, 2018, no. 2, pp. 63 — 66. (In Russ.)

6. Voronov M.P., Chasovskikh V.P. Blockchain-osnovnye ponyatiya i rol’ v tsifrovoi ekonomike [Blockchain — the basic concepts and role in the digital economy]. Sovremennyeproblemy nauki i obrazovaniya, 2017, no. 9-1, pp. 30 — 35. (In Russ.)

7. Terent’ev P. Tsifrovizatsiya logistiki — novyi mirovoi trend [Digitalization of logistics — a new world trend]. Innovatsii transporta, 2018, no. 2, p. 36. (In Russ.)

8. Matraeva L.V., Bashina O.E. Sovremennye trendy ispol’zovaniya tekhnologii Big data v ekonomicheskikh protsessakh v praktike zarubezhnykh i otechestvennykh kompanii [Current trends in the use of Big data technology in economic processes in the practice of foreign and domestic companies]. Ekonomika ipredprinimatel’stvo, 2017, no. 5-1, pp. 788 — 791. (In Russ.)

9. Bashina O.E., Matraeva L.V. Vozmozhnosti primeneniya global’nykh tekhnologii Big Data dlya povysheniya effektivnosti logisticheskikh protsessov [Possibilities of applying global Big Data technologies to improve the efficiency of logistic processes]. Znanie. Ponimanie. Umenie, 2017, no. 3. (In Russ.)

10. Nekrasov A.G., Sinitsyna A.S. 4D — transformatsiya v tsifrovuyu logistiku transport [4D — Transformation into Digital Logistics Transport]. Innovatsii transporta, 2018, no. 2, pp. 38 — 40. (In Russ.)

11. Ross D.T. et al. Architect’s Manual, ICAM Definition Method IDEF0. Computer Aided Manufacturing International, 1980.

12. Mayer R.J., Painter M.K. deWitte PS (1992): IDF Family Knowledge-Based Systems Inc. http: // www. idef. com / pdf / IDEFFAMI. pdf. — 2016.

13. Mokhov V.A. i dr. Kontseptual’noe modelirovanie kak osnova proektirovaniya slozhnykh system [Conceptual modeling as the basis for designing complex systems]. Izv. vuzov. Sev.-Kavk. region. Tekhn. nauki, 2018, no. 2, pp. 40 — 47 (In Russ.)

14. Stovba M. Ot innovatsii v sisteme upravleniya — k rostu ob»ema perevozok [From innovations in the management system — to the growth of transportation volume]. ZInnovatsii transporta, 2018, no. 2, p. 36.

15. Kordnejad B. Intermodal transport cost model and intermodal distribution in urban freight. Procedia-Social and Behavioral Sciences, 2014, Vol. 125, pp. 358 — 372.

16. Ayar B., Yaman H. An intermodal multicommodity routing problem with scheduled services. Computational optimization and applications, 2012, Vol. 53, no.1, pp. 131 — 153.

17. Geerlings H., Van Duin R. A new method for assessing CO2-emissions from container terminals: a promising approach applied in Rotterdam. Journal of Cleaner Production, 2011, Vol. 19, no. 6-7, pp. 657 — 666.

18. Craig A.J., Blanco E.E., Sheffi Y. Estimating the CO2 intensity of intermodal freight transportation. Transportation Research Part D: Transport and Environment, 2013, Vol. 22, pp. 49 — 53.

19. Nguyen P.T. T., Crase L., Durden G.R. Organizational logistics processes: A literature review and an exploratory investigation of international multimodal transport in Vietnam. Asia Pacific Management Review, 2008, Vol. 13, no. 1, pp. 403 — 418.

20. Bontekoning Y.M., Macharis C., Trip J.J. Is a new applied transportation research field emerging? — A review of intermodal rail-truck freight transport literature. Transportation Research Part A: Policy and Practice, 2004, Vol. 38, no. 4, pp. 1 — 34.

21. Macharis C., Bontekoning Y.M. Opportunities for OR in intermodal freight transport research: A review. European Journal of operational research, 2004, Vol. 153, no. 2, pp. 400 — 416.

22. Macharis C. et al. A decision support framework for intermodal transport policy. European Transport Research Review, 2011, Vol. 3, no. 4, pp. 167 — 178.

23. Mathisen T.A., Hanssen T.E.S. The academic literature on intermodal freight transport. Transportation Research Procedia, 2014, Vol. 3, pp. 611 — 620.

24. Pallme D. et al. A review of public and private intermodal railroad development in the Memphis region. Research in Transportation Business & Management, 2015, Vol. 14, pp. 44 — 55.

25. Liu Z. et al. Global intermodal liner shipping network design. Transportation Research Part E: Logistics and Transportation Review, Vol. 2014, T. 61, pp. 28 — 39.

ISSN 0321-2653 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKIYREGION. TECHNICAL SCIENCE. 2019. No 2

26. Ayed, H., Galvez-Fernandez, C., Habbas, Z., Khadraoui, D., 2011. Solving time-dependent multimodal transport problems using a transfer graph model. Comput. Ind. Eng. 61, 391 — 401.

27. Woo S.H. et al. Multimodal route for Korean auto-parts exporters. Maritime Policy & Management, 2018, Vol. 45, no. 1, pp. 19-33.

28. Abramov D.V. et al. Postroenie ontologii dlya resheniya zadach transportnoi logistiki [Building ontologies for solving problems of transport logistics]. PSC 802 BOX 14, 2004, p. 246.

29. Houda M. et al. A public transportation ontology to support user travel planning. 2010 Fourth International Conference on Research Challenges in Information Science (RCIS), IEEE, 2010, pp. 127 — 136.

30. Romanenko V.E. et al. K voprosu ob agentnom modelirovanii mul’timodal’nykh perevozok na osnove ontologicheskikh modelei [On the issue of agent-based modeling of multimodal transportation based on ontological models]. Modelirovanie. Fundamental’nye issledovaniya, teoriya, metody i sredstva, 2018. pp. 34 — 41.

31. Romanenko V.E., Mokhov V.A., Shumilov A.K., Yarkin E.K. [Ontological modeling of multimodal transportation in teaching students of the direction «transport-forwarding activity»]. Fundamental’nye osnovy inzhenernogo obrazovaniya v Rossii: materialy natsional’noi nauch.-prakt. konf., posvyashchennoi 110letiyu YuRGPU(NPI) imeni M.I. Platova [Fundamental foundations of engineering education in Russia: materials of the national scientific-practical. Conf., dedicated to the 110th anniversary of the South Russian State Pedagogical University (NPI) named after M.I. Platova]. Novocherkassk, 2017. S. 90 — 96. (In Russ.)

32. Romanenko V.E., Mokhov V.A., Shumilov A.K., Yarkin E.K. [Diagnostics of the state and prospects of development of multimodal transport systems using ontological models]. Fundamental’nye osnovy, teoriya, metody i sredstva izmerenii, kontrolya i diagnostiki: materialy 19-i Mezhdunar. molodezhnoi nauch.-prakt. konf. [Fundamental Principles, Theory, Methods and Means of Measuring, Monitoring and Diagnostics: Materials of the 19th Intern. youth scientific-practical. Conf.]. Novocherkassk, 2018, pp. 347 — 355. (In Russ.)

33. Grinchenkov D.V., Mokhov V.A., Smirnov A.A., Nguen F.Kh., Nguen T.T., Romanenko V.E. [Comparative analysis of software products for ontological modeling]. Fundamental’nye issledovaniya, metody proektirovaniya, programmno-tekhnicheskaya platforma korporativnykh informatsionnykh sistem: materialy 15-i Natsional’noi molodezhnoi nauch.-prakt. konf. [Basic research, design methods, software and technical platform of corporate information systems: materials of the 15th National Youth Scientific-Practical. Conf.]. Novocherkassk, 2017, pp. 30 — 36. (In Russ.)

34. Agamez-Arias A.M., Moyano-Fuentes J. Intermodal transport in freight dis-tribution: a literature review. Transport Reviews, 2017, Vol. 37, no. 6, pp. 782 — 807.

Поступила в редакцию /Received 16 апреля 2019 г. /April 16, 2019

Взаимосвязи виктимизации и эмоционального интеллекта: половозрастные особенности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ВИКТИМИЗАЦИЯ / ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА / ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ / НЕЗАЩИЩЕННОСТЬ ОТ МАНИПУЛЯЦИЙ / ПОЛОВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВИКТИМИЗАЦИИ / VICTIMIZATION / BULLYING / EMOTIONAL INTELLIGENCE / INSECURITY FROM MANIPULATION / GENDER AND AGE FEATURES OF VICTIMIZATION

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Шейнов Виктор Павлович

Изучение виктимизации актуально ввиду ее большой распространенности в современном обществе и многочисленных отрицательных последствий как для жертв издевательств, так и для организаций, в которых они состоят. Цель данного исследования изучить возможные взаимосвязи компонентов виктимизации с компонентами эмоционального интеллекта у русскоязычных юношей, девушек, мужчин и женщин. Подобные исследования ранее на русскоязычных выборках не проводились. Всего в исследовании приняли участие 454 испытуемых, из них 115 женщин (средний возраст 49,1 лет), 72 мужчины (средний возраст 50,4 лет), 104 девушки (средний возраст 19,1 лет) и 163 юноши (средний возраст 19,1 лет). Диагностика виктимизации осуществлялась с помощью авторской методики оценки степени виктимизации взрослого индивида, для оценки компонентов эмоционального интеллекта (ЭИ) использовалась русскоязычная версия теста Н. Холла. Основным методом статистической обработки был корреляционный анализ. Установлено, что общим для всех групп является наличие отрицательных связей компонентов виктимизации с компонентами ЭИ. При этом связи для каждой из указанных групп различны. В частности: у девушек агрессивное поведение отрицательно коррелирует с управлением своими эмоциями, эмпатией, распознаванием эмоций других людей и общим показателем ЭИ; у юношей зависимое поведение отрицательно связано с управлением своими эмоциями, самоменеджментом и общим показателем ЭИ; у женщин агрессивное поведение отрицательно коррелирует с управлением своими эмоциями, самоменеджментом и общим показателем ЭИ; у мужчин агрессивность отрицательно связана с управлением своими эмоциями, самоменеджментом, распознаванием эмоций других людей и общим показателем ЭИ. Сопоставление полученных результатов с результатами зарубежных исследований (преимущественно подростков) показывает, что характер и направленность взаимосвязей, выявленных в нашем исследовании, в целом не отличаются от установленных зарубежными авторами.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Шейнов Виктор Павлович

Взаимосвязи виктимизации с экстраверсией, нейротизмом и психологическим полом
Взаимосвязи виктимизации, макиавеллизма и поведения в конфликте
Эмоциональный интеллект в условиях информационного общества и кибербуллинга
Возрастные особенности уровня развития эмоционального интеллекта студентов и работающих взрослых
Интегративный подход к изучению причин возникновения виктимной деформации в юношеском возрасте
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Relation between Victimization and Emotional Intelligence: Gender and Age Features

The study of victimization is relevant in view of its high prevalence in modern society and the numerous negative consequences for victims of bullying and for organizations. The purpose of this research is to study the possible relationship between victimization and emotional intelligence in Russian-speaking boys, girls, men and women. Similar studies have not previously been conducted on Russian-language samples. A total of 454 respondents took part in the study, of whom 115 were women (average age 49.1 years), 72 men (average age 50.4 years), 104 girls (average age 19.1 years), and 163 boys (average age 19.1 years). The diagnostics of victimization was carried out using the author’s method for assessing the degree of victimization of an adult individual. The Russian-language version of N. Hall’s test was used to evaluate the components of emotional intelligence (EI). The main method of statistical processing was correlation analysis. It has been found that the presence of negative connections between the components of victimization and the components of EI is common to all groups. However the connections for each of these groups are different. In particular: in girls, the aggressive behavior negatively correlates with managing one’s emotions, empathy, recognition of other people’s emotions and the general indicator of EI; in young men, the dependent behavior is negatively associated with managing one’s emotions, self-management and the general indicator of emotional intelligence ; in women, the aggressive behavior negatively correlates with managing one’s emotions, self-management and the general indicator of emotional intelligence ; in men, the aggressiveness is negatively associated with managing one’s emotions, self-management, recognizing the emotions of other people, and the general indicator of emotional intelligence . The comparison of the obtained results with the results of foreign studies (mainly in teenagers) shows that the nature and direction of interrelations revealed for adults, for boys and girls in general, do not differ from those established in foreign studies.

Текст научной работы на тему «Взаимосвязи виктимизации и эмоционального интеллекта: половозрастные особенности»

Вестник РУДН. Серия: Психология и педагогика

RUDN Journal of Psychology and Pedagogics

2019 Vol. 16 No. 3 377-392

DOI 10.22363/2313-1683-2019-16-3-377-392 УДК 159.9.072

Взаимосвязи виктимизации и эмоционального интеллекта: половозрастные особенности

Изучение виктимизации актуально ввиду ее большой распространенности в современном обществе и многочисленных отрицательных последствий как для жертв издевательств, так и для организаций, в которых они состоят. Цель данного исследования — изучить возможные взаимосвязи компонентов виктимизации с компонентами эмоционального интеллекта у русскоязычных юношей, девушек, мужчин и женщин. Подобные исследования ранее на русскоязычных выборках не проводились.

Всего в исследовании приняли участие 454 испытуемых, из них 115 женщин (средний возраст — 49,1 лет), 72 мужчины (средний возраст — 50,4 лет), 104 девушки (средний возраст -19,1 лет) и 163 юноши (средний возраст — 19,1 лет). Диагностика виктимизации осуществлялась с помощью авторской методики оценки степени виктимизации взрослого индивида, для оценки компонентов эмоционального интеллекта (ЭИ) использовалась русскоязычная версия теста Н. Холла. Основным методом статистической обработки был корреляционный анализ. Установлено, что общим для всех групп является наличие отрицательных связей компонентов виктимизации с компонентами ЭИ. При этом связи для каждой из указанных групп различны. В частности: у девушек агрессивное поведение отрицательно коррелирует с управлением своими эмоциями, эмпатией, распознаванием эмоций других людей и общим показателем ЭИ; у юношей зависимое поведение отрицательно связано с управлением своими эмоциями, самоменеджментом и общим показателем ЭИ; у женщин агрессивное поведение отрицательно коррелирует с управлением своими эмоциями, самоменеджментом и общим показателем ЭИ; у мужчин агрессивность отрицательно связана с управлением своими эмоциями, самоменеджментом, распознаванием эмоций других людей и общим показателем ЭИ.

Сопоставление полученных результатов с результатами зарубежных исследований (преимущественно подростков) показывает, что характер и направленность взаимосвязей, выявленных в нашем исследовании, в целом не отличаются от установленных зарубежными авторами.

Ключевые слова: виктимизация; издевательства; эмоциональный интеллект; незащищенность от манипуляций; половозрастные особенности виктимизации

Виктимность (от лат. victima — жертва) — склонность человека к тому, чтобы стать жертвой преступления, несчастного случая, издевательств, травли, агрессии. Виктимизация — событие насилия или опыт переживания насилия, процесс

[/£ч О I This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/

Белорусский государственный университет

Республика Беларусь, 220001, Минск, ул. Московская, 15

превращения индивида в жертву преступного посягательства, а также результат этого процесса. «Виктимизация — это не просто процесс превращения личности или социальной общности в жертву, а скорее — в жертву потенциальную, это процесс повышения степени виктимности» (Вишневецкий, 2014. С. 226).

Необходимость изучения процесса виктимизации объясняется ее широким распространением в современном обществе и многочисленными отрицательными последствиями для ее жертв (Domino, 2013; Hutchinson, Hurley, 2013; Sapouna, Wolke, 2013; Шейнов, 2018(а, б, в), 2019).

Действительно, издевательства являются наиболее распространенной формой насилия в школах и имеют длительные последствия во взрослой жизни (Domino, 2013). Так, в соответствии с данными Национального центра статистики образования США, около 40 % учащихся средней школы непосредственно участвуют в издевательствах не реже одного раза в неделю.

Издевательства на рабочем месте гораздо более распространены, чем обычно считается (Hutchinson, Hurley, 2013). Эмоциональные последствия издевательств ставят организацию под угрозу ухода пострадавших сотрудников, вносят разлад в рабочую среду, не способствуют необходимому сотрудничеству и могут снизить производительность труда на различных уровнях (Hutchinson, Hurley, 2013). То есть отрицательные последствия имеют место не только для самих жертв виктимизации, но и для организаций, а значит и для общества в целом.

Издевательства могут негативно отразиться и на последующей жизни жертвы: дети, подвергшиеся издевательствам, могут страдать социально и эмоционально и ухудшают свое поведение (Sapouna, Wolke, 2013). Взрослые, над которыми издеваются на рабочем месте, могут ухудшить свою самооценку, страдают от изоляции, напуганы, замкнуты и могут изолироваться от коллег по работе (Hutchinson, 2013). Как дети, так и взрослые подвергаются большему риску развития психической патологии (Hutchinson, Hurley, 2013; Sapouna, Wolke, 2013). Поэтому не удивительно, что возможны взаимосвязи между издевательствами, вызванной ими виктимизацией жертв и их эмоциональным интеллектом.

Эмоциональный интеллект (ЭИ) — это набор способностей, связанных с пониманием, использованием и управлением эмоциями, как собственными, так и других людей. Д.В. Люсин определяет эмоциональный интеллект как «способность к пониманию своих и чужих эмоций и управлению ими» (Лю-син, 2004, с. 33). Дж. Майер с соавторами (Mayer et al., 2008) определяют ЭИ как точное восприятие эмоций, использование эмоций для облегчения мысли, понимания эмоций и управления эмоциями.

Концепция ЭИ объединяет эмоциональные и интеллектуальные процессы (Tolegenova et al., 2012). Установлено, что индивиды с низким уровнем ЭИ чаще становятся и инициаторами, и жертвами издевательств или одновременно и теми, и другими (Beaver et al., 2016; Boutwell et al., 2017). Поэтому низкий ЭИ как хулигана, так и его жертвы, возможно, является причиной вовлеченности в виктимные отношения обоих.

Действительно, в ряде работ показано, что низкий ЭИ подростков является значимым предиктором распространения виктимизации вследствие издевательств сверстников, а также что ЭИ подростков имеет отрицательную корреляцию со склонностью к издевательствам над сверстниками (Lomas et al., 2012). Более конкретно: низкие показатели таких компонентов ЭИ, как «познание эмоций» и «эмоциональное управление и контроль» значительно предсказывают склонность подростков подвергаться виктимизации, а компонент ЭИ «понимание эмоций других» отрицательно связан с хулиганским поведением. В другом исследовании установлено, что виктимизация подростков отрицательно коррелирует с их ЭИ и эмпатией, при этом виктимизация «предсказывается полом, ЭИ и эмпатией» (Kokkinos, Kipritsi, 2012. С. 41).

Имеет место и обратная связь: виктимизация оказывает сильное негативное влияние на эмпатию жертвы (Hilton, 1993). Увеличение виктимизации связано с уменьшением эмпатии (Malti, Perren, Buchmann, 2010). Эти результаты показывают, что у жертв может быть меньше возможностей справляться со своими эмоциями или использовать их для принятия ответных решений. Неспособность управлять своими эмоциями может привести к отказу от общения со сверстниками, остающемуся в дальнейшем неизменным, что способствует сохранению виктимизации навсегда и еще больше вредит социальным навыкам жертвы; равные отношения и поддержка влияют на эмоциональную адаптацию (Sapouna, Wolke, 2013).

Х. Кескин с соавторами (Keskin et al., 2016) показал, что высокий уровень ЭИ дает сотрудникам возможность лучше справляться со стрессорами на рабочем месте. Джаханваш Карим с соавторами (Karim et al., 2015) установил, что недружественное поведение на рабочем месте стало важным промежуточным звеном между ЭИ и результатами работы. Высокий ЭИ связан с улучшениями в рабочей среде и является важным замедлителем реакций на конфликт на рабочем месте (Hutchinson, Hurley, 2013).

Подавляющее большинство опубликованных и процитированных выше исследований посвящены виктимизации детей и подростков. Для взрослых обоего пола, юношей и девушек явно просматривается недостаточная изученность проблемы их виктимизации. Цель данного исследования — изучить возможные взаимосвязи виктимизации и эмоционального интеллекта у русскоязычных юношей, девушек, мужчин и женщин.

Выделение нами категорий пола и возраста основано на результатах проведенных исследований, в которых выявлены половые и возрастные различия виктимизации. В зарубежных исследованиях установлено, что детерминанты виктимизации не идентичны для мужчин и женщин (Atik, Güneri, 2013; Moon, McCluskey, 2016; Popp, Peguero, 2010; Carbone-Lopez, Esbensen, Brick, 2010; Mustaine, 1997;). Аналогично и в русскоязычном социуме. Например, для такой компоненты виктимизации, как незащищенность от манипуляций, было установлено, что женщины в целом лучше мужчин защищены от манипуляций (Шейнов, 2012). Показано (Шейнов, 2018в), что более половины маркеров виктимизации юношей и девушек не являются маркерами виктимизации

мужчин и женщин. Поэтому необходимо изучать виктимизацию независимо для мужчин и женщин, юношей и девушек.

Указанные факторы оказали влияние на формулирование задач исследования: 1) определить характер взаимосвязей компонентов виктимизации с компонентами ЭИ для мужчин, женщин, юношей и девушек; 2) обнаружить общее и различное для указанных групп; 3) сопоставить полученные результаты с соответствующими зарубежными исследованиями.

Новизна данного исследования заключается: 1) в изучении проблемы виктимизации именно у русскоязычных юношей, девушек, мужчин и женщин; 2) в исследовании характера взаимосвязей компонентов виктимизации с компонентами ЭИ. Подобные исследования ранее не проводились.

Теоретико-методологические основой исследования является концепция деятельности А.Н. Леонтьева и С. Л. Рубинштейна.

Материалы и методы

Участники исследования. Было протестировано 4 группы испытуемых: мужчины, женщины, юноши и девушки. Всего в исследовании приняли участие 454 испытуемых: 115 женщин (22-76 лет, М = 49,1), 72 мужчины (23-79 лет, М = 50,4), 104 девушки (17-20 лет, М = 19, 1) и 163 юноши (17-21 год, М = 19,1). В их число вошли: слушатели курсов повышения квалификации в Республиканском институте высшей школы БГУ (Минск) — преподаватели высших и средних специальных учебных заведений Беларуси; студенты и преподаватели Гродненского государственного университета; преподаватели Белорусского и Гродненского государственных медицинских университетов и Академии МВД РБ; преподаватели Белорусского государственного педагогического университета, курсанты МЧС, учителя школ Минска.

В основу выделения двух возрастных групп внутри каждого пола положена известная классификация жизненных периодов — классификация АПН СССР (1965). В частности, юношеский возраст определяется в следующем диапазоне: юноши — 17-21 год, девушки — 16-20 лет. Все, кто старше, относятся к зрелому возрасту и пожилым людям.

Объединение всех взрослых в одну выборку позволяет сделать вывод о наличии или отсутствии той или иной обнаруженной связи у мужчин и женщин вне зависимости от возраста взрослого человека. При этом возросший объем выборки способствует большей достоверности полученных результатов для мужчин и женщин.

Методики исследования. Диагностика виктимизации осуществлялась с помощью методики оценки степени виктимизации взрослого индивида (Шейнов, 2018в). Автором показано, что:

— тест оценки степени виктимизации для взрослых удовлетворяет стандартным критериям надежности: внутренняя согласованность, надежность частей теста, ретестовая надежность;

— тест валиден, удовлетворяя всем критериям валидности: 1) валидиза-ции в процессе конструирования теста; 2) валидности содержательной, очевидной, текущей (диагностической), консенсусной, конструктной, конвергентной, контрастной, гендерной;

— семь шкал (субтестов) теста диагностирует семь типов виктимизации: незащищенность от манипуляций, общую и реализованную виктимизацию, склонности к агрессивному, саморазрушающему, зависимому и некритичному типам виктимизирующего поведения;

— тест стандартизован: приведены нормы для мужчин и женщин, представленные в средних величинах и показателях стандартного отклонения;

— виктимизация взрослых, диагностированная этим тестом, положительно связана со склонностью к рисковому поведению, с тревожностью, депрессией, низким самоуважением и отрицательно — с ассертивностью (Шейнов, 2018в).

Оценка эмоционального интеллекта осуществлена с помощью теста Н. Холла (Фетискин, Козлов, Мануйлов, 2002. С. 57-59). Она включает оценку пяти составляющих эмоционального интеллекта:

— эмоциональной осведомленности — осознания и понимания своих эмоций;

— управления своими эмоциями — эмоциональной отходчивости, эмоциональной гибкости;

— самомотивации — управления своим поведением за счет управления эмоциями;

— эмпатии — понимания эмоций других людей, умения сопереживать текущему эмоциональному состоянию другого человека, а также готовности оказать поддержку;

— распознавания эмоций других людей — умения воздействовать на эмоциональное состояние других людей.

Общий эмоциональный интеллект — сумма всех пяти вышеперечисленных составляющих эмоционального интеллекта.

Успеваемость и тяга к курению оценивалась самими юношами и девушками, при этом самооценки подтверждались иными источниками.

Процедура исследования. Общение с испытуемыми и их коллективное тестирование происходили либо в процессе проведения с ними занятий по повышению квалификации (психодиагностика включена в программу занятий слушателей), либо на занятиях в студенческих группах. Всем испытуемым вручался комплект из трех вышеназванных тестов и бланк для ответов с записанным на нем персональным шифром испытуемого, по которому тот и узнавал свой личный результат.

Перед началом тестирования испытуемым зачитывалась инструкция, мотивирующая участников на серьезное отношение к обследованию. Предлагалось анонимно ответить на вопросы тестов с целью «узнать о некоторых своих качествах, которые крайне важны для достижения успеха и в отношениях с окружающими». О диагностируемых у них качествах испытуемые узнавали только в момент сообщения каждому его результатов.

Для отбраковки некачественных ответов в каждом комплекте тестов присутствовала шкала лжи. При сомнении в достоверности ответов они удалялись, а испытуемого просили повторно пройти тестирование. Однако таких случаев было немного, испытуемые проявили интерес к тестированию.

Статистическая обработка результатов осуществлялась с помощью пакета SPSS 20.0 (Наследов, 2007). В данной работе принят двусторонний уровень значимости p = 0,05.

Перед корреляционным анализом результатов тестирования был решен принципиальный вопрос: какие статистические методы можно применять для их анализа — параметрические или непараметрические?

Для ответа на этот вопрос результаты по всем изучаемым переменным были проверены на соответствие нормальному закону распределения. Одновы-борочный тест Колмогорова — Смирнова показал, что часть результатов тестирования распределена нормально, распределение других отлично от нормального. Незащищенность от манипуляций, общая виктимизация и общий показатель ЭИ оказались распределенными нормально, но их компоненты имели распределения, отличные от нормального. Успеваемость имеет нормальное распределение, а тяга к курению — нет. Поэтому для выборок, распределение которых отлично от нормального, использованы непараметрические методы статистического анализа, а для нормально распределенных — параметрические методы.

Выбор того или другого непараметрического метода должен учитывать предполагаемый характер связи — линейный или нелинейный. Теснота линейной связи определяется коэффициентом корреляции Пирсона, теснота нелинейной связи — непараметрическим коэффициентом корреляции Кендалла. Коэффициент ранговой корреляции Кендалла характеризует общий характер нелинейной зависимости: возрастание или убывание зависимого признака при возрастании независимого. Это показатель тесноты монотонной нелинейной связи.

Поскольку априори неизвестно, существует или нет зависимость между изучаемыми качествами личности, линейна или не линейна эта связь, и, кроме того, часть результатов тестирования подчиняется нормальному закону распределения, а часть — не подчиняется этому закону, то каждую связь мы оценили с помощью двух типов корреляции — Пирсона и Кендалла. Корреляционный анализ по Пирсону и Кендаллу выявил совпадающие связи — и по уровням значимости, и по знаку (отрицательному), но по абсолютной величине корреляции по Пирсону несколько сильнее корреляций по Кендаллу. Поскольку линейные связи по Пирсону оказались более сильно выраженными, это свидетельствует о том, что обнаруженные зависимости близки к линейным.

Проведенный корреляционный анализ дал результаты, представленные ниже в таблицах для определенных групп испытуемых. Для возможности сравнения корреляций различных переменных в таблицах приведены коэффициенты корреляции Кендалла.

Таблица 1/Table 1

Коэффициенты корреляции компонентов ЭИ и виктимизации у девушек (N = 104) [Correlations between emotional intelligence and victimization in girls (N = 104)]

Компоненты ЭИ Агрессивное пове- Само-разрушающее Зависимое пове- Некритичное пове- Реализованная викти- Общая викти-мизация

дение поведение дение дение мизация

Эмоциональная осведомленность -0,016 0,001 -0,074 -0,012 0,078 -0,010

Управление своими эмоциями -0,191* 0,033 -0,324** -0,458** -0,128 -0,307**

Самоменеджмент -0,096 0,072 -0,275** -0,233* 0,023 -0,149

Эмпатия -0,242* -0,051 -0,189 -0,104 -0,043 -0,223*

Распознавание эмоций других людей -0,250* 0,019 -0,182 -0,052 -0,161 -0,213*

Эмоциональный интеллект -0,245* 0,030 -0,342** -0,312** -0,079 -0,294**

Таблица 2/Table 2

Коэффициенты корреляции компонентов ЭИ и виктимизации у юношей (N = 163) [Correlations between emotional intelligence and victimization in young men (N = 163)]

Компоненты ЭИ Агрессивное пове- Само-разрушающее Зависимое пове- Некритичное пове- Реализованная викти- Общая викти-мизация

дение поведение дение дение мизация

Эмоциональная осведомленность 0,017 -0,129 -0,044 0,009 0,083 -0,018

Управление своими эмоциями -0,226 0,069 -0,471** -0,226 0,054 -0,297*

Самоменеджмент 0,012 0,162 -0,298* -0,073 0,188 0,013

Эмпатия -0,099 0,163 0,008 -0,013 0,171 0,039

Распознавание эмоций других людей 0,106 0,192 0,074 -0,031 0,251* 0,191

Эмоциональный интеллект -0,082 0,166 -0,252* -0,120 0,208 -0,055

Из табл. 1 следует, что компоненты виктимизации девушек отрицательно связаны с компонентами их ЭИ. А именно, отрицательно связаны: агрессивное поведение — с управлением своими эмоциями, эмпатией, распознаванием эмоций других

людей и общим показателем ЭИ; зависимое и некритичное поведение — с управлением своими эмоциями, самоменеджментом и общим показателем эмоционального интеллекта; общая виктимизация — с управлением своими эмоциями, эмпатией, распознаванием эмоций других людей и общим показателем эмоционального интеллекта.

Из табл. 2 видно, что компоненты виктимизации юношей отрицательно связаны с компонентами их ЭИ. А именно, отрицательно связаны: зависимое поведение — с управлением своими эмоциями, самоменеджментом и общим показателем эмоционального интеллекта; реализованная виктимизация — с распознаванием эмоций других людей; общая виктимизация — с управлением своими эмоциями.

Таблица 3/Table 3

Коэффициенты корреляции компонентов ЭИ и виктимизации у женщин (N = 115) [Correlations between emotional intelligence and victimization in women (N = 115)]

Компоненты ЭИ Агрессивное пове- Само-разрушающее Зависимое пове- Некритичное пове- Реализованная викти- Общая викти-мизация

дение поведение дение дение мизация

Эмоциональная осведомленность -0,169 0,184 -0,186 0,068 0,020 -0,066

Управление своими эмоциями -0,337** 0,001 -0,277* -0,049 -0,228 -0,359**

Самоменеджмент -0,369** 0,099 -0,214 0,042 -0,061 -0,240*

Эмпатия -0,060 0,061 -0,027 -0,104 -0,018 -0,059

Распознавание эмоций других людей -0,103 0,017 -0,022 -0,014 -0,135 -0,107

Эмоциональный интеллект -0,340** 0,093 -0,193 0,004 -0,101 -0,244*

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Данные табл. 3 показывают, что компоненты виктимизации женщин отрицательно связаны с компонентами их ЭИ. А именно, отрицательно связаны: агрессивное поведение — с управлением своими эмоциями, самоменеджментом и общим показателем эмоционального интеллекта; зависимое поведение — с управлением своими эмоциями; общая виктимизация — с управлением своими эмоциями, самоменеджментом и общим показателем эмоционального интеллекта.

Из табл. 4 следует, что компоненты виктимизации у мужчин отрицательно связаны с компонентами ЭИ. А именно, отрицательно связаны: агрессивность — с управлением своими эмоциями, самоменеджментом, распознаванием эмоций других людей и общим показателем эмоционального интеллекта; зависимое поведение — с управлением своими эмоциями, самоменеджментом, эмпатией и распознаванием эмоций других людей и общим показателем эмоционального интеллекта; реализованная виктимизация — с управлением своими эмоциями, самоменеджментом, распознаванием эмоций других людей и

общим показателем эмоционального интеллекта; общий показатель викти-мизации — с эмоциональной отзывчивостью, управлением своими эмоциями, самоменеджментом, распознаванием эмоций других людей и общим показателем эмоционального интеллекта.-

Таблица 4/Table 4

Коэффициенты корреляции компонентов ЭИ и виктимизации у мужчин (N = 72) [Correlations between emotional intelligence and victimization in men, (N = 72)]

Компоненты ЭИ Агрессивное пове- Саморазрушающее Зависимое пове- Некритичное пове- Реализованная викти- Общая викти-мизация

дение поведение дение дение мизация

Эмоциональная осведомленность -0,287 -0,142 -0,295 -0,033 -0,273 -0,352*

Управление своими эмоциями -0,469** 0,115 -0,355* -0,099 -0,329* -0,416**

Самоменеджмент -0,582** -0,020 -0,462** -0,004 -0,420** -0,543**

Эмпатия -0,251 0,008 -0,306* -0,075 -0,198 -0,286

Распознавание эмоций других людей -0,354* 0,068 -0,379* -0,062 -0,351* -0,375*

Эмоциональный интеллект -0,500** 0,025 -0,454** -0,073 -0,397** -0,499**

Таким образом, компоненты ЭИ отрицательно связаны с компонентами виктимизации, но эти связи различны для мужчин, женщин, юношей и девушек.

Таблица 5/Table 5

Коэффициенты корреляции тяги к курению с компонентами виктимизации у юношей и девушек [Correlations of smoking craving with victimization in young men and girls]

Группы Агрессивное поведение Само-разрушающее поведение Зависимое поведение Некритичное поведение Реализованная викти-мизация Общая викти-мизация

Девушки 0,215* 0,249* 0,156 0,202* 0,172 0,311**

Юноши 0,107 0,200 0,075 0,264* -0,040 0,198

Табл. 5 показывает, что тяга к курению положительно связана с компонентами виктимизации, причем у девушек она коррелирует с агрессивным, саморазрушающим, некритичным поведением и общей виктимизацией,

а у юношей — с некритичным поведением. В целом связь тяги к курению с виктимизацией у девушек выражена сильнее, чем у юношей.

Анализ полученных корреляций между компонентами виктимизации и успеваемостью показал, что связь виктимизации с успеваемостью отсутствует как у девушек, так и у юношей (и студентов, и курсантов).

Полученные результаты демонстрируют наличие многочисленных отрицательных связей между компонентами виктимизации и компонентами ЭИ, причем они значительно отличаются для юношей, девушек, мужчин и женщин.

Общим для юношей, девушек, мужчин и женщин является то, что компоненты виктимизации отрицательно связаны с компонентами их ЭИ. Характер этой связей представляет интерес и в теоретическом, и в практическом плане. Они очень важны в силу своей устойчивости и многомерности (за счет связей разных компонентов виктимизации с разными компонентами ЭИ). Установленные связи показывают, что развитие, повышение эмоционального интеллекта могут служить надежной защитой от виктимизации во всех половозрастных группах.

Сопоставление полученных в русскоязычном социуме результатов для юношей, девушек, мужчин и женщин с результатами соответствующих зарубежных исследований (преимущественно подростков) показывает, что характер, направленность взаимосвязей, установленных нами и для взрослых, и для юношей и девушек, в целом не отличаются от установленных в зарубежных исследованиях для подростков. Эти связи конкретизированы нами за счет выявления связей между компонентами виктимизации и компонентами ЭИ.

Полученные результаты о прямой связи у юношей и девушек тяги к курению (как склонности к одной из разновидностей саморазрушающего поведения) с компонентами виктимизации будут полезны в практическом плане для психологов, воспитателей, родителей.

В отличие от результатов зарубежных исследований об отрицательной связи виктимизации с успеваемостью, в нашем случае такая связь отсутствует как у девушек, так и у юношей (и студентов, и курсантов). По нашему мнению, в отечественном социуме сталкиваются две противоположные тенденции. Одна (общая для всех социумов) состоит в том, что виктимизация учащихся приводит к их отрицательному отношению к школе и, как следствие, к ухудшению успеваемости. Другая тенденция (более типичная для нашего общества) -отрицательное отношение многих наших учащихся к отличникам, которых они считают выскочками, желающими выделиться, заслужить похвалу учителей, -отличникам дают обидные прозвища, их игнорируют, а то и бьют. Причиной может быть и банальная зависть к более способным сверстникам.

Компоненты виктимизации юношей, девушек, мужчин и женщин отрицательно связаны с компонентами их ЭИ. При этом взаимосвязи для каждой из указанных групп различны, а именно:

— у девушек агрессивное поведение отрицательно коррелирует с управлением своими эмоциями, эмпатией, распознаванием эмоций других людей и общим показателем ЭИ; зависимое и некритичное поведение — с управлением своими эмоциями, самоменеджментом и общим показателем эмоционального интеллекта; общая виктимизация — с управлением своими эмоциями, эмпати-ей, распознаванием эмоций других людей и общим показателем ЭИ;

— у юношей зависимое поведение отрицательно связано с управлением своими эмоциями, самоменеджментом и общим показателем ЭИ; реализованная виктимизация — с распознаванием эмоций других людей; общая виктими-зация — с управлением своими эмоциями;

— у женщин отрицательно коррелируют: агрессивное поведение — с управлением своими эмоциями, самоменеджментом и общим показателем эмоционального интеллекта; зависимое поведение — с управлением своими эмоциями; общая виктимизация — с управлением своими эмоциями, самоменеджментом и общим показателем ЭИ;

— у мужчин агрессивность отрицательно связана с управлением своими эмоциями, самоменеджментом, распознаванием эмоций других людей и общим показателем ЭИ; зависимое поведение — с управлением своими эмоциями, самоменеджментом, эмпатией и распознаванием эмоций других людей и общим показателем ЭИ; реализованная виктимизация — с управлением своими эмоциями, самоменеджментом, распознаванием эмоций других людей и общим показателем ЭИ; общий показатель виктимизации — с эмоциональной отзывчивостью, управлением своими эмоциями, самоменеджментом, распознаванием эмоций других людей и общим показателем ЭИ.

Тяга к курению у юношей и девушек положительно связана с компонентами виктимизации, причем у девушек она коррелирует с агрессивным, саморазрушающим, некритичным поведением и с общей виктимизацией, а у юношей — с некритичным поведением. В целом связь тяги к курению с виктимизацией у девушек выражена сильнее, чем у юношей.

Связь виктимизации с успеваемостью отсутствует как у девушек, так и у юношей (и студентов, и курсантов).

Вишневецкий К.В. Виктимизация: факторы, условия, уровни // Теория и практика общественного развития. 2014. № 4. С. 226-227. Диагностика «эмоционального интеллекта» (Н. Холл) // Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М.: Изд-во Института психотерапии, 2002. C. 57-59. Люсин Д.В. Современные представления об эмоциональном интеллекте // Социальный интеллект: теория, измерения, исследования: сб. ст. / под ред. Д.В. Люсина, Д.В. Ушакова; Институт психологии Российской академии наук. М., 2004. С. 129-140. Наследов А.Д. SPSS. Компьютерный анализ данных в психологии и социальных науках.

СПб.: Питер, 2007. 416 с. Шейнов В.П. Взаимосвязи виктимизации, макиавеллизма и поведения в конфликте // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Психология и педагогика. 2018б. Т. 15. № 4. С. 431-445. http://doi.org/10.22363/23-13-1683-2018-15-4-431-445

Шейнов В.П. Детерминанты виктимизации профессионала на рабочем месте // Институт психологии Российской академии наук. Организационная психология и психология труда. 2018а. Т. 3. № 4. С. 168-192. URL: http://work-org-psychologyru/engine/documents/document420pdf Шейнов В.П. Психология виктимизации жертв издевательств как источник их отрицательных эмоциональных состояний // Институт психологии Российской академии наук. Социальная и экономическая психология. 2019. Т. 4. № 1 (13). С. 94-123. Шейнов В.П. Разработка опросника для оценки степени незащищенности индивида от

манипулятивных воздействий // Вопросы психологии. 2012. № 4. С. 147-154. Atik G., Guneri O.Y. Bullying and victimization: Predictive role of individual, parental, and academic factors // School Psychology International. 2013. Vol. 34. No. 6. Pp. 658-673. Beaver K.M., Nedelec J.L., Barnes J.C., BoutwelB.B., Boccio C. The association between intelligence and personal victimization in adolescence and adulthood // Personality and Individual Differences. 2016. Vol. 98. Pp. 355-360. https://doi.org/10.1016/j.paid.2016.04.068 Boutwell B.B., Connolly E.J., Barbaro N., Shackelford T.K., PetkovsekM., Beaver K.M. On the genetic and environmental reasons why intelligence correlates with criminal victimization // Intelligence. 2017. Vol. 62. Pp. 155-166. https://doi.org/10.1016/j.intell.2017.04.003 Carbone-LopezK., EsbensenF.-A., BrickB.T. Correlates and Consequences of Peer Victimization: Gender Differences in Direct and Indirect Forms of Bullying // Youth Violence and Juvenile Justice. 2010. Vol. 8. No. 4. Pp. 332-350. https://doi.org/10.1177/1541204010362954 Domino M. Measuring the impact of an alternative approach to school bullying // Journal of

School Health. 2013. Vol. 83. No. 6. Pp. 430-437. http://doi.org/10.1111/josh.12047 Hilton N.Z. Childhood Sexual Victimization and Lack of Empathy in Child Molesters: Explanation or Excuse? // International Journal of Offender Therapy and Comparative Criminology. 1993. Vol. 37. No. 4. Pp. 287-296. Hutchinson M. Bullying as workgroup manipulation: a model for understanding patterns of victimization and contagion within the workgroup // Journal of Nursing Management. 2013. Vol. 21. Pp. 563-571. http://doi.org/10.1111/j.1365-2834.2012.01390.x Hutchinson M., Hurley J. Exploring leadership capability and emotional intelligence as moderators of workplace bullying // Journal of Nursing Management. 2013. Vol. 21. Pp. 553-562. http://doi.org/10.1111/j.1365-2834.2012.01372.x Karim J., Bibi Z., Rehman S. U., Khan M.S. Emotional Intelligence and Perceived Work-related Outcomes: Mediating Role of Workplace Incivility Victimization // Pakistan Journal of Psychological Research. 2015. Vol. 30. No. 1. Pp. 21-37. Keskin H., Akgun A.E., Ayar H., Kayman §.S. Cyberbullying Victimization, Counterproductive Work Behaviours and Emotional Intelligence at Workplace // Procedia — Social and Behavioral Sciences. 2016. Vol. 235. No. 24. Pp. 281-287. Kokkinos C.M., Kipritsi E. The relationship between bullying, victimization, trait emotional intelligence, self-efficacy and empathy among preadolescents // Social Psychology of Education. 2012. Vol. 15. No. 1. Pp. 41-58. http://doi.org/10.1007/s11218-011-9168-9 Lomas J., Stough C., Hansen K., Downey L.A. Brief report: Emotional intelligence, victimization and bullying in adolescents // Journal of Adolescence. 2012. Vol. 35. No. 1. Pp. 207-211. http://doi.org/10.1016/j.adolescence.2011.03.002 Malti T., Perren S., Buchmann M. Children’s Peer Victimization, Empathy, and Emotional Symptoms // Child Psychiatry & Human Development. 2010. Vol. 41. P. 98. https://doi.org/10.1007/s10578-009-0155-8 Mayer J.D., RobertsR.D., BarasadeS. G. Human abilities: Emotional intelligence //Annual Review of Psychology. 2008. Vol. 59. Pp. 507-536. doi: 10.1146/annurev.psych.59.103006.093646 Moon B., McCluskey J. School-Based Victimization of Teachers in Korea. Focusing on Individual and School Characteristics // Journal of Interpersonal Violence. 2016. Vol. 31. No. 7. Pp. 1340-1361.

Mustaine E.E. Victimization risks and routine activities: A theoretical examination using a gender-specific and domain-specific model // American Journal of Criminal Justice. 1997. Vol. 22. No. 1. P. 41.

Popp A.M., Peguero A.A. Routine Activities and Victimization at School: The Significance of

Gender // Journal of Interpersonal Violence. 2010. Vol. 26. No. 12. Pp. 2413-2436. SapounaM., Wolke D. Resilience to bullying victimization: The role of individual, family and peer characteristics // Child Abuse & Neglect. 2013. Vol. 37. No. 11. Pp. 997-1006. http://doi.org/10.1016/j.chiabu.2013.05.009 Sheinov VP. Developing the Technique for Assessing the Degree of Victimization in Adults // Российский психологический журнал. 2018в. Т. 15. № 2 (1). С. 69-85. https://doi.org/10.21702/rpj.2018.2.1.5 Tolegenova A.A., Jakupo, S.M., Man Cheung Chung, Saduova S., Jakupov M.S. A theoretical formation of emotional intelligence and childhood trauma among adolescents // Procedia — Social and Behavioral Sciences. 2012. No. 69. Pp. 1891-1894. http://doi.org/10.1016/j.sbspro.2012.12.142

Поступила в редакцию: 07 апреля 2019 г. Принята к печати: 25 июля 2019 г.

Шейнов В.П. Взаимосвязи виктимизации и эмоционального интеллекта: половозрастные особенности // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Психология и педагогика. 2019. Т. 16. № 3. С. 377-392. http://dx.doi.org/10.22363/2313-1683-2019-16-3-377-392

Сведения об авторе:

Шейнов Виктор Павлович, доктор социологических наук, профессор, профессор кафедры психологии и педагогического мастерства Республиканского института высшей школы Белорусского государственного университета. E-mail: sheinov1@mail.ru

Relation between Victimization and Emotional Intelligence: Gender and Age Features

Viktor P. Sheinov

Belarusian State University

15Moskovskaja St., Minsk, 220001, Republic of Belarus

Abstract. The study of victimization is relevant in view of its high prevalence in modern society and the numerous negative consequences for victims of bullying and for organizations. The purpose of this research is to study the possible relationship between victimization and emotional intelligence in Russian-speaking boys, girls, men and women. Similar studies have not previously been conducted on Russian-language samples.

A total of 454 respondents took part in the study, of whom 115 were women (average age -49.1 years), 72 men (average age — 50.4 years), 104 girls (average age — 19.1 years), and 163 boys

(average age — 19.1 years). The diagnostics of victimization was carried out using the author’s method for assessing the degree of victimization of an adult individual. The Russian-language version of N. Hall’s test was used to evaluate the components of emotional intelligence (EI). The main method of statistical processing was correlation analysis. It has been found that the presence of negative connections between the components of victimization and the components of EI is common to all groups. However the connections for each of these groups are different. In particular: in girls, the aggressive behavior negatively correlates with managing one’s emotions, empathy, recognition of other people’s emotions and the general indicator of EI; in young men, the dependent behavior is negatively associated with managing one’s emotions, self-management and the general indicator of emotional intelligence; in women, the aggressive behavior negatively correlates with managing one’s emotions, self-management and the general indicator of emotional intelligence; in men, the aggressiveness is negatively associated with managing one’s emotions, self-management, recognizing the emotions of other people, and the general indicator of emotional intelligence.

The comparison of the obtained results with the results of foreign studies (mainly in teenagers) shows that the nature and direction of interrelations revealed for adults, for boys and girls in general, do not differ from those established in foreign studies.

Key words: victimization; bullying; emotional intelligence; insecurity from manipulation; gender and age features of victimization

Atik, G., & Goneri, O.Y. (2013). Bullying and victimization: Predictive role of individual, parental, and academic factors. School Psychology International, 34(6), 658-673. Beaver, K.M., Nedelec, J.L., Barnes J.C., Boutwel, B.B., & Boccio C. (2016). The association between intelligence and personal victimization in adolescence and adulthood. Personality and Individual Differences, (98), 355-360. https://doi.org/10.10167j.paid.2016.04.068 Boutwell, B.B., Connolly, E., Barbaro, N., Shackelford, T.K., Petkovsek, M., & Beaver, K.M. (2017). On the genetic and environmental reasons why intelligence correlates with criminal victimization. Intelligence, 62, 155-166. https://doi.org/10.10167j.intell.2017.04.003 Carbone-Lopez, K., Esbensen, F.-A., & Brick, B.T. (2010). Correlates and Consequences of Peer Victimization: Gender Differences in Direct and Indirect Forms of Bullying. Youth Violence and Juvenile Justice, 5(4), 332-350. https://doi.org/10.1177/1541204010362954 Diagnostika «emotsionalnogo intellekta» (N. Kholl). (2002). In N.P. Fetiskin, V.V. Kozlov, & G.M. Manuylov (Eds.), Sotsialno-Psikhologicheskaya Diagnostika Razvitiya Lichnosti i Malykh Grupp (pp. 57-59). Moscow: Institut Psikhoterapii Publ. (In Russ.) Domino, M. (2013) Measuring the impact of an alternative approach to school bullying. Journal of School Health, 83(6), 430-437. https://doi.org/10.1111/josh.12047 Hilton, N.Z. (1993). Childhood Sexual Victimization and Lack of Empathy in Child Molesters: Explanation or Excuse? International Journal of Offender Therapy and Comparative Criminology, 37(4), 287-296. Hutchinson, M. (2013). Bullying as workgroup manipulation: a model for understanding patterns of victimization and contagion within the workgroup. Journal of Nursing Management, 21, 563-571. https://doi.org/10.1111/j.1365-2834.2012.01390.x Hutchinson, M., & Hurley, J. (2013). Exploring leadership capability and emotional intelligence as moderators of workplace bullying. Journal of Nursing Management, 21, 553-562. https://doi.org/10.1111/j.1365-2834.2012.01372.x Karim, J., Bibi, Z., Rehman, S.U., & Khan, M.S. (2015). Emotional Intelligence and Perceived Work-Related Outcomes: Mediating Role of Workplace Incivility Victimization. Pakistan Journal of Psychological Research, 30(1), 21-37.

Keskin, H., Akgon, A.E., Ayar, H., & Kayman, S. (2016). Cyberbullying Victimization. Counterproductive Work Behaviours and Emotional Intelligence at Workplace. Procedia -Social and Behavioral Sciences, 235(24), 281-287. Kokkinos, C.M., & Kipritsi, E. (2012). The relationship between bullying, victimization, trait emotional intelligence, self-efficacy and empathy among preadolescents. Social Psychology of Education, 15(1), 41-58. https://doi.org/10.1007/s11218-011-9168-9 Lomas, J., Stough, C., Hansen, K., & Downey, L.A. (2012). Brief report: Emotional intelligence, victimization and bullying in adolescents. Journal of Adolescence, 35(1), 207-211. https://doi.org/10.1016/j.adolescence.2011.03.002 Lyusin, D.V. (2004). Sovremennyye predstavleniya ob emotsionalnom intellekte. In D.V. Lyu-sin & D.V. Ushakov (Eds.), Sotsialnyy Intellekt: Teoriya. Izmereniya. Issledovaniya (pp. 129-140). Moscow: Institut psikhologii RAN Publ. (In Russ.) Malti, T., Perren, S., & Buchmann, M. (2010). Children’s Peer Victimization, Empathy, and Emotional Symptoms. Child Psychiatry & Human Development, 41, 98. https://doi.org/10.1007/s10578-009-0155-8 Mayer, J.D., Roberts, R.D., & Barasade, S.G. (2008). Human abilities: Emotional intelligence. Annual Review of Psychology, (59), 507-536. https://doi.org/10.1146/annurev.psych.59.103006.093646 Moon, B., & McCluskey, J. (2016). School-Based Victimization of Teachers in Korea. Focusing on Individual and School Characteristics. Journal of Interpersonal Violence, 31(7), 1340-1361. Mustaine, E.E. (1997). Victimization risks and routine activities: A theoretical examination using a gender-specific and domain-specific model. American Journal of Criminal Justice, 22(1), 41-48.

Nasledov, A.D. (2007). SPSS. Kompyuternyy Analiz Dannykh v Psikhologii i Sotsialnykh Nau-

kakh. Saint Petersburg: Piter Publ. (In Russ.) Popp, A.M., & Peguero, A.A. (2010). Routine Activities and Victimization at School: The Significance of Gender. Journal of Interpersonal Violence, 26(12), 2413-2436. Sapouna, M., & Wolke, D. (2013). Resilience to bullying victimization: The role of individual, family and peer characteristics. Child Abuse & Neglect, 37(11), 997-1006. https://doi.org/10.1016Zj.chiabu.2013.05.009 Sheinov, V.P. (2012). Razrabotka oprosnika dlya otsenki stepeni nezashchishchennosti individa

ot manipulyativnykh vozdeystviy. Voprosy Psikhologii, (4), 147-154. (In Russ.) Sheinov, VP. (2018a). Determinanty viktimizatsii professionala na rabochem meste. Institut psikhologii Rossiyskoy akademii nauk. Organizatsionnayapsikhologiya ipsikhologiya truda, 3(4), 168-192. Retrieved from http://work-org-psychology.ru/engine/documents/document420.pdf. (In Russ.) Sheinov, V.P. (20186). Relationships of Victimization, Machiavellianism and Conflict Behavior. RUDN Journal of Psychology and Pedagogics, 15(4), 431-445. https://doi.org/10.22363/23-13-1683-2018-15-4-431-445. (In Russ.) Sheinov, V.P. (2018b). Developing the Technique for Assessing the Degree of Victimization in Adults.

Russian Psychological Journal, 15(2/1), 69-85. https://doi.org/10.21702/rpj.2018.2.1.5. (In Russ.) Sheinov, V.P. (2019). Viktimizatsiya zhertv izdevatelstv kak istochnik ikh otritsatelnykh emo-tsionalnykh sostoyaniy. Institut psikhologii Rossiyskoy akademii nauk. Sotsialnaya i ekonomicheskayapsikhologiya, 4(1), 431-445. (In Russ.) Tolegenova, A.A., Jakupo, S.M., Chung, M.Ch., Saduova, S., & Jakupov, M.S. (2012). A theoretical formation of emotional intelligence and childhood trauma among adolescents. Procedia -Social and Behavioral Sciences, 69, 1891-1894. https://doi.org/10.1016/j.sbspro.2012.12.142 Vishnevetskiy, K.V. (2014). Viktimizatsiya: factory i usloviya. Urovni. Teoriya i Praktika Ob-shchestvennogo Razvitiy, (4), 226-227. (In Russ.)

Received: 07 April 2019 Revised: 19 June 2019 Accepted: 25 July 2019

Sheinov, V.P. (2019). Relation between Victimization and Emotional Intelligence: Gender and Age Features. RUDN Journal of Psychology and Pedagogics, 16(3), 377-392. http://dx.doi.org/10.22363/2313-1683-2019-16-3-377-392

Viktor P. Sheinov, Doctor of Sociology, Professor, is Professor of the Department of Psychology and Pedagogical Excellence of the Republican Institute of Higher Education of the Belarusian State University. E-mail: shein0v1@mail.ru

Ayar cc что это такое

Мандар Уус Саха ойуута-бичигэ. Узоры и орнаменты саха (2) 10шт 18.04.2023 г

Мандар Уус Саха ойуута-бичигэ. Узоры и орнаменты саха (2) 10шт 18.04.2023 г

Төрөөбүт тылгын төһө билэҕин?

Төрөөбүт тылгын төһө билэҕин?~Остуол оонньуута. ТУРГУТУК (3)84шт 13.04.2023 г

Саха фольклора

Саха фольклора~Тимофеева А.С. (3) 2022 г

СКОРО В ПРОДАЖЕ

МАГАЗИН КНИГ НА ЯКУТСКОМ ЯЗЫКЕ

Универсальное издательство «Айар» предлагает купить книги на двух государственных языках – русском и якутском, а также на пяти официальных языках Республики Саха (Якутия) – эвенском, эвенкийском, юкагирском, чукотском, долганском.

Мы занимаемся оптовой и розничной продажей книг собственных и сторонних изданий по различным отраслям:

  • — школьные учебники, справочники, энциклопедии;
  • — научно-популярные книги;
  • — классическая литература;
  • — проза и поэзия про любовь, приключенческие книги;
  • — книги для детей;
  • — альбомы для школы, нотные тетради и многое другое.

Книги на якутском языке широко востребованы среди писателей, журналистов, преподавателей, а также людей, которым небезразлична судьба якутской культуры. Для родителей, дедушек и бабушек – это возможность привить молодому поколению любовь к истории и языку.

Наши преимущества

Национальная издательская компания «Айар» выпускает книги на якутском языке уже 97 лет. Сегодня издательство – это команда креативных специалистов, которых объединяет любовь к своему краю, его многовековой истории и культуре, стремление развиваться в любимом деле.

Ключевая ценность компании – национальная культура народов Якутии. Наша миссия – сохранять, развивать и популяризировать культуру народов Якутии, а также поддерживать национальных авторов.

Купить книги на якутском языке по доступным ценам можно в нашем интернет-магазине, на маркетплейсах, а также в сети розничных магазинов в Якутске и по республике.

Мы предлагаем выгодные условия покупки:

  • — дисконтные карты со скидкой 10 – 15%;
  • — бонусную систему UDS – списание баллами до 30% и кешбэк на покупки 10%;
  • — скидочные карты для жителей Якутии и профсоюзные карты;
  • — социальные скидки многодетным семьям, студентам, пенсионерам –10%.

Уточнить цены и получить консультацию специалиста можно по телефону, в социальных сетях и мессенджерах издательства «Айар».

  • Каталог
  • Книги
  • Учебные издания
  • Игрушки и игры
  • Для праздника и события

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *