Что происходит с банками в сша
Перейти к содержимому

Что происходит с банками в сша

  • автор:

Кризис современного типа

Каковы последствия краха банка Кремниевой долины для мира финансов и венчурного капитала

13 марта 2023 года стало «черным понедельником» для американской банковской системы и для банков по всему миру. Чрезвычайно быстрое и неожиданное банкротство сразу трех банков в США — Silicon Valley Bank, Silvergate и Signature Bank — с активами, превышающими $300 млрд, стало крупнейшим с кризиса 2008 года.

— Верите ли, мессир. — задушевным голосом начал Бегемот.

— Нет, не верю,— коротко ответил Воланд.

— Мессир, клянусь, я делал героические попытки спасти все, что было можно, и вот все, что удалось отстоять.

— Ты лучше скажи, отчего Грибоедов загорелся? — спросил Воланд.

Оба, и Коровьев и Бегемот, развели руками, подняли глаза к небу, а Бегемот вскричал:

— Не постигаю! Сидели мирно, совершенно тихо, закусывали.

Из 29-й главы романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»

Выйти из полноэкранного режима

Развернуть на весь экран

Фото: Brian Snyder , Reuters

Внезапное банкротство трех американских банков привело к панике среди инвесторов и вкладчиков, обрушило капитализацию американского банковского сектора на $645 млрд и вызвало опасения за судьбу банков по обе стороны Атлантики. И это при том, что ФРС США еще в воскресенье 12 марта, до открытия рынков, выступила с заявлениями о поддержке вкладчиков Silicon Valley и механизмах предоставления ликвидности, а президент США пообещал оказать помощь и ужесточить банковское регулирование.

Silicon Valley Bank (SVB) позиционировал себя как универсальный «финансовый супермаркет» для визионеров постиндустриальной экономики, став для технологического сектора в разных частях света важным финансовым партнером, кредитором и управляющим активами и валютами. Клиентами банка были компании и специалисты, работающие в сфере высоких технологий, частного капитала, венчурного капитала, биомедицины и виноделия премиум-класса. SVB работал с 44% венчурных компаний США в области технологий и здравоохранения, которые стали публичными, и был базовым банком для стартапов, поддерживаемых самыми известными венчурными компаниями Кремниевой долины.

Выйти из полноэкранного режима

Александр Лосев, финансист

Развернуть на весь экран

Александр Лосев, финансист

По состоянию на 31 декабря 2022 года 56% кредитного портфеля SVB составляли кредиты венчурным компаниям и компаниям прямых инвестиций, 14% — ипотечные кредиты для крупных компаний и частных лиц, а 24% его кредитов было предоставлено технологическим и медицинским компаниям, в том числе 9% всех кредитов было выдано начинающим компаниям на ранних стадиях и на стадии роста.

В феврале 2023 года Forbes поставил SVB на 20-е место в списке «Лучших банков Америки» с рентабельностью собственного капитала 13,8%. В начале марта 2023 года Moody’s Investors Service оценило кредитный портфель банка SVB как консервативный и высокоэффективный.

Процветание бизнеса Кремниевой долины и недавний бум IT-индустрии и сектора высоких технологий в целом обеспечивали благополучие и успех Silicon Valley Bank. За последние десять лет частные инвестиционные компании вложили в американскую экономику $6 трлн. Со времен кризиса 2008 года объем венчурного капитала увеличился более чем в четыре раза, превысив $1 трлн, а в компаниях, связанных с венчурным капиталом, на текущий момент работает около 4 млн человек, что почти в десять раз больше, чем в 1990 году.

SVB был не единственным банком, поддерживающим сектор высоких технологий по всему миру, но он был очевидным лидером на этом рынке. Банк Кремниевой долины — Silicon Valley Bank — был основан в 1983 году, просуществовал 40 лет и умер за 44 часа, оставив безутешных инвесторов горевать о своих деньгах и о судьбе технологического сектора. RIP.

Признак системного кризиса

Bloomberg пишет, что Silicon Valley Bank, Silvergate и Signature Bank погубило слияние несчастий не в последнюю очередь из-за того, что процентные ставки, так долго сохранявшиеся на исторических минимумах, стали резко расти. Криптовалютная волатильность также сыграла негативную роль.

Крах 16-го по величине банка США продолжает ощущаться не только в Штатах, но и по всему миру. И хотя американские регулирующие органы быстро предприняли шаги, чтобы «укрепить скотчем» падающий «карточный домик» раздувшейся на дешевых деньгах финансовой системы и остановить обрушение, череда банкротств на этом списке не ограничится и распространится на целый ряд стран. Потряс Альпы и напугал состоятельных людей, банковских чиновников и всю Европу вместе с Ближним Востоком швейцарский банк Credit Suisse, а в США гадают, кто будет следующим Lehman.

И, к несчастью для банковского сектора, регуляторы как в Соединенных Штатах, так и в Европе пока не знают никаких иных действенных мер для предотвращения системного коллапса, кроме как предоставление дополнительной ликвидности, и это в ситуации, когда переизбыток денежных эмиссий центральных банков развитых стран уже привел к глобальной инфляции, грозящей перейти в гиперфазу, а затем в стагфляцию, и вылиться в мировой экономический кризис.

Во всем мире растет обеспокоенность по поводу влияния резкого повышения ставок на балансы банков. Стоимость низкодоходных активов постоянно падает, пузыри фондовых рынков подсдулись еще в прошлом году, принеся колоссальные убытки, а стоимость пассивов продолжает расти. В 2022 году банки США зафиксировали нереализованные убытки в размере $620 млрд по своим портфелям облигаций. В этом году растущие потери продолжают уничтожать капитал банковской системы.

Влиятельные международные организации, эксперты, аналитики и инвестгуру не первый год предупреждают, что дисбалансы финансовой системы, пузыри активов и повышение процентных ставок ФРС США и центральных банков стран G7 создают риски для мировой экономики. Крах SVB показал, как может выглядеть идеальный шторм; насколько опасно иметь концентрацию клиентской базы и не хеджировать риски; как самоубийственно не обращать внимание на несоответствие длинной дюрации активов, пусть и таких надежных, как Казначейские облигации США, и сроков фондирования короткими депозитами, в ситуации, когда отток вкладчиков заставляет продавать активы с убытком и рушит устойчивость банков!

Сложилась редкая ситуация, при которой с ростом процентных ставок начал быстро увеличиваться рыночный риск, приводящий сейчас к реализации кредитного риска, а не наоборот, как это часто бывало раньше.

Мертвая канарейка в шахте

До появления газоанализаторов шахтеры брали с собой в угольный забой клетку с канарейкой. Канарейки очень чувствительны к газам, в том числе метану и угарному газу, и гибнут даже от их незначительной концентрации в воздухе. Замолчавшая канарейка — это индикатор неминуемой смерти всех, кто находится в шахте, если не принять мер для спасения.

Крах американских банков в середине марта — это своего рода мертвая канарейка в угольной шахте. Банкротства произошли так быстро, что инвесторы задаются вопросом: способны ли регулирующие органы и центральные банки надежно управлять возникающими системными рисками? История стремительного падения SVB показывает, что кризисы теперь разворачиваются намного быстрее, чем в 2008 году. И в следующий кризис системное обрушение может произойти за считанные часы.

Ведущий аналитический центр США, специализирующийся на геополитических вопросах — RAND Corporation,— отметил в отчете, что «сочетание технологий и быстро распространяющихся убеждений вызвало кризис беспрецедентной скорости», что «кризис доверия всегда играл центральную роль при финансовых паниках, это как раз тот тип эмоций, который современные социальные сети способны усилить и повсеместно распространить». RAND напомнил: «В 2021 году популярное сообщество Reddit/WallStreetBets согласованными действиями вызвало резкий рост цен так называемых мемных акций, например, акций GameStop. Тот же тип сил может открыть новую эру вирусной финансовой паники».

Пока ни ФРС, ни SEC, ни аналитики Пентагона не знают, как реагировать на сочетание финансовых рисков и эффектов сетевых платформ. Но уже очевидно, что предоставление ликвидности банкам под залог ценных бумаг, что сейчас делает ФРС США, не решает проблему, а лишь усугубляет негативный финансовый эффект, вызванный расхождением срочности и стоимости активов и пассивов банков, и всего лишь на несколько месяцев отодвигает начало кризиса.

И, как отмечают аналитики RAND, «у регуляторов не будет нескольких необходимых дней, прежде чем общественность узнает о следующем крахе очередного Lehman. Стремительные банкротства банков также могут снизить эффективность политики, принятой после 2008 года, усугубив следующий кризис. Чтобы управлять системными рисками в таком высокоскоростном сценарии, регулирующим органам, возможно, потребуется предвидеть, по какому пути пойдет кризис, и встроить автоматические тормоза, чтобы замедлить его. Вероятно, не будет времени реагировать и влиять на скорость переговоров между регулирующими органами и банкирами».

Последствия для мира финансов

Несмотря на то что базовые процентные ставки в развитых странах растут уже больше года, несмотря на энергетический кризис, гонку вооружений и сотни миллиардов долларов и евро, уходящих в черную дыру Украины как напрямую, так и косвенно — из-за роста издержек евробизнеса и потребителей от разрыва связей с Россией и высоких цен на энергию, мировой экономике до сих пор удавалось избежать рецессии. Возможно, проблемы крупных западных банков — знак того, что рецессия неизбежна.

Финансовая система США занимает центральное место в архитектуре глобальных финансов, именно поэтому рынки и инвесторы по всему миру сфокусированы на проблемах американских банков. И вновь «первый Ангел вострубил…». В перестроенной и укрепленной после кризиса 2008 года мировой финансовой системе опять обнаружилась серьезная уязвимость.

Издержки длительного периода рекордно низких процентных ставок в США, в ЕС, в Японии и Британии, переизбытка дешевых денег и «тепличных условий» только предстоит осознать, учитывая, что реальная цена заимствований с поправкой на инфляцию пока еще не очень высока, но балансовые убытки уже начинают реализовываться. Наступает время недоверия и неприятия рисков. Очень опасное время для мировой экономики, привыкшей годами существовать в ситуации, когда совокупный спрос и рост ВВП поддерживались в значительной степени за счет заемных денег и бума бесконечного кредитования. Глобальный долг составляет рекордные $300 трлн, затраты на его обслуживание растут на десятки триллионов долларов в год. Эти деньги странам приходится либо изымать из своих экономик, либо полагаться на денежную эмиссию и реструктуризацию долгов.

Сейчас практически все рынки — как финансовые, так и сырьевые — находятся в зависимости от изменений в монетарной политике ФРС США и центробанков крупнейших стран, от состояния американской экономики, что ведет к изменению объемов производства товаров и услуг в остальном мире. В периоды финансовых кризисов потоки капиталов разворачиваются, мировое производство сокращается, товарооборот падает, нарастает социально-экономическая напряженность. И пока еще существующая глобализация сама по себе усугубляет масштаб кризиса и негативные эффекты для всей мировой экономики.

И если развитые страны — эмитенты резервных валют — еще способны решить проблемы за счет денежных эмиссий, то развивающиеся рискуют попасть в кабалу к своим кредиторам и на пороге банкротства и угроз безработицы и голода могут оказаться в безвыходной ситуации, когда придется отдавать свои экономики, месторождения, предприятия, природные и трудовые ресурсы, свою социально-политическую сферу в руки западных кредиторов, которые превратятся в новых (и старых) колонизаторов.

Предотвратить негативное для стран Глобального Юга развитие событий можно лишь срочным укреплением финансов стран БРИКС+, созданием информационно-финансовых систем, альтернативных SWIFT, для расчетов в национальных валютах и созданием синтетических резервных валют. Задача крупных незападных держав, прежде всего России, Китая, Индии, Бразилии и ЮАР, а также богатых стран Ближнего Востока, будет состоять не в том, чтобы помочь развивающимся странам рефинансировать долларовые долги, а в том, чтобы поддержать их экономики, не дать упасть производству и торговле, не дать свалиться в хаос.

Задача ФРС и других центробанков стран Запада и Японии — продолжать свои усилия по сдерживанию инфляции и не допускать появления новых финансовых горячих точек.

Предчувствие глобального кризиса, который еще можно предотвратить, повышает важность международной координации усилий и проведения разумной во всех смыслах денежно-кредитной политики, не допускающей не только резких скачков ставок и предложений ликвидности, но и использования доллара и евро, системы SWIFT, корреспондентских счетов и депозитариев в качестве оружия санкционных и гибридных войн.

Последствия для венчурного бизнеса и мира технологий

Технологии и стартапы невероятно важны для современной экономики. Согласно прошлогоднему отчету Всемирного экономического форума, до недавних потрясений на рынках стоимость, созданная стартапами во всем мире, была почти на одном уровне с совокупным ВВП стран G7, а объем мирового финансирования стартапов после пандемии превысил $600 млрд.

Теперь венчурные капиталы начинают иссякать, поскольку агрессивное повышение процентных ставок Федеральной резервной системой и другими центральными банками сокращает возможности инвесторов, делает их более осмотрительными на фоне опасений, что мировая экономика может столкнуться с рецессией. По данным венчурной компании Partech Partners, в 2022 году такое финансирование сократилось на 35%. Нечто подобное наблюдалось на нефтегазовом рынке в период с 2014 по 2019 год, когда падение нефтяных цен повлекло за собой массовый уход инвесторов из отрасли и нефтегазовая сфера потеряла до полутриллиона долларов инвестиций.

Теперь краски сгущаются еще больше. Bloomberg пишет: «Провал SVB обнажает скрытый системный риск финансовой машины технологического сектора. Крах банка Кремниевой долины заставил компании венчурного капитала и частных инвесторов по всему миру задуматься о том, что все они оказались беззащитны перед денежной машиной технологической индустрии». Последствия краха SVB почувствуют от Лондона до Сингапура. Стартапы беспокоятся, как платить сотрудникам и разработчикам.

После краха SVB примерно 180 технологических компаний направили письмо с призывом к канцлеру казначейства Великобритании Джереми Ханту вмешаться. «Потеря депозитов может нанести ущерб сектору и отбросить экосистему на 20 лет назад,— говорится в письме бизнесменов, с которым ознакомился Bloomberg.— Многие предприятия будут отправлены на принудительную ликвидацию в одночасье». Опасения заражения достигли Канады, Индии и Китая. У SVB имелись филиалы в Китае, Дании, Германии, Индии, Израиле и Швеции. Сейчас появляются опасения, что подобные банкротства банков могут уничтожить стартапы по всему миру без вмешательства правительства.

Технологические лидеры Азии пытаются оценить потенциальные последствия. «Влияние инцидента с SVB на технологическую отрасль не следует недооценивать»,— говорится в записке аналитиков China International Capital Corp. По их словам, депозиты и доступный капитал имеют решающее значение для технологических стартапов, потому что им обычно длительное время требуется много средств для оплаты значительных расходов, включая расходы на исследования и разработки и зарплату персонала. «Если эти денежные депозиты будут обесценены в процессе банкротства или реструктуризации, то технологические фирмы могут столкнуться с высокой напряженностью с денежными потоками,— пишет China International Capital Corp.— Не следует исключать и риски их банкротства».

Последствия для России

Усилиями Запада российская финансовая система все больше и больше выключается из архитектуры доллароцентричной глобальной финансовой системы. При всех негативных аспектах такой санкционной политики для взаимной торговли появляются и очевидные плюсы. Дисбалансы американской банковской системы и растущие риски финансовых рынков из-за повышения ставок ФРС не переходят границы Российской Федерации. Токсичный коллапс калифорнийского банка, а также ряда финансовых учреждений и технологических инвесторов Запада, уже не сможет нанести серьезного вреда российским банкам, как это было в 1998 и 2008 годах.

Падение американских банков и нарастание проблем у сектора высоких технологий происходит для Запада в очень неподходящий момент, когда противостояние с Китаем и Россией, а по сути — цивилизационная война, запускает новую гонку вооружений и острейшую конкуренцию в технологической сфере.

Россия в новом глобальном противостоянии теперь обязана двигаться только вперед и вверх, обретая суверенитет и постоянно увеличивая свою экономическую и научно-техническую мощь, как это было во времена холодной войны ХХ века, потому что в случае остановки экономики или свертывания достижений последних лет в области безопасности, а также суверенизации финансов Россия навсегда перестанет быть субъектом как мировой экономики, так и мировой политики. В логике борьбы за сохранение гегемонии нанесение показательного удара по одному из противников будет фактором устрашения для остальных.

Россия обязана воспользоваться этой уникальной и негативной для противников ситуацией. Крайне важно сейчас направить все усилия на дальнейшую суверенизацию экономики и финансовой сферы, формировать механизмы и программы поддержки научных исследований и создания собственных технологий, производить современную продукцию и трансформировать социокультурное пространство.

Как когда-то в ХХ веке достижения и прорывы в науке и технике, включая космос, атомную энергетику и информационные технологии, стали результатом противостояния и конкуренции двух великих держав, СССР и США, сейчас Россия может сыграть свою важную роль в цивилизационном развитии.

Александр Лосев, финансист

  • «Деньги». Приложение №4 от 23.03.2023, стр. 13

В чем проблемы американских банков и имеют ли они значение для России

Меньше чем за неделю в США прекратили работу три банка с активами на $333 млрд. ФРС объявила о поддержке вкладчиков, а аналитиков теперь волнует, придется ли американскому регулятору отказаться от подъема ставки

Фото: Justin Sullivan / Getty Images

Фото: Justin Sullivan / Getty Images

Банковский регулятор в штате Нью-Йорк 12 марта сообщил о закрытии местного Signature Bank. По данным Bloomberg, это стало неожиданностью для топ-менеджеров кредитной организации, но не для финансовых властей США. Почти сразу американский Минфин, Федеральная резервная система и Федеральная корпорация по страхованию вкладов (FDIC) выпустили совместное заявление, в котором говорилось о мерах по защите вкладчиков Signature Bank и Silicon Valley Bank (SVB), который обанкротился 10 марта. За день до этого, 9 марта, стало известно о сворачивании бизнеса и ликвидации Silvergate — банка Silvergate Capital. Цепные проблемы банков и закрытие SVB американские СМИ уже сравнивают с кризисом 2008 года.

Что за игроки ушли с рынка и почему

  • Активы Silvergateоценивались в $11 млрд, он специализировался на работе с криптобиржами и криптопроектами — на конец 2022 года у него было около 1 тыс. таких клиентов. Он также выдавал кредиты под залог криптоактивов, и это вызвало вопросы у Минюста США в связи с банкротством криптобиржи FTX. Новости о ликвидации Silvergate спровоцировали распродажу инвесторами отраслевых акций, а также снятие клиентами-юрлицами средств со счетов.
  • Серьезный отток ощутил Silicon Valley Bank — крупнейший кредитор технологических стартапов в США. На конец прошлого года он занимал 16-е место в системе с активами $212 млрд. Депозитная база банка оценивалась в $324 млрд. 8 марта клиенты SVB резко увеличили объемы снимаемых со счетов средств, банк в связи с этим принял экстренные меры, объявив о допэмиссии акций для «укрепления баланса». Это привело к обратному эффекту: 9 марта акции SVB обрушились на 60%, а на следующий день калифорнийский банковский регулятор объявил организацию банкротом и передал ее под внешнее управление. Проблемы SVB также связывают с убытками от обесценения портфеля ценных бумаг: банк размещал средства в облигации, стоимость которых падала по мере роста ставок на рынке.
  • Signature Bank имел схожую специализацию с SVB: он привлекал депозиты клиентов в цифровых активах, хотя и не инвестировал в криптовалютные активы и не выдавал кредиты под залог таковых. На конец прошлого года активы Signature Bank составляли около $110,36 млрд, а объем привлеченных депозитов — $88,59 млрд. По данным Bloomberg, он тоже столкнулся с оттоком клиентских средств, но стабилизировал ситуацию до момента банкротства.

Проблемы в банковской системе США возникли из-за агрессивного повышения ставок на рынке, отмечает в обзоре аналитик по международным рынкам акций «БКС Мир инвестиций» Игорь Герасимов. ФРС начала поднимать процентную ставку в марте 2022 года для борьбы с растущей инфляцией, с тех пор показатель достиг максимального значения с 2007 года — 4,5–4,75% годовых на 1 февраля. Рост ставок в экономике негативно отражается на стоимости долгосрочных облигаций, поскольку их доходность перестает быть привлекательной. Как отмечает Герасимов, американские банки значительную часть облигаций на своем балансе учитывают по амортизационной стоимости — падение бумаг в цене создает для них «бумажный, нереализованный убыток», но он становится реальным в случае набега вкладчиков.

«Если оттоки средств превышают располагаемую в краткосрочных инструментах сумму, то банк может быть вынужден начать продавать «удерживаемые до погашения» инструменты (облигации. — РБК), чтобы рассчитаться с вкладчиками. Поскольку эти облигации сейчас сильно упали в цене (ориентировочно на 20% за год), банк несет колоссальные убытки и не имеет возможности рассчитаться со всеми вкладчиками, что является классическим примером bank run и банкротства банка», — объясняет аналитик. Он указывает, что эта проблема является общей для всех банков США, но больше риска несут небольшие или средние банки «с неустойчивой базой клиентов».

Как американские регуляторы решили спасать банки

Как отмечается в совместном заявлении Минфина США, ФРС и FDIC, власти предприняли несколько шагов для «укрепления общественного доверия к банковской системе».

Программа развития — удобный инструмент непрерывного обучения новым навыкам для успешной карьеры

С 13 марта вкладчики SVB и Signature Bank получат полный доступ к своим депозитам. Система страхования в США распространяется на депозиты суммой до $250 тыс. Около 95% депозитов SVB превышали страховую сумму. Чтобы компенсировать в том числе и их, Федеральная корпорация по страхованию вкладов получит дополнительную ликвидность.

Фото:Dado Ruvic / Reuters

Оба банка пройдут санацию: открытые в них депозиты переданы вновь созданным банкам, оператором которых будет FDIC. Вкладчики и заемщики SVB и Signarure Bank автоматически станут клиентами новых структур.

ФРС также запускает программу срочного банковского финансирования (BTFP), направленную на защиту финансовых организаций, пострадавших от краха SVB. Речь идет о предоставлении им кредитов сроком до одного года под залог высококачественных ценных бумаг, которые будут оцениваться по номиналу. Таким образом, банки и другие фининституты смогут получать ликвидность, не прибегая к продаже ценных бумаг с баланса себе в убыток. На механизм распространятся гарантии Минфина США на $25 млрд.

При этом власти США не намерены оказывать поддержку SVB по аналогии с 2008 годом, когда на фоне кризиса государство выкупало невозвратные активы банков, заявила министр финансов Джанет Йеллен в интервью CBS.

Почему это может иметь значение для российской финансовой системы

«Из-за санкций российский финансовый сектор сейчас по большей части отрезан от событий в США: каких-то серьезных связей с региональными банками в Штатах, Великобритании и Европе у системы нет, поэтому напрямую российские банки это затронуть не может», — отмечает Герасимов. Но он указывает, что проблемы в банковском секторе США спровоцированы ростом ставок, поэтому важно, как дальше будет действовать ФРС США.

«Нужно понимать, что дыра в банковской системе, то есть потенциальный убыток от обесценения ценных бумаг на балансах банков, уже оценивается в $620 млрд. При повышении ставок дыра будет только разрастаться, а рынок уже сейчас видит, как она начала лопаться. Для рынка вот это падение банков сигнализирует о том, что ФРС будет вынуждена прекратить агрессивное ужесточение денежно-кредитной политики: либо перестать повышать ставку, либо делать это не так активно и приближать окончание цикла повышения», — объясняет аналитик БКС.

Как сообщает Bloomberg, экономисты Goldman Sachs уже отозвали прогноз о повышении ставки ФРС на 25 базисных пунктов на мартовском заседании. Они дали его неделю назад.

«Доходность длинных US Treasuries существенно просела, больше чем на 0,5 процентного пункта, то есть снизилась оценка того, какой будет ставка. Если опираться на консенсус рынка, то кажется, что не предполагается дальнейшего повышения ставки ФРС США», — подчеркивает экономист по России и СНГ компании «Ренессанс Капитал» Софья Донец. Она допускает, что ситуация еще может измениться, но «уже обсуждается, а будет ли повышение вообще».

Текущая ситуация ставит ФРС в тяжелое положение: инфляционные риски по-прежнему сохраняются, но, с другой стороны, есть вопрос поддержания финансовой стабильности, рассуждает управляющий директор «Газпромбанк Private Banking» Егор Сусин. Он считает, что Федрезерв сделает выбор в пользу смягчения монетарных условий.

«Безусловно, смягчение политики ФРС — это проинфляционная история. Для России она может быть позитивной, поскольку положительно скажется на сырьевых ценах, но для Банка России рост мировой инфляции может свидетельствовать о накоплении проинфляционных рисков уже на национальном уровне в среднесрочной перспективе», — объясняет Сусин.

Стимулирование экономики в США скорее позитивно для спроса и цен на энергоносители, соглашается Герасимов. «С другой стороны, если ФРС США решится на резкий разворот, то долгосрочно это будет вызывать вопрос, как власти США в дальнейшем будут сдерживать инфляцию — этот момент создает неопределенность», — заключает он.

Что происходит с европейскими и американскими банками

Буквально неделю назад все было спокойно. А потом главной темой на мировых рынках стало стремительное банкротство американского банка Silicon Valley Bank (SVB), который занимал 16-е место в США по активам. Это стало крупнейшим банкротством в США с момента краха Lehman Brothers в сентябре 2008 года.

Главной причиной краха SVB можно назвать самый быстрый за 40 лет цикл ужесточения денежно-кредитной политики ФРС, который привел к обесценению длинных облигаций в портфеле банка, констатирует главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев. Так, ФРС за последний год подняла ключевую долларовую ставку с 0,25% до 4,75% для борьбы с высокой инфляцией. Кроме этого, ФРС сокращает свой баланс по 95 млрд долларов в месяц, изымая избыточную долларовую ликвидность с рынка.

Процентный риск банка SVB не был застрахован, крупные вкладчики решили быстро забрать свои депозиты и ФРС не стала спасать этот банк. Вслед за SVB быстро закрылся еще один банк из Нью-Йорка -Signature Bank.

Европейский финансовый сектор тесно связан с американским, поэтому Европа может сильнее пострадать от проблем в американском финансовом секторе. «Современная финансовая система держится на доверии участников рынка. Сейчас в глобальной финансовой системе доверие упало, и поэтому возникли проблемы у многих участников системы», — отмечает Васильев. В результате на этой неделе мы видим сильное падение акций европейских банков, а акции швейцарского банка Credit Suisse обновляют исторические минимумы.

Как реагируют банки и центробанки

Также на европейские банки, которые держат значительную часть европейских облигаций, может указать ужесточение монетарной политики ЕЦБ. В четверг ЕЦБ, несмотря на напряженность на европейском финансовом рынке, продолжил планируемое повышение базовой ставки: она выросла с 3 до 3,5% годовых. ЕЦБ также борется с высокой инфляцией в еврозоне. Кроме того, ЕЦБ с 1 марта начал сокращать свой баланс по 15 млрд евро в месяц. В ЕЦБ подчеркнули, что внимательно следят за текущей напряженностью на рынке и готовы реагировать по мере необходимости для сохранения ценовой и финансовой стабильности в зоне евро.

То есть пока регуляторы предпочитают говорить об происходящем как о единичных случаях, отмечая устойчивость банковского сектора США и ЕС и значительные запасы капитала и ликвидности банков, формировавшиеся с учетом уроков кризиса 2008 года. «Вероятно, так оно и есть. Пока «прорывает» наиболее слабые звенья в системе. Тем не менее все кризисы начинались со слабых звеньев. Неопределенность относительно риска распространения проблем токсичных финансовых институтов на другие финансовые институты грозят кризисом доверия, весьма опасным в глобализированной финансовой системе (как показал кризис 2008 года)», — констатирует руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам» Ольга Беленькая.

Европейский финансовый сектор тесно связан с американским, поэтому от проблем в США страдает в первую очередь Старый Свет

С точки зрения экономики это опасно тем, что банки в период финансового кризиса борются за выживание и лишаются возможности кредитовать бизнес и население, что вызывает острую рецессию уже в реальном секторе экономики, отмечает эксперт. «Поэтому, чем быстрее регуляторы устранят основу для кризиса доверия, тем лучше. И регуляторы, помня печальный опыт влияния краха Lehman Brothers на развитие глобального кризиса 2008 года, отлично это понимают. В частности, ФРС экстренно запустила новую программу фондирования банков, позволяющую им получить ликвидность под надежное обеспечение по номиналу, не допуская его бесконтрольной распродажи «в рынок» с угрозой неконтролируемого снижения его стоимости», — рассказывает Беленькая.

Правовые аспекты функционирования банковской системы эксперты «РГ» разбирают в рубрике «Юрконсультация

Также Credit Suisse обратился за поддержкой к Национальному банку Швейцарии, и получил в ответ заявление о готовности предоставить ликвидность при необходимости. Швейцарский банк уже объявил, что планирует получить доступ к кредитной линии от Швейцарского национального банка до 54 млрд долларов для укрепления ликвидности. По данным Reuters, ЕЦБ запрашивает европейские банки о степени их связи с бизнесом Credit Suisse, чтобы лучше понимать масштаб возможного распространения проблем и при необходимости разработать механизмы их купирования.

Будет ли новый мировой кризис

Однако, по мнению Васильева, вполне можно ожидать и дальнейшего усугубления ситуации в американской и финансовой глобальной финансовой системе. По его словам, вероятность финансового кризиса — высокая.

«ФРС упустила момент для борьбы с инфляцией и теперь быстро пытается повышать ставку. Однако теперь весьма вероятно, что придется погрузить экономику в рецессию, чтобы победить инфляцию. Сбой в финансовой системе ставит ФРС в очень трудную ситуацию», — считает Васильев.

С одной стороны, американский ЦБ должен бороться с инфляцией, дальше повышать ставку и ужесточать финансовые условия. Ещё во вторник 7 марта глава ФРС Джером Пауэлл посылал жесткие сигналы рынку и готовил почву для повышения ключевой долларовой ставки на ближайшем заседании 22 марта на 0,5 процентного пункта, до 5,25%. В середине прошлой недели рынок закладывал пик по ставке ФРС на уровне 5,75% в июне и не ожидал снижений ставки в этом году.

Чем выше американский ЦБ повысит ключевую долларовую ставку и дольше продолжит держать ее на пиковом уровне, тем выше вероятность финансового кризиса и глобальной рецессии, говорит Васильев. Так, в 2008 году американская экономика не выдержала ставку ФРС в 5,25% и разразился мировой финансовый кризис. Мировая экономика с 2020 года существенно нарастила долг для преодоления последствий пандемии ковида. Поэтому резкое ужесточение финансовых условий может вылиться в новый финансовый кризис и при более низкой ставке ФРС, допускает аналитик.

«Если ФРС развернется в сторону смягчения монетарной политики (испугавшись рецессии или из-за нарушения работы финансовой системы) раньше, чем победит инфляцию, то тогда Федрезерв рискует повторить стагфляцию 1970-х годов, когда потребовалось 20 лет и подъем ставки ФРС до 20%, чтобы победить укоренившуюся инфляцию», — добавляет Васильев.

С другой стороны, ФРС вынуждена спасать финансовую систему и смягчать финансовые условия. После возникновения проблем у американских банков рынок существенно понизил ожидания по траектории ставки ФРС. Так, участники рынка полагают, что ФРС на следующей неделе на заседании 22 марта последний раз повысит ключевую долларовую ставку на 0,25 процентного пункта, до 5%, и на этом завершит цикл ужесточения монетарной политики. При этом рынок стал закладывать начало цикла снижения ставки ФРС уже с июля с целью 4,25% на конец этого года для удержания финансовой стабильности и смягчения последствий вероятной рецессии.

«Смягчить последствия на финансовом рынке США могут быстрые согласованные действия ФРС, правительства США и других регуляторов Европы. Если инфляция в США и Европе будет оставаться высокой в ближайшие месяцы и замедляться медленно, то это усугубит проблемы в мировой финансовой системе. Напротив, быстрое замедление инфляции в США и Европе позволит ФРС и ЕЦБ завершить цикл ужесточения монетарной политики и даже начать снижать ставки, чтобы поддержать финансовую систему и экономику», — говорит Васильев.

Чего ждать российским банкам и экономике

По мнению Васильева, прямой угрозы для российских банков из-за банковского кризиса на Западе нет. «Вследствие западных санкций российская финансовая система и экономика во многом оказались отрезанными от западной финансовой системы. Поэтому новый потенциальный глобальный финансовый кризис, вероятно, окажет меньшее влияние на российскую финансовую систему, чем кризис 2008-2009 годов», — констатирует он.

В то же время потенциальный финансовый кризис может привести к глобальному экономическому спаду.

Рецессия в мировой экономике, вероятно, приведет к снижению цен на сырье и уменьшению объемов их потребления, указывает аналитик. Американские и европейские потребители будут меньше покупать, а Китай — меньше производить. Именно через сырьевой канал потенциальный финансовый кризис на Западе окажет непосредственное влияние на российскую экономику и российских инвесторов, подчеркивает Васильев.

Гибель первой республики: чем грозит новый крах крупного банка США

Финансовый крах и поглощение банка First Republic стали одним из крупнейших подобных случаев за всю историю финансовой системы США. В рейтинге самых масштабных падений банков First Republic оперативно подвинул со второго места Silicon Valley Bank, обосновавшийся там всего месяц назад. Власти США утверждают, что на этом эпизоде банковские проблемы в Америке должны быть исчерпаны. Однако вопросы остаются: отток депозитов из банков по-прежнему находится на рекордном уровне, да и пузырь на рынке коммерческой недвижимости никуда не девался. О том, как будет развиваться банковский кризис в США и какие последствия за собой может повлечь, — в материале «Известий».

Что представлял из себя First Republic

Банкир Джим Герберт основал банк в Сан-Франциско в 1985 году, планируя создать эксклюзивную кредитную организацию для богатых людей. Ядро его бизнес-модели заключалось в том, что банк привлекал депозиты от состоятельных клиентов и им же выдавал кредиты на покупку элитной недвижимости. Эти займы отличались повышенной надежностью, и хотя ставка по ним была достаточно низкой, она значительно превосходила ставки по вкладам. Как пишет The Wall Street Journal, в 2021 году банк в среднем взимал 3,03% годовых, притом что средняя ставка по депозитам составляла 0,12%. Были и более интересные варианты для особых клиентов. К примеру, Марк Цукерберг кредитовался там в 2012 году на $5,95 млн под всего-навсего 1,05%. Кроме того, кредитная организация была крайне «клиентоориентированной», предоставляя самые разнообразные услуги своим вкладчикам и заемщикам (вплоть до доставки наличной иностранной валюты по требованию на дом).

Принцип домино: банковский кризис в США набирает обороты
Акции First Republic Bank рухнули до минимальных значений

Система, основанная на этой марже, казалась надежной как швейцарские часы. Банк, располагающийся по соседству с Кремниевой долиной, собрал все сливки с IT-бума 1990–2010-х, привлекая не только отдельных физических лиц, но целые компании вроде Google. Основатели технологических стартапов и топ-менеджеры интернет-корпораций активно занимали под низкий процент, предпочитая вкладывать свои живые деньги в растущий рынок. В некоторой степени это была полная противоположность «сабпраймовой» ипотеки, которая в свое время привела к финансовому кризису 2008 года. Даже более крупные банки вроде Bank of America пытались частично перейти на эту модель, размещая офисы в самых богатых районах городов страны.

банк

Фото: REUTERS/Loren Elliott

Что могло пойти не так? В условиях низких ставок в американской экономике всё работало отлично и даже периоды их роста банк пережил без проблем. Но в 2022 году ситуация изменилась кардинально. Быстрое увеличение ставки ФРС довело купонную доходность по госдолгу США до 4%. При таких процентах вкладчики очень быстро стали терять интерес к услугам First Republic. Но привлечение под более высокий процент стало обходиться банку намного дороже, а средства от «длинных» кредитов поступали медленно. Для закрытия бухгалтерских дыр пришлось эти активы продавать, но их рыночная стоимость уже рушилась. А на фоне острых проблем в банковской системе, начавшихся с марта, клиенты начали забирать и деньги с вкладов — за несколько дней ушло почти $100 млрд, что практически лишило кредитную организацию средств для финансирования. В середине позапрошлого месяца группа крупных банков решила положить на депозиты в First Republic около $30 млрд, чтобы выстроить своего рода защиту от распространения кризиса в банковской системе. Этого оказалось недостаточно: финансовые проблемы банка продолжали нарастать, а его акции за последние шесть недель рухнули почти в 100 раз. В минувший уикенд Федеральная корпорация страхования депозитов (FDIC) взяла банк под контроль, а утром в понедельник стало известно о продаже его банку JP Morgan.

Настройка вкладов: какие риски несет очередное банкротство банка США
First Republic Bank потерял $100 млрд депозитов, что в два раза обрушило его акции

В чем выгода покупателя

JP Morgan заплатил по сделке $10,6 млрд. Это довольно большая сумма, особенно если вспомнить, что рухнувший в марте Silicon Valley Bank ушел всего за $1. Также JP Morgan должен выплатить около $25 млрд другим банкам, участвовавшим в спасении First Republic через размещение депозитов. Реструктуризация бизнеса будет стоить покупателю еще $2 млрд. Но не всё так плохо: JP Morgan получает довольно крупный по объемам бизнес, перспективы которого еще не совсем потеряны. Самое же главное обстоятельство сделки — гарантии со стороны государства от возможных потерь по многим активам, принадлежавшим First Republic. Эта выгода потенциально превосходит любые затраты JP Morgan на сделку.

США

Фото: REUTERS/Lucas Jackson

Что означает это для банковской системы

Если считать по объему активов, то крах First Republic стал вторым по масштабам в истории США ($229 млрд). Лидерство по-прежнему принадлежит Washington Mutual, рухнувшему в ходе кризиса 2008 года и, кстати, тоже выкупленному JP Morgan. Однако три из пяти верхних позиций принадлежат банкам, разорившимся в 2023 году. По сути, речь идет о крупнейшем банковском кризисе в американской практике, даже если пересчитать активы банков с учетом инфляции. Сразу после заключения сделки гендиректор JP Morgan Джейми Даймон заявил, что банковская система «приближается к концу своих проблем» и является «экстраординарно надежной». Президент США Джо Байден, в свою очередь, сказал, что сделка призвана обеспечить «спокойствие и безопасность» в финансовом секторе.

Эхо краха: CША оказались на пороге рецессии из-за проблем с банками
Что происходит в финансовом секторе Америки

Рынок эти увещевания пока за чистую монету не принимает. В ходе торгов 2 мая сразу несколько крупных финансовых организаций обрушились более чем на 10%, притом что ни одна из них видимых проблем не имеет (что не означает их полное отсутствие). В то же время их маржа продолжает падать, что явно означает неприятности на горизонте — осложнения становятся вопросом времени, которого может оказаться меньше при ускорении вывода вкладов.

офис

Фото: REUTERS/Shannon Stapleton

Главная проблема всего американского финансового сектора на данный момент заключается в пузыре на рынке коммерческой недвижимости. Офисы и склады пустуют: 19% в прошлом месяце оставались вакантными. Этот неприятный показатель растет на протяжении уже 13 кварталов подряд. Общий объем займов, которые должны быть погашены до 2025 года, составляет $1,5 трлн. Данная проблема является системной, и быстрого решения у нее нет. Об опасности кризиса на этом рынке предупреждает в том числе и 99-летний инвестор-ветеран Чарли Мангер, многолетний бизнес-партнер Уоррена Баффета. Скорее всего, уже в ближайшее время последует ужесточение регулирования, которое в свое время значительно облегчило заработок для региональных коммерческих банков США, одновременно подвергнув их и большему риску. Это означает, что и без того высокие ставки, вызванные жесткой монетарной политикой ФРС, будут еще расти, усложняя финансирование экономики. Наконец, поглощение региональных банков, опоры американского бизнеса, сверхкрупными игрокам приведет к снижению конкуренции в финансовом секторе, которая в Америке всегда считалась образцовой и во многом обеспечивала лучшие условия финансирования, чем в других развитых и развивающихся странах.

Страхи накаляются: что ждет мировые рынки из-за проблем у банков США
И какие шаги регуляторов могут смягчить последствия, чтобы предотвратить глобальный кризис

Эти последствия, впрочем, мы увидим в отдаленной перспективе, а пока над всеми висит угроза полноценного финансового кризиса. Который уже начал перетекать на мировые рынки — падение цен на нефть к отметке $75 на торгах 2 мая аналитики связывают как раз с американскими банковскими делами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *