На сколько траншей разбита продажа токенов сна
Перейти к содержимому

На сколько траншей разбита продажа токенов сна

  • автор:

На сколько траншей разбита продажа токенов сна

ЭХО / Новости
78.5K subscribers
579 photos
4.07K links

About
Blog
Apps
Platform

ЭХО / Новости
78.5K subscribers

Вечерний выпуск новостей ��

❶ ХАМАС объявил об отказе от переговоров о судьбе заложников, пока Израиль продолжает боевые действия в секторе Газа. По данным израильской стороны, в руках у боевиков остаются почти 140 человек. Наземную операцию армия страны недавно распространила на весь палестинский анклав.

❷ Украинские военные минувшей ночью поразили в аннексированном Крыму морской нефтяной терминал, сообщают издания «РБК-Украина» и «Громадьске». По словам источников, в результате атаки на базе в Феодосии вспыхнул пожар. Минобороны РФ ранее отчиталось о более чем 40 сбитых беспилотниках.

❸ В России был вынесен первый приговор по обвинению в «неотражении внезапного нападения вооружённых сил Украины на территорию России». Как пишет газета «Коммерсант», два офицера получили по 4 года колонии. Предметом разбирательства была атака ВСУ, в результате которой в апреле прошлого года под Белгородом погибли 7 военных.

❹ Гособвинение потребовало 7 лет колонии для студентки ВШЭ М. Платоновой. Как пишет «Новая газета Европа», экс-сотрудницу штаба кандидата в депутаты Госдумы А. Брюхановой обвиняют в склонении к массовым беспорядкам. Она под домашним арестом, остальные 10 фигурантов находятся в СИЗО.

❺ Госдума приняла в третьем чтении законопроект о повышении штрафов за незаконное хранение и обработку персональных данных. Накануне были внесены и другие поправки, которые предусматривают до 10 лет колонии за использование утекших данных. Статью могут использовать против журналистов-расследователей, отмечают правозащитники.

❻ США объявили награду в 7 млн долларов за сведения, которые помогут арестовать сына бывшего губернатора Красноярского края А. Усса. Россиянин в марте сбежал из-под стражи в Италии. По данным американских властей, его компания служила посредником для закупки западной электроники в обход санкций.

❼ Гражданина Беларуси выслали из Литвы, где он прожил 17 лет. Как рассказала его жена изданию Delfi, власти страны сочли его угрозой национальной безопасности. Поводом для отказа в продлении ВНЖ стала служба в армии 20 лет назад.

27.5K views 19:00

�� С середины лета Минюст активно подключился к составлению протоколов на «иноагентов». До этого самым частым поводом для административных дел были публикации без соответствующей плашки, подсчитала «Медиазона». Однако с июля выросло число претензий и за непредоставление отчета или ошибки в нём.

28.4K views 20:04

Утренний выпуск новостей ��

❶ В России за ноябрь правозащитники насчитали более 70 облав на призывников. Как рассказал «Сирене» представитель проекта «Идите лесом» И. Чувиляев, темпы облав продолжают расти. Всё чаще становится известно о случаях, когда призывников заставляют подписывать контракты с Минобороны и отправляют на войну.

❷ В. Зеленский накануне вечером неожиданно отменил выступление перед Сенатом США. Предполагалось, что украинский президент призовёт американских законодателей принять новый пакет помощи Украине. По данным «Блумберг», обращение не состоялось, так как переговоры о выделении помощи на сумму более 60 млрд долларов зашли в тупик.

❸ Россия отклонила новое предложение США по освобождению Э. Гершковича и П. Уилана — об этом рассказали в Госдепартаменте. В дипломатическом ведомстве не стали раскрывать детали, отметив лишь, что предложение было «значительным». Журналист Э. Гершкович обвиняется в России в шпионаже, а бывший морпех П. Уилан осуждён по этой же статье. Оба вину не признают.

❹ Вашингтон призывает нарастить поток гуманитарных грузов в сектор Газа. По подсчётам ООН, в последние дни через КПП «Рафах» на юге анклава проходило по 100 грузовиков в день — ранее говорилось, что это количество едва соответствует удовлетворению минимальных потребностей населения сектора. Во время гуманитарной паузы через КПП в среднем ежедневно проезжало по 170 фур.

❺ В Хорватии задержали одного из подозреваемых в организации побега сына экс-главы Красноярского края из-под домашнего ареста. Как пишет The Washingtion Post, предполагаемый пособник А. Усса — гражданин Боснии и Герцеговины В. Йованчич. По версии следствия, он попал в дом арестованного в Милане под видом курьера, помог тому снять с ноги электронный браслет и подготовил к побегу.

❻ Президент Венесуэлы Н. Мадуро объявил спорную территорию Эссекибо новым 24-м штатом страны. Фактически эта земля принадлежит соседней Гайане. Н. Мадуро объявил, что у нефтяных компаний, работающих в прибрежных водах, есть три месяца на то, чтобы свернуть свою деятельность.

❼ Конституционный суд Перу постановил освободить бывшего президента А. Фухимори. 85-летний экс-глава государства отбывает наказание по делам о коррупции, организации похищения и убийства диссидентов. В 2017 году А. Фухимори был помилован в связи с состоянием здоровья, однако после начавшихся протестов это решение отменили. В марте 2022 КС всё же признал решение о помиловании действующим.

28.1K views 05:00

Российские законодатели хотят предотвратить утечки персональных данных, ужесточив наказание. Накануне Госдума одобрила повышение штрафов для должностных лиц и компаний (максимальная сумма теперь — 1,5 млн руб.). Ещё один законопроект устанавливает уголовную ответственность за утечки — до 10 лет лишения свободы. Авторы инициативы объясняют суровость мер тем, что многие компании должным образом не охраняют личные данные клиентов.

�� «Действующие меры ответственности за утечку данных (максимум 100-300 тысяч рублей для юрлиц) мало кого стимулируют. В результате сегодня на черном рынке круговорот баз с персданными оценивается в 20 тысяч. Они содержат информацию примерно о 80% населения России. По самым скромным оценкам ущерб от утечек только в прошлом году составил около 8 млрд рублей» (А. Турчак, первый зампред СФ).

По мнению законодателей, серьезные сроки лишения свободы должны «отпугнуть многих». Эксперты же отмечают, что в числе этих «многих» окажутся и журналисты, которые делают свои расследования в том числе на основе многочисленных утечек.

�� «Теперь журналист может получить уголовное дело, если он из базы «Яндекс.Доставка» узнал, что какой-то чиновник заказывал еду по адресу, где он официально не проживает, а значит можно говорить о незаконно нажитой недвижимости — а базу эту похитили» (юрист Центра защиты прав СМИ).

Согласно пояснительной записки, к персональным данным относят не только реквизиты документов, номера телефонов и адреса граждан, но и их ФИО. Таким образом закон будет распространяться практически на любую информацию о людях, отмечают наблюдатели.

�� «Интерпретация [закона] на усмотрение правоприменителя. Это вообще базовое свойство всего законотворчества последних как минимум 10 лет — намеренная туманность и расплывчатость формулировок, которая отдаёт всю власть в руки того, кто будет возбуждать уголовное дело и расследовать его» (А. Шульман, политолог).

Впрочем, даже некоторые известные расследователи выступили в защиту нововведений. Они отмечают, что утёкшими базами данных пользуются не только журналисты.

�� «Прежде всего это ревнивые мужья, сталкеры, которые преследуют бывших, а также мошенники: «Здравствуйте, это служба безопасности Сбербанка». И давайте говорить честно: персональные данные граждан не должны валяться на дороге, как сейчас. Я не хочу, чтобы любой мог узнать подробности анализа крови моей дочери» (А. Захаров, журналист).

Как отмечает «Медуза», Верховный суд в своем отзыве на законопроект
указал на правовую неопределенность: непонятно, когда преступление квалифицировать по новой уголовной статье, а когда по уже существующей административной.

26.3K views 07:06

Где прошла война

Каменка в Харьковской области — одно из украинских сёл, практически обезлюдевших после полномасштабного российского вторжения. Как пишет «Украинская правда», местные жители начали спасаться бегством в марте 2022 года, когда на подступах к селу появилась российская военная техника.

�� «У нас никто не собирался выезжать. Вот ростовская трасса. Думали, что им [россиянам] надо на Донбасс, нас оставят в покое. Сначала российские танки залезли в тот лесочек. Первых, по свидетельствам наших парней, выбили, остатки в том лесу добивали. Но наших было мало, а их орда. Наши их бьют, а они лезут» (Л. Сысенко, местная жительница).

По прикидкам местного жителя, до начала вторжения примерно 70% его односельчан было всё равно, какая власть будет в селе — украинская или российская. Остальные же были настроены прокремлёвски — в том числе некоторые его родные.

�� «Говорю: мам, пришли твои братья «освобождать». У неё щас в хате ракета торчит из «Смерча», её саму на «Хаммере» [украинские] военные вывозили. Выехала через Прибалтику к моей сестре в Подмосковье. В Украине она привыкла всех на хер посылать — от Байдена до Зеленского. А там сидит в квартире, боится собственную дочь. Со знакомыми созванивается — говорит, здорово жалеет, что уехала в Россию» (В. Сысенко, местный житель).

Очень скоро село стало ареной боевых действий. Сожжённая бронетехника до сих пор стоит в поле возле села и у разрушенных домов.

�� «Эта улица вся горела, они [россияне] из танков валили. Ссыкуны такие — боялись, что из каждого дома будут стрелять. А они лезут — им трындюлей наваливают, и они лезут назад» (А. Заднепровский, местный житель).

Спустя полгода — осенью 2022 — Каменку освободили. Местные жители, возвращающиеся в свои дома, занялись разбором завалов, вывозом тел и даже разминированием придомовых участков.

�� «Находим [мину] «лепесток», Витя на лопату берёт и несёт. Кладет на кучку [мусора в огороде], поджигает, убегаем, три минуты — «лепесток» взрывается» (Л. Сысенко, местная жительница).

Некоторые селяне жалуются на отсутствие помощи от государства. С восстановлением домов им частично подсобили волонтёры, в остальном многие полагаются на собственные силы.

�� «Рвал линолеум в школе (чтобы использовать как материал для ремонта своего дома), бил крышу. Ходил заявления писал, хоть бы, сука, что-то дали. Они делают вид, что Каменки нет. Вот машина стоит моя. Вызывал полицию, думал, справку дадут, что разбита. Год прошел — никто не едет» (В. Солянык, местный житель).

До войны в Каменке жили более тысячи человек, сейчас лишь около 70.

26.1K views 09:10

Маленькие россияне получат шанс стать «орлятами» уже в детском саду. Министр просвещения предложил Владимиру Путину омолодить ряды «Орлят России» — проекта «Движение первых», изначально придуманного для начальной школы.

�� «Мы видим, как формируются настоящие команды в хорошем смысле заряжённых, инициативных, увлекающихся школьников. Мы предлагаем, уважаемый Владимир Владимирович, масштабировать этот проект и на дошкольный возраст. Эксперты, методисты и учёные говорят, что эти мероприятия по типу «Орлят» нужно реализовывать в детских садах» (С. Кравцов, министр).

Глава государства предметно не прокомментировал идею министра, но фактически дал зелёный свет на перемены.

�� «Вы правы, безусловно, воспитание начинается даже не только в детском саду, даже раньшенаверное, при рождении ребёнка уже начинается воспитание, он чувствует, как к нему относятся близкие» (В. Путин, президент).

Проект «Орлята России» появился в 2021 году. Среди заявленных целей не только «развитие социальной активности», но и «воспитание достойных граждан отечества». Исследователи говорят, что Россия сможет переплюнуть СССР в том, что касается возраста привлечения детей в патриотические движения.

�� «При советской власти [дошкольникам] рассказывали о любви к нашей коммунистической родине, о дедушке Ленине, но это не было в качестве движения» (Л. Лурье, историк).

Как отмечает «Агентство», российские власти в последние годы открыто говорят, что создают патриотические движения по советскому образцу. Эксперты видят большую опасность в насаждении пропаганды среди детей и ссылаются на проведённые исследования.

�� «Выяснилось, что те люди, которым на момент индоктринирования (это поступательная жёсткая пропаганда, в которой человек существует без возможности выйти из неё) было 5-7 лет, с ними это осталось на всю жизнь в той или иной мере. Там это больше 80 процентов. Они [исследователи] проверяли это на человеконенавистничестве, антисемитизме и так далее. И в этом состоит самое главное преступление того, что сейчас делается» (Д. Зицер, педагог).

По подсчётам министерства просвещения, в рядах «Орлят России» числятся уже более 2,5 миллионов младшеклассников из 7,7 миллионов.

28.3K views 11:00

Дневной выпуск новостей ��

❶ Совет Федерации завтра обсудит предложение назначить президентские выборы на 17 марта. Об этом сообщил сенатор А. Клишас. В. Путин до сих пор не объявлял о своём участии в грядущих выборах. 14 декабря он проведёт прямую линию, совмещенную с итоговой пресс-конференцией.

❷ Суд в Москве продлил арест Г. Мельконьянцу на три месяца — до 17 апреля. Сопредседателя «Голоса» обвиняют в сотрудничестве с «нежелательной» организацией ENEMO, которая занимается наблюдением на выборах за пределами России. В обеих организациях связь друг с другом отрицают.

❸ Госдума приняла закон о полном запрете мобильных телефонов в школах. Единственное исключение — экстренные случаи, связанные с возникновением опасности жизни или здоровью. Ещё один закон, принятый сегодня депутатами — введение в школах обязательных уроков труда.

❹ Украинские военные отчитались об отражении массированного налёта дронов. По данным Воздушных сил ВСУ, минувшей ночью был сбит 41 российский беспилотник из 48. БПЛА были выпущены с территории аннексированного Крыма и из Курской области. О нанесённом ущербе не сообщается.

❺ В Сочи откажутся от новогодних фейерверков в пользу помощи российским военным. Об этом объявил глава города А. Копайгородский. Он призвал гостиничные и ресторанные комплексы курорта и всех жителей последовать этому примеру.

❻ А. Навальный пожаловался на блокировку всех писем, которые ему в колонию передают адвокаты. В телеграм-канале политзаключённого говорится, что он не дождался даже заявления на посещение стоматолога. Любые документы от адвокатов цензура изымает «как содержащее признаки преступления».

❼ Президент «Балтики», по данным «Ведомостей», предложил властям национализировать компанию. Газета пишет, что Т. Боллоев обвинил датскую Carlsberg в отказе от «приемлемых» условий продажи российского актива и в отсутствии инвестиций в «Балтику». Ранее в Carlsberg назвали воровством передачу «Балтики» под управление Росимущества.

26.4K views edited 12:00

«Сделали из сына террориста»

Шёл мимо военкомата в Москве и сфотографировал его время работы. За это 22-летний Ибрагим Оруджев сейчас сидит в СИЗО, утверждает его адвокат. Студента обвинили по статье об обучении терроризму.

�� «По версии следствия, Оруджев провёл разведку местности с целью дальнейшего поджога военкомата. Вдохновившись идеями запрещенных организаций «Азов» и «Правый сектор», указано в материалах дела, он проходил подготовку по обращению с оружием и взрывчаткой» («Новая газета»).

Молодой человек, который учился в Белгороде и приехал к родителям в Москву, просто хотел встать на учёт, как и должен был по закону, возражает сторона защиты.

�� «Не проводил никакую разведку, а просто хотел узнать режим работы военкомата» (Т. Окушко, адвокат).

Родственники фигуранта рассказали «Новой газете», что возле военкомата к нему подошли сотрудники Росгвардии и потребовали показать паспорт. Документов с собой у И. Окуджева не было. В итоге его задержали и отправили под административный арест на 10 суток по статье о мелком хулиганстве. А домой к нему пришли силовики.

�� «Я как человек, который живёт в правовом государстве, пустила их сама. У нас в семье было большое уважение ко всем этим органам. Я была уверена: если им нужно, пусть смотрят. Скрывать-то нечего. Перерыли весь дом, чуть на антресоль не залезли, шкафы трещали» (Ю. Оруджева, мать студента).

Силовики заявили, что это не обыск, на который нужно постановление, а только «досмотр помещения». И «нашли» в одном из блокнотов рисунок с эмблемой украинского батальона «Азов». Власти РФ считают его террористической организацией. Вскоре возбудили и уголовное дело.

�� «ТАСС, НТВ и другие государственные каналы уже сделали из моего сына террориста. Приписали ему, что он полгода ходил к военкомату, что полиция за ним следила, как он всё ходил-ходил и наконец его схватили. Я когда прочитала, рыдала двое суток» (Ю. Оруджева, мать студента).

Арест И. Оруджева стал для его семьи полной неожиданностью и большой трагедией.

�� «Моя мама родилась в 1949 году и всё это время смотрела Соловьёва с открытым ртом. Когда узнала об аресте внука, у неё чуть инфаркт не случился. Она осознала, что мы как ушли от сталинских репрессий, так к этому и вернулись» (Ю. Оруджева, мать студента).

Свидание с близкими И. Оруджеву в СИЗО пока не разрешили. Студенту грозит до 15 лет лишения свободы.

27.5K views 13:13

⚡️В Подмосковье найден мёртвым экс-депутат Верховной Рады Илья Кива, сообщают РЕН ТВ и Mash со ссылкой на источники. По сведениям Mash, бывшего парламентария обнаружили лежащим на снегу в крови на территории отеля в деревне Супонево. Обстоятельства его смерти пока неизвестны. Ранее суд в Украине заочно приговорил И. Киву к 14 годам заключения по делу о госизмене.

UPD: украинские СМИ со ссылкой на источники утверждают, что И. Кива был застрелен. По их данным, убийство организовала СБУ.

27.3K views edited 15:03

Сквозное осколочное, в ноге дыра, зубов не осталось — фронт ждёт даже таких бойцов, сказали 49-летнему жителю Подмосковья. Мобилизованного после ранения отправили в так называемый полк для выздоравливающих Кантемировской дивизии. Оттуда его собираются вернуть на войну, сообщили изданию «Важные истории» его родственники.

�� «За 14 месяцев мой симпатичный, крепкий мужчина превратился в старого больного деда. Сморщился, почернел и остался без зубов. Они просто погубили человека, как и меня, его жену» (Ирина, жена мобилизованного).

Из-за травм мобилизованный ходит с тростью, но его хотят определить в штурмовой отряд, к бывшим заключённым, переживает его супруга. Она лишилась ноги в подростковом возрасте, и муж был единственным, кто ей помогал в быту.

�� «Я осталась в говне. У меня третья группа инвалидности, без ноги я считаюсь здоровой и рабочей. Ну, это Россия — надо стать инвалидом первой группы, то есть овощем, чтобы мне мужа вернули» (Ирина, жена мобилизованного).

В том же полку в Наро-Фоминске вероятной отправки на фронт ждут ещё несколько сотен военнослужащих.

�� «Оттуда ежедневно обратно на СВО отправляют хромых, косых, беззубых. Лечить их там некому. Просто одна цель у них — добить недобитых» (Ирина, жена мобилизованного).

О том, что мобилизованных, которые стали на войне в Украине инвалидами, признают годными к службе, рассказали и другие родственники военнослужащих.

�� «Там (в Наро-Фоминске) лежал молодой человек, которому оторвало три пальца на правой руке — большой, указательный и средний. Его тоже вернули на фронт с категорией «Б» и сказали переучиться (стрелять с другой руки)» (Александра, жена мобилизованного).

Судя по всему, это не единичные случаи. Так, в Петербурге врачи прямо признали, что от них требуют возвращать искалеченных бойцов на фронт.

�� «Месяца не прошло (с момента последней операций), как вдруг уролог ставит ему категорию «А». Говорит: у нас приказ. А то, что там все кишки, считай, наружу, это не считается?» (Наталья, мать военнослужащего).

Раненые военнослужащие подавлены и чувствуют себя брошенными, говорят их близкие.

�� «Какая там победа, все уже понимают, чем такие игрища заканчиваются. Все пацаны в один голос твердят, что государство их предало» (Ирина, жена мобилизованного).

Ранее представители власти заявляли, что мобилизованные будут служить до конца войны.

29.9K views 15:45

Найден в крови на снегу возле отеля — сообщения СМИ о гибели в Подмосковье бывшего украинского депутата Ильи Кивы вскоре подтвердили в СК. Возбуждено дело об убийстве. Тем временем, становятся известны всё новые подробности нападения.

�� «Киву убили выстрелом в голову — предварительно, из пистолета. Пуля прошла по касательной, поэтому какое-то время политик был ещё жив» (Shot).

Убийство экс-депутата Верховной Рады организовала СБУ, утверждают источники украинских СМИ. Нападение прокомментировали в другом украинском ведомстве, которое может заниматься подобными операциями, — в военной разведке.

�� «Да, можем подтвердить, что Кива — всё. Такая судьба постигнет и других предателей Украины и приспешников путинского режима» (А. Юсов, ГУР).

И. Кива ранее был одним из лидеров запрещённого в России «Правого сектора». Тогда его никак нельзя было заподозрить в симпатиях к Москве, напоминают некоторые комментаторы.

�� «Ещё в 2014 году Кива буквально призывал «жечь вату» и расстреливать сторонников референдумов в восточных областях Украины, так что только недосмотром российских силовиков можно объяснить, почему тогда на него не было возбуждено уголовное дело» (И. Барабанов, ВВС).

Однако вскоре после начала российского вторжения в Украину И. Кива перебрался в Москву и стал часто появляться в пропагандистских телеэфирах. В ноябре суд в Украине заочно приговорил экс-парламентария к 14 годам тюрьмы по делу о госизмене. Последняя публикация в его телеграм-канале посвящена слухам о том, что президента Украины якобы могут убить.

�� «Зеленский не верит в гарантии безопасности ни своей личной, ни своей семьи, предоставленные Вашингтоном. Он переживает, что после победы Трампа в Америке его выдадут Москве или просто ликвидируют» (И. Кива, политик).

Убийство самого И. Кивы, похоже, не слишком опечалило других российских пропагандистов. По крайней мере, добрым словом его не вспоминают.

�� «Свой среди чужих/чужой среди своих обычно уничтожается своими. Чужим просто нет до него дела» (М. Симоньян, глава RT).

�� «Киев продолжает мастер-класс по устранению предателей. А для Украины Кива таковым и был. Он и здесь своим не стал, как ни старался. Слишком токсичный бэкграунд» (А. Коц, «Комсомольская правда»).

Предполагаемого убийцу, как следует из сообщения ТАСС, ищут не только в Подмосковье, но и на территории других областей Центрального федерального округа.

28.3K views 17:18

Вечерний выпуск новостей ��

❶ Американский Минюст впервые возбудил уголовное дело о военных преступлениях российской армии в Украине. Как сообщается на сайте ведомства, фигурантами стали четверо военнослужащих, которых обвиняют в похищении и пытках гражданина США в Херсонской области.

❷ В офисе президента Украины заявили, что все те, кто сотрудничает с оккупационными администрациями, должны понимать, что сильно рискуют. Так советник М. Подоляк в интервью «Дождю» прокомментировал убийство в Подмосковье бывшего украинского депутата И. Кивы. Сегодня же в Луганске при взрыве автомобиля погиб депутат самопровозглашённой «ЛНР» О. Попов.

❸ США объявили о новом пакете военной помощи Украине. В него вошли ракеты и боеприпасы общей стоимостью 175 млн долларов. При этом госсекретарь Э. Блинкен отметил, что если Конгресс не поддержит дальнейшее финансирование, то это будет один из последних пакетов для Украины, которые США могут предоставить.

❹ Кассационный суд отменил приговор А. Москалёву по делу о «дискредитации армии». Житель Тульской области получил 2 года колонии после того, как его дочь нарисовала в школе антивоенный рисунок. Как передаёт «ОВД-Инфо», прокурор назвал прежнее решение довольно мягким. Дело отправили на новое рассмотрение. Фигурант остаётся под стражей.

❺ К А. Навальному в колонию не пустили адвоката, сообщила пресс-секретарь политика К. Ярмыш. Она отметила, что такого не было никогда. Защитник прождал 7 часов, причины отказа в посещении так и не были названы. Ранее трое адвокатов политзаключённого были арестованы по делу об экстремизме.

❻ Журналистка Е. Дунцова, которая намерена баллотироваться в президенты РФ, сообщила, что ей заблокировали банковские переводы. По её словам, это произошло после того, как она обратилась к сторонникам с просьбой о финансовой поддержке. Недавно Е. Дунцову вызывали на беседу в прокуратуру.

❼ В Непале задержаны 12 человек по делу о вербовке в российскую армию, сообщает агентство France Presse. По данным властей, безработных молодых людей отправляли в РФ за плату в размере до 9 тыс долларов. В полиции считают, что речь идёт о контрабанде людей.

29.3K views 19:01

��В преддверии «прямой линии» Владимира Путина больше всего россиян интересуют вопросы, связанные с войной и мобилизацией. Как показал опрос «Левада-центра», об этом главу государства спросил бы каждый пятый гражданин.

29.9K views 20:02

Утренний выпуск новостей ��

❶ Сенат США заблокировал законопроект о помощи Израилю и Украине. Для вынесения вопроса на рассмотрение требовалось 60 голосов сенаторов, но «за» проголосовали только 49 человек, передаёт CNN. Договориться не удалось из-за позиции республиканцев, потребовавших включить в документ ужесточение мер по контролю над иммиграцией на границе США с Мексикой.

❷ Украина попросила у США новое оружие — как пишет Reuters, в список в том числе вошли противоракетные комплексы THAAD, истребители F/A-18 Hornet, вертолеты Apache и Blackhawk. Сообщается, что перечень был представлен на вчерашнем совещании по вопросам оборонной промышленности в Вашингтоне.

❸ Страны G7 объявили о запрете на импорт российских алмазов с 1 января 2024 года. За этим последуют поэтапные ограничения на импорт алмазов из РФ, обработанных в третьих странах, говорится в заявлении лидеров стран «Большой семёрки». Ограничения не затронут промышленные алмазы.

❹ Власти Финляндии готовятся открыть часть КПП на границе с Россией — об этом изданию Yle рассказал представитель погранслужбы страны. Предполагается, что это произойдёт 14 декабря. При этом финская сторона по-прежнему опасается новой волны нелегальных мигрантов и в случае её возникновения готова будет снова закрыть погранпереходы.

❺ Дело об убийстве экс-депутата Верховной Рады И. Кивы могут переквалифицировать на статью о теракте или посягательстве на жизнь общественного деятеля, пишет «Коммерсантъ». По словам источников, не исключена передача расследования в центральный аппарат СК. Политик был застрелен в Подмосковье накануне.

❻ Гайана предпринимает все шаги, необходимые для защиты от Венесуэлы, заявил президент страны И. Али. Тем временем гайанская армия сообщила о потере связи с вертолетом недалеко от границы с соседней страной. Накануне власти Венесуэлы объявили принадлежащий Гайане регион Эссекибо своим 24-м штатом.

❼ В результате стрельбы в кампусе университета Невады в Лас-Вегасе погибли три человека. Один пострадавший находится в тяжёлом состоянии. По данным AP, огонь открыл мужчина, которого не взяли преподавать в учебное заведение. Стрелок был убит на месте.

30.9K views 05:00

⚡️Восьмиклассница устроила стрельбу в гимназии №5 в Брянске. Учебное заведение оцепили силовики, пишет ТАСС. По данным Baza, девочка ранила трех человек и совершила самоубийство.

UPD. Как сообщает РИА Новости со ссылкой на горадминистрацию, в результате стрельбы погибли два человека (среди них, возможно, и сама стрелявшая). Ещё четверо пострадали.

28.9K views edited 07:06

Служба скорой помощи по всей России переживает непростые времена: ситуация с кадрами только ухудшается, а работать на вызовах просто некому. Медики массово увольняются из-за отмены «ковидных» надбавок — это отбросило зарплаты специалистов на допандемийный уровень при том, что за последние годы стоимость жизни сильно выросла. В столице ситуация лишь ненамного лучше, чем в регионах.

�� «На московской скорой работает много медиков из регионов, где зарплата ещё ниже. Люди легко подсели на ипотеки, кредиты, и теперь, если уволятся, они всё потеряют. Работают как могут, скрипя зубами, часто берут больничные, работают на полторы ставки. И только на них держится пока что московская скорая помощь, вот на этом крепостном праве» (Д. Беляков, глава профсоюза “Фельдшер.ру”).

В разговоре с изданием «Новая вкладка» медики из регионов, соседних со столичным, жалуются, что из скорой помощи ушли уже все, кто мог. Количество бригад в три раза отстаёт от нормативного.

�� «Коллеги думают, что ничего не изменится. Мы каждый раз сидим на кухне и говорим об этом: что мы устали, мы реально устали. И каждый раз нас за что-то штрафуют: неправильно выписываете это, то. Это жёстко. Люди убежали — и теперь [оставшимся] некуда бежать» (Мария, фельдшер).

Помимо нищенских зарплат, медики жалуются на регулярные штрафы от страховых компаний, а также на общую коммерциализацию скорой помощи и погоню за прибылью.

�� «Выезд скорой стоит 5 тысяч. Чем больше бригада выезжает, тем больше она приносит денег. У нас даже пятиминутки проходят, что вот, молодцы, столько-то вызовов сделали. Для меня это непонятно. Здравоохранение должно быть направлено в другую сторону: чем меньше пациентов, тем лучше — значит, здравоохранение работает в верном направлении, а у нас наоборот. Парадокс» (В. Баранов, врач-реаниматолог).

Повлиять на ситуацию сами врачи не могут — зачастую профсоюзы не оказывают работникам никакой реальной помощи, а занимаются оформлением путёвок в санатории для сотрудников или покупкой их детям подарков к праздникам.

�� «Как могут противостоять власти люди, которые напрямую подчиняются руководству и полностью от него зависят? То есть по факту тот же заместитель главного врача может являться председателем профсоюза, и, как вы понимаете, к нему не пойдут жаловаться на его же начальника» (Д. Серёгин, врач).

По данным RTVi, в столице с начала года уволилось больше трети водителей скорой помощи. Причиной они называют низкие зарплаты. Похожая ситуация складывается и в других регионах.

32.9K views edited 07:38

Выстрелы в классе

Обычное утро в брянской гимназии №5 закончилось кровавой трагедией: 14-летняя Алина А. принесла в учебное заведение дробовик и открыла огонь по своим одноклассникам. В результате другая девочка была убита. После этого ученица 8А класса покончила с собой. Обстоятельства ЧП подтвердили местные власти.

�� «Двое детей погибли, одна из них — стрелявшая девочка. Ранены пятеро детей, у двоих ранения лёгкой степени тяжести, у троих — средней, все доставлены в детскую областную больницу, им оказывается необходимая помощь. На месте работают все оперативные службы. Вместе с правоохранительными органами выясняем обстоятельства, при которых ученица смогла достать и пронести в школу оружие» (А. Богомаз, губернатор).

Судя по снимкам с места событий, появившихся в телеграм-каналах, стрелявшая была одета во всё черное, а помимо дробовика у неё с собой был нож. Выстрелы раздались на уроке биологии, вся школа пережила несколько неприятных минут.

�� «Мы просто сидели на английском и услышали выстрелы. Встаём — сразу слышим второй, третий выстрел. У нас паника, мы начинаем закрывать окна, ставить парты друг на друга. Из учителей никто не отвечает ничего. Оказалось, девочка из 8 класса пришла с оружием и начала стрелять» (учащийся гимназии).

�� «Мы услышали какие-то звуки, хлопки, подумали, что это мяч бьётся о стену, подумали, что физкультура. Но учительница вышла в коридор и говорит: “Нет, это что-то страшное”» (ученица гимназии).

Вскоре после трагедии выяснилось, что почти никакой системы безопасности в гимназии не было. Участники рынка ЧОП утверждают, что из-за этого желающих охранять учебное заведение не находилось.

�� «Беда там — из-за отсутствия нормальной пропускной системы в виде хорошо работающих рамок-металлоискателей и турникетов, нет средств слежения, полного обзора камерами. Поэтому вручную надо проверять, а всех не проверишь. Вот и не хотел никто такой госконтракт забирать за мизерную сумму. Потом, вроде, кто-то всё же согласился» (глава охранного предприятия).

По предварительным данным, ружьё «Бекас-3», которое девочка спрятала в тубусе и принесла в школу, принадлежало её отцу. Как сообщает телеграм-канал 112, на допросе мужчина рассказал, что не заметил исчезновения оружия, и добавил, что оно хранилось по всем правилам. В Госдуме уже косвенно призвали наказать мужчину.

�� «Одна из причин произошедшей трагедии в брянской школе — халатное отношение к хранению огнестрельного оружия. Оно должно находится строго в сейфе, доступ к которому должен иметь только непосредственный владелец» (А. Хинштейн, депутат Госдумы).

Что стало причиной трагедии, до сих пор неясно. По некоторым данным, стрелявшая могла подвергаться травле со стороны сверстников, но эта информация не подтверждена. Телеграм-каналы пишут, что у Алины А. была сестра-близняшка, которая в момент стрельбы также находилась в классе. Сейчас её допрашивают силовики.

29.7K views edited 09:28

Президентская кампания официально началась: сегодня Совет Федерации назначил дату выборов на 17 марта 2024 года. В парламенте назвали это решение историческим и даже намекнули на вероятный исход голосования, хотя об официальном выдвижении какого-либо кандидата пока не сообщалось.

�� «Российская Федерация сегодня — один из главных архитекторов справедливого глобального будущего. И понимание у наших людей этому есть. Наш народ уверенно сделает единственно правильный выбор, отдав голос за Россию, за победу, за будущее в сильной и суверенной стране» (В. Матвиенко, спикер Совфеда).

Одним днём выборы, вероятно, не ограничатся — уже завтра ЦИК рассмотрит проект постановления о трёхдневном голосовании, которое впервые опробовали в 2020 году. На выступлении в Совфеде руководитель избиркома рассуждала о важности выборов в «токсичной геополитической атмосфере».

�� «Когда сброшены все маски, когда рухнули остатки дряхлых демократических декораций, когда в целях разрушения до основания нашего культурного кода, национальных традиций, государственной независимости… правит русофобия… бессовестная экспроприация всего российского: от госимущества и финансов скатились уже до отъема личных автомобилей рядовых граждан» (Э. Памфилова, глава ЦИК).

Опрошенные «Эхом» эксперты не отнеслись к словам руководителя ЦИК всерьёз — по их мнению, речь была адресована вовсе не обычным избирателям, а скорее хозяину Кремля.

�� «Тираду Памфиловой надо рассматривать только как “староязовское” подтверждение того, что ЦИК готов выполнить любые поручения “руководящей и направляющей силы” — администрации президента. Памфилова реагирует на критику российских выборов обычным советским способом — “Сам дурак”. Куда ей деваться, если она за эти выборы отвечает?» (А. Бузин, электоральный эксперт).

По данным «Ведомостей», видеонаблюдение на президентских выборах в территориальных избирательных комиссиях будет вестись только во время подсчёта голосов — как утверждается, на большее просто не хватило денег. Проконтролировать ход голосования становится практически невозможно, констатируют специалисты.

�� «Обычному человеку теперь максимально сложно удостовериться, что его голос правильно подсчитан: стать наблюдателем сложно, а его права ограничены, онлайн-голосование непрозрачно, а видеонаблюдение перестало быть общедоступным. Это самые непрозрачные, неподконтрольные обществу выборы за 30 лет существования ЦИК России» (С. Андрейчук, сопредседатель движения “Голос”).

Тем временем соратники политзаключённого Алексея Навального объявили о старте кампании против Владимира Путина — они призывают всех прийти на участки и проголосовать за любого другого кандидата.

�� «Без сомнения, нас ждет пародия на избирательную процедуру. А итоговые результаты будут, как обычно, подделывать. Но любые выборы, даже самые фальшивые, — это время сомнений. Люди задумываются о том, кто у власти и зачем он там» (команда Навального).

В нескольких российских городах, включая Москву и Петербург, сегодня появились баннеры с QR-кодом, который ведёт на сайт кампании ФБК «Россия без Путина». Действующий глава государства о своём намерении переизбираться на очередной срок пока официально не объявлял.

Arkheologiya Evraziyskikh stepey No5 2022

Download Free PDF View PDF

Download Free PDF View PDF

The paper has been prepared in connection with the 120th anniversary of the Zuevsky burial ground. Zuevsky (Zuevy Kliuchi I) burial ground is one of the few large Ananyino necropolises in the cis-Kama region, which items are used in cultural and chronological schemes of the early Iron Age antiquities. At the same time, there is still no complete publication of the monument. The author analyzes a collection of items used as the horse equipment. Details of horse harness during the I millennium BC got significant changes. Its comparative study in different regions allows to make conclusions of the horseman culture on the Kama river, time and directions of contacts with early nomade societies of Eurasia. The items of horse equipment take an important place in the dating and chronology of monuments. The selection of horse equipment in Zuevsky burial is not numerous, but it is represented by the most part of categories. Dating of ones fits into the framework of the middle period of the Ananyino culture (according to Sergey Kuzminykh and Andrew Chizhevsky) – 6th–5th BC. The items of horse equipment from the Zuevsky burials despite their fragmented nature demonstrate common features with other early Ananyino cemeteries. The presence in the materials of the burial ground of objects characteristic of the early Scythian complex allows the author to make an assumption about probably earlier beginning of the Zuevsky necropolis functioning.

Download Free PDF View PDF

На сколько траншей разбита продажа токенов сна

Глава первая Олег Кононов, тридцатилетний тёмный шатен: некогда отслуживший в отрядах СпН ГРУ, учившийся в одном из провинциальных ВУЗов, а сейчас ,вполне успешный генеральный директор небольшого предприятия продающего стройматериалы -бежал под проливным дождём, к спасительному входу в областную библиотеку «имени классика»,давно «почившего в бозе». В своё время, Олег, страстно увлекающийся историей (даже не поленился записаться в некий клуб,где пару раз в неделю проходили дебаты по поводу «исторических»событий и давались общие клятвы:»О скором выезде»на природу» -с целью изучения древностей, на местах»), так вот,Олег довольно часто заскакивал в данную «обитель знаний» и брал книги найденные им в списках в Сети, либо те, которые ему советовали друзья по «историческому времяпровождению». Сейчас же, внезапно застигнутый небольшой тучей, радостно поливавшей именно тот пятачок города ,где и бежал Кононов-он был вынужден заскочить в здание библиотеки и немного подумав, решил уделить часа полтора внезапно образовавшегося свободного времени, отделу»позднего средневековья»,благо настроение соответствовало. Пройдя по второму этажу довольно вместительного трёхэтажного здания библиотеки,Олег поздоровался с парой знакомых, что вальяжно расположились на вместительных диванах собранных буквой П ,в одной из сторон отдела и получив небольшую по размерам книгу Брант:»Корабль дураков», с изображением одноимённой картины , Иеронима Босха , на обложке-отправился наконец ознакомляться с данным произведением,что уже давно им было обещано некоей двадцатитрёхлетней особе, с «львиной»гривой волос, до пояса,на одной из недавних встреч их общего исторического клуба. Чтение немного развлекло,не более! Сатира пятнадцатого века и сейчас была актуальна, однако воспитанный на произведениях Зощенко и Аверченко, Олег привык к более ярким формам «клеймления и выпячивания недостатков»,а уж до Ильфа и Петрова, и совсем было далеко. Погрустив немного над томом и начав быстро его листать,мужчина не сразу понял ,что обращаются к нему и лишь лёгкое касание плеча, заставило Олега оторваться: как от бессмысленного просмотра фолианта, так и приятных воспоминаний- о фемине,данное произведение»присоветовавшей». -«Хм. мда, что?». -«Прошу прощения. Просто заметил что вы читаете Бранта и захотелось немного пообщаться, нам ,знаете ли- довольно редко удаётся видеть, в представителях вашего поколения, столь похвальное стремление к знаниям: не только конкретным и современным, вроде информатики и всего что с этим связано: интернет,компьютеры,медиа-контент и тд и тп, но и изучению «старых наук», многие из которых на самом деле -невероятно любопытны! «,-на Олега, с лёгкой улыбкой на хорошо загорелом лице, смотрел небольшого роста пожилой мужчина- около шестидесяти лет от роду. Брюнет, с сильнейшими залысинами, «небольшим пивным животиком» и довольно развитыми руками. Увидев, что его собеседник всё ещё не знает что ответить, незнакомец присел рядом и протянув руку представился,-«Роман Диогеннен, немного немец-немного эллин и совсем чуть чуть-латинянин и угр, а ко всему прочему:профессор-медиевист, нашего областного института имени Калинина. С кем имею честь столь «нагло познакомиться ? «. Тут толстячок хохотнул и поудобней усевшись на своём стуле , вопросительно стал смотреть на Олега, явно ожидая ответа и не собираясь уходить. Кононов было попытался встать и представиться, однако профессор его удержал и последнему пришлось, лишь слегка смешно приподнявшись над стулом-тут же вновь садиться и бормотать :»Олег Кононов, генеральный директор ООО, немного увлекаюсь историей. хм. ну, совсе-е-е-м немного. Так что зря вы уж так надеетесь увидеть во мне «достойного собеседника», я скорее так, понемногу, больше от скуки. тут и там. хмм». Олегу внезапно стало неловко оттого ,что взяв книгу, как он теперь чётко понимал «не по-разуму», теперь вынужден будет общаться с человеком,для которого данное произведение-часть профессии,а возможно и одна из его научных работ , и соответственно в их «беседе» , Олегу будет отведена роль»петрушки», на выступлении скоморохов. Пожилой мужчина вновь широко улыбнулся: «А всё же, с чего бы это Вы- не являясь историком или литературоведом,а это сразу бросается в глаза,уж простите мне это замечание. Так вот: с чего бы это Вы-выбрали именно «Корабль дураков» Бранта, для чтения в библиотеке. А не например, что-нибудь по современнее и веселее? Повод у вас-явно есть! Так что Олег,зря переживаете ! Вы-именно что «отличный собеседник» , для таких как я, занудных мухоморов от истории. Кстати! Видите изображение картины Босха ,на обложке выбранного Вами произведения? Согласно основной версии :никакого отношения к книге-картина не имеет . И К слову, для того времени-это было нормально! А у нас, сейчас, пожалуй одного из них двоих: Бранта или Босха-обвинили в плагиате и с удовольствием бы распиарили и раскупали многомиллионными тиражами . обоих. «o tempora o mores!»,-тут профессор умолк и с некоторым удовольствием уставился на удивлённое лицо своего молодого собеседника,-«Не знали? Корабль, как символ-традиционно присутствует во многих произведениях, а соответственно зачастую их названния и смысловые аллюзии-повторяются или дополняют друг друга. Да и много ли было поводов, в тогдашнем мире-для разнообразия?! «Новые земли»-ещё особо неизвестны, так-слухи одни. Регулярных газет-почти нет, либо невероятно дороги и не всем доступны, а тут ещё бдительная инквизиция- в роли «новых цензоров», на пару со светскими прокураторами. не вздохнёшь и особенно-не нафантазируешь! Поэтому и бралось судно: как символ, копия условного «ноевого ковчега»,ну а далее, как уж автору его хотелось «населить» и сделать из этого выводы, мы и сами-далеко не всегда понимали. то есть-понимаем.». Олег вздохнул: несмотря на все уверения нового знакомца, именно «петрушкой» и несмышлёнышем , он себя и начинал чувствовать. Ему на самом деле, был не очень интересен Брант, скорее уж Борджиа и всё его семейство, однако некий «скрытый» смысл разговора начинал интриговать: » Простите профессор, вы хотите сказать, что причина некоей «пустоты» в создании произведений, любых, между античностью и Возрождением-отсутствие «ярких образов» , стимулирующих воображение творческих личностей?». Олегу очень хотелось казаться,хоть чуть-чуть, на миллиметр- умнее себя обычного. -Конечно! И это безусловно тоже. Да вы сами подумайте: открытие Америки дало не только приток новых знаний, как в географически-этническом аспекте, так и практическом: строительстве новых типов судов и почти полном переходе от средиземноморских гребных к парусным океанским-от толстобрюхих каракк и нефов, к вытянутым галеонам и флейтам, а также важнейшем поиске долготы-давшем бешеный толчок новым географическим открытиям, по всему Земному шару. Но! И это очень важно: позволило многим «горячим головам»-избегнуть костра инквизиции или петли ,на Родине, отправившись в «иные земли»и там либо добиться успеха, либо сгинуть. Немало из них, были, скажем так: несколько против- власти церковников и феодальных сеньоров, а раз их собственные страны находились далеко и не могли осуществлять должный контроль за ними, то многие спорные идеи, спорные-в «старушке Европе», вполне могли «дозреть» в колониях, причём-практически бескровно! Бушевавшую от переизбытка энергичных людей Европу стало возможным успокоить-отправив значительную часть из них, «за лучшей долей»,причём довольно далеко от метрополии. Если латинский мир , нашёл себе «выход для пара людской активности»-в виде Нового Света, то Русь, примерно в тоже самое время-начала колонизацию Сибири,а чуть позже-Дальнего Востока и Срединной Азии, значительно потеснив предыдущих их хозяев: различные китайские империи, татарский Иран и моголов.У латинян, в Новом Свете-появляются удивительные образования, вроде: пиратских сообществ Тортуги, Ямайки, Мадагаскара. На Руси: казаки и ушкуйники, занимавшиеся по сути тем же самым: пиратством, контрабандой, захватом земель врагов метрополии, разведкой, колонизацией новополученных земель. А ведь не будь данного, «толчка» или если сказать чуть грубее-«шила в. «, и был бы возможен вариант с новой «всеобщей замятней», когда- «все против всех». Достаточно вспомнить: бесконечные феодальные войны латинян и княжеские усобицы Руси»,-Диогеннен замолк и пару раз сглотнул, в тот момент, когда Олег уж было задумал самому присоединиться к беседе, Роман вновь продолжил: » Вы совершенно не цените это! Понимаете?! Ни-хре-на. Вот если бы вас держали в узде, если хотелось бы выть-от однообразия и «мелкости» известного мира, одного и того же -на протяжении пары веков,как минимум,если повсюду был бы порядок-да порядок,но «железный»! Так сказать:»Железо дисциплины ,состоит : из цепей заключённых и оружия- стражи». Вот тогда бы вы и оценили: и огромный мир,с разнообразием возможностей и различные «вольницы»- как то: пиратскую или казачью и многое иное! Хм. кхе.»,-профессор внезапно умолк, после своей,как показалось Олегу неуместной филиппики и посмотрев, немного растерянным взглядом на слушателя ,произнёс виноватым голосом: «Опять занесло? Прошу великодушно простить. бывает.» Он смешно развёл руки в стороны и неожидая ответа от Олега , протянул последнему свою визитку: «Сегодня же-милости прошу! Уверен, нам есть о чём побеседовать. Непременно!». Все заверения о том ,что Олег крайне занят ,да и вообще: «не стоит так беспокоиться», гневно отметались и новому знакомому профессора Диогеннена ,пришлось дать клятвенное обещание: прийти к нему домой сегодня вечером , в половину шестого, на этом мужчины и распрощались. Побродив по городу и успокоившись, Олег решил никуда не идти, ибо виделось ему : всё что случилось в библиотеке- просто повторится: он будет сидеть»дурак-дураком», а его новый собеседник, расхаживая «гоголем», поучать и удивлять внезапно найденного в библиотеке студентопитека . Однако, ближе к означенному времени ,мужчина изменил свои планы и всё же решил выдвинуться в направлении профессорской квартиры, так как несмотря на разницу в познаниях ,его и учёного, Олегу хотелось хоть немного поспорить-доказав и своё право на толику понимания изгибов и развилок Истории, и «свои пять медных копеек» -он решил вставлять почаще. Ровно в тридцать пять минут седьмого , Кононов позвонил в дверь жилища Диогеннена и услышав торопливые шаги, со вздохом приготовился к очередной лекции в исполнении Романа. Последний, не заставив себя ждать, открыл дверь с широкой улыбкой на одутловатом лице и вновь пожав руку молодому человеку-пригласил в гостинную: «Для того что бы за накрытым столом-совмещая беседу и ужин, обсудить некоторые любопытные исторические моменты.» Квартира профессора отнюдь не поражала размером или дороговизной,скорее необычностью убранства и отделки: вместо обоев-деревянные панели на стенах, с изображением вепрей, волков и неких загадочных мужей в колпаках и коротких штанах, вооружённых кинжалами-размером с небольшой меч. На потолках были копии фресок, о том, что это за копии и чего именно-Олег узнал от гостеприимного хозяина квартиры, который специально не спеша водил его по своему обиталищу и объяснял, отчего он вместо обычных бытовых обоев решил так «изукрасить»своё жилище: «Привык , знаете ли , ко многим достойным вещам, а деревянные панели саксонского орнамента или флорентийские фрески-их копии конечно,именно то, что заставляет меня- жить Историей,а не только её преподавать. Жить!». Поняв по лёгкому стеснению гостя ,что он уже достаточно проникся данным местом , радушный профессор подвёл Олега к шикарно уставленному столу,где стояли и ожидали собеседников: пяток бутылок вина ,одна коньяка и ещё одна-некоей чешской настойки. Несколько тарелок ветчин трёх сортов, а также сёмги, сыров и гарнира из спагетти. Два разных салата: с томатами и красным перцем и огурцами и капустой, были расположены по бокам массивного деревянного стола. К немалому удивлению гостя, ни о чём историческом или философском,за столом не говорили, даже наоборот- была обычная и немного банальная «бытовуха»: Где служил Олег?-одна из бригад Спн ГРУ, потом-отряд данной бригады на Северном Кавказе. Участвовал в «зачистках»?-частично, когда бойцов привлекали для помощи «вовчикам» и СОБРам, а так, в основном-«поиск» баз боевиков и их дальнейшее уничтожение,иногда-разведка для общевойсковых операций. Кто такие»вовчики»?-внутренние войска, они же-«вовчики» или «вованы», городские «чистки»- это их прямая обязанность. Потом заговорили о сегодняшней погоде и прочих мелочах, а в конце трапезы- оба ненадолго умолкли. В тот момент когда Олег уж было решил ,что одинокий профессор, а никакого присутствия женщины в квартире: от вещей,до запаха -гость не обнаружил, так вот, когда было решено что одинокий Роман Диогеннен -просто решил найти хоть кого-то ,с кем можно»потрындеть»вечерком и всё их знакомство и ужин, это обычная блажь пожилого и одинокого холостяка, хозяин жилища вдруг с очередной улыбкой уставился на Олега и спросил: «Как Вы, Олег считаете-закончился ли распад Римской империи, а под «ромейской империей» я имею в виду полный цикл: от принципата Августа, языческо-военного империума Аврелианна , сектантского христианства Константина и наконец-ортодоксальных императоров Византии, как до взятия Константинополя крестноносцами так и после?». Для Олега,уже благостно погрузившегося в лёгкую дрёму после съеденного и выптого-данный поворот событий, как и сам вопрос ,были неожиданны. Пробормотав невразумительное: «Ну дык. вроде ж вандалы там, а Византию-османы. ну да, кажется именно так. Так что, вроде как да, всё-нет больше Римской империи. «. Профессор вновь ехидно улыбнулся и продолжил: «Есть и иная версия нынешней истории: Рим, несколько раз распадавшийся и вновь соединявшийся-достаточно вспомнить «разделения» Августа и Антония, империи при Галлиене и Постуме, «сложную систему «Диоклетиана, разделение между сыновьями Константина и последний раздел- промеж детей Феодосия. так вот, есть мнение, что на самом деле вся европейская политика, а соответственно и стран колонизированных европейцами,есть не более чем продолжающийся конфликт двух частей одной империи: Западной Римской и Восточной Римской, как и при почти всех предыдущих «гражданских» войнах в Риме. «Романо-германцы»-стали править западом. а «Романо-Славяне»-некогда восточными землями. Потом, правда-появились арабы и тюрки, что захватили «Азию-римскую», однако надо помнить, что и в римских войсках-были арабы, вплоть до императоров. Император Карл Великий, попытался было «воссоединить» территории, благодаря браку с императрицей ромеей Ириной, однако ни сил военных- для этого, ни денежных сумм-не имел в достатке. данный проект так и остался фантастикой раннего средневековья. Потом войны «гвельфов и гибеллинов» : когда средиземноморские страны, «колыбель Римской цивилизации», вошли в конфликт с Германским Королевством, что мечтало называться «Священная Римская империя», а позже и франкскими землями, ибо имели слишком разные цели: Папа-желавший сохранить латынь, как межнациональный «имперский»язык и своё положение «пастыря для светских властей» ,и император и короли- желающие максимальной местечковой независимости и власти сходной с властью полководцев античности. Папы-отлучали «грешных»императоров, а те-вспоминали папству период»порнократии». -Простите профессор. чего? -Хм. можно дословно перевести примерно так: политический строй-когда правят блудницы, правление блудниц. Десятый, начало одиннадцатого веков, связано с кланом Теофилакта. да неважно-это был краткий миг маразма, давший правда метастазы . вернёмся к войнам «гвельфов и гибеллинов»: Данные войны продолжились и при появлении»протестантизма», примерно на тех же территориях, а Франция-несмотря на поддержку католичества, постоянно конфликтовала с Папой: поддерживая Веру, но борясь с главой церкви. » -«Прошу прощения-а при чём тут Русь? Её, пока что, как то не замечаю. «,-наконец вставил критическое слово Олег. -«Хм? А, ну да, тут всё проще: первоначальная Русь-варяжская, по одной из версий, являлась скорее копией Священной Римской империи германцев, где Великий Князь, как и император-лишь «первый- среди равных», не более. Многие даже считают ,что Русы-были германцами: либо ветвью Херусков, либо-Ругиев. Епископ Адальберт , приехавший к княгине Ольге и приглашая её креститься в католичество, вообще считал местную знать- «своими», мда: Рюрик, Олег-Хелег, Игорь-Ингвар, Святослав-Свендислейф, и тд. Это уже после монгольского вторжения , Русь- решила идти в сторону «ханского»метода правления: когда центральная власть всесильна, а на спорные окраины-посылаются части с ограниченной автономией, так и появились казачьи отряды, в качестве»государевого авангарда», точнее их принимали, а появлялись они-как раз сами. » -Аааа,-протянул Олег, слабо веривший теперь, в возможность отказа от лекции со стороны профессора,-«вот оно что. » -Да! Укрепление центральной власти: Русь-ханский метод, Англия-византийский, это когда светская власть- превалирующая в управлении страной,именно ради этого король Генрих Восьмой и стал насаждать англиканство. хммм. ну и что-бы пополнить казну, за счёт наиболее «богатеньких» вассалов.Так сказать : и бояр своих удушил и государственные фонды- пополнил. Правда в Англии, вся эта кутерьма с противостоянием католиков и протестантов- шла вплоть до восемнадцатого века, пока последнее из шотландских восстаний не было подавлено, вместе с попыткой вернуть на трон короля католика. да. «,-Роман Диогеннен вновь умолк и посмотрел отрешённо в окно. Откашлявшись, он не дал вставить и слова, слегка встрепенувшемуся уж было гостю: «А вы не думали, Олег, что-бы было если к примеру- не «газовые»смеси, а электричество-успело себя проявить ранее? Ну, то есть: не порох, а уж за ним бензин, а именно электротехника, я подразумеваю всё под этим: от военногого применения, до промышленного. Так вот, если бы порох так и остался у «ремесленников»китайцев и не попал в руки «колонизаторов» мировых,то бишь-арабов и европейцев, которые мгновенно оценили преимущества «взрывпорошка» и в отличие от жителей «поднебесной», в основном использовавших его для создания петард и небольших ракет, стали изготавливать артиллерию и то, что в дальнейшем получит название «огнестрельное оружие»?Что, если бы Отто фон Геррике, создал бы свой генератор раньше на несколько веков, что кстати было вполне возможно и смог бы применить его, к примеру, для запуска дроби во вражескую пехоту? Э-э-э-э-х,была бы у нас сейчас-«мифическая Эллада», вот о чём я толкую. » Олег смотрел на бегло говорившего хозяина , с возрастающим недоумением: конечно кое-что ему было известно, однако зачастую ход мыслей профессора просто сбивал с толку. Роман продолжал увлечённо говорить :»Людям свойственен Поиск: Славы, Денег, Смысла. да всего! И именно первые удачные применения пороха и стали причиной того, что сейчас у нас-«газодвижительная цивилизация», понимаете? Вижу что нет. ха. Всё просто, до невозможного: Огромное количество алхимиков, металлургов, аптекарей и прочих учёных-стали искать «пороховые смеси»и совершенно бросили поиски «философского камня» и прочая, они пошли путём, который по их мнению, давал наиболее практичный способ разбогатеть и стать известными при дворах правителей и знати. В дальнейшем, когда порох немного усовершенствовали-стали улучшать «стволы», а соответственно, появились и оружейники- работавшие именно с «газовым оружием» и с каждым веком их количество всё увеличивалось, в конце концов превратившись почти в монополию. Потом появилась»паровая тяга», которая изменила мир и как многие справедливо считают-создала «викторианскую британскую империю». -Прошу прощения-тяга? Тяга паровая и есть-создатель империи, а вовсе не отчаянные колонизаторы, описаные Киплингом?,-Олег недоверчиво хмыкнул. -Неет, тяга. именно тяга! Пароходы и паровозы-резко сократили время доставки товаров, как военного так и промышленного значения.Теперь, не надо было нанимать медленные повозки -на длительный маршрут или метеозависимые парусники. Это позволило в разы увеличить количество «перевозимых»товаров, а соответственно и снизить их цену. Производства увеличились, так как сырьё стоило дешевле , а доставлять его достаточно скоро-можно было почти из любой, тогда известной, точки Земного шара. Вот так и сложилась: «Великая торговая британская империя», основанная на огромных объёмах перевозок, до неё невиданных : сырья и товаров, из данного сырья произведённого. бритты могли начинать демпинговые войны, практически против всех своих конкурентов, даже великие промышленники северогерманцы и те, вплоть до создания кайзеровской Германии гением Бисмарка- уступали торговой империи бриттов. А ведь Наполеону Первому, именно что, «первому»-предложили паровой двигатель. неоценил! Ах, какой бы это был «зигзаг истории»: французы, при Наполеоне-первые в войне и торговле. гегемоны! Как можно было быстро Британию задушить. » -Первые в войне? Угу, а Бородино и Малоярославец?,-Олега задел рассказ профессора о «первенстве» французов в военном деле. -Не обижайтесь! Можно по разному на это смотреть, как на мой взгляд: равного, после смерти Суворова у России- не было. Не обижайтесь. «,-профессор умолк и после недолгой паузы продолжал,-» Газодвижительная цивилизация, вот что мы сейчас представляем из себя: порох и производные-вооружения. Газ, уголь, нефть,-промышленность и транспорт, отчасти удобрения сельхоза. Правда появилась атомная энергия, однако пока-это скорее «мизер» ,на будущее,а ведь могли , как боги Эллады «швырять молнии и ездить на колесницах, использующих поле самой Земли» ,могли! Если бы чуть ранее пороховых»выхлопов» открыли полезные применения электричества, пусть даже в военном смысле. пока мы все едины: что у нас, что у вас-«цивилизация га. «. Профессор резко замолк и вдруг с подозрением осмотрел Олега, однако убедившись что гость ему внимает и на оговорки особого внимания не обращает, виновато улыбнулся и откашлялся. -Вы уж меня простите великодушно-увлекаюсь! Обожаю мечтать об «новой цивилизации», что бы как в легендах о Титанах и Атлантах: оружие-запускающее во вражеские города цунами и землетрясения, техника-без газовых выхлопов, многоцелевая, вроде-«летающей подводной лодки, со скоростью на трассе-около трёхсот км, в час. «. Ещё раз-простите». Кононов хмыкнул, услышав извинения Диогеннена и искренне подивился мечтательности столь солидного с виду»дяденьки»: «А вы слышали о подобных технических машинках?». — Да. Американцы утверждали что их флот, в Арктике,подвергся нападению «летающих блюдец», которые носились по воздуху и периодически «ныряли» под воду. а потом-по новой! Думаю , подобная техника , возможна для строительства и нами. «,-и Роман,вновь хитро улыбнулся. Глава вторая После рассказа об НЛО и американцах наступила довольно долгая пауза, в конце которой говорливый хозяин-опять продолжил свои рассуждения :»Если предположить возможные перемещения-«пространственные», включая и сверхудалённые, куда возможно попасть лишь благодаря неким «порталам», прорывающим стандартную материю и изменяющим скорость и пространство, искривляя или пронзая их. «Временные»-с возможностью перемещения как в прошлое так и будущее.Тогда должны быть и некие «параллельные»миры, либо тени нашего, либо. «,-профессор заулыбался,-«либо мы здесь-тень ,для них. Неважно! Главное в ином: Нужда-один из основных»тягачей» для развития человеческого общества, в том числе и цивилизации, как некоей «вершины развития». И никакой гарантии что «вдалеке»от нас или в»прошлом», и уж тем более-в «параллеле», должны повторяться наши «техники» и события, хотя, как раз исключения и подтверждают правила! Вы меня понимаете, Олег?» Гость, к которому был задан данный вопрос, вряд-ли до конца понимал концепцию, однако вежливо покивал и негромко добавил: «Конечно-конечно. » -Вы, значит служили в «спецвойсках», в элите?»,-перескочил , с «пятого на десятое» , Диогеннен,-И риск Вам вполне привычен? Кононов криво ухмыльнулся и сделал пальцами «веерообразный» жест: «Не совсем. Нас учили командиры: спецназ, не тот-кто всех на рынке оглоблей перешибёт, а тот-кто из кустов, данного бугая, камнем «свалит». в общем: СпН-это не «штурмовики» ДШБ, вроде морпехов или десанта, наши задачи, как и «зелёных беретов» у мырыканцев, несколько иные: Мы разведчики, наводчики на цель, диверсанты. «воины-тени», в общем! Ходим-на»кошачьих лапках», бьём-по возможности сзади, нигде не «отсвечиваем» и стараемся-не «шуметь». А штурмовики , что без страха и упрёка готовы трупами завалить вражеские ДЗОТы-это несколько не про нас. «,-Олег вновь заулыбался , вспоминая, как на одной из поросших полянок в Чечне, он, в составе разведгруппы СпН ГРУ-«выкуривал» боевиков из двухэтажного подземного «схрона» и как их пулемётчика, громилу Васька-«зацепило» в первые же минуты боя и его «центнерное» тельце, именно Олегу, бывшему тогда ещё Лежей, пришлось выволакивать из под огня-под крики боевиков, маты одногруппников и стон Васи, а также падавшие на него ветки, что»срезали»очередями из автоматов и пулемётов с деревьев, как спецназ так и боевики . -«Хм. » Звук вернул гостя к действительности и он посмотрел на стоящего перед ним толстенького профессора. -Хм. и всё же, неужели у вас не осталось «исторического любопытства»? Желания понять: что, где и как произошло на «развилках»истории и почему нынешняя цивилизация-именно такая, как сейчас?! Уфф. «. Кононов хотел было отмахнуться и поблагодарив хозяина за беседу и роскошный стол, собраться и уйти,однако вдруг почувствовал некий наплыв «гусарства» : то ли от выпитого , то ли от несколько задевших его слов и произнёс, с вызовом: «Прошу прощения профессор, однако, каким же образом моё любопытство может быть удовлетворено?» Олегу казалось что теперь то- его оппонент точно заметается и пробубнев несколько общих фраз, просто «тяпнет» рюмашку, после чего их беседа будет наконец окончена и через минут пятнадцать-двадцать, -гость сможет откланяться ,с чистой совестью и посрамив хозяина. Не тут то было! Диогеннен радостно всплеснул ладошками и умчался в соседнюю комнату, раздался резкие хлопки и визг открываемых створок и дверей шкафов, передвигаемых стульев и через пару минут Роман вприпрыжку вернулся . Теперь с ним была охапка вещей и подозрительная бутыль довольно большого размера. Суетящийся хозяин скороговоркой произнёс: «Итак: есть прорезиненный костюм-мною уже апробированный. Есть «купол», то бишь ванна, на»вашем» :почти вся из меди, но основные рисунки «резьбы» ,для плавности и точности «скачка»-из серебра! Состав для заполнения внутри ванны-легко приготовляем, а вот это. «,-Диогеннен потряс бутылкой с бурдой, непонятного мутнобордового цвета, в воздухе,-«для внутреннего употребления.» -«Хряпнуть» ,ещё. для познания истории?»,-искренне подивился Олег. У него внезапно появилась мысль,» о старом шизофренике и его «пьяненькой»жертве» ,в качестве коей-выступает именно он, Олег Кононов! Однако сразу решил столь явно не отказываться от намечаемых мероприятий. Роман , от обиды от услышанного , даже чуть не разбил сосуд, что держал в руках,-«Ну что вы! Хватить с вас»винных паров», забудьте! Это микстура: для лучшей проводимости-как в пространстве,так и возможно во времени. да во всём!» -О как!,-фразы хозяина квартиры уже не так удивляли Олега. Он окончательно убедился в том, что зря зашёл к новому знакомцу,однако же и постыдно бежать совершенно не хотелось. -Итак Олег, вы меня слушаете?,-профессор стал говорить громче,-прорезиненный костюм наденете поверх своей одежды, что-бы она не намокла и не было эксцессов. Руки, в плотных перчатках-кладите в специальные выемки в ванне, они там для этого и вылиты. На лицо-небольшая пористая маска: смесь каучука, пробки и шёлка, так вернее. Я знаю. На глаза-очки! Специальные. «,-Роман вновь довольно хихикнул,-» из настоящих полудрагоценных камней, потому и столь малая у них поверхность. А теперь-пейте!»,-он протянул бутыль к сидящему гостю и закрыв тому нос двумя пальцами, ловко влил в рот Олега около двухсот грамм мутной жидкости, прежде чем тот сообразил что не собирался и близко её пить. К удивлению «подопытного гостя»-ничего не случилось: стены не двоились, прилива сил и буйства-тоже не наблюдалось. Микстура оказалась похожей на советский лимонад, только-очень тягучей. Диогеннен сел рядом и ощупав пульс радостно заулыбался и закивал головой. Потом встал и махнув в сторону санузла, безоговорочно заявил: «Одевайтесь и идём!». Олег быстро переоделся в выданный странный наряд: всё что с ним сейчас происходило напоминало некий розыгрыш и гость давал себе клятву в случае эксцессов-опрометью броситься бежать прочь из квартиры,с виду помешанного, «любителя активного поиска исторических истин». Зайдя в большой санузел, со стоящей почти в центре ванной, Олег её внимательно осмотрел: несколько больше стандартной, с непонятными боковыми выемками для рук и довольно большими боковинами. Вот пожалуй и все отличия от той, что продают в магазинах. Единственно что сразу удивляло-не покрашенный металл бронзового, а не чугунного изделия, который был тщательно надраен и слегка , несколько тускло, отбивал свет. Диогеннен помог поместиться внутри купели Олегу . Предусмотрительно поддержал того при «перешагивании» и показал куда удобно уложить руки, а потом, предварительно спросив о состоянии гостя, тот решив соврать-показал большой палец хозяину, мысленно чертыхаясь и думая: «что другой палец надо демонстрировать,данному психу», радостно закивал и показав в ответ Олегу знак победы или»козу», что оставалось неясным в полутьме-вставил в розетку шнур, оказавшийся подсоединённым прямо к медной ванне и которого гость в спешке, попросту вначале не заметил , в неясном освещении санузла. Ошалело уставившись на психа- усадившего его в «проводниковую»ванну и подключившего к электросети, Олег не мог вымолвить ни слова, так как всё время ожидал удара током и «быстрой кончины» за которую его возможно наградят премией Дарвина. Однако , через пару секунд начал пузыриться «внешний» раствор, налитый в саму ванну и Олег стал слышать нарастающий некий звон в ушах, воздух вокруг него защёлкал и стал протяжно-то ли попискивать, то ли стенать и ухать, стало душно невмоготу. -Олег! Если найдёте Люция Ферро-передавайте привет! Со мной-всё хорошо! Но этот «прохиндей от науки»-не туда меня отправил, пускай пересмотрит наши расчёты! Ромей, из семьи Диогеновой-жив и здоровёхонек. Удачи! Помните: сила человека-в обучаемости, учитесь всегда и везде! ..де-ее-. » Лежащего в медной ванне молодого мужчину накрыло тёплой волной неясно чего и после секундной внезапной темноты -резко выбросило из сосуда в котором он возлежал. Олег , буквально «пулей» вылетел из медной купели и сделав кульбит через голову-приземлился на. высокую траву, что теперь повсюду его окружала, пригибаясь под своей немалой длинной к земле. Он находился на огромном, в меру ровном поле: везде, на отдалении-передвигались коровы щиплющие траву, никакой квартиры или города-не было и в помине! -Этот старый хрыч-наркотой угостил!,-подумал Олег и искренне обеспокоился за своё бесчувственное и видимо галюцинирующее тело, оставленное сознанием в столь опасной ситуации. Однако солнышко до невероятия приятно грело и картина была насколько возможно пасторальна: огромное ровное поле ,с высокой травой и вбросами полевых цветов по нему, разбрёдшиеся по всему полю коровы, а вдалеке, примерно в пяти километрах от места где сидел на земле Олег-виднелась опушка леса, правда, крайне реденького,с видимой мужчине стороны. Повздыхав и жутко матерясь себе под нос, Кононов стал подниматься с травы . К его немалому удивлению и просто огромной радости-ничего в организме не болело! Хотя он,лёжа сразу после приземления, уж было подумал о переломах и болевом шоке. Молодой человек немного постоял, прислушиваясь к мычанию отдельных коров -почти в полной сельской тишине, где лишь шелест ветра в траве добавлял разнообразие звуков и неспеша зашагал. Он про себя решил добрести до пастуха, которого надеялся вскоре найти и постараться узнать у того, где находится. Мужчина всё ещё не был уверен что это не галлюцинации от варева Диогеннена, но всё же посчитав что в данной ситуации надо что-либо делать, ибо бездействие-ещё хуже, побрёл на поиски собеседника. Через полсотни шагов Олег заметил в меру крутой склон- идущий резко вниз, а сразу за ним, чётко делящую поле на две части -дорогу или скорее шлях, протоптанный лошадьми и повозками , путь в степи. Шлях был широк, однако,практически сливался с самим полем которое разделял. Не было, на данном шляхе: ни больших земельных или грунтовых промоин, ни следов шин-что совершенно сбило Олега. Уж насколько «глухой» ни была деревенька, чьи дома он заметил в паре километров ниже, по шляху, но что-бы туда совсем не заезжала какая-никакая техника, а лишь повозки и телеги, казалось полной дичью вплоть до невероятия. Вскоре приблизившись по найденному пути к обиталищу людей, молодой человек слегка стал замедлять шаг и внимательно всматриваться в увиденное им: около сотни крепких, но небольших- каменных домов. Несколько десятков двух и даже четыре-трёхэтажных, в самом центре поселения. Крыши у домов-сплошь островерхие, большинство зданий имели побелку или нечто похожее на неё, издалека сложно было определить. Олег остановился в метрах ста от городка, ибо назвать его селом-у него теперь язык бы не повернулся и ещё раз осмотрел шлях по которому пришёл: всё ещё Никаких следов шин, только «рисунок» железных и деревянных колёс. Деревянные-пошире, иногда, с зарубинами на следе. Вздохнув ещё раз , незадачливый путешественник вдруг опомнился: а как он сам то выглядит, после всех этих»банных перемещений»и прогулки в поле? Зеркала или лужи рядом не оказалось, а брести к реке, на берегу которой и стоял городок-совершенно пока не хотелось. Ощупав себя и посмотрев на ноги, мужчина отметил: он одет не в прорезиненный комбинезон,что натянул на него, перед усадкой в ванну ,профессор, а в свою одежду-именно в ту, в которой он и пришёл к странноватому новому знакомцу: Те же тёмно коричневые туфли были сейчас на ногах, а на пиджаке непонятно как примостились очки из «полудрагоценных камней» ,что выдал ему Диогеннен, перед запуском на поиск «исторических истин». Вид своей привычной повседневной одежды- развеселил и успокоил Кононова, ему стало уже казаться, что все последние события с ним произошедшие- нелепейшая случайность! Просто он, несколько перепил в гостях и вырвавшись от профессора-пробродил довольно долго по городу, а потом, случайно-забрёл на некую окраину и вот сейчас. Но всё же отсутствие следов любых шин, тревожило. Да и не пил он столько,что бы «бродить»до утра, да ещё и не-пойми где. Олег ,совершенно довольный наличием привычной одежды и тем, что теперь его вряд ли примут за «алкаша-ролевика», что могло бы произойти останься выделенная ему Диогенненом одежда всё ещё на нём-бодрым шагом вошёл в городок . Почти сразу же ему пришлось резко остановиться: все те люди , что были ему видны на улицах поселения-ходили в странноватых, он бы даже сказал «домотканых» нарядах и Олег,всё равно выглядел среди них-изгоем и пришельцем. Девушки, без явной яркой косметики на лицах и облачённые в непонятные полухалаты-полуплатья, мужчины-с рубахами поверх штанов и перевязью или обычной верёвкой , вместо пояса. Они все ,сплошь поголовно носили обувь, которую скорее можно было охарактеризовать как- «мешочки для ног, на твёрдой подкладке», не иначе. Продолжая движение по незнакомому городку, Олегу пришла в голову идея об аттракционе , о котором он когда-то читал в прессе: американцы построили индейское поселение и все кто хотел там пожить, внося небольшую плату и купив себе одежду в индейском стиле-оставались там на несколько дней, полностью погружаясь в атмосферу индейского повседневного быта и сосуществования. Данная мысль было обрадовала , шагающего по улочкам путешественника, однако он вынужден был найти в ней один явный изъян: в той области, где он сейчас проживал-не самой, к слову, богатой-вряд ли кто будет строить посёлок с каменными домами в несколько этажей, лишь для того что-бы «поиграть в индейцев» или ещё каких поселенцев. Да и соорудить такое городище, без экскаваторов и грузовых машин-казалось невероятным. а ведь следов шин так нигде и не было видно! Несколько молодых парней в простых серых одеждах, проходя мимо Олега-сняли свои странные головные колпачки тёмно-жёлтого цвета и что-то сказали, словно прокаркали. Олег в ответ лишь развёл руки и попытался им ответить нейтральное «Не знаю», однако у него , совершенно неясным образом чётко получилось выговорить: «игноро». Шокированный от такого странного поведения собственного организма- мужчина быстро попытался пройти мимо молодых людей,так как сильно разволновался. Однако оба юноши внезапно всполошившись отвесили ему глубокий поклон и проводя Олега взглядом, продолжали стоять с открытыми ртами. Кононов никак не мог взять в толк что произошло : как бы плохо он не был знаком с латынью- а почти и совсем не знаком , но то что «шпарит» именно на ней был уверен! Почему?! Почему подростки к нему обратились не на русском, а скорее некоей разновидности немецкого? Почему сам удумал им ответить. латынью?! Отчего когда он прошёл, они ему кланялись? Данное их поведение Олег успел заметить боковым зрением, когда быстро шагал подальше от задававших вопросы людей. Ни на один вопрос не находилось логического ответа или хотя бы мало мальского объяснения. Всё что приходило в голову мужчине сейчас, было возможно, однако ещё сильнее пугало его: он-в бреду, профессор его чем то опоил и теперь начались видения с голосами, словно у наркомана или сумасшедшего. Вопрос был только в том, почему тогда он сам это же и подозревает?! Понимание того что находится в бреду-несколько выбивалось , из логических построений. Домики, видимые быстро шагающим по поселению Олегом- были чистые и ухоженные, с хорошими и толстыми деревянными дверями, сплошь окованными металлом: от бронзы-до железа. Трёхэтажные строения-были похожи на минидворцы, совершенно случайно поставленные в данном городке глупым архитектором. На улочках совершенно не было мусора или ливневых грязных промоин, всё было чистенько и в меру уютно. Пройдя быстрым шагом небольшой городок насквозь, Олег решил скоренько выйти из него и немного отдышавшись подумать о происходящем с ним, возле рядом протекавшей реки. Мысль о том,что возможно прохладная вода вернёт ему трезвость мысли и подскажет ответы на мучавшие его вопросы: » Где он и почему отвечает людям латынью?», заставила его свернуть поближе к водной глади, неспешно текущей мимо поселения,что он несколько минут назад наконец покинул. Сняв пиджак и спустившись по небольшому склону ближе к самой воде, Олег набрал горсти прохладной жидкости и стал мочить: голову и шею. Он дал себе пару в меру чувствительных оплеух и ущипнул за нос-ничего! Всё было по прежнему и ответа на мучавшие его вопросы, не было. Посидев немного в задумчивости, мужчина поднялся и уж было хотел продолжить своё бессмысленное путешествие, ибо пока совершенно не представлял куда и как ему добираться, а в городок, где с ним произошёл словесный конфуз- он зарёкся возвращаться. Как вдруг, на небольшой возвышенности над рекой, примерно в ста метрах от него-появилась пара всадников. Они стали громко горланить отрывистые слова, после чего направили своих коней прямо к сидевшему на берегу реки человеку. Быстро вскочив на ноги Олег за-озирался, всё ещё надеясь на то , что конные незнакомцы ошиблись и разыскивали не его. Но вскоре вновь появилась пара на лошадях и встав по бокам от него , снова стали о чём то спрашивать на своём горланном языке: одеты были эти двое, как и люди виденные Олегом в городке-в мешковатую домоткань. Однако оба были облачены, ко всему прочему, ещё и в кожаные безрукавные жилеты с бронзовыми бляхами и кнопками, к тому же у них на поясах висели короткие мечи в ножнах. Как ни странно, но вид средневекового оружия и непонятная, но грозная речь его допрашивающих-рассмешили путешественника: ему показалось, что это некий розыгрыш, вроде «капустников», когда простые люди, в свободное от обычной работы или учёбы время-играют в «народной самодеятельности»и парочка на лошадях, именно из данной кампашки. Послушав ещё немного и отрицательно покивав, Олег вновь открыл было рот для ответа, однако вспомнив свой конфуз в незнакомом городке-промолчал, лишь отрицательно повёл плечами и заулыбавшись, махнул новым знакомым рукой, показывая, что ему пора идти. Пара кавалеристов рассвирепела : один из них размахнулся кожаной плёткой и со всех сил стеганул ею по плечам и спине стоявшего перед ним пешего. Второй, помогая товарищу-слез с лошади и попытался схватить Олега за шиворот. Недолго думая, Кононов принял решение: ударом в солнечное сплетение он попытался избавиться от назойливого внимания спешенного из кавалерийского патруля, а уж потом-«потолковать» с быдлом с плёткой, но. ничего не вышло! Удар, несмотря на всю силу-практически не заставил перехватить дыхание у противника Олега. Жилет оказался на удивление жёстким, как кора дерева , а металлические детали на нём-больно ушибли кулак бившего. Оставшийся на коне громко завопил и стал стегать Олега плёткой, с огромной скоростью-из-за чего на лице последнего быстро проступила пара багровых полос,а изо рта и носа начала капать кровь. Путешественнику повезло: сидящий на коне психопат наносил удары во все стороны, по этой вот причине его напарник-также получил несколько из них и внезапно отпустив Олега упал в воду, громко вереща и держась за верхнюю часть лица. Это позволило Кононову быстро схватиться за плётку, так как кавалерист, видя падение с воплем товарища -отвлёкся и на пару секунд убрал взгляд . Олег, резко дёрнул сидящего на коне на себя и когда того сильно наклонило в сторону нанёс ему пару чётких ударов в»бубен», после чего заорал, что есть мочи: » Tu excors, es stultus ledo tectum. » От услышанного собственного голоса-теперь уже ошалел Олег и бросив избитого им человека, он мигом вскочил по склону на холм и начал бежать. Ему казалось: что он в горячечном бреду,у него жар,это сон, тело ломит. да что угодно! Несколько раз он читал о случаях, когда после удара молнией или по голове, сильного шока-человек вдруг внезапно начинал говорить на незнакомых языках, но что-бы так: попасть неизвестно куда и «лопотать», на непонятном, похожем на латынь наречии, при этом-всё понимая и отдавая отчёт? Мужчина бежал по полю сминая длинную траву и клял на все лады профессора, с его уникальными опытами, размышляя на ходу: какие такие ужасы должно было перенести его тело,что-бы начать говорить подобную лабуду на незнакомом языке. Через три десятка шагов , Кононов услышал явственный топот копыт и обернулся- оба его непонятных обидчика уже неслись на него: один-размахивая небольшим мечом, с коротким наконечником и прямоугольным лезвием, а второй-закидывая на Олега аркан. Шею путешественника и левую руку захлестнула петля, потом-резкий рывок и через несколько секунд боль, как от прижигания. Сразу с возникшей болью- ощущение «волочения» и стук головой о кочки и небольшие камни, что и происходило на самом деле. После того как кавалеристы зацепили арканом жертву, они тут же поволокли его вслед за собой, по полю, постоянно переговариваясь и хохоча. Трава и небольшик полевые колючки разрывали одежду Олега и открытые участки кожи, а небольшие холмления или случайно попадавшиеся камни-оставляли огромные синяки на всём теле, особенно спине и ногах. Садисты на лошадях не стали везти свою жертву вновь в городок, который он недавно лишь покинул, а повернули на девяносто градусов и отправились к невысокой башне, одиноко стоявшей примерно в километре от поселения и окружённой небольшим деревянным частоколом. По пути , оглядываясь на волочимую ими жертву -кавалеристы вовсю гоготали и размахивали восторженно руками с плетьми. Подскакав наконец к башне, оказавшейся в высоту около десяти метров и имеющей несколько пристроек почти по всему периметру двора-один из мучителей Олега дунул в глинянную свистульку и выпустив несколько хриплых трелей, стал ждать. Кто то шустро затопал внутри, за частоколом и небольшие деревянные воротца отворились, в них то и въехала троица: два конных садиста и их жертва, волочимая на аркане. Вокруг почти ничего не видящего перед собой и совершенно ошарашенного произошедшим с ним путешественника, заметались чьи то ноги обутые во все те же странные «мешки на подкладках» и вскоре Олега отцепили от аркана. После чего схватив за волосы и воротник рубашки, так как пиджак был почти полностью изодран в клочья-потащили в находящееся поблизости одноэтажное строение и швырнули с размаха в открытую ненадолго служками дверь. Всё это время кавалерист, что бил Олега плёткой по лицу, что то рассказывал и хохотал отовсюду поддерживаемый смешками суетящейся в дворике прислуги. После зашвыривания его, как мешок с картошкой, в тёмный и вонючий сарай-Олегу на время показалось что о нём позабыли и у него будет время немного прийти в себя и придумать как сбежать от «отморозков», в руки которых он видимо и попал, однако сразу после того как дверь захлопнулась- послышались шорохи и шарканья, и со всех сторон сарайчика к вновь прибывшему стали подходить и подползать люди, много людей. Путешественник явственно чувствовал их вонь. Именно запах а не шорохи- был первым предвестником соседей в помещении: запах многолетнего несмываемого пота, чеснока с луком, навоза, просто какая то кисловатая вонь и прочая. Позже раздались голоса-чуть слышные, скорее шепотки и лежащий на полу новоприбывший был вынужден признать: он опять ничего не понимал из произносимого его новыми соседями, как и с парой садистических конников, что захватила его все несколько минут назад, казавшимися теперь вечностью, у реки. Новичка потеребили за плечо и что то заботливо спросили, но заметив что он не шевелится и не отвечает, стали «по-деловому» обшаривать одежду и стаскивать её, уже скоро: туфли , бельё, часы на руке , небольшие безделушки что не успели выпасть из карманов при волочении-всё это досталось «сарайным вонючкам», как про себя окрестил путешественник своих вынужденных соседей. Вся эта свора в полной темноте, радостно ухая и подхихикивая -раздевала и разувала Олега, а он особо и не мог им ничем ответить,так как с огромным трудом мог просто смотреть, сил же на драку уже не осталось. Внезапный обыск и грабёж был прерван открытием двери и появлением молодого хлопчика, лет тринадцати: он стал бить во все стороны плёткой, окруживших лежащего новичка, старожилов сарая и разогнал их по углам. Однако , после этого : как казалось путешественнику «благородного поступка спасителя»-бесцеремонно ухватил голого и израненного Олега за ногу и выволок прямо по полу и дворовой пыли до самого входа в башню, постучал в окованную дверь и услышав отклик, затащил Олега во внутрь. Новое Помещение, куда на деревянный пол вновь кинули истерзанного Кононова, скорее было комбинацией: из каменного хлева и кабинета. Центр башни был свободен, зато по углам и возле лестницы наверх-громоздилось с десяток лавок и табуретов. Вдоль стен расставлены несколько деревянных стояков, похожие на которые Олег видел в фильмах садо-мазо тематики, а возле них-богатый ассортимент из плёток и щипцов, находящихся лежащими как на грубых столах, так и заправленных в кожаные и матерчатые чехлы. Знакомые Конники «быдлосадисты» — теперь располагались за столом, в противоположной входной двери,части башни : тот что любил махать плёткой-восседал на деревянном подобии трона, но грубом и грязном, а второй, видимо младший по положению -стоял у него чуть за спиной слева. Оба радостно подгоготывали и тыкали пальцем в сторону лежащего на грязном, но тёплом деревянном полу голого мужчину. Сидящий на «троне» махнул рукой и облокотившись обеими руками на огромный стол прорычал какой то вопрос, вновь оставшийся непонятным Олегу. Юноша, приведший заключённого, видимо что-бы подбодрить допрашиваемого-наподдал ногой под рёбра лежащему перед ним, однако кроме короткого стона это так и не помогло получить ответ. Пара у стола вновь гоготнула и обойдя препятствие с двух сторон приблизилась к лежащему на полу допрашиваемому. Мясистый, короткостриженный фанат плётки кивком указал своему сотоварищу на Олега и подмигнул. Его друг весело покивал головой в ответ и схватив свою жертву под локти-рывком поднял на ноги. После чего Олег, сразу же, получил удар ногой в пах. Потом- ещё четыре в живот,уже руками и наконец пару чётких ударов в голову. Жертву отпустили и она кулём свалилась под ноги мучителей. Для Олега Кононова, всё с ним произошедшее за последний час-становилось с каждой минутой всё безразличнее. Лёжа на земляном полу ему всё чётче представлялось, что шансов вырваться, из данного непонятного «приключения»-у него пока нет. Бешено хотелось верить: что это сон или «глюки», после микстуры профессора, однако Олег почему то вспомнил историю о том, что фильмы о «Фредди Крюгере», автор данного цикла задумал после того, как прочитал о частых смертях жертв фашизма, во сне: многие из бывших заключённых концлагерей, пережив в сновидениях возвращение в свой бывший лагерь-ночью же и умирали от сильнейшего, панического ужаса. Всё , что с ним сейчас происходило и наводило Олега, на столь печальные раздумья о своём будущем: непонятное место, где он оказался или что ему «грезится», а позже-странное немотивированное избиение плетью от иностранца, захват на аркан в поле и провоз на этом чёртовом аркане до самой башни, а в довершение-обыск какими то бомжами в сарае и допрос с избиением. Кононов, совершенно не был уверен, что сможет всё это нормально выдержать, даже во сне. У лежащего на полу новичка вновь что то спросили и не дождавшись ответа -нанесли пару ударов коленями в голову. Из рассечённых бровей тут же брызнула кровь и стала застилать избиваемому глаза,апатия «обречённого» начала захватывать Олега в свои сети. Он смог лишь хрипло пробормотать «держимордам» в дурацких нарядах : «Nescio lingua» , теперь, его это даже не удивило. Избиения и «приключения» последнего часа совершенно заглушили все эмоции предыдущего удивления ,а может и проходящей мимо жизни. На троих палачей, двух молодых мужиков и подростка , тихие слова их жертвы произвели ошеломляющее впечатление: паренёк, что вёл Олега из сарая на допрос в башню-аж подпрыгнул на месте и что то всхлипывая бессвязно под нос, стал отходить к двери на двор. Короткостриженный владелец плётки побагровел и ошалело смотрел на своих товарищей, а его компаньон, что и заарканивал сейчас избиваемого- бубнил быстро непонятные слова себе под нос и всячески старался поднять Кононова, с внезапно проснувшейся заботой, на ноги. Он что то громко буркнул парню и тот опрометью подбежал к нему и Олегу, и помог перенести избитого путешественника к самой широкой скамье. По ходу пути, паренёк отвечал старшему,а после того как Олега уложили со всем старанием и заботой-метнулся по ступеням вверх по лестнице и через минуту прибежал с неплохими штанами, правда лишь чуть ниже колен и парой сапог до середины икр, и ворохом рубах и курточек, которые стали натягивать, на удивлённого внезапной сменой отношения к нему Олега -короткостриженный мордоворот и бросатель аркана. Путешественник находился в недоумении: нынешнее поведение незнакомцев- невероятно контрастировало, со зверским недавним избиением, его ими же, всего лишь несколько минут назад. Внезапная смена настроения у них, его с кем то спутали и пытаются извиниться? Олег вдруг чётко стал вспоминать что в городке, через который он проходил, его непонятный, даже до конца ему самому, как произнесённый ответ на латыне-привёл к поклонам от пары парней задававших ему свой вопрос. Неужели здесь так ценят данный «мёртвый «язык или. он чего то недопонимает и дело в другом? Толстомордый пошушукался с товарищем и дав пинка парнишке, подошёл к Олегу: » Газбадин-праисти те»,-стал гундосить он на латыне, безбожно коверкая её и утирая слёзы, катившиеся по его лицу,-» мы-глупы! Прастые памошники газпод. да. здаралысь, думали-шапийон пришёл погляделкать, не поняли. в-о-о-от». И вновь Кононов стал испытывать некое подобие удивление, нет, не того, что было до избиения, ибо скачки за лошадью на аркане и удары ногой в пах-несколько умерили его «эммоциональные всплески» и за последний час он стал смотреть на некоторые вещи-значительно проще, совсем как тогда , под Ачхой-Мартаном- когда радисту из его группы перебило осколком горло и посекло всё лицо ,а ему самому -«прошило» левую руку пулей и пришлось «закатав»её в рукав из бинтов и медицинского клея, переползать ближе к оставшимся в живых ребятам, для дальнейшего прорыва из окружения, к своим. До Олега стало медленно, но неотвратимо доходить: он довольно сносно владеет латынью, до этого-практически ему незнакомой, разве что по рецептам и редким историческим надписям. Более того-может оценить знания данного языка у другого человека. удивительно! Мордатый продолжал бубнеть, когда его товарищ наклонился ближе к лежащему на лавке и тихо произнёс: » Чейчас принесут иду, патомача-паспите нептого. мы отправили гонца к газбодам рыцарям, так что вас скоро заберут сваи. Вы уж прастите нас, гаспадин!». -» Вот как: я оказывается господин и вообще-меня принимают за местечкового бонзу, только неясно: что за «рыцари» припрутся за мной и по какой такой принадлежности меня к ним записали? Ладно, по сравнению с последним часом-всё лучше. «,-ход мыслей Олега стал замедляться и усталость от сегодняшнего длинного дня : от встреч с профессором-до скачек по полю на аркане, отправили сознание путешественника в «царство» Орфея. Глава третья Кто то тронул за плечо спящего неспокойно мужчину и Олег мгновенно проснулся: желание отогнать привидевшийся кошмар и наконец перестать чувствовать беспокойство вызванное странными видениями и ощущениями, заставили его быть чутким. Но это ему лишь казалось. На самом деле он проспал более четырёх часов, с самого полудня, когда внезапно прекратился столь же неожиданный допрос с избиениями и до бронзовеющего, готовящегося осесть на западе, Солнца. Ему, как оказалось- несколько раз приносили еду, однако видя крепость сна так и не решались разбудить, а за это время и прибыли люди, которые должны будут его забрать с собой. Олег , с внезапно пробудившемся вместе с его сознанием ужасом, смотрел на бубнящего всё это ему возле самого уха, старика: одетого в монашеские хламиды тёмно коричневого цвета, с выбритой в центре головой. Старик говорил чётко и ясно, спокойно, если не сказать умиротворённо- верно подбирая слова и. и всё на той же латыни! Никакие щипки самого себя и протирание глаз- не помогали. Сон был явью и от понимания этого, Олегу, уже давно хотелось вопить в полный голос и рвать на себе волосы. Шум на улице усилился и дверь в башню отворилась-бегом заскочила недавняя пара мучителей и остановились по бокам от двери, слегка наклонившись и указывая руками на лавку где лежала их, изнемогающая от травм и переживаний , жертва. Вслед за ними, не спеша и даже чинно вошли трое: высокого роста мужчина, в доспехах непонятной формы -покрытых белыми накидкой и плащом с обоих сторон, на коих чётко был виден широкий красный крест, на рукавах его одеяния, этот же знак- был изображён уже. Двое сопровождающих сзади ,были схожим образом одеты-несколько мельче первого вошедшего, но в тех же неясно видимых в полутьме башни, доспехах и плащах с накидками, правда кресты на них- уже были поменьше. Все трое были с мечами,так как ножны-постоянно двигались в такт шагам и иногда прерывали равномерное шуршание редким перезвоном. Несмотря на боль в теле и все последние переживания, Олег не удержался что-бы не хмыкнуть. Он то и раньше предполагал , что скорее всего попал на некую «историческую реконструкцию» , а уж теперь, видя нелепо наряженных «рыцарей»-ему и вовсе стало казаться что он начал понимать всё происходящее : несколько групп «реконструкторов» решили провести слёт на данной местности, конники, лопочущие на неком подобии старогерманского-приняли его видно за своего, вроде каскадёра для выполнения трюка с арканом и дальнейшим показательным арестом и по этой причине так зверски измывались, считая что всё нормально и «номер» проходит по сценарию. Но случайно задвинув пару раз в «хрюкало» жертве и поняв, что человек и на самом деле сильно избит-испугались.Так как стала уже очевидна их ошибка. После чего бросились к группе, что рядом изображала рыцарей, видимо считая что Олежек-отбился от них и что они, по ошибке-прибили «игруна» из чужого клана. все эти размышления елеем текли в мозгу путешественника, однако же. » почему он сам говорит на чистейшей латыни и так легко её понимает?! » Ответа на данный вопрос не было и блаженная улыбка-мигом слетела с лица лежащего на лавке страдальца . Трое «рыцарей» подошли ближе и старший, слегка , даже несколько пренебрежительно кивнув Олегу, произнёс на всё той же легкопонимаемой теперь Кононовым латыни: » Доброго здоровья Брат! Наш лейтенант, просил меня и моих сержантов- привезти вас из данной , «расспросной башни» наших милитов, в орденский донжон-где вы сможете отдохнуть и с Божьей милостью, объяснить свои поступки, жду вас !» Теперь раненный смог понять отличия новоприбывшей тройки, вблизи они были явны: На старшем из мужчин, только что говорившем с Олегом-был металлический доспех, правда скорее одна кираса или что подобное, а не полный доспех-ибо руки и ноги видневшиеся из-за накидок, слегка прикрывались сероватой кольчугой. Стоявшие же за ним двое сопровождающих «сержантов»-были облачены в кожаные жилеты, с большим количеством железных деталей по всем направлениям и длинные рубахи, под жилетами, чьи рукава- спускались до кожаных рукавиц, выглядевших как зря изготовленными. Немного поглазев на ожидавших его ответа людей, Олег произнёс: » Прошу прощения, брат мой! «,-ему казалась данная формулировка крайне уместной , для поддержания всего действа,-» куда же мы должны будем направиться и так сказать: «пустить свои ноги вскачь?» Всё таже латынь продолжала шустро слетать с языка раненного на лавке. «Рыцарь» удивлённо на него посмотрел: » странны речи твои, брат. Копыта коней , пустим-куда понадобится по приказу и необходимости, а донжон храмовников-в нашем баронстве, к коему относятся и»эти» -один, или ты не знал?»,-и «рыцарь»махнул в сторону ,стоящих у дверей и отчаянно трусящих «кавалеристов-арканщиков» . -Знал!,-с пылом подтвердил, на всякий случай, свою осведомлённость путешественник, начавший уже побаиваться разных непонятных людей в дурацких нарядах, способных запросто начать избивать,-«Просто после всех этих ударов что на меня сыпались — на миг подзабыл! А так, я-уууух! Всё что было не со мной-помню. » -Вы , идиоты-его избивали?,- обратился «Рыцарь» к хозяевам башни, потом махнул рукой и сказал своим людям,- Хотя да, чего я спрашиваю. Ладно! Август, Хельм-кладите нашего брата на носилки и тащите к орденской повозке, после погрузки-прямым ходом в штаб, если кто попытается напасть и отбить. «,-говоривший хитро поглядел на Олега и улыбнулся недобро,-» Перебить отступников , в капусту порубить! Ясно?» Те, к кому был обращён данный спич, довольно захмыкали в свои куцые короткие бороды и вытребовав ,у хозяев «спросной»башни , сомнительно вида кожух-по крайней мере именно так его про себя именовал лежащий на лавке путешественник, аккуратно уложили на него раненного. Взяв свои гибкие носилки за верх и низ-сержанты вынесли Олега во двор, на свежий воздух. Во дворе их уже поджидала массивного вида повозка-настолько грузная и квадратная, что Кононов даже подивился , про себя назвав её «гроб-сундук» .Огромные и широкие деревянные колёса были окованы металлом. Данная конструкция, была явно больше всех виденных Олегом до этого, хотя он особо то их в жизни и не разглядывал,разве лишь в кино. Для того что-бы уложить больного внутри-пришлось спустить небольшую деревянную лесенку, вроде стремяночки и поставить её перед дверью. После всех данных действий, выполненных какими-то подростками суетящимися во дворе , Олега неспеша втянули внутрь и разместив на ворохе соломы слегка прикрытой грязным тряпьём-стали готовить место для монаха что его приветствовал при пробуждении и как оказалось тоже входил в их группу, внутри повозки. Один из сержантов сел чуть сзади справа от возницы и демонстративно проверил свой арбалет внушительного вида, находившийся в чуть засаленном кожаном футляре, в ящике возле него. Второй сержант и рыцарь сели на коней, а лошадь охранявшего теперь повозку внутри сержанта, к самой же повозке сзади и привязали. Рыцарь величественно махнул рукой и небольшая процессия выехала со двора, в котором Олегу довелось испытать столько потрясений, за столь короткий промежуток времени. Так как повозка в которую его уложили была без рессор, что сразу сообразил раненный при первом же столкновении колеса с камнем на пыльном шляху, Кононов решил хоть как то отвлечься разговором, ибо сомневался, что сможет заснуть получая постоянные тычки от транспортного средства. Преодолевать расстояние приходилось крайне медленно, даже по сравнению с тем ,что он видел в исторических фильмах. Поняв что поле которое они проезжали, на нынешнем «средстве передвижения»-не пересечь и за два часа, Олег обратился к монаху, решив что неспешная беседа поможет убить время и хоть немного объяснит то , кто все эти разодетые «народно-самодеятельные рыцари и монахи» и вообще, что это за область и какова его роль в данных маскарадах: » Как вы себя чувствуете, брат? » Монах, погружённый в некие собственные мысли-вздрогнул, осмотрелся по сторонам непонимающим взглядом, вызвав подозрение у задававшего вопрос что он спал, однако быстро взял себя в руки. -Благодаря Господу-крайне неплохо! Дай Бог и вам-того же. «,-и монах широко перекрестился. Сержант в телеге немного повернул к говорившим голову, явно обозначая своё желание подслушать разговор. -Мда. Я после всех этих событий со мной: полоумными-что избивают мимо проходящих, немного перебрал с «пойлом», солнце, опять же- напекло. -Олег забурчал, но видя укоризненный взгляд монаха и откровенный оскал, появившийся у сержанта в повозке, закончил уже твёрже,-Я немного подзабыл-как там в нашей области: много ли новых событий -за вчера произошло? » Вопрос был корявым и задай его самому спрашивавшему, он бы рассмеялся и покрутил пальцем у виска, однако лучше ничего в голову не приходило. -Не беспокойтесь брат, всё хорошо. комендатуры орденские следят за ситуацией по всей , данной нам Богом, сей славной земле-маркграфства Мейсен! Латы братьев-крепки, законы «Совета Орденов»- незыблемы, так что, бывшая » лужицкая марка» -является гордостью всех земель «Совета» : Лейпциг и Дрезден -растут не по дням ,а по часам и в них всё более людей. Единственно, что нехорошо-в основном это всякие торговцы, ремесленники и цивильные книжкари, что так любят науку. Но зато в баронстве Баутцене, по землям которого мы сейчас едем, братья орденов-в огромном почёте! Да вы и сами должны же знать, что именно у нас, в случае походов на турок и когда мы в мире с ромеями, или что-бы проучить безбожников-папистов, коих столь много на землях Болеслава Храброго, что правит полонскими землями-именно наша территория служит базой для «походов Веры » и сбора рыцарей орденских, а также сержантской пехоты и обозов походных. » Тут, сидящий вместе с ними орденский сержант- громко и недовольно хмыкнул и монах замолчал, однако, как показалось раненному, не сильно то он и испугался хмыкающего сержанта. Как бы плохо не было Олегу после «бани», устроенной ему профессором и приключений в незнакомой земле, однако оказаться в » германских землях», да ещё с полоумными и разодетыми в странноватые наряды людьми-было совсем уж худо. -» Игра. Ну, то есть берётся некая территория , именуемая к примеру-«Мордор» и на ней отыгрывают роли. Игра? Если бы играли лишь местные «приключенцы»-хрен с ними! Но я то чего «балакаю» на латинском или латыни, как правильно ? А, ладно. надо, ой надо ещё послушать. «,-думал про себя Олег и наконец решившись на что то , произнёс уже в слух: » А вы брат, из какого ордена будете, по цветам накидок и крестов ваших спутников можно всё определить, а вас и не различишь, уж простите меня.» Раненный сам понимал что несёт ахинею, ибо по тем книгам что читал о крестоносцах-чаще всего рыцарские и монашеские братья были из одного ордена, не считая исключительных условий: вроде крупного похода или осады, да и цвета, красный с белым или красные кресты на белых накидках и плащах-были самыми распространёнными и в них рядились с десяток различных орденов. -Хм, да вы брат-либо нездешний, сильно причём. либо действительно-приболели. -уже с неким подозрением процедил монах , в лицо разговорчивому больному лежащему рядом,-кем же мне быть, как не представителем канцеляристской службы «Совета Орденов» , братом доминиканцем ? Да и везут вас: для предварительного опроса, в донжон наших ближайших баронских храмовников-брат рыцарь и пара сержантов, сего славного ордена. -последние три слова монах произнёс скривившись и столь глумливым тоном, что Олег рассмеялся, а сидящий в повозке сержант засопел и погрозив говорившему монаху кулаком, произнёс : » Договоришься, собака писарская! » После чего соскочил с повозки и подбежав к рыцарю говорившему с его сотоварищем, что то стал объяснять, при этом яростно жестикулируя. -А, ладно. легче ему не будет! Пускай потреплются. Пока ,-рыцарь ответив захохотал, глядя на сидящих в едущей повозке и ему, немного по-козлиному, вторили сержанты. Возвращаться назад, к монаху и раненному-второй из сержантов не стал: быстро вскочил в седло и отпросившись у командира ,он поскакал вскачь далеко вперёд. -Хм. -недовольно буркнул монах,-опять они со своими «методами» , мясники! Зря их , во время драчки Папы и Императора -не прихлопнули, да и потом, на работу «псов стерегущих» «Совета Орденов», ой как зря , взяли! Хееех, нам бы отдали следствие и инквизиторию, как в самом рассвете. «,-монах с хитринкой посмотрел на удивлённого человека лежащего перед ним на соломе,- Брат! Пустобрёхом только не лопочи, ладно? Если эти мордовороты , ещё верят-что ты один из «бегунков» из ордена меченосцев, то я то многих ихних повидал. Ты-или шпион , хотя какой то неудачливый или тупой, а может и оба-в одном, ибо так сразу » засветиться и пошуметь «-надо суметь. Либо кто то из местных дворяшек, не наших-германских, а именно что местных: то ли серб, то ли галл. Не знаю. Сдуру попёр из ваших схронов в лесах, да к нам в лапы. угу? » Олег вновь был поражён : то, как презрительно говорил обычный орденский писарь о дворянах, несколько отличалось от представляемого им мира-описанного в исторических книгах, с братьями-рыцарями и походами против врагов Веры. То, что его принимают за шпиона, объясняло избиение в «спросной башне» ,только неясно оставалось-кто и отчего принимает ? Даже если это и реконструкция, бьют то-вполне «по-настоящему», посему Олег решил «играть роль» на максимуме и не дать больше себя прибить кому-либо. И последнее из непонятного : «То ли серб, то ли галл»- В Германии. И почему это нормально- для Баутцена, стоящего рядом с Лейпцигом и Дрезденом? Монах , видя что после его вопросов раненный надолго задумался, улыбнулся в жидкую бородёнку и махнув рукой, словно прощаясь, вновь стал прилаживаться поспать , как до беседы . Лежащий на соломе путешественник никак не мог собрать воедино те крохи информации, что он пока смог получить: » Доминиканец писарь, при » мордоворотах храмовниках, ловящие вместе- бегунков из » меченосцев ? Ахинея. Смутно вспоминая историю рыцарских орденов, то немногое что знал Олег, всё же припоминалось: что доминиканцы- не были рыцарским орденом, а меченосцы, немного повоевав с Литвой и Северной Русью-влились в более мощный Тевтонский орден, став называться примерно так- » ливонское земельное управление тевтонского ордена «. Да и храмовники в Германии, неясно что делали : мало что было известно об их большой роли, на данных территориях.Франция, Средиземноморье, Англия,Шотландия, земли Анжуйской династии-включая Венгрию и даже несколько искусственное «Русское королевство»,-да, конечно! Но в землях Германии, да что-бы с полномочиями хватать меченосных братьев, да ещё имея доминиканцев-в качестве писарей?! Либо это «реконструкция»- полных профанов , либо. «Либо сидение в ванной из меди, при подключённых к сети проводах-до добра не доводит!»,-на столь мрачном выводе Олег плюнул на свои безрадостные размышления о том где он сейчас находится и в каком состоянии разума, и стал просто разглядывать местность по которой его везли. Они проехали ещё пару ухоженных посёлков из камня, вроде того , где он оказался в самом начале начале, после того как выпал из купели. Потом , уже при в меру яркой Луне-ехали пару часов по шляху, после чего замерцали огни на высокой башне окружённой каменной оградой и несколькими крупными постройками из всё того же камня. Раненный заметил оживление у всех своих спутников: они громко стали переговариваться и рассказывать что постараются урвать в трапезной, как сдадут «привезённого » . -«А вот и донжон баронских храмовников-или как их там. «,-хмуро подумалось Кононову и проезжая сквозь массивные створчатые ворота, он попытался разглядеть место своего , как минимум ночного обитания. К подъехавшей повозке сразу подскочили четверо молодых парней с факелами. Они помогли вновь поставить лесенку под выгружаемого Олега и услышав команду, от стоящего на каменной лестнице мужчины,о том : » что новоприбывшего нужно положить в стандартной казарме для «санитарного осмотра» , быстро закивали головами. Однако резво понесли , лежащего всё в том же вонючем тулупе что и в «расспросной башне» путешественника -ни к одному из строений находящихся возле донжона, а к входу в некий подвальчик самой центральной башни храмовников, куда, после ряда условных стуков и названных паролей и занесли раненного. Подвал, как довольно скоро догадался Олег, был чем то вроде местной тюрьмы: комнатка для заполнения документов и приёма новоприбывших , помещение охраны, небольшая кухонька и три камеры-одна огромная, из которой слышались голоса нескольких человек и пару миниатюрных сбоку от неё, в которых и лежать то можно было с трудом. Присвоив принесённому новичку номер и потребовав расписаться в его передаче , монаха, что сопровождал повозку -старший по местному узилищу лично повёл процессию к двери в «общую» камеру и отперев её осветил факелом тёмное , смрадное помещение: Грязный пол, отсутствие кроватей или нар и пяток людей в некогда видимо качественной одежде, однако сейчас от всех пертурбаций-превратившейся в грязную рванину. Объяснив где уложить раненного новичка и посмотрев за выполнением своего указания, надсмотрщик увёл всех стражников за собой. Быстро запер железную дверь и оставил Олега и предыдущих сидельцев вновь в полной темноте. Через минуту к лежащему на тулупе только прибывшему, обратились из кромешной мглы : » Сударь, позвольте полюбопытствовать, мы хоть и видим ваше затруднительное положение и ранения, однако среди нас принято знакомиться, при появлении новых людей, тем паче что мы похоже-все ровня» . -Олег. Кононов,-необычно и глухо произнёс хозяин данных имени и фамилии , на «мёртвом языке». Его слова прозвучали несуразно. -Олле конунгове?,-удивлённо послышалось в ответ,-Так значит вы из скандских готов, кёнингова рода? И позвольте узнать : кой чёрт вас принёс в данные земли «Совета» ?! Прятались бы себе во фьордах, топили корабли орденских братьев и имели-СВОБОДУ! Как в Вере, так и Деяниях. сюда то зачем переться было? Э-э-э-хх. «. Олег, после услышанного, решил чуток поразмыслить: в голову ничего не шло, а ассоциации его невидимых в кромешной темноте сокамерников-казались ему странными и надуманными. Наконец вспомнив профессора, из-за которого он и оказался во всей этой «ситуёвине», мужчина решил воспользоваться полученными ранее знаниями и назваться именем из летописи: » Олег-Хелег «-было первым решением, а вот кем конкретнее быть- сербом, галлом, скандским готом, пока Олег для себя не решил поэтому и ограничился : » Хелег , прошу прощения-Хелег ! » Отрицать свою принадлежность к военной знати германцев он не захотел,так как это немного льстило его самолюбию и возможно что могло помочь, в дальнейшем. Внутренне для себя , новоявленный Хелег уже решил : будут «докапываться» к родословной, если » игра » в ролевиков затянется или что тут происходит и данные исторические отморозки вновь захотят ему показать всю глубину познаний в «судебном беспределе» того времени-будет орать, что он: » онемеченный лужицкий серб, с небольшим количеством варяжской и кельтской крови. Это, на его взгляд, должно было либо объяснить, либо запутать следователей и дать ему возможность обдумать своё положение и дальнейшие показания. Появилась уверенность, что если ему дадут пару дней «прийти в себя» -побег отсюда обязательно увенчается успехом, ибо вся местная «историческая тусовка» слишком уж точно следует традициям тех времён и Хелегу , как мужчина решил повсюду , даже мысленно, себя называть-не будет стоить совсем уж больших трудов: » что отпирание примитивного замка, с помощью первой же железяки, что ночной «отход огородами»-в случае побега». Главным ближайшее время стало восстановить свои силы и здоровье. -Хелег? Слышал что Вас, при докладе доминиканца тюремщику, считали меченосцем? Однако писарь в рясе-не сильно в это верил, считая что вы один из местных «дворян-селюков» , выскочивший из своих болот что-бы «почудить» и перед своими похвастать. Хелег вздохнул : совершенно было неясно что хуже из того что ему предлагали болтливые сокамерники в качестве «вариантов» , о лучших -речь видимо вообще пока не шла. Признаться что «беглый меченосец» — а не будет ли тогда военный трибунал и чего доброго- казнь, при «боевых товарищах» , коих самоназванный Хелег в глаза никогда не видел. Либо признание в причастности к местному дворянству, именуемому «братьями ордена» , не иначе как-«дворяшки», что тогда? Всё же решив что плётка, за «дворяшку»-коего презирали но не ненавидели, явно меньше-чем казнь через повешение предателя ордена, Хелег «честно» признался: » И чего нас, дворян провинциальных, братья-рыцари так ненавидят, а местами презирают? Из них же и набираются эти славные ордена. » Дружный взрыв хохота в камере был ему ответом. Смущённый Хелег стал внимательней всматриваться в темноту и прислушиваться. Стало ясно-что ничего не ясно! -Прошу прощения, сударь, но вы всё больше напоминаете «бегунка» меченосцев. Ахахаха. видимо доминиканец монах-оказался хреновой Кассандрой! -ха-ха-ха». -Отчего же. -возопил Хелег, несколько обиженный непризнанием своих актёрских талантов. -Да вряд ли наши провинциальные дворянчики -знают латынь и уж тем более, так достойно и бегло, как вы: будущую «опору» для власти «Совета Орденов»-отбирают от родителей ещё в детстве, а кого оставляют?-верно. слабых, тупых, полных выродков! Как раз для того что бы лучшие-укрепляли «орденский порядок» , а дураки и вырожденцы становились наследниками престолов, как местечковых баронских-так и выше. Вот так простые дворяне и стали на территории «Совета Орденов»-дворяшками. Их предки были силой -способной приводить и приходить к власти, нынешние же светские правители- лишь марионетки, дураки, дешёвка. Лучшие-отбираются заранее. и обучаются по канонам и методам «Совета», тоже. Доминиканцы, своей науке по разбору архивов и обработке знаний, системной, между прочим!- Учат с восьми лет. Храмовники и меченосцы, для защиты порядка внутри и отражения внешней угрозы и мятежей-с двенадцати, когда отрока отбирают от преподавателей дававших ему знания чтения и письма, и переводят в казармы, отчасти скопированные со славных летописей о спартанце Ликурге. Вот так и готовят: будущий щит государства -храмовников и меч-меченосцев, для «Совета». -Кхм. -пробормотал Хелег, ему становилось жутко-перед ним было или что то непонятное пока что ,либо «игруны» совсем заигрались на данной реконструкции. -Отбор и жесточайшая подготовка-с юных лет! Тогда можно на равных воевать с татарскими «кентаврами с луками» что с детских лет в седле жизнь проводят, цесарейскими новопреторианцами из ромеев готовых до смерти быть верными данной присяге «всегда и везде», мамлюками Александрии купленными на рынках и обученных с «младых ногтей» ратному делу и прочая. Так что ваши знания латыни и чёткая, свободная речь-явно будут несуразны, заяви вы что лишь недавно отошли от родительских ясел и не смогли пройти в детстве кандидатского отбора «Совета», вас, чего доброго- будут пытать, за столь забавную хоть и несуразную ложь. Проще самому признаться и получить быстрое «искупление» , слышал что теперь, в связи с новыми трудностями с одной из трёх земель Руси, туда набирается «походная компания» -запишитесь добровольцем ! Смоете позор кровью, вернётесь в лоно «Совета Орденов», шанс! » Говоривший умолк и наступила пауза, Хелег был ошарашен услышанным: оказывается он сразу же «засветился» как то не так, как следовало в его положении и теперь вполне мог попасть под реальные пытки, а в способностях местных отморозков он уже не сомневался. «Легенда» данной реконструкции видимо была совершенно бредовой, но какой то на редкость логичной. Пазл так пока и не складывался в голове путешественника и он решился продолжить разговор с неизвестным, но видимо неплохо осведомлённым сокамерником. -Вы простите меня, однако несколько ударов, в том числе и в голову, что я испытал в «спросной башне» , от каких то бугаёв-немного меня выбили из колеи. не всегда могу ответить, так как что то забываю-мгновенно. Слышал, что мы в Баутцене-верно ли это? -Не в самом, а одном из донжонов храмовников, что рассыпаны по всей территории «Совета». -А не подскажете год нынешний?,-с некой опаской максимально ненавязчиво поинтересовался Хелег и камеру вновь потряс гомерический хохот. -Вы зря пытаетесь при нас -ополоуметь. Поберегите силы до завтрашнего допроса, здесь-осведомителей нет! Ха-ха-ха. да и смысл? При освидетельствовании-будет медик от госпитальеров, а уж они, благодаря куче античных трактатов-вполне вас «ужучат», ещё раз повторю-не советую! Нарвётесь лишь на пытки. Хелег вновь содрогнулся при мысли о том,что снова ошибся в выводах, но всё же решил продолжить : » Ну. вот бывает так-ранение там, контузия, не помню! » Когда все вдоволь насмеялись, чей то старческий голосок лукаво проскрипел: » Да уж, одна тысяча четыреста сорок восьмой, от рождества Спасителя, наступил. Может вам господин, где-то сделать зарубку, на память? А то добренькие храмовники и госпитальеры-«скинут» вас, инквизиции и того. фуух,на костерке!» Опять раздались смешки и с пяток шуточек об «кострах и толпе, пышногрудой еретичке и дознавателе и так далее. «, но вскоре сокамерники затихли и позволили новичку задать очередной вопрос. Переживания последних суток, избиения, непонимание того что и как происходит, как с ним самим так и вообще, с миром вокруг-заставили Хелега задать в принципе нормальный, хотя и несколько наивный вопрос : » Простите великодушно. А что если я расскажу, что являюсь пришельцем из иных миров, ну там: повозки ,без лошадей. Летающие по небу телеги. Гром-палки, способные пускать тысячи стрел». Договорить ему снова не дали-опять раздался смех и всё тот же голос ,что и раньше , нравоучительно стал отчитывать: » Не со-ве-ту-ю! Вас конечно же : либо примут за сумасшедшего и обязательно «зачистят», что-бы не мешать развитию нашего славного общеста. вы что-забыли уже об «Ночи Очищения» ? Было давненько, но всё же. Всё как тогда. Правила те же. Либо посчитают пересказчиком «багдадских сказок» и опять же-пытки, как подозреваемого в шпионаже в пользу иноверцев или сразу казнь, за попытку издеваться над чиновниками «Совета Орденов». -Но я , в принципе-могу довольно точно всё описать и объяснить! -Кому? Обычному дознавале-храмовнику. а зачем? Ему, найденный лазутчик-стократ милее, как для выслуги нынешней, так и для получения своего поместьица при выходе на пенсион. А «винтами Архимеда» , «греческим огнём» , «взрыв порошком или порохом» , «големами из бетона»-мало кого уже удивишь. Слава Богу не все фолианты античности захватил»Совет», многие остались в независимых библиотеках и доступны счастливцам, в Португалии и Англии, а некоторые-и в Скандинавии. Стало слышно шуршание и лёгкие вздохи, невидимые новоприбывшему сокамерники начали устраиваться на ночлег и Хелег решил последовать их примеру. Глава четвёртая Утром, уже довольно поздно, лежащий на всё том же своём тулупе раненный мужчина наконец проснулся. Несмотря на боли во всём теле и некую неустроенность в животе, Хелег чувствовал себя относительно неплохо, гораздо лучше чем с момента встречи- с парой кавалеристов у реки. Оглянувшись вокруг он с удивлением понял что находится в камере один-остальных сидельцев куда то увели, пока он крепко спал. Пользуясь данным обстоятельством -путешественник встал на ноги и произвёл «самообыск» .Правда быстро понял, что все вещи что с ним были из «прошлого»-почти полностью забрано полоумными «вонючками» из сарая, близ «расспросной башни» . Осмотрев, в тусклом свете полуподвальных окон с решётками, свои нынешние обновки и повздыхав об их качестве и удобстве : по мнению их нынешнего хозяина-на редкость «простецкое» исполнение и совершенно неудобное в носке. Хелег, как он приучал теперь сам себя откликаться- решил провести осмотр и своих травм. Зеркала небыло и осмотр головы и повреждений на ней ограничился ощупыванием. Голова побаливала, однако кроме нескольких шишек и пары царапин никаких иных повреждений не наблюдалось-видимо плёткой его задели лишь по плечам и спине, а когда волокли на аркане-удалось уберечь от ударов о камни. Зато туловище и ноги все были как следует осмотрены и ощупаны, и к вящей радости «доктора самому себе»-всё вроде работало и переломы отсутствовали. Даже рёбра, после езды на аркане по полю-почти перестали болеть. Оторвав, как ему казалось, явный излишек своей рубахи до колен чью длину мужчина считал совершенно чрезмерной-он отделил несколько полос внизу и плюнув на них стал бинтовать особо саднящие участки рук и ног. Быстро справившись с этим попробовал сделать разминку, однако сразу отказался-в виду вновь возникших болей в ушибленных конечностях. Улечься на на своё ложе Хелегу не дали : открылась дверь камеры и зашли тюремщик с сержантом. Последний оказался знакомцем по совместной поездке в повозке. Громко фыркнув показывая презрение и криво ухмыльнувшись, сержант во всю мощь своей лужёной глотки гаркнул: » На допрос! За мной! Быстро! » Задержанный побрёл на выход и хотя и вежливо, но всё же поддерживаемый служкой за одну из рук-был заведён в донжон, на самый верхний из каменных этажей-третий, выше была заметна лишь смотровая площадка с непонятными ящиками и кранами на ней. Кабинет, куда привели путешественника, оказался довольно таки бедненько обставленным : маленький стол с листами, перьями, палочками и сидящим за ним монахом -в углу, большой стол- с рыцарем храмовником за ним, новым, не тем что ранее привёз Хелега, перед зарешеченным окошком. Скамьи вдоль стен и один небольшой табурет в центре комнаты. Сержант быстро усадил приведённого на допрос на табурет, довольно жёстко надавив на плечи, а сам-присел после на скамью сзади и чётко произнёс : » Прибыл! Вчера «приняли» из «расспросной башни «. Неплохо, даже бегло-лопочет на «вселенском языке» . Много спрашивал у доминиканца. Незнамо кто. «. Храмовник рыцарь, что всё это время делал вид что читает некий свиток крайне прилежно и внимательно-резко поднял взгляд на сидящего прямо перед ним допрашиваемого и заулыбался. Потом махнул рукой сержанту : «Хватит! Вам бы лишь всех подозревать! Может у брата-не было другого выхода, а может-случайность. ведь верно?»,-теперь дознаватель обращался напрямую к Хелегу,-«Вероятно, некие события там, трагические к примеру. давайте, честно во всём раскайтесь и мы с удовольствием вернём брата нашего, в лоно Церкви и к доверию от «Совета Орденов» ! Задержанный, что внимательно слушал-даже не остолбенел, он именно «затупил». Обращая попеременно взгляд-от хмурого и недоброго сержанта храмовников, что сидел с «каменной мордой лица»-на улыбчивого дознавателя рыцаря, с честным лицом и тёплым взглядом, из этого же ордена. Мельком посмотрел и на хихикающего молодого монаха, что готов был записывать показания. Роли всей троицы были столь очевидны, что даже не верилось, что вот он : » классический допрос «. Но тут Хелег вспомнил об вчерашнем избиении и быстро решив про себя-что лучше хоть что то говорить, даже привирая-чем героически умереть под градом ударов по всему телу , начал :» Ну да-я же с удовольствием! Сотрудничать с властью-долг каждого добропорядочного гражданина! » Вслед этому последовала и «игра лицом», характерная как минимум для дебила,ибо ещё по службе Хелег помнил : «Дураком казаться-не зазорно, особенно если это спасает тебе жизнь или , на худой конец, избавляет от внеочередных люлей, за «самоход». -Вот-вот,-поддержал задор задержанного, рыцарь храмовник,-Кто вы, откуда родом, где служили? -Мммм. Я из лужицких сербов. Хотя наш род-верный союзник императора!,-Хелег примерно помнил историю Священной Римской империи, правда очень «примерно» и старался врать в меру обще,-Родители, видя мои старания в науках-помогли изучить и латынь,а я-дурья голова, в место того что-бы им подсобить, бросился в поиск приключений и заблукал. Но, благодаря славной помощи славных орденцев, надеюсь уже скоровернуться домой. Всё сказанное,было произнесено с небольшой «наигранностью» : первая половина-с трагично дебильной мордой, вторая-фанатично радостной. Говоривший, искренне надеялся на то, что это позволит быстрее унять интерес к нему со стороны загадочных «следователей» и как то прояснит его нынешнее положение: как географическое так и социальное. Храмовник за столом помрачнел :» Не хотите вы нам помочь, ой не хотите-чего скрываете то?Ну , сбежали из Ордена своего, подвели братьев-так хоть мужество то имейте. Как же вам не стыдно, вы же были облечены доверием своих собратьев, а теперь. Э-э-э-хх. «. Дознаватель воздвиг очи к потолку и застонал. Весь вид его показывал огорчение: от явного вранья задержанного и того, что тот совершенно не хочет каяться в своих проступках. Вставший сержант немедленно отвесил оплеуху сидящему на табурете и тихо, но чётко, прошептал в ухо навострившему его подозреваемому : » Не бреши курва! Ручки-ножки оторвём, а правду- узнаем! Мы, не эти крестьянские дурни, из «расспросной башни» .У нас-без колодок для рук и ног, не уйдёшь! » Хелег похолодел, он понял что местные сумасшедшие вполне могут начать пытать его, совершенно по любому поводу привидевшемуся им поводу и искренне завопил : » Да что не так то? Ушёл из дому, кто меня,дитятю барскую-в чём обвиняет? Какие сотоварищи, почему сбежал?» Храмовник рыцарь за столом перестал показушно «печалиться» и с улыбкой воззрился на собеседника : » Хочу вам верить. Искренне хочу! Но. совершенную же чушь несёте, гляньте сами -сержант и писарь , просто от смеха лопаются! Откуда знание латыни, столь свободное и разнообразное? Немногие, вне структур «Совета Орденов» , таким владеют, а уж самостоятельно, на » графских марках»-совершенно невозможно выучить. Теперь ваш возраст-не меньше трёх по десять, ведь верно? И получается : » дитятя»- в походы не ходит, деньгу не копит, не женились?- Ахинея! Правда, не без интереса. То, насколько вы бестолково оправдываетесь, никак пока не укладывается в мою голову: для шпиона-вы поразительно мало знаете о месте где находитесь, для «бегунка»-совершенно глупо оправдываетесь. гм. Действительно-кто же вы? Если ранее я был уверен в том, что передо мной -«бегунок» меченосцев, улепётывавший от братского трибунала своего ордена после первой же битвы, то теперь-есть некие сомнения. » Старший дал знак сержанту и тот , громко хихикая, подтащил ближе к центру кабинета некий ящик. Открыв его перед удивлённым Хелегом , он дал последнему возможность осмотреть все зажимы для пальцев и неспеша объяснял: » Это-для таких медленных идиотов, как ты! Сунем пальчики в отверстия -и что то делаем: то иголки снизу колем, а бывает просто деревянными колотушками, по кончикам бьём. Можем и лучиной прижечь» . Вслед за пояснением приминения показываемых предметов- раздался довольный хохот говорившего. Сержант рывком поднял Хелега с табурета где тот сидел и рывком сорвал с него рубаху, явно неплохо поднаторев в данной процедуре. -Стоять!,-вдруг резко крикнул старший,-что на его руках?» Рыцарь заметил обмотанные конечности и явно заинтересовался. Державший Хелега сержант, подвёл задержанного к столу дознавателя и положив руки «подопечного» на его поверхность, осторожно стал снимать обмотки . -Хе-хе-хе, если это «лазарит»-я тебя, сержант -самого на костёр отправлю!,-захекал рыцарь храмовник. Сержант от его слов заметно побледнел и уже смотрел на задержанного с нескрываемым и необъяснимым ужасом. -Ну,где там «язвочки»,-требовал старший из храмовников, отодвигаясь к стене и берясь за рукоять кинжала. Монах за малым столом с письменными принадлежностями ежесекундно осенял себя крестными знамениями. Сержант наконец снял все обмотки, под ними были лишь синяки и кровоподтёки, а также несколько неглубоких царапин. Хелег отметил, что все трое мужчин что принимали участие в его допросе переглянулись и счастливо заулыбались, а сидевший поотдаль писарь трижды мелко перекрестился и поцеловал крестик из белёсого металла. Всё это было совершенно непонятно : от странного испуга сержанта и прочих, до облегчения и радости всех храмовников и доминиканца писаря. -Значит-не «лазарит». И слава Богу!,-прочувственно вымолвил дознаватель,-Но теперь возникает другой вопрос : откуда познания в медицине? -Ну, небольшие есть : могу бинты и жгуты наложить, рану прижечь, отравление там. -Хелег вспоминал всё, что в принципе могло отложить его пыточный допрос. Это стало нравиться дознавателю и он улыбаясь указал на табурет. Сержант вернул Хелега на прежнее место. -Значит : вместо»бегунка» из меченосцев, такой же, но-госпитальер? Удивительно! Обычно «ваши» , никуда не бегут : в походах Веры-они в тылу, в обозах ,да и на кораблях иовитов-их берегут. В замках-в своих лабораториях и лазаретах сидят. «госпитальер : много вина и мало опасностей» . Чего убежал то : старший аптекарь деньгу требовал нести или непотребно приставал?»,-храмовники расхохотались, а писарь, дробно трясясь закудахтал им вслед. -Да я вроде. -Хелег вновь боялся испортить впечатление и нарваться на пытку, поэтому старался слишком много не говорить. -Неважно! Такие как ты-нам нужны, точнее не нам, а моему знакомцу в меченосцах-у них там вечные ссоры, с вашим орденом : «что мало медиков и аптекарей своих присылает, а обучать , из наших орденов-не хочет». Так что тебе повезло! В каком то смысле. Вместо повешенья за нарушение «братской клятвы» и побег, а также измену «Делу Веры»-сменишь лишь ордена и всё. Рыцарь подозвал сержанта и что то ему на ухо зашептал, после чего тот мигом убежал исполнять полученный приказ. Дознаватель потянулся с хрустом всем телом и сообщил : «Схожу на трапезу. Скоро за тобой приедут»,-и подмигнув Хелегу, тоже удалился. Писарь-доминиканец, подождав пока старший храмовник выйдет, скоро собрал свои принадлежности : свитки и чернильницу с десятком перьев и ушёл первым двум вслед. Оставшийся один в кабинете Хелег призадумался : то что местные сумасшедшие, вместо пыток и уж тем более казни , решили приспособить его к некоему «общему делу»-в общем было неплохо, ибо появлялся шанс разобраться: «куда он попал и как отсюда выбираться.» Совершенно неясным оставалась всё та же латынь, столь легко вылетавшая из уст путешественника и всех местечковых «братьев-рыцарей» и услышанный им в подвальной камере, год нынешний-то ли реконструкции ,то ли чего ещё : «тысяча четыреста сорок восьмой. » Внезапно раненного мужчину стала мучать одна мысль : » А что если Роман Диогеннен, непризнанный гений, вроде Шурика из «Иван Васильевича» Булгакова , в постановке Гайдая? Трудился человек, изучал там что то долго и упорно «не жалея времени и живота своего и ближнего», а потом -соорудил ванну для «скачков» и что-бы самому не пропасть втуне, нашёл «дурачка Олежку» , подпоил его как следует и запустил. куда то. Но куда?!» Подумав немного о «сволочах-изобретателях» и белых грызунах -как двигателях прогресса, задержанный вновь решил немного привести в порядок и систематизировать , те немногие знания, что были ему известны о данной территории, где он пока что вроде бы пребывал : «Итак : маркграфство Мейсен, то бишь -пограничное графство, а соответственно с кем то должно граничить. тааак. Есть лужицкие сербы, значит: либо с Балканами , либо с Польшей и граничит, где то так. наверное. Однако, вместо германских наречий и местных смесей германских и славянских языков-сплошная латынь, отчего? Ясно, что язык католической веры, но всё же. несколько странно, в Германии и на латыни-почти везде! Середина пятнадцатого столетия, в это время вроде ордена рыцарские переживали закат: храмовников-должны были уже «умножить на ноль» Капетинги, как французские короли так и их Анжуйские кузены-что в основном и правили землями где орден Храма был максимально распространён , да и мало их было в германских землях, здесь скорее-император «священно римский» и тевтоны хозяйничали. Или местные любители реконструкцию «от фонаря» сбацали, или. или Диогеннен-меня всё же куда то «закинул». Но куда? Есть в данном графстве одновременно : доминиканцы-в качестве писарей, храмовники-следователи, меченосцы-не знамо кто, госпитальеры-медики, судя по намёкам следователя. Удивительно! Как тевтоны позволили, чужим орденам -так свободно здесь у себя на землях чувствовать? Неясности сплошные. ладно: «прорвёмся-разберёмся! Или-уберёмся. И почему лишь госпитальеры медики-они же вроде бы как были со своей медицинской службой? Мда. Верить нужно в лучшее «. Успокоив себя последним утверждением, Хелег стал прохаживаться по кабинету, в ожидании новых «хозяев» его судьбы. Через минут двадцать, когда уже надоело смотреть из зарешёченных окон и появилось желание уйти или попытаться сбежать- дверь кабинета открылась и вошли трое: сержант, знакомый следователь храмовник и новый рыцарь-одетый в белую, немного сероватую накидку с чёрными крестами, спереди и на плечах. Несмотря на свои сто восемьдесят два сантиметра, довольно большую грудную клетку и в меру «накачанные» руки-Хелег явно удивился при виде нового «брата-рыцаря» : тот был на десяток сантиметров выше, почти в два раза шире в плечах и обладал кулаками, к которым смело подходило определение «пудовые» и это-лишь по их живому весу. Его волосы были коротко острижены, на лице и голове-с пяток белых полосок шрамов, когда он щерился улыбкой -не хватало нескольких боковых зубов слева. Новоприбывший рыцарь осмотрел взглядом хищника задержанного и на всякий случай громко спросил : «Этот? » -Да-он-,подтвердил храмовник. -Бегунок госпитальеров?-Чудно! Неужто мало настойки ему наливали, или, не позволяли на аптекарских продажах лишнюю монетку себе оставлять? Аха-ха-ха»,-рыцарь с чёрными крестами зашёлся в хохоте, гулком, как из бочки, а сержант и следователь храмовников ему подхихикивали. » Чего молчишь то?»,-теперь «чёрнокрестовый» рыцарь обратился напрямую к задержанному,-» Промолви хоть словечко, брат наш во Христе!» Вопрос был задан с явной издёвкой и лёгким презрением. -С чего вы взяли что я бежавший?,-Хелег опять решил доказывать что не является неким «бегунком», видимо являющимся местным аналогом дезертира. Новый рыцарь лишь махнул рукой : » Мне, всё равно- кто ты и откуда «драпаешь», понял? Мне нужен лекарь, на отряд, а то ваши неженки из присланных госпитальерами-в походах теряются, аки девицы. Надоело! Да и выпрашивать, после боевых потерь в лекарях, нового-муторно! Будешь вначале старшим санитаром, чуток после, когда поднатореешь-переведём в обычные «братья-меченосцы» , это если отличишься. А если вновь побежишь, то я без этих, краснобрюхих » хранителей безопасности «Совета » разберусь : привяжу к двум лошадкам, а потом-стегану их, в разные стороны. Понял? » То как задержанный закивал в ответ, понравилось чернокрестовому меченосцу, он продолжил : «Говори, что знаешь об лечении, да и руки свои покажи, интересно» Хелег закатил оборванные рукава и показал обмотки на руках, одновременно талдыча всё что помнил о «самолечении» : «Змеиный яд-можно прижигать калёным железом, небольшие ранки-угольями прижигать, из плаща-можно сделать удобные носилки для волочения, из двух плащей-для переноски раненного. «. Меченосец замахал руками : » Всё-верю! Сам разгребай свои премудрости. Мне важно, что бы наши братья были как можно скорее «в строю», ясно?». Потом повернулся к своему коллеге храмовнику : «С меня причитается-сочтёмся! Ты его проверял, по вашей «орденской связи»? -Да-«чистый». Проверили по ближайшему радиусу в двести миль : никто и ничего, видимо или не хотят сообщать о побеге-проще на убийство протестниками списать или действительно-ничего не натворил. Теперь-это будет твоя забота. и Тибо. Они ещё немного потрещали на какие то , знакомые лишь им темы и меченосец, поманив Хелега пальцем , пошёл на двор. К удивлению новоиспечённого санитара меченосцев-никакая повозка их не ждала, наоборот : там было две привязанных у коновязи лошадки. всё! Когда Хелег стал , напирая на раны, выпрашивать себе иное средство транспортировки, ибо ему совершенно не хотелось признаваться в элементарном неумении ездить верхом, его окриком оборвал новый командир меченосец. -Слушай меня! Ты больше- не среди своих микстурных неженок-понял?Забудь об удобствах, вроде собственных повозок или мулов, что трусят позади обоза-мы меченосцы, боевой «хребет» орденского порядка, именно нам «Совет Орденов» доверил «Походы Веры» и боевое охранение своих границ и земель, нет среди нас хлюпиков. Вскакивай в седло и едь! Не умеешь-мы тебя палками обучим, хочешь : «палочного позора» при всех? Нет? Заткнись и лезь на коня. Можешь ехать как куль, не скажу с чем, главное-не отставай!» Так как особо выбирать не приходилось, а армейское : » Не хочешь-научим, не можешь-заставим!» , Хелег ещё не забыл, то ему пришлось подчиниться командиру и лезть на коня.Сразу однако это не получилось. Неуверенно поставив ногу на стремя указанного ему свободного коня, Хелег уж было «вскочил», надеясь франтовато себя показать с лучшей стороны, но лошадка чуть повела задними ногами и новоявленный кавалерист-свалился в дворовую пыль, под смешки глазеющих на всё это людей. -Толково-молодец! Вот теперь я верю, что ты не из наших»бегунков»,-смеясь заявил меченосец, что уже давно был в седле. Хелег погладил по шее коня и улучив момент, как ему казалось-удачный, постарался скорым наскоком повторно взобраться в седло. Опять неудача! Снова испуганный конь отшатнулся от столь суетливого седока и последнему, для того что бы удержаться и во второй раз не свалиться на землю привселюдно-пришлось ухватиться за конскую гриву и закинув одну ногу на спину животного, второй-нервно дёргать в воздухе. Меченосец опять начал подтрунивать и советовать в издевательской манере. Путешественнику пришло в голову, что «может быть поедем, на одной лошади вдвоём, а вторую-в привязи поведём?» Однако его новый патрон наотрез отказался от данного предложения, мотивируя это тем : «что они-не Кастор с Поллуксом и, слава Богу, не краснопузые храмовники! Так что-лезь на конягу и держись, как можешь!» Меченосец, схватившись за верёвку поддерживающую штаны Хелега-закинул последнего поудобнее на коня и попрощавшись с знакомыми обитателями донжона выехал из его дворовых ворот. Кинув что то вроде аркана на шею хелеговой животины, меченосец завязал узел на «рожке» своего седла и стал ускоряться. Хелег получил возможность всё ещё держась за гриву немного осмотреться и поняв, что как и ранее-нигде в чистом поле за донжоном или ближайшей чахлой рощей , даже близко нет знакомых ему автомобилей или тракторов, а на земле и шляхе-следов от протекторов шин, глубоко вздохнул и смирился с «новой долей» в непонятной ситуации и мире, что так невовремя ему устроил коварный Диогеннен. Глава пятая Хелег так и не смог хорошо усесться на своём коне, даже по выезде из территории храмовников : то скособочивало его на левую сторону и он был вынужден хвататься вновь обеими руками за гриву, а не предназначенную для этого узду, то начинало телепать из стороны в сторону-когда его конь слегка пытался взбрыкивать, видимо чувствуя на себе не настоящего наездника. С превеликим трудом и небольшими неприятностями Хелег и его внезапнообразовавшийся командир- всё-таки добрались до места где обоим и предстояло служить. Это оказалась небольшая каменная крепость, скорее даже крепостица : состоящая из большого донжона и пяти башенок по бокам. В два метра высотой стены каменной кладки и небольшого рва, с почерневшим частоколом вместо воды. Рыцарь Меченосец что-то проорал стоящему на посту сержанту и тот , подозвав себе в помощь паренька что находился рядом, начал неспешно опускать с ним на пару подъёмный мост-служивший одновременно и путём через частокол и воротами. Как объяснил новый командир Хелегу : » Скоро отбой и не желательно оставлять мост на рву, а в обычное, дневное время-ворота почти всегда держат открытыми. На нас нападать-себе дороже. » После въезда во двор, оказавшийся гораздо больше чем виделось с дороги или полей, началось представление новичка : оказалось, что командира крепостицы зовут-лейтенант Клаус и он является комендантом и походным командиром, поискового отряда меченосцев, данного укрепления. Хелегу пришлось несколько раз представляться всем, с разной степенью учтивости : от подошедших поглазеть на нового санитара сержантов, до нескольких рыцарей свободных от дежурств и пришедших приветствовать возвращение своего лейтенанта. Лейтенант Клаус потребовал что-бы интендант крепости выдал новому младшему брату «облаченье санитара» и приготовил всё к скорому обряду посвящения в меченосцы, что состоится в ближайшую полночь. Если возможность переодеться, из всего того набора тряпиц и рванья что на нём теперь висела-очень обрадовала Хелега, то возникновение некоего обряда, непонятного и почему то проводимого ночью-скорее пугала. Путешественнику против желания, совершенно не хотелось новых странных допросов или, тем более, пыток. Скоро подошли к новичку двое подростков лет четырнадцати и вежливо попросили «идти за ними на склад» , получать амуницию : одежду, короткий меч, дощечки для записей и уголёк особый-которыми он будет пользоваться при обходе больных в лазарете. Пока шли бодрым шагом к складу сей цитадели, Хелег присматривался к самой крепости где ему теперь предстояло служить «старшим санитаром» : Изнутри она оказалась довольно вместительной. Донжон-высотой с добрые двенадцать метров, точнее не определить. Большие пристройки к нему, стоящие отдельно-каменные склад, лазарет, деревянные казармы-отдельные помещения, как пояснили подростки, помещения: каменные братьев рыцарей и чуть хуже для сержантов и санитаров, отдельно для прислуги-вроде служек и поварят, а кроме того-каменная же церквушка и рядом с ней, совмещённые в одном помещении, кухня и трапезная. » Каменная казарма » старших офицеров, как продолжали гордо рассказывать подростки, ведущие Хелега к интенданту, там проживали : командир Лейтенант Клаус, четыре его заместителя или «помощника»-«Помощник по крепости», который отвечал за крепость при отъезде Клауса с отрядом из цитадели. «Помощник по боям»-инструктор всех боевых подразделений меченосцев, в данной крепости. » Помощник, представитель «Совета Орденов», следящий за лояльностью к власти и ведавший пропагандой, тоже из меченосцев. «Помощник по набору»-рыцарь, собиравший «маршевые команды» в случае «Походов Веры» : от новообращённых братьев рыцарей, так и сержантское пополнение и обслугу, ополчения городов или дворянские дружины. Кроме этих рыцарей меченосцев, в «каменной казарме» ещё проживали : храмовник-начальник безопасности цитадели, главный сигнальщик храмовников-отвечавший за «орденскую связь», о которой подростки лишь знали-что она есть. Представители госпитальеров : главный аптекарь и главный лекарь. Представитель доминиканцев-старший писарь крепости. Обыкновенные члены братских орденов -жили со всеми в «деревянной казарме», лишь частично каменном помещении: рыцари-с рыцарями, а сержанты-с сержантами и санитарами. Хелег слушал всё ему рассказываемое с жадностью. Ему понемногу становилась понятна схожесть структур , везде в данном то ли мире, то ли отдельной земле : храмовники, доминиканцы, госпитальеры-присутствуют почти во всех структурах, однако, как теперь виделось на примере данного укрепления-в крайне небольших пропорциях и не всегда ладят между собой. Хелег хмыкнул и весело обратился к одному из подростков : «А что, доминиканцы и храмовники, здесь также- друг с другом «на ножах»? Оба юноши захихикали : «Да нет, гадят потихоньку, конечно, но у них так везде-от величайших замков, до походных шатров. Доминиканцы, везде хотят забрать работу со всеми документами -лишь себе, а храмовники постоянно бубнят о «тайне для безопасности» и частенько игнорируют орденскик канцеляров. Но у нас-всё относительно мирно! Лейтенант Клаус запросто может и прибить, причём как храмовника, так и старшего писаря-у него уже подобные случаи бывали. » Тут вся троица дошла до склада и постучав в двери, получила разрешение войти. Склад освещался тускло и Хелегу особенно сперва ничего не было видно : немного стеллажей из толстых брёвен и досок, что на них лежит-не разглядеть в полумраке. Возле двери-стол выдачи, за столом-пышнотелый дядька, лысый и в непонятной одёже. Получив от подростков табличку со сделанными Клаусом приказами, интендант кивнул и споро начал выносить указанные к выдаче вещи : тёмно-коричневые штаны, серую рубаху, сапожки-до колен, небольшой меч в ножнах, короткий чёрный колпак, перчатки ,пояс из кожи, сумку на перевязи, несколько деревянных баклажек. За всё потребовал роспись у Хелега и на все заверения о правомерности крестика, что давал последний, посылал новичка подальше. Пришлось ставить подпись «Хельг». Выйдя из склада, подростки провели Хелега к казармам где проживали санитары и сержанты. Внутри было несколько тесновато, но всё же лучше обычных военных палаток, в которых Хелег в своё время проживал. В казарме было два камина и с десяток окон. У каждого орденца-своя низкая деревянная кровать. Никаких нар в два ряда. Возле некоторых кроватей стояли сундучки с цепями и замками, возле иных, плохо сколоченные ящики. Большинство обитателей ходило по казарме и что-то вяло обсуждало, прибытие новичка все встретили с интересом но явно небольшим,что несказанно порадовало Хелега. Подождав пока мужчина начнёт осматривать своё ложе подростки отпросились, так как у них были и иные службы, и напомнили Хелегу что бы он был возле возле трапезной сразу, как зайдёт солнце, так как ритуал посвящения требует времени и некоторой подготовки. Попрощались и ушли. Новому санитару ничего не оставалось , как начать рассматривать своих «коллег», что с ухмылками шныряли подле него, однако скоро и это надоело-ибо поговорить ни с кем не получалось, а приставать с расспросами совершенно не было желания. Подошёл ещё один мужчина, в такой же как у Хелега форме и заявил : «Сразу после посвящения, ты, брат мой-заступаешь в ночную смену в лазарет! Возьми выданные тебе : суму и сосуды, а также таблички и уголёк, и не забудь переговорить со старшим лекарем, именно данный достойный госпитальер даст тебе наставления на ночь, удачи! » -А если я провалю испытание?,-удивился новичок. -Вряд-ли! Хотя, если у тебя уж совсем- «чёрная душа» и ты, такая сволочь. тогда-смерть! Тебе. Но я всё же надеюсь что лейтенант Клаус не ошибся приводя к нам новичка.» И сказав это старый санитар развернулся ушёл. Мысли у Хелега заметались в голове : «Пошутил, насчёт смерти или опять : если что-волоком и на аркане? Хрен поймёшь местных. Особо , «чёрных мыслей», пока нет-но вот сорваться отсюда, желание огромное! Это да. » За окном почти село солнце и Хелег , поднявшись со своего ложа прошествовал к трапезной, где его и должны были ждать для проведения ритуальных церемоний. Там уже стоял лейтенант Клаус, некий краснокрестовый рыцарь-видимо местный храмовник непонятного ранга , пяток подростков и несколько одетых, как и Хелег санитаров. Подошедшего новичка, иные санитары-громко приветствовали и подбадривали. Храмовник-внимательно осматривал , а меченосец Клаус откровенно зевал ,во всю ширь своего неполнозубого рта. Потом, как будто что то внезапно вспомнив, лейтенант толкнул храмовника под бок : «Слушай! А вот этого достойного брата-вообще то надо было в твою епархию брать, честно! Он, по своим предложениям-вылитый храмовник ! » Сказав это Клаус расхохотался, а тот кому это всё говорилось-ещё раз, внимательней первого, осмотрел Хелега и стал улыбаться вкрадчиво любезнее : » Да неужели, столь достойного поведения брат?»,-осведомился храмовник. -Да вряд-ли, иначе чего бы ваши допросами мурыжили. Но зато предлагал мне : ехать вдвоём-на одной коняшке. Вот я вас, нищих наших и вспомнил! Насколько помню : у храмовников, одна лошадка-на двоих. ахахах»,-вновь зашёлся в хохоте лейтенант и несмотря на то что рыцарь храмовник поморщился от его острот , похлопал того по плечу : «Ладно-приступаем! В скверике за церковью всё и проведём! » После этих слов, лейтенант Клаус быстрым шагом направился на вышеозначенное место , а остальным досталась роль его догоняющих. Когда все вновь собрались, теперь возле небольшого обелиска, как объяснили Хелегу шёпотом знакомые подростки : «Братьям-героям, отдавшим жизнь за дело «Совета Орденов», Клаус толкнул небольшую речь в стиле «Я старый солдат. но уж позвольте вас и нас поздравить. от имени и по поручению. » Наконец он закончил и толпа разделилась : две трети-отошли метров на пятнадцать назад, ближе к выходу из скверика, а лейтенант и пара братьев рыцарей, да плюс два санитара, громогласно возопили : «Готов ли ты, о Хелег, быть верным делу «Совета Орденов», подчиняться его уставам и порядкам, выполнять законы и чтить традиции? Отвечай!» Хелег ответил что готов и чуть было , по-привычке, не брякнул пионерское : «Всегда готов!», но в последний момент удержался, вспомнив, как его тащили на аркане совсем недавно. -Готов ли ты чтить устав ордена, дающего тебе кров и смысл бытия, биться за орден-до последней капли крови, защищая Веру и своих побратимов?! -«Готов». Клаус дал отмашку и при почти полной темноте, а факелоносцы, по непонятной для Хелега причине ушли сразу же после начала опроса-перед новым членом боевого коллектива предстали новые сержанты, неся в четыре руки некую шкуру, по окрасу-чёрную, с отливом. Командир меченосцев продолжил : » Поклянись своей душой и жизнью, а в подтверждении своих слов-проведи обеими руками по данному «пергаменту» , что будет гарантией чистоты твоих помыслов!». Вновь слова ритуала и указания командира удивили Хелега, он не видел пока между ними связи, однако решил не перечить и провёл обеими руками по подставленной шкуре после подтверждения клятвы -она оказалась очень жирной , сильно засаленной на ощупь. Не успел Хелег попросить тряпку что-бы отереть руки, как по знаку лейтенанта, бегом, приблизились подростки с горящими факелами и вообще все ожидающие. Клаус потребовал у Хелега продемонстрировать свои ладони и протянул факел поближе к рукам , давшего недавние клятвы нового санитара меченосцев. Они были в какой то тёмной грязи, а может и краске! Пока Хелег пытался понять , что-бы это значило : зачем специально пачкают шкуру, а затем, всей толпой -на это смотрят. неужели шуточки, над»молодыми» , как в его время в армии? Его вдруг начали обнимать и поздравлять, утверждая, что теперь, после»испытания»-он всем им брат и они верят ему-безоговорочно! Командир меченосцев разулыбался и заявил: что Хелегу, завтра , положено дополнительное питание, в честь принятия служебного соответствия. Все с шуточками стали расходиться . Но новообращённому меченосцу удалось задержать подростков, что вечером его провожали к интенданту и задать вопрос об «испытании», а те ,сияя от важности и того что могут объяснить что-то старшему, не спеша поясняли : Если бы брат санитар, в темноте врал-когда давал клятвы, то он бы не стал проводить ладонями по шкуре, либо сделал это несильно, почти без следа и последствий в наказаниях ,за клятвопреступление. Соответственно , отсутствие красящей метки или слабый след-и сразу будет видно что бы командир понял что перед ним-клятвоотступник , а значит-надо его казнить, причём немедленно! Зачем такую сволочь брать в орден?! Но Хелег оказался «чистым душой и честным в клятвах» и соответственно- не побоялся провести со всей отвагой руками по козьей шкуре, а теперь-всё отлично и он «в доску свой» ,о чём утром и будут осведомлены все обитатели крепостицы. Когда молодёжь ушла, новопринятый меченосец расхохотался от души : «Детектор лжи, мать их так! Вот оно что! У-у-ух. сильны робяты! » Хелег вспомнил о чём то подобном, читаном им у Жюля Верна, а тот , вроде бы -слышал о подобных «методах» ещё от кого-то. Всё время, что Хелег брёл к лазарету, он хихикал себе под нос и качал головой. Ему было забавно, как оказывается можно «подловить» клятвопреступника, без какой-либо «чудо»техники»: ведь природа людей, их привычки и страхи, почти всегда-одинаковы. Во все времена, у всех народов и на всех территориях. Глава шестая Найдя наконец лазарет: продолговатое каменное одноэтажное здание с обширным подвалом, где, как позже оказалось и проводятся наиболее болезненные операции-вроде ампутаций или операций на голове, Хелег искренне подивился увиденному : больные лежали с обеих сторон от входа на полу-на подстеленных циновках или чём то похожем, а санитары и лекари рыцари, постоянно заходили в маленькую освещённую комнату противоположную входу. Приблизившись, для собственного представления на новом месте службы, санитар понял что ошибся : одна комната, что побольше-была залита факельным светом, а ещё четыре-лишь иногда открывали свои двери в полутьме. В самой большой и светлой, с вечно открытыми дверями и видимо коротали свои дежурства санитары и один из младших «лекарей-госпитальеров», что главенствовал над ними. Старшие, из»братьев-госпитальников»- главные Лекарь и Аптекарь ,занимали смежные комнаты, но, по словам других санитаров что должны были дежурить ночную смену с Хелегом-ночью они отдыхали, не обременяя себя заботами о больных братьях меченосцах. Новоприбывший расспросил о своих обязанностях. Оказалось не очень то их и много было : смотреть за страждущими на лавках и полу , тащить «тех и туда»-на кого и куда укажет дежурный рыцарь госпитальер, наполнять сумки щиплой корпией и щетиной, баклажки-водой, а если повезёт-то и душистыми настоями, от старшего аптекаря. Правда, по словам, бывших здесь уже давно санитаров-обычно госпитальеры не давали микстур меченосцам, разве только в поход или «поиск». -Какой»поиск»?,-заинтересовался Хелег. -Ну, там всяких протестников искать. по лесам то. Папистов поганых, имперцев чокнутых, или, не дай Бог-«лазаритов» ! ,-говоривший и его товарищи тут же мелко закрестились. -Мдааа. -протянул Хелег не до конца понимавших сказанных ему объяснений,-а как со строгостью соблюдения уставов, сильно туго? Оказалось что терпимо : пить и есть можно в волю, но в случае если сильно «закабанеешь»и не сможешь влезть в доспех или задохнёшься в бою и покинешь, по этой причине, братьев в брани-разжалование, вплоть до повешения. Женщины, также не являлись «табу» для братьев, ибо, «Совет Орденов» постановил ещё когда только принял власть : «что-бы не давать искушению «мужеложества» малейшего шанса- оставить отношения с женщинами прежними, с возможностью уйти рыцарю на пенсион, вместе с семьёй и детьми.» Санитары захихикали и указывая в сторону больных, стали рассказывать Хелегу кто из страждущих и от кого, по слухам, «венериной болячкой» заразился. Много в лазарете оказалось и раненных в обычных поножовщинах, в том числе и пьяных. Слушая санитаров, у новичка росло чувство непонимания-то , что он читал об орденском целибате и запрете на женщин и драки, с постоянными и обыденными возлияниями, совершенно не походило на откровения слушаемые им сейчас. — Хм, меня вот тоже, по голове огрели-многое как в тумане, а иное так просто забыл!,-пожаловался новым знакомцам Хелег, боясь ответных расспросов с их стороны. Те закивали в согласии и в придачу рассказали пару историй о подобных травмах-вроде «забывчивого» епископа, который после падения с лошади забыл всех своих кредиторов, но продолжал помнить должников. Отсмеявшись над байками Хелег продолжил опрос разговорчивых коллег : » Вижу и у вас храмовники повсюду, да на пару с доминиканцами. «Он умолк, так как увидел вытянувшиеся лица и испуг в глазах, в отличие от смешливых подростков недавно-люди постарше явно испугались задаваемого, вроде бы простого вопроса. -А где же им быть то? Их орден служит внутренней безопасности «Совета», охраняя и сберегая традиции и заставляя чтить законы. Вот посему храмовники и приставлены : ко всем городам, замкам, отрядам, кораблям-по крайней мере крупным. Да и «орденская связь»- полностью на них! Ответ несколько удивил, хотя и не сильно, зато упоминание «орденской связи», уже слышанное Хелегом, заставило его уточнить : «Везде? Везде и именно они её ведут, без нас-меченосцев или к примеру доминиканцев?» Вновь раздались смешки и самый старый усач санитар, хитро поглядел на нового своего собрата : «Тебя видать, брат-действительно, крепко по голове приложили! Откуда у нас, меченосцев, техника и специалисты для ентой связи то? Ни у нас, ни у других орденов-таковского нет! Это всё храмовники ещё в Палестине нашли, при первом походе пилигримов и их раскопках в своём штабе, на месте бывшего храма Соломона . Говорят что это-«Архимедовы идеи» : Настроить много высоких башенок, в нескольких милях окрест и видимых верхом друг другу и с помощью зеркал и света, будь то солнечного или каким составом ночью ярко горевшего-посылать сигналы, тем самым упреждая появление «причины» тревог. в общем: храмовники могут за несколько часов передать новость-от Триеста, до Лондона. Тем самым упредив любых конных курьеров. Так что угнаться, за их «орденской связью»-почти невозможно, разве лишь продублировать. » -А если перехватят этих «солнечных болтунов», тогда как?,-не унимался Хелег. -Не-е. у них кроме сигнальщика и командира связи ,ещё и шифровальщик есть, да и меняют они ежегодно свои шифры. Хрен один! Да и смысл перехватывать сигналы, если не знаешь хоть примерно-что за события они описывают?-Пустая трата времени. » Сидящие «старички» закивали головами и наступила пауза. Наконец Хелег её прервал : «На кой ляд тогда ,здесь монахи доминиканцы- ошиваются?!» На спросившего все стали смотреть как на слабоумного, видимо за шпиона, с такими глупыми вопросами, никто и не думал принимать новичка. -А зачем «Совету», в одни руки -все полномочия класть? А так : доминиканцы и храмовники-давние враги, ещё до «Священной Войны». Ещё когда доминиканцы инквизицией управляли, а хрмовники им своих братьев отказывались выдавать. Храмовники ведут поиск врагов и собирают информацию, доминиканцы-ведут местную канцелярию и общие архивы «Совета», каждый информирует «Совет», со своей стороны. и всем спокойно!» -А мы тогда зачем?,-искренне удивился Хелег. -Хееех,брат-ну ты даёшь! Меченосцы-ударный кулак «Совета», наша задача: стальной массой обрушивать на врагов Веры- свои мечи и уничтожать ересь. Армия «Совета Орденов», вот кто мы такие! Гордость и краса. в какой-то мере. -А инквизиция?,- всё не унимался новичок, видя что ему пока с удовольствием рассказывают о местных реалиях и вспоминая некоторые службы из времени, в которое он возможно попал. -Ну. эт скорее теперь -прокураторы «Совета». После того как старую инквизицию- «под корень» , за поддержку Папы и некоторые излишние старания, в том числе и против орденов. Новая же -полностью под «Советом», особо не рыпается и всерьёз её воспринимать уже не стоит. Орденцев они не трогают, не их полномочия, а население и дворяшек-пускай давят сколько влезет!» -Вы тоже не уважаете дворян, думаете,они извелись? -Ага,думаем! Это их деды и прадеды, чего то стоили: «войны баронские» там, уход в протестники и так далее..а те кто остался сейчас «на титуле» или при дворах- полнейшие дебилы и ублюдки, иначе их бы давно «Совет» к себе взял, в служение! Отбор в ордена-жесточайший, поэтому титульными идиотиками и становятся : ублюдки и трусы, ну, что-бы не поднимали мятежи, а если и подняли, то этих дурней можно было быстро придушить. Разговор был прерван громким воплем в главном помещении лазарета. Один из санитаров поднялся и поманив к себе Хелега, произнёс : «Пойдём. Посмотришь как тут всё у нас происходит, в принципе-ничего сложного, обвыкнешь. Всё как и в других подобных местах.» Они вдвоём вышли в тёмные покои где лежали больные. Санитар прихватил факел и свою сумку, а Хелег-взял тазик с тёплой водой, что сунули ему в руки при выходе из комнаты и пару тряпиц. Обход оказался скоротечен, к немалому удивлению нового санитара : дойдя до кричащего, санитар осмотрел его с помощью факела и что-то тихо спросил, после чего махнув рукой обернулся к Хелегу : «Ничего страшного, сержанта зацепили местные мужики, когда он попытался отобрать у них оленя в лесу. мужичков-то перевешали, как раз за сержанта, а вот самого бедолагу-всё пытаемся излечить. Хотя сволочь он, да и туповат.» Далее санитар провёл Хелега к балдахинам из грубой холстины, за которыми лежали «срамные больные» , те , кто получил свои хвори от маркетанток или иных дам, что периодически подходят «с предложениями своих прелестей» к походным лагерям или небольшим крепостицам. Тут же новичку была рассказана пара историй об «необузданном Гансе» , что решил «побаловаться» со всеми «дочками» старой мамки Алле, ну и. не пропустил мимо своей участи, как не мылся-отмывался в прудах и иных, попадавшихся ему в пути или месте нахождения, водоёмах. Особо-«срамных» не лечили, разве лишь в случае если они из своей военной добычи или иных каких фондов, оплачивали заботу о себе-так как считались позором подобные увечья и болячки, их скорей пристало видеть у наймитов, а не братьев ордена. Однако, если брат мог оплатить уход за собой и лечение , тогда лекари госпитальеры-среди которых было много «сребролюбивых» итальянцев : из Генуи, Флоренции, Венеции, Равенны-оказывали дополнительную помощь, а в некоторых случаях даже полностью излечивали «страдальца» ,но за очень хорошую плату! -Ого, так значит госпитальеры, далеко не все свои услуги, братьям ордена- предоставляют на паритетных началах, немного-подрабатывают?,-опять удивился Хелег. -Ясное дело! Госпитальеры знают многие травы и изготовление зелий. Не зря они захватили книги друидов- из Лотарингии, Эльзаса, Прованса и прочих их ранее главных земель-навроде Бретани. У них есть даже лаборатории, вроде алхимических, где они создают свои варева, а так как братья орденов постоянно чем-то хворают : то страдают от сабли мамлюка, то от «венериных болячек», часто бывает маются от худой пищи или протухлой воды. дело такое-поход, есть поход и госпитальники всегда с туго набитой мошной. Люд орденский, постоянно обхаживает госпитальеров : кому надо что излечить-«полученное», а кому-что и улучшить. «,-говоривший это санитар ухмыльнулся и подмигнул новичку. -Что именно и кому?,-вновь задал дурацкий вопрос Хелег. -Простоват ты. до неприличия!,-подытожил опытный санитар,-Ну, к примеру-уходит старый рыцарь на пенсион, с денюжкой немалой , что в походах собрал. Ему справляют должность «смотрителя Совета» в каком нибудь посёлке или, за заслуги-строят собственный донжон, с которого он будет присматривать за территорией, а в дальнейшем передаст в канцелярию «Совета» преемнику. Ему бы жёнку славную, а у рыцаря, после походной жизни сволочной-«не очень с твёрдостью» , интерес то, понятно тебе? Вот тогда кланяются в ноги госпитальерам и просят у них микстуры и порошки, дабы так сказать : не ославиться, на пенсионе! «,-санитар захихикал и повёл Хелега назад, откуда они пришли . Больные в лазарете продолжали хрипеть и ворочаясь постоянно стонали, однако опытный санитар не видел в этом ничего опасного и рвался вновь присоединиться, к компании друзей , в зале для санитаров. -А что, храмовники их за это-не наказывают?,-продолжал узнавать ситуацию Хелег. -Смотря где, смотря кого. Если нужно показать храмовнику , собственную важность и силу-тогда да, за милую душу! Но в основном госпитальеры их лечат бесплатно и помогают при разных спорных делах. «,-он понизил голос и зашептал,-» Ходят слухи , что госпитальеры, именно для храмовников-яды особые готовят и всякие зелья: что-бы любую деву соблазнить, будь она хоть ведьма друидов, хоть из протестников. А за это, сами храмовники-закрывают глаза на некоторые махинации «братьев-лекарей», позволяя последним неплохо наживаться на «аптекарском деле» , особенно для наших дворянчиков и их домочадцев. Что может дать наш брат меченосец. добычу? Да на кой ему с храмовником ею делиться?! А в цитаделях и во время перемирий, у меченосцев-задница голая, вот поэтому мы и не в фаворе..у всех!»,-горестно подвёл черту сказанному санитар, уже подходя к остальной кампании в освещённой зале. Глава седьмая Вновь усевшись в круг переговаривавшихся санитаров, Хелег получил кружку с каким-то душистым напитком и стал не спеша его отхлёбывать : по телу разливалось тепло и умиротворение. Путешественнику уже начинало если и не нравиться, то по крайней мере казаться -что всё не так уж и плохо и при определённых условиях и здесь вполне можно прожить. Его тронул за плечо подросток , недавно вошедший к санитарам и сразу шепнул : «Вас просят выйти из лазарета, хотят обсудить. » Не дав Хелегу время на расспросы и объяснения, паренёк быстрым шагом вышел из комнаты и скоро раздался скрип входной двери самого лазарета. Чертыхаясь себе под нос, как на сегодняшнюю полную событиями ночь, так и на всяких юнцов которым не спится по подобным ночам-новичок санитар получил разрешение и неспеша вышел из здания . Метрах в десяти от входа в лазарет стояла пара людей в накидках тёмного цвета. Увидев и опознав Хелега , они подошли к нему и без предисловий начали быстро шептать : » Брат-выручай! У вас тут, в лекарском доме, наш родственник лежит. а у него в посёлке, что рядом-мать загибается! Дай парню напоследок хоть с ней свидеться , а? Мы тебе за помошь-талер целый дадим. вот!»,-мужчина, что постарше , продемонстрировал блестящую монету, в неярком лунном свете,-«Помоги! Мужичок наш-немного не в себе, сам понимаешь : враги, бои. удар по голове. Мы слышали, прямо как у тебя, вроде! Бывает , что даже нас не узнаёт. горе какое! Но ничего: Ты его только из списков лекарских , выпиши и сюда вынеси, а уж мы дальше как то сами его оприходуем. » Если сперва Хелег ещё как-то пытался понять что ему говорят, то уже с середины речи незнакомцев , его собственные мысли- полностью вытеснили внешние звуки : «О как! Проникли на охраняемый объект? Может конечно они и охране дали монетку, но мне то-не легче. Шустрые ребята! Надо, не отходить далеко от двери в лазарет , а то могут и «подрезать». Ладно, байка для них очевидна-» мужики, я новенький! Всех боюсь-меня не трогайте! И всё. Так и отбрехаюсь.» Приняв данную тезу за основу, Хелег тут же начал её озвучивать-немного вздрагивая и нервически сжимая и разжимая кулачки , для сопровождения своих слов жестикуляцией правильной, а в конце, для большей правдоподобности-даже попытался пустить слезу словно «от испуга». «Смурная парочка» , как он их про себя прозвал, его выслушала и попросив не отходить стала шушукаться. На замечания нового санитара о том, что ему уже пора вернуться-уверенно погрозили небольшим кинжалом, похожим на клык. Наконец они вновь подошли к Хелегу и тот что постарше, продолжил увещевать : «Видишь ли в чём дело. Скажу тебе-как родному! Этот гад, нам денег должен. много! Сам понимаешь-украл он у нас, тьху ты! Должен то есть. А, Неважно! Спрятал он монеты, а вот где-молчит! Ты нам его вынеси, сюда, да оформи правильно у лекарей чтоб его без проверки выдали , а мы тебе долю «скинем», на равных. Идёт?» Хелег мысленно стал прикидывать : в долю, от столь шустрых ребят-он не верил, а вот нож в брюхо, если он закричит или бросится наутёк-запросто всадят! И главное, совершенно непонятно : как данные особи смогли проникнуть в цитадель? Если они ещё и с охраной или чего доброго, братьями рыцарями , связаны. совсем плохо! Никому и ничего, на том свете уже не докажешь. -Всё-лады! Ну раз так-то конечно, сейчас! Через полчасика-всё будет в наилучшем виде!»,-засуетился Хелег , всячески показывая двум компаньонам своё полное согласие с их планом,-«немного «умаслю» санитаров и дежурного лекаря, а чуток погодя и вашего вынесу. точно!» Суетливость говорившего подействовала благотворно на «смурную пару». Они стали успокаивать Хелега, объяснять кто им нужен и как его опознать, даже называли его место в лазарете и постоянно просили : «Ничего и никого не бояться! Ибо, всё давно «решено. С кем надо. » Новопринятый санитар кивал и всячески поддакивал. Потом, довольные похлопав друг друга по плечам они расстались и Хелег вернулся назад в лазарет. Опрометью кинувшись в санитарную комнату Хелег скороговоркой всё рассказал и спросил : «Стоит ли вызывать охрану крепостицы и вообще, есть ли такая при лазарете?» Сидящие вокруг него немного похмурились и вдруг, внезапно, и почти одновременно-прыснули и расхохотались! Пока Хелег смотрел с небольшим испугом и подозрением на смеющихся санитаров, подозревая сговор среди огромного числа людей проживающих в цитадели, один из сидящих поднялся и неожиданно представился : «Атаульф, сержант при лазарете, один из. В общем, нас-семеро. Семеро стражников. А одеты как все санитары, ну. была на то причина. Короче-идём, покажешь мне этих, что тебя посулами соблазняли.» Атаульф повернулся к остальным и заметно подмигнул. После чего взяв под руки ожидающего пакостей Хелега, который однако успел положить в свою полотняную суму небольшой безхозный стилет, что весь вечер лежал на общем столе в санитарной комнате и повёл к выходу. После того как они вдвоём оказались вне стен лазарета, сержант немного присмотрелся в темноту и указав на какие-то тени близ дерева, недалеко от входа, пробормотал : «Идём!» Хелегу совершенно не хотелось следовать за сержантом : он уже не сомневался , что здесь, в цитадели-есть некий «тёплый кружок единомышленников» и он, новичок в коллективе, явно попал в зону их интересов. Но так как убежать было совсем уж постыдно, да и Хелег не верил что это окончательный выход из ситуации-то принял решение идти с сержантом к дереву , а в случае чего- сразу бить стилетом и небольшим мечом во все стороны, что почти забытый болтался на привязи, и вопить как можно громче. Его Меч уже незнакомцы видели и по мнению Хелега, могли попытаться отнять сразу же при конфликте или заблокировать в ножнах, а вот стилет лежащий в суме-нет, что давало дополнительный шанс в возможной потасовке. Подошедший к паре незнакомцев сержант чётко и спокойно произнёс : «Здорово братья! Новичёк-вас сдал, всё нормально!» Вновь послышался негромкий смех и «смурные» стали снимать свои капюшоны с голов. Хелегу ,как и ранее в санитарной комнате- было непонятно веселье от произнесённых слов, однако сейчас, не без опаски он отметил : к ним ,со стороны трапезной, подходят ещё пять человек. Почти одновременно с этим раскрылись двери лазарета и высыпали четверо санитаров, словно они уже поджидали там некоего условного сигнала, один из них громким шёпотом спросил : «Ну как, проверка пройдена?» Сержант к нему обернулся и замахал рукой : » Пройдена-пройдена, выходите все!» Пятью подошедшими от трапезной, оказались : лейтенантом Клаусом с несколькими незнакомыми Хелегу , рыцарями. Клаус улыбался : «Ну и как новичок себя вёл, Атаульф?» -Сообщил о неких злоумышленниках, командир. Предлагал вызвать охрану. Вроде , не стал никого вытаскивать из лазарета, как наши «соблазнители» ,его цельным талером , не смущали!» Вновь смешки в ночной полутьме и возгласы : «Молодец! Наш человек!» Клаус победно посмотрел на недоумевающего в стороне от всех Хелега : «А ты что думал. ритуал и всё-уже нам брат? Не-е-т! Это надо заслужить! Помни! Я уж постараюсь сделать из тебя что достойное. Ну а проверки, вас мерзавцев-буду делать всегда! Бесплатный совет: не предавай! Ибо узнаю-сокрушу!»,-лейтенант обратился ко всем стоящим рядом,-Ладно! Отбой! Утром потреплетесь словно бабы. Отбой всем кто вне дежурства!» Люд потихоньку расходился, а вновь «проверенного» Хелега утащил с собой в тёплый лазарет, тот самый старый санитар, с которым они ранее проводили обход больных. -Мда. командир-умнейший человек! Не обижайся на него.Лучше проверить-кто с тобой кров делит , чтоб потом-с ножом в спине не спать. отак вот!,-санитар принялся рассказывать очередную байку, которые знал в невероятных количествах, но Хелег его не слушал думая о своём. Ему, за то короткое время что он в «условном здесь» прожил : от «выпадения из ванны » и вплоть до нынешней проверки-удалось многое чего испытать, а самое главное из понятого: полное отсутствие ощущения » простоты и наивности» , что так его забавляла во многих исторических книгах при описания жизни тогдашнего общества. Здесь же, принцип «доверяй-но проверяй!» , был видимо основополагающим и местные аборигены, несмотря на «дикие и отсталые » технологии-довольно удачно занимались : как поиском различных нарушителей, так и «подбором кадров», используя идеи «Артхашастры» незабвенного Вишнагупты. » Здорово! Простаки значит. «дети природы» не знающие, что творят? Ага-ага. Враки! Всё они знают и понимают, и вполне грамотно используют «психологические ловушки». Но всё же, как избежать нового допроса? Пока, на ближайшее время, вариант один и он очевиден : «пожирать глазами начальство и быть тупым и исполнительным». За Все попытки здесь умничать и «светить» знаниями- могут»распотрошить», как курёнка, без всякого сострадания и с научным тщанием и сноровкой.»,-угрюмо думал Хелег усаживаясь среди санитаров в знакомом уже помещении. Дальнейшая ночь прошла тихо : ещё пару раз новый санитар ходил в осмотры больных, выслушал нескончаемое количество шуток в свой адрес и выпил с пяток кружек варева, из какого-то местного корня. Утром заявились «главные» : старший лекарь и старший аптекарь, в сопровождении двух своих ассистентов, каждый. Абсолютно не обращая внимания на санитаров меченосцев, старшие госпитальеры выслушали отчёт дежурного лекаря, как и они-госпитальера , и немного покивав и за что то отчитав младшего собрата-ушли в свои комнатушки, попросив ассистентов указанное ими «принести и смешать». Радостно гомоня смена санитаров, вместе с Хелегом, сдала дежурство пришедшим сменщикам и отправилась в трапезную, там как раз проходила общая молитва, перед едой-для всех кому стоило приступить к утреннему приёму пищи. Хелег явно проголодался и стоя возле своих, как ему уже казалось «в доску» санитаров, просто шевелил губами и копировал их жесты, лишь на долю секунды запаздывая в них. Сама трапеза была в меру скорой, так как цитадель являлась военным объектом и просто засиживаться, как в корчме, не позволялось. Блюдо, выданное новичку помощником повара, было стандартным : каша , с густым мясным бульоном и кусочком мяса, немного свежего хлеба. В другой ситуации Хелег бы может удивился и начал допытываться «что так негусто?», однако переживания и ночное дежурство сделали своё дело и он проглотил всю свою порцию, с преогромнейшим удовольствием. Запивали еду кружкой выданного отличнейшего пива, производимого, как оказалось в данной же крепостице, Хелег улыбался и добродушно кивал головой на шутки в свой адрес На обратном пути в казарму, где ему предстояло отдохнуть и набраться сил : как путешественник узнал, все новички или проштрафившиеся-в течении месяца дежурят ночами в лазарете или на «чёрных работах», куда по разным причинам не допускают служек. Либо получают данную смену по просьбе госпитальеров, когда те хотят кого-то наказать или провернуть свои делишки, в дежурство «верных» им людей. -Есть и такие у них?,-решил развить тему Хелег. -У всех орденцев есть такие : храмовники-набирают осведомителей «нюхачей», что как собаки-«вынюхивают» у товарищей секреты, так же, правда, как и доминиканцы. Госпитальеры- подбирают себе санитаров : для варения и продажи своих микстур и порошков, а также их транспортировки и той же продажи, без разрешения, в дальние капитанства «Совета Орденов». Так что-не будь лопухом! То, что тебя проверил Клаус, ещё не значит что наш главный храмовник-в тебе уверен. умей вертеться!» -Угу-ясно!,-с улыбкой дебила радостно согласился Хелег,-А почему лишь госпитальеры в лекарях, ведь глупо. Они вдвоём уже зашли в казарму и Хелег уселся на большой сундук, близ ложа своего нового знакомца.Тот растянулся на своей кровати и хмыкнув, продолжил : «Глупо, да не очень. У госпитальеров, в библиотеках-все свитки и манускрипты по: лекарствам, хворям, лечению, ядам, операциям. Это у них такая служба, при»Совете Орденов». Там у них, мне знакомый госпитальер, за пятой кружкой «пенного» рассказывал-всякие тома и фолианты : античные свитки римлян и эллинов, египтян-что потрошили своих мёртвых и сушили как рыбин, индийские и восточные рукописи, полученные тайно. Ну и ясное дело-от сарацин с мамлюками, тоже, многому научились. Плюс друиды, что северные-англов нынешних и германцев ,так и франкские-много знаний по себе в медицине оставили,-вот госпитальеры их и держат по библиотекам и экспериментируют. Есть слух, что им единым, «Совет» разрешил опыты на мёртвых ставить, во имя Веры, ясное дело! Так среди них и обучаются лекари : те-кто «варева» делают, те-кто режет и сшивает людей, те-кто по глазам и слюне с прочими нашими «выделениями», прости Господи-могут хворь объяснить. разные! Этим, они в «Совете орденов» и отличаются, понял? Мы, меченосцы-первые в бою! Храмовники-в защите безопасности «Совета» и его «связь». Госпитальеры-лекари и аптекари. ну, ты же вроде это уже спрашивал, нет? Иовиты-орденский флот. Доминиканцы-архивариусы и канцеляристы.Францисканцы-утешают бедных, дают им пищу в голодные годы, помогают деньгами. Плюс, с десяток «местных»орденов : вроде чешского «красной звезды» или венгерского «рыцарей дракона», но у них-свои задачи и земли. Короче-я спать! Извини.Давай на дежурстве побухтим, а?» Коллега Хелега закрыл глаза и последний неслышно побрёл к своей койке. Улёгшись на неё он почти сразу попал под вопросы своего соседа, также пришедшего с ночного дежурства, правда у ворот цитадели-ибо он был сержантом внутренней стражи. Слово за слово и отбрехавшись на стандартные вопросы : как его зовут и откуда он, Хелег смог начать вновь, игру в дурачка, многое не знавшего, а ещё большее-забывшего, после ударов по голове. -Вижу, наши главные лекари, из госпитальеров, не очень тут всем нравятся?,-с наивным видом спросил он у нового знакомого. -Ахаха-эт точно! Редкостные мерзавцы, поверь. Нам идти в поход или «поиск» протестников, а они-ни за холодную воду! А ведь по статуту «Совета Орденов»-обязаны! А нам, раненных в боях братьев-как лечить? Да и без ранений, мало ли хворей может случится в походах? А эти . тьху : «Мы не можем-сбор трав срочный, да мы и сами-приболели. » Ну вот и приходится нам, меченосцам, как то выкручиваться : кто из командиров-старается своих лекарей скрытно, без скандала обучить, кто-платит дополнительные суммы «походные», госпитальерам. Наш лейтенант, пару раз-просто избивал отказавшихся. В отличие от «боевых»орденов, для госпитальеров видимо нет позора в избиении, поэтому никаких судов чести или поединков и не было. Иногда, в случаях крупных эпидемий- госпитальеры сами бросаются в бега, представляешь? Они то знают, что и как с болезнями, поэтому могут оценить их опасность. А нам потом выговоры : «Почему использовали сельских знахарей и алхимиков»? Почему?! А как нам выжить -эти идиоты не подумали? Ладно! Плюнь на них. Спокойного дня!»,-пожелав последнее, разозлившийся сержант отвернулся от Хелега и укрылся с головой. Глава восьмая Спал Хелег хорошо, даже отлично : совершенно не слыша хождений по казарме и разговоров. Видимо все последние события и переживания, плюс постоянный свежий воздух и непонятный отвар, которым его угощали в лазарете- делали своё дело. После сна, спросив у соседа сержанта, уже одетого полностью и готового идти в трапезную-«где можно умыться» , что несколько удивило сержанта-сходил к бочкам в подвале той же трапезной и набрав пару баклажек воды, умылся как и где смог, в одном из полутёмных уголков двора . Немного расстраивало Хелега отсутствие бритвы и дезодоранта, бывшими столь обыденными в его предыдущем быту , однако он успокоил себя мыслью,что если здесь обживётся-то наверное придумает им замену и скоро. Когда новичёк зашёл на обеденный приём пищи своей группы, оказалось, что многие его знакомцы по вчерашнему дежурству, санитары-уже его завершали. Смеясь, они назвали Хелега «соней» и посоветовали не опаздывать на ещё и на дежурство. Доев одним из последних всё ту же кашу с остатками густого коричневого бульона, Хелег решил при дневном свете осмотреть лазарет, как место своей дальнейшей работы и к удивлению»дневных» своих теперешних собратьев санитаров-зашёл их навестить. Немного поговорив о порядках в цитадели и лечении здешних больных, Хелег вынужден был признать-днём, без пляшущих теней от факелов и некоего «ночного»звучания, лазарет выглядел уже не столь таинственно. Обычное, в меру грязное помещение. Много раненных или просто болящих. Тазы и тряпицы-почти везде. Стоны ,а в некоторых углах ещё и жуткая вонь. Всё. Уж было задумав выйти назад и немного погулять в скверике, где ночью проводили ритуал его посвящения, Хелег увидел железную кружку одного из дежурных лекарей госпитальеров , ибо меченосцы,что дежурили в лазарете как помощники-использовали деревянные или глиняные. Покрутив немного предмет в руках, Хелегу внезапно захотелось, как в детстве- кого-нибудь подслушать с помощью этой самой кружки и ехидно посмеиваясь над своими будущими жертвами , он сделал вид что прилёг к стене , прямо на грязную холстину что помогала отдохнуть санитарам . После чего приставив кружку к стене и прислонившись к ней ухом- стал слушать. ничего! Толстый камень из которого был сложен лазарет-не очень подходил для проводки звуков, а рыскать в поисках алебастровых или фанерных стен не представлялось возможным. Немного расстроившись от своей неудачи, новичок уж было хотел вернуть кружку на место -пока её хозяин не хватился, но вдруг вспомнил что завешенное «отделение» со «срамными» больными-как раз граничит с кабинетом старшего лекаря и там есть небольшая деревянная проплешина в каменной кладке: Кто-то из строителей не до конца восстановил, некогда обрушившеюся часть стены. Загоревшись этой мыслью, Хелег вошёл к «срамникам» и подождав пока один из санитаров что у них проводил осмотр выйдет-прильнул кружкой к небольшому деревянному «пятачку». К его радости : звук был хоть и тихий, но довольно чёткий -между собой говорили старшие госпитальеры, лекарь и аптекарь, коих при своём дневном посещении, Хелег пока до этого не наблюдал в основном зале лазарета : «. боись. Чего трясёшься? Да, Клаус крут-но простоват! С чем он тебя возьмёт-с книгами? И что?-ты лекарь и твоё дело-читать, что бы лечить хвори наших «медноголовых» братьев меченосцев . Всё! «,-толкал речь, надменно поучительно, старший лекарь,-» что, он будет греть наши книги-на огне? Кто ему даст. а луковый сок почти не заметен , если не знать где им писано, понял? А ещё аптекарь. Наши братья- ждут от нас информации , сам должен понимать, не только храмовники и доминиканцы или, к примеру , амальфийцы и иезуиты должны собирать информацию, но и мы! У нас с тобой довольно любопытное маркграфство , а соответственно : есть шанс международных встреч или шпионских проникновений. Посему, наши генералы и магистр должны быть информированы-не хуже своих коллег из иных орденов! » Хелег продолжая слушать призадумался призадумался: то , что на данных землях существует некий «симбиоз братских орденов»-он уже понял. Однако что они постоянно, «тихой сапой» дружат-«друг против друга», было необъяснимо! Зачем тогда было объединяться?! Оказывается что и лекари госпитальеров, также ведут «тайную деятельность». «А ведь врачу- многое ведомо, как от больного, так и его родственников, да и болеют все : от дворян- до селян. неплохое «прикрытие»,-думал Хелег,-«Но! Кажется иезуитов , в тысяча четыреста сорок восьмом году- ещё небыло. или данный секретный орден и своё появление- тоже запутал, ложным вбросом дезы? Ну, тогда они-просто «красавчики», пять с плюсом! Кто такие «амальфийцы» и главное-сам «Совет Орденов»? У кого бы спросить. » «Книги, для связи с нашим «главным домом» определены, страницы для записи заметок-также. Просто составь на них отчёты об условленных темах и не переживай! Не смогут их прочитать чужие! Храмовники-ведь тоже люди. и тоже маются: «мужским бессилием» или «подпусканием ветру», так что договоримся!»,-продолжал наставлять старший лекарь, совершенно не боясь быть раскрытым. Из чего было ясно его привилегированное положение в данной крепостице и то, что госпитальеров-не сильно пугали братские проверки : что меченосцев, что храмовников. -Господин , я всё выполню, хотя каюсь : меня страшит наше возможное раскрытие и то, что этот бесноватый командир Клаус может сотворить !,-заявил новый голос, видимо принадлежавший аптекарю. -Не переживай так, а то тебя «трясучка» нервная возьмёт!-У всех орденов есть отдельные внутренние интересы и наш-не исключение! Итак : запишешь всё то что собрал , когда продавал порошки и снадобья хворым иноземным купцам, из Полонии, Литвы и земель «славянской империи». Добавишь немного слухов -от беглых ромеев, которых мы «починяли» с месяц назад : по какой причине и откуда они бежали и чем знамениты были, заодно добавь и то куда их отправили храмовники. Напиши также нашему капитулу, что готовится небольшой поход-в земли близ приморской Литвы, однако будут ли там лишь меченосцы или кого из малых орденов примут в подможие-неведомо. Дай таблицу растений и их наличие у нас, заодно напиши : через кого мы можем их тайно передать, что бы храмовники или меченосцы об этом не проведали и не забрали на нужды «дела Веры». Не забудь отписать, об известных нам в данной местности лазах и схронах, чьи тайны оставили буйные протестники -которым мы давали медленный яд, обещая лекарства и выздоровления. Нашим братьям это может понадобиться для обустройства новых скрытых баз и «ночнушек», для караванов с зельями, мимо меченосных приграничных цитаделей и засад храмовников. Предложи один из схронов-под лабораторию, если капитул даст согласие мы неплохо «поднимемся» в чинах! Упомяни , «друидов» литвинов или как их там, что своими науками о «природе»-вполне равны галлическим собратьям и попроси надавить магистра нашего ордена, на ассамблее»Совета Орденов», что-бы он внёс предложение нового»похода Веры» в те края, ибо есть шанс получить новейшие знания в больших объёмах, да и напрямую начать торговать микстурами и порошками, без посредников, со всеми тремя частями Руси : Новгородской патрицианско-негоциантской республикой, Московским кесарейством и Киевским Великим принципатом. » -Мой господин, я слышал, что наш орден неплохо представлен на Руси и является там, как добытчик информации, конкурентом иезуитам и храмовникам? -Верно, истинно так! Хворают все и везде и зачастую не верят своим же врачевателям, кои «заинтересованы» наследниками, в смерти болящего : будь то властитель или негоциант, поэтому наша госпитальная орденская тактика засылания своих лекарей и аптекарей , для»найма» к иноземцам, вполне себя оправдала .В Новгороде десяток бояр и полсотни богатых торговцев и их жён- постоянно принимают наших представителей и слушают новости из земель «Совета», в их верном толковании . Они в восторге от всего что есть в «Совете Орденов»! В Московии-кесарь боится дядек и кузенов, а те, только и ждут своего шанса. и при дворах их всех, по паре наших лекарей пристроено, естественно не показывающих своего единения в ордене госпитальеров. С Киевом сложнее, там, несмотря на самовосстановленный принципат, скорее заправляют разбойники, что называют своё государственное устройство- «отаманат». У каждого из этих пиратов и контрабандистов-по отряду собственных головорезов и они держат «свой» район, из которого и ходят в поход за добычей-побивая как татар, так и полонцев с уграми и прочих. дикие люди! Нашим братьям там сложно приходится, да и ромейские лекари-едут к ним в немалых количествах, за деньгой, что там в обилии. Пока что мы лишь присматриваемся к тем местам. Наступила пауза и было слышно лишь как что-то передвигают в кабинете. Наконец движения и звуки в комнате, прослушиваемой любопытным Хелегом прекратились и ему вновь удалось различить речь. -Итак, брат аптекарь : надеюсь вы уяснили важность той информации, что мы поставляем ордену нашему и то, что чем более мы её соберём и передадим-тем возможно более высокое положение сможем в нём занять, в дальнейшем . -Совершенно мне это ясно-исполню всё , о чём вы просили: книги и луковый сок-готовы, осталось лишь внести на нужные страницы собранные данные и можно отправлять в наш штаб. -Прекрасно! Теперь поговорим о местных делишках. Я дам вам список людей, которых их родственники хотели бы вскоре «лишиться»-думаю вам не составит большого труда приготовить верные настойки : что-бы вначале человек болел и лишь по происхождению месяца, отдавал Богу душу? -Мммм. нет конечно. Все подобные микстуры, изучаются аптекарями госпитальеров ,на третьем году обучения в нашей общей академии.Укажите кому и куда передать, и я смогу точно изготовить верное средство. Хелег начал холодеть, слушая всё это. Ему так и виделось : пара «добрых» госпитальеров, не спеша кладущих отраву лично ему в пиво или ещё куда. Страх был настоящий-его уже бил небольшой озноб. Конечно все эти странноватые люди которых он видел последнее время, избиения и пытки, проверки-всё пугало, но столь дерзкого и откровенного убийства, да ещё и сразу нескольких человек, так, словно «между делом» . Судя по тону это было обычное, ежемесячное действо и сколько людей уже попрощалось с жизнью было страшно даже представлять. -Хм, брат мой-вы всё ещё чем то обеспокоены? -Да господин. Мне бы не хотелось вновь попасть на допрос храмовников. полгода назад, когда мы в Дрездене, за довольно успешную по доходам неделю, «помогли» десятку известных семейств лишиться надоедливых и живучих их глав-некоторые наследники оказались недовольны и обратились к храмовникам за помощью в расследовании, а те. ну-вы же помните, те допросы? -Конечно. и что? Разве вас казнили, даже несмотря на то, что курьеры и часть договаривавшихся с вами наследников-прямо указали на вас?-Отнюдь! Как раз тех, кто «указывал»-их и повесили. Да, пришлось дать просто так храмовникам -кучу зелий и попросить прямой защиты у генералов нашего ордена. Вот по этой то причине нам и следует доказать нашим «старшим», что нас-не зря «выкупали» у храмовников, за довольно приличное количество отравы и «болтун зелья», для мягкого «развязывания языка» на допросах.Теперь, надо немного денег поднасобирать вновь, надо! И доказать пользу от нас здесь. -Я конечно же согласен! Правда, всё равно несколько боязно. Однако же-всё выполню, всё! -Отлично! Теперь ещё такое : пара , хм, назовём их так-«людей риска», хотели бы получить усыпляющие и слабительные порошки-продай им! Они мои старые знакомцы и платят золотом и серебром, хорошо? -Всё подготовлю и передам. как обычно-через сержанта меченосца, что надеется благодаря нашим отварам, внезапно стать»благородным рыцарем»? хи-хи-хи . -Угу, через данного, ублюдочного барана. И как такие идиоты попадают в ордена? Вроде и отбор же есть, а вот, поди же. Всё-расходимся. Удачи в делах! -Всего и вам наилучшего! Хеллег на всякий случай отскочил с кружкой и поглубже втиснулся за полотнища возле одной из лавок со»срамными»больными. Старший лекарь степенно вышел : был он грузен и низкоросл, много перстней и печаток украшали его «пальцы-сардельки». С длинными седыми волосами и неряшливой накидкой, поверх вычурного жакета. Подождав его ухода из лазарета, Хелег вновь присоединился к санитарам в их комнате, получил нагоняй от лекаря, чью кружку он использовал для непреднамеренной разведки и виновато выслушав упрёки-побрёл вон, надеясь что трапеза и гуляние в скверике придадут ему новых сил. Глава девятая Прогулка быстрым шагом по двору и небольшому скверику-действительно несколько успокоила Хелега : он уже не так решительно стал сжимать кулаки при воспоминании о госпитальерах и их»делишках» , лишь постоянно бормотал под нос , свои негромкие размышления : «В конце концов, нередки подобные случаи как были, так и будут, что бы там не бредили о «человеке гуманном». чего это я так в судьи резко подался? Мне здесь Надо просто «держать ухо востро» и по возможности , меньше пересекаться с «госпитальной парой» , вот и всё!» После успокоительной прогулки была трапеза, последняя перед новым ночным дежурством : давали варенные овощи и свежий хлеб, в обилии. Заступающим в дежурство, вместо пива, налили некоего «кленового отвара», что по словам поварят «очень хорошо бодрил и «прогонял сон». Хелег опять влился в компанию своих знакомцев санитаров с которыми вчеоа отдежурил и они, почти тем же составом что и вчерашней ночью , отправились на смену. Отдохнуть первые часы, как вчера-не довелось : один из раненных братьев, которого изрезали контрабандисты литвины во время их недавнего преследования в «поиске»-скончался . Отправив посыльного, из старых санитаров, за священником для необходимых ритуалов-дежурный лекарь ночной смены указал Хелегу и его болтливому вчерашнему компаньону, с которым они на пару впервые обходили «венериных больных» : что-бы тащили умершего вниз, в подвал лазарета. Там пройдёт церемония и надо будет перед этим вызвать старшего лекаря, для «особых» метод и проверки на смерть, а также подтверждения документов о характере смерти. Санитарам выдали по грязной длинной холстине и они, взяв за руки и за ноги недавно усопшего,уложили его тело сверху одной из них. После , связав узлы для удобства переноски-отнесли труп в подвал лазарета, который оказался примерно точной копией «верхнего» помещения -лишь комнатки поменьше были в нём на месте входа в лазарет, но уровнем ниже.Т ри больших стола для усопших, как объяснил «бывалый» санитар-это сделано специально, на случай крупных потерь в «поиске» или осад крепостицы, когда трупы просто некуда девать, а оставлять пред очами братьев, что бы не падал их боевой дух-негоже. Кроме того одна из комнатушек в глубине подвала- может служить как изолятор ,для заражённых или полоумных, которых нельзя держать со всеми согласно уставам «Совета». Вскоре появившийся в подвале старший лекарь, был явно не в духе : бегло осмотрев на одном из каменных столов умершего , он буркнул себе под нос что-то невразумительное и обернувшись к дежурному коллеге , изрёк уже начальственным тоном : «Смерть от излияния внутренних жидкостей. Видимо удары кинжалами-нарушили их обычное течение и. Ну, ты и сам знаешь! Короче: я-пошёл спать. Запиши что я сказал и немного добавь от себя. Всё! Сильно не мудри!» Главный лекарь ушёл к себе, продолжая недовольно бубнить себе под нос несуразности и ругательства , а оставшийся дежурный госпитальер -принялся заполнять миниатюрный пергамент , что выдавали для описания смерти братьев рыцарей. Как вновь пояснил Хелегу, напарник : «Нас, младших орденских братьев : санитаров, Сержантов, Обслугу-чаще всего просто закидают землёй! А вот братьям рыцарям, как старшим в орденах-хоть немного, но почёта! Так заведено.» Когда Хелег уж собрался возвратиться наверх, его остановил сидящий рядом и всё ещё царапающий на пергаменте дежурный лекарь и заявив: что бы они с напарником остались здесь дожидаться священника для его службы , а когда это случится, сейчас или утром, неведомо. Это несколько огорчило обоих товарищей, но сбегав наверх и выпросив у своих коллег кувшинчик того же напитка, что они вчера пили-Хелег и его знакомый завели неспешную беседу позволявшую обоим убить время. -Да. дела! Слушай, раз ты тут всё и всех знаешь, объясни мне некоторые порядки, а то как-то неохота быть битым : что не так подошёл или не к тому обратился!,-попросил «бывалого» коллегу Хелег. -Валяй-спрашивай!,-благосклонно разрешил пожилой санитар. -Мы входим в орден «меченосцев», ведь так?,-спросил Хелег,-Так какого рожна тут забыли эти «краснопузники» из храмовников? Чего они к нам придираются и с нами всюду находятся?! -Ничего ты из вчерашнего разговора и объяснений тебе, брат мой, в заботе о хворых-не понял!,-ответствовал старый санитар,-Храмовники-это «присмотр» за всеми орденами, включая и такие из нас, как : госпитальеры, францисканцы, кармелиты, доминиканцы-в меру, а также за нами-меченосцами, или иовитами . Они «глаза и уши» верховной власти, то бишь- «Совета Орденов», и находятся при всех крупных подразделениях и крепостях, иных, кроме своего, орденов. Их задача-поиск заговорщиков, причём и внутри «лояльных» организаций, включая все ордена. Для этого у них есть свои, отдельные от новой инквизиции следователи, свои «рыцари-штурмовики» , коих мало-не более тысячи, но они крайне хорошо обучены и вооружены, и определённые «полномочия»- по досмотру вещей и писем людей вызвавших их подозрение. Меченосцы- скорее волкодавы, что душат «волков» протестников и папистов в открытых схватках, а храмовники-скорее легавые псы, они ищут «скрытых»преступников и кидают силки и сети для их поимки, уразумел? Хелегу было интересно ещё многое и особенно: название новых орденов, доселе не известные, а также непонятное смешение протестников и папистов. Хотя и оставалось неясным, кем они были, всё же по аналогии с протестантами и теми же папистами ,из книг, что он читал ранее в привычном мире и времени, вряд-ли это были схожие группы. Пока однако же Хелег скрыл свой интерес и слегка зевнув, кивнул просвещавшему его товарищу : » Угу, понял. тогда чего их на «орденскую связь» поставили? Неуж-то нельзя было не объединять : дознавателей и курьеров почтовиков. смысл?» -Не-не-не, там другое! Что ты плетёшь то?-«связь» , довольно сложная штука, однако в противостоянии, когда «Совет Орденов» завалил : как Папу из Рима так и императора Священной Римской империи, настоящих, а не тех циркачей которым сейчас оставлены показушные церемонии и забрана вся реальная власть, так вот, тогда именно «орденская связь»-сыграла большую роль в окончательной победе «Совета» и разгроме этих двух могущественнейших, судя по летописям, сил! Так как сообщения : о перемещениях вражеских войск, последние новости, получение новых приказов-в течении суток передавались от Балкан-на Альбион и обратно, понимаешь?! Паписты и «старая инквизиция», сейчас почти полностью вырезанная везде, пожалуй за исключением Иберии,как раз упомянутыми храмовниками-просто не успевали интриговать и подсылать фанатиков убийц против орденских братьев. Император не успевал собрать отряды в своём походном лагере-как его атаковали наши бойцы! Абсолютное преимущество : во времени и скорости принятия и выполнения приказа , от получения данных о врагах-до выполнения собственных приказов, невероятно!»,-говоривший санитар умолк и отпил немного из глиняного кувшинчика с напитком. -Вот как! А я то и не понимал всего этого. да, простоват я для всего этого!,-подыграл товарищу Хелег,-так а чего теперь , эта «связь», лишь у храмовников? Отдали бы всем. -Ахахах! Всем?! Ахаха. ты прям мастер шутки!-Честно! Храмовники сии технологии, где-то в Палестине нашли,ею говорят пользовались ещё ассирийцы,чей народ уже много столетий не может воссоздать свою державу. После них, вроде бы в греческих Сиракузах подобное искусство «сигнала» было, а потом-особо и не слыхать. Храмовники убедили «Совет», разрешить им использовать » орденскую связь»-не только на своих территориях, но и замках и донжонах абсолютно всех орденов, к тому же строить всё новые укрепления-методом «рыбачьей сети» . Ещё много новых высоких укреплённых башен и устанавливать на них «световые сигнальные зеркала» ордена Храма. Таким образом , именно храмовники стали передавать: срочные, тайные и самые важные приказы от «Совета Орденов». А не отдают свою «технику» , как раз по причине того- что изготовление зеркал, шифровка приказов и сообщений и прочая наука, есть лишь у них. Особо ведь не поспоришь? -У каждого ордена свои секреты , это обычная практика. Во время передачи сообщений, при зеркалах присутствуют : старший храмовник и старший доминиканец, для проверки и контроля друг друга, шифровальщик и сигнальщик храмовников, а также старший из того ордена где находятся зеркала-для охраны их , всё! Какой же смысл храмовникам терять столь выгодную позицию в «Совете»?» -Аааа,-протянул Хелег. -Ага,-передразнил его благодушный напарник санитар,-К тому же, именно храмовники пользуются доверием «Совета», как «верные псы», стоящие на страже. Я же тебе рассказывал уже : как раз храмовники перебили «старую» , ещё папскую, инквизицию-находя её служителей во всех городах и даже тех, кто одевшись в грязное вонючее тряпьё, скрывался с нищими и циркачами в побеге. нашли и перебили, «под корень» извели! Так римский первосвященник лишился своих личных прокураторов и отчасти палачей , а»Совет»-создал уже на своих территориях, новую службу, с тем же названием. Пример инквизиции-показателен : большие полномочия и знания, но при этом же-малая поддержка в виде рыцарей и вот их скорый бесславный конец. перебиты почти все! Доминиканцы, которые многих своих братьев отправляли в папскую инквизицию-так никого и не смогли спасти и саму службу себе подчинить. Так с той резни и враждуют с «краснокрестыми» . Храмовники, своих»штурмовиков»-ни за что никогда не распустят, поверь! Помня о том, как сами «очищали» поле Веры, от скверны и плевел с жупелами. «. Хелег уже стал опасаться что-бы их кто не подслушал, как он сам днём-старших госпитальеров и решил сменить вопросы о храмовниках , на спрос об иных, неведомых ему пока орденах : «Ну и пускай себе служат, пускай. ты бы, достойный собрат, рассказал мне об «иовитах» , кто это?» -Ого! Да ты видимо действительно-«пришибленный»! Только не говори, что не знаешь «казначеев», нашего славного «Совета Орденов»? Самый богатый из всех нынешних орденов входящих в «Совет», в данную пору и скорее всего и предыдущих времён? Не шути так! -Хм, да знаю, конечно знаю. Но с их «делами» -особо никогда не встречался, так что, если есть какие новости про них-расскажи, а если нет, то и ладно!,-Хелег сделал вид, что зевает. Его компаньон засуетился, так как было очевидно что ему нравилось быть «учителем и умником», хоть для кого-то. -Я то не знаком с иовитами?! Хе-хе, многое могу о них порассказать, вот послушай :Это Морские силы «Совета» нашего-отвечают за перевозки войск морями и другой водной гладью, снабжение водой этих войск, а последние лет семьдесят-ещё переняли и создание торговых факторий и караванов, убеждая»Совет» в пользе данного занятия-для наполнении казны и финансирования «походов Веры». Себя они также не обделяют. Говорят у них есть отдельные, от «Совета» -банки и торговые кампании, хотя и неофициально. Проводят собственныевоенные походы- против пиратов,что засели на Балтике или в Срединном море. Многие острова выкуплены ими у Венеции, Генуи, Пизы, Амальфи и прочих морских республик. У иовитов есть привилегия : они собирают и хранят у себя старинные морские карты-ещё поры египетских иссохших королей , Эллады Геракловых подвигов, ромейские-когда были»великие ромеи», единые и мировые господа! Давно ходят слухи, что орден нашёл «Новые Земли», где-то очень далеко и что это не «Инь» земля, Кинь или Цинь или Син. в общем, не те территории , где правили монголы, на самом краю Востока, а теперь вновь старая власть-нет! Совершенно новые земли! Но покуда о них, открыто-нигде не заявляют, лишь морячки ихние, иовитов, поговаривают-да несколько высших офицеров, из свиты адмиралов иовитов-напившись, немногое разголосили. Орден этот, вообще-то при создании назывался «орденом Ионы, вещавшего из кита, по промыслу Божиему», а соответственно изначально был-«орденом ионитов», но, так как это перекликалось со старым орденом «иоаннитов», то началась путаница и адмиралы и магистр выпросили у «Совета» разрешение называться «иовитами»-в честь иного пророка, Иова! Им казалось так проще и похоже будет звучать. Сейчас они «на коне»-море деньжищ! Правда многие поговаривают о гордыне, что их обуревает, но. мало ли чего шепчут те, у кого нет такой уймы золота? Разговоры прервало появление дежурного лекаря. Вновь спросив о священнике и узнав что он ещё не появлялся, лекарь стал бормотать проклятия в адрес всех «бестолковых пустозвонов» и быстрым шагом ушёл наверх. Данное поведение врача искренне удивило Хелега и он поинтересовался у старого санитара его причинами. -Хм. «Великие знания-великия печали», кажется так. В общем, чем больше ордена накапливают самостоятельных знаний или полученных из «старых времён»,что по медицине или к примеру алхимии, тем меньше они прислушиваются к богословам-считая их «выдумщиками и пустобрёхами» . Храмовники , говорят уже не одно десятилетие ведут разработку некоего «прямого канала к Богу», в своих тайных замках. Вроде бы как нашли подобный «вавилонской баште» проект, в захваченных в Иерусалиме документах, там ведь много чего хранилось : от»древних царств» ещё приснопамятного Соломона , ассирийцев и первых имперских персов, египтян и эллинов, римляне-опять же тоже накопили знаний. арабы, и те чуток добавили. Вот храмовники и хотят создать что-то вроде данной башни, на случай того-если наши всеобщие молитвы, по какой-либо причине не долетают до Господа, а так. -санитар замолк и стал задумчиво теребить кисточку на своей медицинской куртке. Хелег решил снова переменить тему, так как пока опасался слишком глубоко лезть в дела храмовников. Допрос над ним и подслушанный разговор госпитальеров, привёл его к выводу о «тотальной осмотрительности» и не сования, слишком уж глубоко, «своего носа-в чужие дела». Поэтому он покачал головой и задал очередной вопрос с видом городского идиота : «Ну ладно-хрен с ними всеми! А мы то, мы насколько сильны-меченосцы?» Собеседник оторвал взгляд от кисточки и долгим взглядом осмотрел Хелега, видимо прочитав лишь глубокую глупость и недопонимание на лице новичка, старый санитар вздохнул и наставительно произнёс : «Мы, пустая твоя голова-основа, хребет и защита «Совета Орденов» , нам доверена служба по отражению вражеских вторжений, подавлению мятежей и проведение «походов Веры», дошло до тебя наконец? Меченосцы и есть-войско «Совета», его боевая опора и защита ! Мы-самый многочисленный орден в «Совете Орденов», у нас меньше всего чванства и политиканства, ибо нас, особенно ко всему этому дерьму и не подпускают. Мы присутствуем на всех территориях «Совета», пожалуй лишь кроме «Новых Земель» и то, может и там есть кто из наших. Как и у всех орденов- у нас есть своя собственная «наука» и свои учёные : мы единственные, кроме иовитов, но они как моряки-не в счёт, так вот, мы единственный орден что обладает артиллерией, причём как «старой»-там требюше, «скорпионы», баллисты. Так и новым оружием : «бум-бах»трубами, именуемыми бомбардами-изрыгающими ядра и «взрыв-порошок» в них кладущийся также производится в основном нами, хотя госпитальеры вроде его тоже-того. Есть многочисленные отряды стрелков из ручных бомбард, в таком количестве и подготовкой, они присутствуют лишь у нас. Те, кто с ними ходил в походы и видел в бою, говорят что наше оружие-пробивает любые латы, даже «полного кавалерийского латного комплекта» и может разрушить несколько башен, если бомбарды противостенные , в течении одного дня обстрела. Вот!,-санитар поднял палец и указал им вверх, видимо ожидая одобрения от Хелега и конечно же его получил. Хелег покивал головой, по-причмокивал и совсем чуть-чуть по-восторгался. На самом деле новости об огнестрельном оружии скорее огорчали : помня из книг, что именно «огнестрел» привёл к увеличению травматизма в бою, смертности, увечий-с оторванными кистями и прочими конечностями, что «висели лишь удерживаемые кожей» , Хелег вынужден был признать : самое здоровское место в данном мире «рыцарей и монахов», во время любых конфликтов-это трапезная! Так же впрочем, как и в том мире из которого он сюда и «ваннопультировался» . -Какие мы молодцы. -протянул Хелег-,Значит, обладаем такой мощью и сами? -Угу. Мы- «стальной кулак-сжимающий громовой»арбалет»! Госпитальеры, лишь наши подручные , в деле осад и походов. -Ну, ясно : врачуют раненных-зашивают, отпаивают и тд. — Да нет, Хелег! Госпитальеры, ещё и «особые»боеприпасы готовят для нашего нового оружия. я сам слышал о таких заказах, от Клауса нашего, одному из посыльных генерала госпитальеров! Они, с помощью своих алхимических опытов-что-то кладут в бомбы и те-либо травят удушливым дымом, либо , при разрыве-очень ярко светят и слепят врагов! Наши , что обслуживали такую технику рассказывали о различных свойствах «госпитальных зарядов»: яркий свет, удушливый дым, особо мощное пламя для поджига башен или мостов. многогранные ребята : микстуры, порошки и прочие снадобья, а также врачевание-это раз! Особо мощные заряды к нашему новейшему оружию-два! Да Плюс поговаривают, они создают для храмовников, особые зелья : очарования, болтливости, слабости и даже обычные и не только яды. Хелегу вновь стало казаться, что они с санитаром начинают лезть куда не надо и слишком уж «много говорить» , и не желая попасться на подобном разговоре при очередном появлении дежурного лекаря, он буркнул напарнику : «Пройдусь по подвалу, разомну ноги!» После чего встал и стал неспешно прохаживаться. Глава десятая Ближе к утру, наконец появился и священник : с ним было ещё двое братьев рыцарей и столько же сержантов. Вскоре после молитвы за усопшего-на которой рыцари молились на коленях вблизи тела своего побратима, а сержанты, стоя поодаль-пришёл дежурный лекарь. Он передал, одному из коленопреклонённых рыцарей табличку с нацарапанными данными об умершем и что-то быстро стал говорить тому на ухо. Рыцарь, встав на ноги, покивал в ответ и глубоко вздохнув велел сержантам : «Заверните тело и несите за нами! Всё уже готово.» Последняя фраза была обращена также ко второму рыцарю и священнослужителю. Сержанты споро выполнили приказ и уложив, по совету Хелега, мёртвого рыцаря на холстине- быстрым шагом вынесли его прочь из лазарета . Сам Хелег, желавший узнать как можно больше о мире где он оказался вообще и данном конкретном месте в частности-отпросился у старшего санитара смены и дежурного лекаря, и пошёл помогать при похоронах брата рыцаря. Умершего вынесли за стены цитадели- из малюсеньких ворот, на одну дверь, о которых ранее Хелег и не подозревал. Метрах в ста от основных строений и каменной стены, на небольшом холме укреплённом частоколом и по грудь забором из досок-находилось кладбище крепостицы , на котором, в порядке званий и выслуги и хоронили орденских братьев. Так как покойник был «братом рыцарем», старшим братом в понимании иерархии-то его место упокоения находилось в верхней части холма. Покойному причиталось небольшое каменное надгробие, с описанием : имени, звания, дат жизни-если их знали и заслуг, если таковые были к моменту смерти Возле недавно вырытой, стоящими рядом новыми сержантами могилы-находилось несколько человек : лейтенант Клаус, как местный командир, Брат Тибо-главный храмовник крепостицы , он проверял взаправду ли умер человек и не хоронят ли, вместо него, иного. Двое рыцарей виденных Хелегом в подвале лазарета, как оказалось-друзья усопшего. Священник, со служкой подростком, что носил за ним книги . С десяток сержантов : они рыли могилу, несли тело, были в качестве обслуги. Особо церемоний никаких и не было : лейтенант Клаус попрощался с покойником и сказал-«что умерший, был в целом-отличным воякой.» Тибо молчал и больше смотрел и слушал. Священник-всё время читал молитвы и крестился, а братья рыцари и сержанты, также поминутно осеняли себя крестом . Потом, холстину с покойным уложили в яму и закидали землёй, постояв немного все разошлись. Подобный, «упрощённый» обряд похорон, несколько обескуражил Хелега : он конечно понимал что военный объект, да и времена-явно не праздничные, но всё же. В лазарете вернувшемуся Хелегу опять налили»вара», а так как уже скоро их смена заканчивалась, то немного посудачили об умершем и том как он сюда попал и чем лечили. Ничего нового или интересного Хелегу не сообщили и он, после того как смена завершилась-пошёл сразу спать в свою казарму. Ему совершенно не хотелось идти в трапезную и слушать смешки, насыщаясь кашею с бульоном. Как Хелегу показалось- он проспал не более пяти минут, однако его уже трясли за плечи и орали над ухом: «Подъём животное! Тревога!» На отмахивания спящего, тут же последовал пинок «под филей» и волей-неволей пришлось вставать. В казарме был переполох : сержанты носились как угорелые и спрашивали у таких же как они сами-«где находятся кольчуги и кто успел их получить, а кому-нужно бегом одеваться и мчать к лейтенанту за приказами!» Санитары, в том числе и хорошо знакомый «старый» санитар, натягивали свои кожаные жилеты и сверху на них свои серые курточки. У всех братьев-санитаров рядом были их сумки и они , поминутно, друг другу орали и подскакивая помогали собираться. -Проснулся тетерев?,-вызверился на Хелега стоявший у его ложа, старший санитар,-Бегом одевайся! Видели недалеко отряд «лазаритов», лейтенант Клаус готовит «Поиск», наши, почти все-в сопровождающей команде! Получи припасы в суму наплечную, переоденься, набери воды и снадобий в баклажки! Жди-возле наших повозок, что идут в «Поиске» позади остальных, ты понял , бревно? ,-Подождав,пока Хелег закивал-замахал головой , старший санитар убежал, орать на кого-то ещё в казарме. Быстро одевшись- тревога есть тревога, Хелег на бегу одевая поверх жилета без рукавов свою курточку расспрашивал знакомого по лазаретной службе : «Что случилось-то? Почему все носятся как угорелые?» -Хелег, не шути так- не время! Утром, через час после трапезы-примчался какой-то гонец и передал послание от одной из наших нашей досмотровых групп, что скрытно присматривают за маркграфством: в лесу, в пяти часах отсюда-видели «сбор лазаритов»! Их здесь уж более года небыло не видно не слышно, а тут. с ними- около полусотни протестников. Все в больших шалашах-готовятся. Куда пойдут- покуда неизвестно, но помня их предыдущие действия. будет драка, причём большущая! Возле двадцати телег, что уже стояли в центре цитадели и на которые, в большой спешке грузили всё необходимое : от продовольствия, до запасных болтов для арбалетов и лезвий-для мечей и секир, возвышался огромный лейтенант Клаус, он произносил речь своим громовым голосом : «Братья! Мы давно не сталкивались с лазаритами-этими отступниками, которых покарал ,ещё при жизни, сам Господь! Но сейчас, именно сейчас мы должны быть тверды в борьбе и безжалостны-ибо лишь так можно победить лазаритов и их союзников, протестников и папистов! Больше отваги-нет места жалости и состраданию! Очистим землю от «лазаритской скверны» ! Не дадим вновь прорваться семенам ереси и лжи! Люди вокруг стали потрясать оружием и кричать : «Слава Господу! Смерть отступникам! Лазаритов-на костры!» Опять появился старший санитар и накричав на Хелега-послал того на склад, получать мешок с корпией и зелья госпитальеров с бирками «от лазаритской заразы». На складе, снующий по нему интендант был просто запуган всеми- его постоянно обвиняли: в службе делу отступников, хищениях, слабоумии. Он более всего напоминал дрессированную обезьянку, что скачет по всему периметру вольера пытаясь угодить и всё равно получает «щелчки» плёткой. Худо-бедно получив новый походный комплект, состоящий из кожаного жилета и дополнительного кинжала, к мечу-выданному ранее, Хелег заодно обзавёлся увесистым мешком с щипанной корпией и парой глиняных горшков с различными мазями. Баклажек с «противозаразой лазаритов»-уже не было, их расхватали ранее прибегавшие госпитальеры и старшие санитары. После чего скорым шагом вышел в направлении обозной «гусеницы», что потихоньку обзаводилась всё новыми сочленениями. Повсюду была суматоха : рыцари одевались в «полные латы» прямо во дворе, некоторым приходилось ждать в очереди, пока сержанты, из помощников инструктора по»боёвке»-помогут им и их коллегам облачиться. Сержанты переругивались, так как постоянно оказывалось что оружие-не там где нужно оставили или так заблокировали сверху сундуками и мешками, что его не достать. Нередко припасы и запасные комплекты болтов-бросали на самое дно повозок, где их в спешке боя и не сыщешь.На повозки одевали дополнительные щиты, как объяснили Хелегу-для защиты от камней из пращ, основного метательного оружия протестников, да и дротики они вполне останавливали. На передних повозках было специальное местечко для «вперёд смотрящего», где он, лёжа в люльке на самой крыше крупнейшей и самой высокой-мог бы сигнализировать о возможной атаке отступников Веры, если бы они каким неведомым образом обошли конные разъезды разведчиков и внезапно появились близ походной колонны . Братьям рыцарям, числом пятнадцать или поболе -подвели лошадей и наконец усадили в сёдла, с теми же трудностями что и при облачении в доспехи : рыцари в своих латах, по последней ратной науке , как объяснили Хелегу знакомы -были одеты в стёганые халаты и кожаные жилеты, без рукавов. Сверху на всё это одевалась кольчуга, чуть ниже пояса- если на конях будут воевать и до колен, если в пешем строю станут . Металлическме «варежки», надевались рыцарями непосредственно в случае начала схватки, так как мешали управлять лошадью в обычном походе. Поверх кольчуги надевался стальной нагрудник, прикрывавший всё тело-от шеи до пояса, кроме рук. Иные из рыцарей, жалуясь на сильную жару, одевали лишь дуплеты-кожаные куртки с нашитыми кольчужными частями, которые были худшей защитой вместо полной кольчуги, зато позволяли в летний зной дольше сохранять дыхание, а соответственно и свежесть в схватке. Лишь пятеро из пятнадцати братьев рыцарей-были совершенно полностью закованы в пластинчатую броню : сам командир Клаус- и его два зама и два лучших бойца крепостицы, как пояснили Хелегу «знатоки», из сержантов в их повозке. На «полных доспехах» одного из проезжавших рыцарей- играл узор из-за расходящихся чеканных лучей и рифления, что вызывало почти у всех видящих это-желание полюбоваться данными произведениями ратных «художников» от кузнечных мехов. Те же сержанты что и раньше, продолжали «просвещать» новичка санитара и далее : белые накидки, сверху доспехов-не для красоты или обозначения орденского брата или конкретного ордена, как многие думают : просто зимой-в них легче сливаться с местностью , когда на выезд в дозоры выезжают разведчики , а летом-не так жарко нагреваются латы или бригантины под накидкой такой . Причём летом, именно бригантины одевают все братья орденов чаще , ибо были прежде нередки случаи, когда братья рыцари умирали от теплового «излишка» , фактически «сварившись» в собственных доспехах. С бранью и криками всех рыцарей всё же усадили на коней, не без помощи пяти служек на каждого. -Дело вовсе не в весе доспехов,-утверждал всё тот же сержант, что уже вошёл в роль»эксперта»,-там не более полста килограмм будет, на максимуме! -Но крайне неудобно шевелить руками и ногами, из-за чего, усаживанием на лошадь или пеший бой-и затруднительны. А вот усевшись в седло и получив доступ, так сказать, к конским копытам для движения-рыцарь может «тараном» прорывать ряды противника, либо размахивая мечом или чаще палицей, сокрушать их близстоящих, когда разгон невозможен. Сверху -вниз, да булавой с шипами. у-у-у-ух! Мечта, а не удар! Медленность и неповоротливость рыцарская-от защитных накладок на сочленения рук и ног, у них они там-особо укреплены, так как часто страдают в бою. Но от этого с ловкостью и скоростью-пришлось попрощаться. Всё в защиту, почти непробиваемую или мощь ударную: с разгона на лошади или сверху вниз, молотом. Хелегу внезапно вспомнилось и он тут же задал вопрос : «А разве татары, с помощью крючьев на копьях-не могут стаскивать рыцаря и добивать уже лежачего и беспомощного,как черепаха, на спине?» Сержант помрачнел : «Могут. и татары и мамлюки, -и Русь с турками, тоже, научились. Но мы, слава Богу, Не с ними идём воевать, а уж с отступниками-братья рыцари управятся! Вообще, все эти не рыцарские армии-по особому воюют и так просто против них тактику и вооружение подобрать-крайне непросто, ибо многое неясно. » Обоз был готов к выезду : рыцари собраны в отряд, разведка из сержантов в лёгких доспехах и на конях-отправлена искать отступников по дорогам и узнавать последние наблюдения ранее выставленных постов. Были определены составы команд во всех повозках. Оказалось, что с ними едут в «общий поиск»-ещё по трое храмовников и доминиканцев, два лекаря госпитальера, позже надо будет подобрать неких францисканцев,что собирают ополчения для защиты местечек и взяв часть ополченцев с собой-двинуться уже искать отряд врага. Хелег находился по расписанию в двадцатой телеге-«врачевательской», там были : возница, трое санитаров, два сержанта с арбалетами, какой-то подросток служка. Так как время текло медленно, а делать кроме разговоров было нечего, то Хелег решил немного разузнать о «поиске» в котором участвует и загадочных «лазаритах», о которых дважды при нём говорили и оба раза с откровенным ужасом. Устроившись поудобней и опёршись на одну из досок повозки, Хелег предложил : «Ну, кто мне новичку в таких «поисках», расскажет-в чём будет для нас опасность и каковы мои действия?» Его слова вызвали грустные улыбки на лицах сотоварищей, даже старый санитар, который развлекал беседой Хелега в лазарете во время их общих дежурств и тот, помотав головой произнёс : «Ничего хорошего. Братья рыцари и те, не особо рвутся в этот «поиск», а уж нам-так и вообще, в казарме бы его переждать. Но, на всё-воля Божья!» В повозке опять наступила тишина. Хелег решил что вернётся к разговору по-позже, когда его товарищи немного отойдут от утренней «тревоги» и суматохи с погрузкой в обоз, её вызвавшей и смогут как и раньше охотно переговариваться с ним и друг другом. Обозный поезд , еле плёлся по дороге : пару раз мимо «врачевательской» повозки проскакивал разведчик , с донесением командиру Клаусу, проезжали конные сержанты-двое , с небольшими арбалетами для стрельбы с коня и ещё пятеро, с короткими копьями и десятком дротиков за спиной. Было отчётливо заметно : все хмурятся и молчат-ни тебе шуточек, обычных при скучных переходах, ни развесёлых баек о различных приключениях, своих и «того дуралея», ничего! Молчание, несколько явственно слышимых приказов отдаваемых братьями рыцарями и вновь — скрип колёс, конское ржание изредка, да хриплый кашель отовсюду. Однако где-то через полтора часа, когда проезжали сквозь небольшой ухоженный городок и к обозу присоединилось полтора десятка мужчин одетых вразнобой и вооружённых небольшими копьями и секирами дровосеков-разговор стал налаживаться. То ли мирный быт так успокоил людей, то ли тревожные мысли понемногу ушли под мерную езду в повозках, однако стали вновь слышны смешки и разговоры, чем тут же и не преминул воспользоваться Хелег. Обратившись к своему знакомцу санитару, которого, как лишь теперь выяснилось- звали Беренгар, однако он, не желая что бы путали с парой рыцарей и ещё тремя сержантами, просил всех называть его Бером, Хелег вновь приступил к своим расспросам : «И кто такие «лазариты», коих все боятся?» Хохот в его повозке оказался громовым, даже подъехали пара конных сержантов и цыкнули на них, напомнив о»поиске». Задавшего вопрос, реакция соседей по транспорту удивила и он , обиженно глядя на собеседников, спросил : «Что не так?» -Что. -шумно пыхтя от смеха переспросил Бер,-«Что?!» Хелег, твои шутки доведут нас до смерти! Ахахах!- Ты хочешь сказать что ничего не слышал об отступниках и их самых страшных бойцах-«лазаритах»?! Коих нередко называют «рыцарями диавола»? Окстись Хелег!Не смеши, пожалей нас. о-о-ох, тебя не зря, как я слышал-перестали подозревать в шпионаже храмовники, посчитав-за дурня! Видимо, и вправду-хорошенько тебя прибили в «спросной башне», но, что бы та-а-ак! Аха- хаха!» Вся повозка ухохатывалась с новичка санитаров и утирала слёзы от смеха. Наконец Хелегу это надоело и он продолжил : «Что мне надо делать, если случится бой?» Бер немного успокоился и уже лишь слегка улыбаясь, проговорил : «Ждать! Поединки будут вести рыцари-как основной таран отряда, сержанты-как их прикрытие и профессиональные солдаты и наконец застрельщики : наши из ордена-из своих арбалетов и «местные»-охотники с луками и метатели дротиков, да плюс ополченцы, коих ты частично уже видел и пикинёры стражи, их как я понял мы должны будем получить в Баутцене. » -Ого! Так мы и в Баутцен заедем? Здорово!»,-обрадовался Хелег. -Нет, точно- не заедем,-расстроил его Бер,-Вряд ли наши командиры хотят пугать горожан появлением отряда, что идёт на отступников. Да ещё и воевать с лазаритами, в придачу! Зачем им лишние треволнения в городе?-там может начаться паника. лазаритов стараются уничтожать без лишнего шума, так как официально их давно уже «того», всех-и «под корень» . Потребуют тайным посланием подкреплений и получат их, далеко за городом, да все посты на воротах -будут в усиленном составе, вот и всё! Мы заберём пикинёров за стенами города и пойдём далее «поиском», а уж что будет-увидим. -Бер грустно опустил глаза, потом, вроде бы быстро что-то вспомнив, добавил : «Ты главное -сам не лезь в бой, разве только тебя будут убивать, ясно? Здесь есть братья рыцари и сержанты-это их дело, подошедшие ополченцы и городские роты-тоже напрямую солдаты, какие ни есть. Вот пускай они и «махаются» железяками, наше дело : подобрать кого можно спасти и «упокоить» тех, кого уже нельзя. » Хелег решил вернуться к непонятному всё ещё для него объекту разговора : «А лазариты. с ними тоже-просто не попадаться им?» Тут уж все в повозке, с округлившимися глазами стали кивать головами и поддакивать : «Да! С этими чертями-не связывайся, ни за что! Дерутся-невероятно зло и отчаянно, никогда не сдаются! И главное-не прикасайся к их «мясу» и уворачивайся от плевков. понял?!» Бред , услышанный со всех сторон и с такими испуганно увещевательными интонциями- немного смутил Хелега и он попросил ему всё же объяснить. Бер, покачав головой и сказав : «что Хелег, похоже -действительно дурачёк» , повторил : «Не попадайся им на пути! Понял? Ну чего ждать от людей-которые ужене боятся смерти?! Для них, наше железо-способ уйти от страданий. Хееех. «лазариты»-прокажённые и иные заразные рыцари орденов. Так как , после «Ночи Очищения», ещё более века назад : всех, с опасными заболеваниями и сумасшествиями было приказано перебить, в одну ночь, как ты знаешь-то и после этого события, данные хворцы, вне законов «Совета Орденов». Как только кто-то заболевает подобным недугом, то мигом срывается с места и старается укрыться где далее от «Совета». Поэтому то так много «бегунков» именно у нас, меченосцев : мы же постоянно воюем за Веру и нередко, с зачумлёнными народами и на подобно заразных землях, а нас же самих, потом, братья храмовники- гонят как охотники дичь. В общем, когда лазарит попробует плюнуть в твою сторону или потереться своими язвами об тебя-прячься!Т ак как по нашим правилам : санитарная служба орденов, просто обязана уничтожать любую подобную заразу, включая и тех, кто лишь возможно заболел- например напрямую контактировал или попал под плевок лзарита. Вот почему лазариты-бич Божий для всех нас! Сколько хороших ребят, пришлось из-за них перебить-уйму!» Пока Хелег , ошарашенный услышанным, пытался «переварить» сказанное ему, остальные в повозке принялись слегка перекусывать и обсуждать возможный ночной привал и где он может случиться. Один из сержантов, отвлёкшись от поглощения пищи , смеясь добавил : «Всё будет в лучшем виде : рыцари лазариты и их»оруженосцы», как они по старинке именуют «младших» из орденским братьев-против меченосцев и храмовников , с их сержантами. Бенедектинцы, подбивающие чернь на бунты » за истинного пастора Церкви-Папу римского»-против наших францисканцев-также , заботящихся о бедноте, но уже со стороны»Совета». Ополчения городов и посёлков-против своих же родственников и друзей, из лесов и схронов-ушедших в протестники. веселуха будет знатная! Прямо не знаю : плакать или всё же посмеяться. напоследок?» Говорившего все стали убеждать что лучше смеяться, по крайней мере ,всё то время- что ему отмеряно и на этом всё и успокоилось. Не спеша поев и запив всё водой, так как иных напитков в «поиске» до решения вопроса употреблять запрещалось-Хелег ещё немного поглазел округу и вдруг его осенила одна мысль, которая где-то носилась окрест него когда они проезжали городок, но лишь сейчас воплотилась в вопрос к Беру : «Извини! Мне, в моих родных землях, говорили что у вас тут грязь повсюду : Нечистоты и мусор-прямо на улицах лежат, даже в городах. Нет дорог и мостов, повсюду разбойники, включая баронов что любят поживиться с набегов на путников. А я видел уже несколько небольших горокдов, или как их там называют-всё чисто! Ни тебе помоек-прямо на улицах, ни грязи на дорогах и мостовых. Да и о разбойниках, особо пока не слышно.» Теперь уж искренне удивился старый санитар : «Кто тебе такую ересь говорил то? Где твои земли расположены, что там в такую чепуху верят?»,-и не дождавшись ответа, смутившегося вопросом Хелега, продолжил : «Совет Орденов», придя к власти и сместив от управления миром-как Папу, так и Императора и прочих «местных» властителей и престолодержателей, сразу стал издавать собственные, отличные прежним законы, в том числе и такие : «Если кто бросит мусор или выльет помои, вне означенных мест, а бургомистр или старосты поселений-обязаны за местноземельный счёт их возвести, то быть битым тому плетью десять раз и платит он -три талера в местную казну». Это быстро успокоило рьяных «пачкунов» и позволило вырыть достаточное количество всё новых выгребных ям в самих городках, а летом-их обычно вычищают и вывозят на телегах огромными бочками-либо на поля, либо-в близлежащий лесок. То же и с уборкой дорог, правда здесь, частично-оплачивают убиральщиков с мётлами торговцы, так как их лошади из телег и повозок-сами нередко гадят прямо на улице и «Совет» решил , что купеческие гильдии должны оплачивать чистоту некоторых мелких посёлков и проходящих в них дорог. Дороги же, в основном строят по «римскому»образцу-на направлении походов военных. Много и за счёт самого «Совета Орденов»,а торговые и ремесленные гильдии набирают мастеров и тянут свои собственные направления, где им выгоднее. Тоже самое и с мостами : часть «военно значимых»-казна «Совета» содержит и строит, «торговые»-гильдии и города, «городские»-местное самоуправление. И всё нормально! За попытку разрушить любую из дорог-наказывают сыскари «Совета», вплоть до казни! За обвал дороги или моста-все кто его создавал : от архитектора до землекопа-идут в «работные отряды» на самые трудные стройки «Совета», причём работают как заключённые, за жратву и пока не отпустят! По этой причине никому не выгодно покрывать друг друга : поможешь поставщику или украдёшь с перебором, а потом самому-горбатиться среди скандинавов, на прокладке дороги за хлеб с водой. Бррр! «,-Бер умолк и повёл плечами, показывая весь ужас сказанного им. Тут же вмешался один из сержантов, которому видимо тоже давно хотелось вступить в разговор : «Разбойники и «баронские гнёзда»? Да когда это было?! Первые полвека после прихода «Совета Орденов», нам, братья рыцари рассказывали-так вроде и случалось, а потом, по методу Великого Помпея-разделили все земли на «сетку», навроде рыбачьей и стали уничтожать всех разбойников без разбора, а замки ими захваченные-брать осадами. За двадцать лет-почти всех и перебили, угу. Сейчас , проще нарваться на «карателей» храмовников, если собираться в банды : вычислят в месяц и за пару дней -перебьют! Не-ет, в основном действуют воры и то, в городах, где можно пойти «под руку» какого-нибудь из знатных и при должностях, а чтоб в лесах-это уже скорее легенды. » В повозке вновь одобрительно загалдели и стали вспоминать небольшие эпизодики из старых историй, о «тех временах» и что тогда было. -Подождите!,-запротестовал Хелег,-А как же фьоды дворян? Ну ладно там земли государственные или городов, а дворяне, тоже что ли «починяют мосты и ходят в облавы»?! -А куда нашим дворянчикам деваться то? Они и так-скорее, как комедианты-«играют» роль , всё одно при каждом «престоле», даже самого маленького баронства-есть представитель «Совета» и именно он реально правит, в должности» главного советника» или наблюдателя. Если граф, к примеру, не чинит мосты и дороги или ещё как нарушает законы-его запросто могут осудить и по тем же законам «Совета»-сместить, за недостаточное усердие в делах. Неужто кто-то из этих напыщенных дураков захочет добром пойти в заключение? Да нет конечно! -Прости Бер, как «играют роль»-они же по наследству получают и так далее. -Оксти-ись Хелег! Ахаха, тебя действительно сильно приложили по голове или ею, я уже говорил, без обид. Каждого нового правителя на любом престоле, от королевского или имперского или рыцарско баронского-утверждает «малая коллегия» кардиналов, как церковных так и гражданских, самого «Совета Орденов»-по спискам ранее составленным, либо, в исключительных случаях и спешке-«троица доверенных», в составе местных : храмовника, доминиканца, меченосца, правда иногда рыцари иных орденов заменяют наших братьев, а вот первые двое-всегда присутствуют. Они и решают-кто и в какой последовательности, кем будет на каком титуле, а соответственно и землях. всё! А знатность и прочая-это раньше ценилось, при Императоре , как память о Карле Великом и его заветах. -Значит-«рассвет просвещения»? Дураки-изгнаны из власти. а как там с войнами между знатными, раз все назначаемы-значит их нет? -Какие войны?! Кто-бы напал , просто так , на город или соседа-получил поход , на себя самого , со стороны отрядов «Совета»-кому это надо? Не-е-ет, этой «старой политики»-больше нет! Голод-почти отсутствует, так как дворяне не жгут земли соседей и не разоряют поля, соответственно крестьянам выгодно выращивать, а торговцам скупать и продавать в крупных городах и в обмен-привозить в деревни мебель и орудия ремесленников. Разбойников-крайне мало. Эпидемии и те уже не так часты как ранее, а соответственно : у нас бешеный прирост населения, со всеми вытекающими. -То есть? -Многовато людей,-хмуро продолжил Бер,-Приходится их куда-то девать, что-бы не начался голод или войны, когда те, кто уже не нужен на землях «Совета», стали бы с оружием -выбивать себе «место под солнцем». Вот и идут » походы Веры» почти потоком.И нам здесь- легче и тем ,к то в них уходит. шанс! Да и потеснить удаётся : ромеев, мамлюков, турок, Русь, Литву, полонцев-двух последних, почти полностью разбили. Правда последние десятилетия-всё больше местные походы, без крупных завоеваний или уничтожения целых стран, так-немного потеснить да земли новым военным поселенцам отхватить, не более. И вновь пауза. Бер видимо устал говорить, а Хелег раздумывал — что бы ещё такое узнать, как вдруг мимо их повозки проскочил гонец на взмыленном коне. Один из сержантов откинул накидку с правого борта и пригляделся : «Ого! Да мы уже близ Баутцена! Всё-сейчас бравые городские пикинёры пожалуют, со своими «шестами.» Люди развеселились и Хелегу втайне стало казаться, что всё-таки их заведут в Баутцен и он посмотрит на настоящее крупное городище ,данной земли, а если повезёт-сможет проникнуть в библиотеку и хоть немного разобраться, куда его всё-таки занесло. Однако вскоре выяснилось : обоз идёт почти параллельной городу дорогой и не собирается сворачивать. Издалека же , Баутцен походил на сплошную серую стену, скорее всего из камня и небольшие тёмно-красно-кирпичные пятна крыш, иногда возвышающиеся над стеной. Больше ничего было не разобрать. Огорчённый Хелег не скрывал своего неудовольствия : «Через пяток часов-пора на ночлег! Чего мы прёмся куда ни попадя? Есть крупный город, заехали бы-отдохнули, осмотрели.» Сержант , сидящий ближе всего к Хелегу даже мечтательно завёл глаза : «Да уж. В Баутцене можно славно гульнуть, от души! Хотя конечно , не когда командир Клаус , рядом! Он может и повесить. за всякое!» Говорящего перебил его же товарищ сержант : «А ты чего хотел? Ты хоть понимаешь какое у нас маркграфство? Напомнить? Наша марка-бывшее владение лужицких славян, которые несмотря на походы ,ещё Карла Великого, постоянно поднимали мятежи и лишь при появлении «Совета» присмирели, в том числе и благодаря многолетним «чисткам». Восточнее-недавно образованные полонские комендатуры, где всё ещё режут наших братьев! Южнее : чехи, моравы, богемцы-у которых давний «зуб» на германцев , а уж их бешеные «табориты»-лишь недавно были «успокоены», предварительно пожегши многие города и замки! Именно мы-первый полноценный бастион «Совета», нам и отражать вторжения. нам же и формировать части, для дальнейших походов на восток, в сторону Литвы, Руси, Орды или юг-против ромеев или турок. Тут лишних людей не бывает, как и времени!» На сказавшего это , все соседи Хелега замахали руками и посоветовали угомониться, а не пересказывать то, что всем и так известно. Патриотичный сержант обиделся и отвернулся к отверстию в холстине , начав рассматривать Баутцен. Со стороны города, к обозу, подходил некий новый отряд : высоченные пики с небольшими ленточками близ острия, кожаные жилеты с металлическими вкладышами и приплюснутые шлемы-закрывавшие лишь верхнюю часть лица. Всего, новоприбывшего пополнения- было тридцать пять человек : всё что смог капитан стражи Баутцена выделить на»поиск». Повозки в обозном поезде ехали настолько медленно, что пехотинцам не составляло труда их догнать. Многие из них перестали нести свои пики поднятыми и положили их себе на плечи на манер мотыг, потом и это им надоело и сбегав к крайним повозкам, что шли позади «поисковой» колонны-они сговорились за пять медных монеток сложить на повозки всё своё оружие и ту снедь и лекарства, что взяли из дому. Вместе с оружием, в повозку, залез и их командир-толстенный дядька в странноватом и пёстром наряде и с несколько кудахтающим голосом, как он громко пояснял всем окрест : «Для охраны имущества городского магистрата» и указывал на сложенные пики. Проехав ещё несколько удручающе скучных часов, которые Хелег занял : пустой болтовнёй, сном, ещё одной трапезой и прочими мелочами-пришла команда «остановиться» и начать готовиться к установке лагеря, так как командир Клаус решил здесь разбить лагерь и возможную базу для завтрашнего продолжения «поиска». Однако не успели все люди выскочить из повозок, как прискакал громко кричавший разведчик и уже через минуту, по всей длинне обозной «ленты» скакали гонцы, с приказом : » Тревога! Стройся! Полная готовность! Все-в свои отряды! Враг близко! » Рожки стали громко визжать в разнобой , несколько барабанов им вторило-мерным и строгим «боем». Люди бегали, ругались, отчаянно нацепляли на себя и товарищей, последние или ранее забытые и снятые вооружения и защитные доспехи. Сержанты , из повозки Хелега, стали заряжать свои арбалеты : достали специальные ключи, напоминавшие новичку санитару ручки от патифона и прикрепив к скобе, которая удерживала струну- начали быстро крутить данные «загогулины», повторяя в ускоренном варианте действия шарманщиков. Когда Хелег поинтересовался : «Почему на их оружии нет упоров для ног и ручных педалей?», коими, как он читал, ранее и заряжались арбалеты, то сержанты засмеялись и показав на размеры своих вооружений, пояснили : «малыши». Оказалось, что для охраны повозок выделялись сержанты с «малыми» арбалетами, как кстати и для конных стрелков-часть из которых вообще, заряжались обычным натяжением рук , без всякого инструмента, что удобно на лошади, правда при этом и гораздо слабее сила выстрела. А вот «большие» арбалеты, что могут приличный доспех «просквозить»- приходилось заряжать «ручной педалью», имитируя , знакомые Хелегу, действия велосипедиста ногами, только на этот раз-обеими руками заряжающего стрелка. Отданы подобные вооружения-«строевым» сержантам, что либо будут стоять позади пикинёров-если противник слишком близко окажется, либо наоборот : выйдут впереди всех и дадут залп для «прореживания» наступающих, а после отойдут в тыл, для перезарядки. «Арбалеты и пики-лучшее оружие против»лазаритов», чтобы эти черти никого не задели своей заразой!»,-поясняли сержанты Хелегу. Суматоха и крики , внезапно пробудили в Хелеге воспоминания об иной войне, где несмотря на различие в «вооружении и доспехах», всё было похоже: предбоевой бардак и гам, а после-победы на героизме. Решив немного посмотреть на происходящее впереди, откуда и ждали нападения-что может быть для разведчика, хоть уже и бывшего, важнее чем информация, да ещё им самым»добытая»? Хелег отпросился у старшего санитара и опрометью кинулся к головным повозкам, возле которых уже строились «ежом» пикинёры, образовывая что-то вроде «плотного овала» щетинящегося длинными пиками в сторону противника. Рыцари переговаривались , находясь небольшим кружком возле лейтенанта Клауса, а сержанты-занимали свои «номера» на позициях : тяжёлые арбалеты-залезли на крыши передовых повозок и получив от товарищей большие, ростовые щиты-укрывались ими , как могли. Несколько сержантов, с оружием напоминавшем Хелегу алебарду, но имеющим иное название , а заодно и крюк на лезвии-для стаскивания противников с коней или высоких укреплений, стальное яблоко-для усиления удара и довольно длинное «штык-остриё» : становились по флангам пикинёрного ежа. Десяток метателей дротиков выстроились сзади их всех и начали разминать руки. Хелег тоже залез на крышу повозки и наврав уже расположившимся там, что ему отдали подобный приказ, стал наблюдать : с опушки небольшого леса начали выходить люди. Сперва, два десятка грязноватых мужчин и женщин, одетых в рваные тряпицы и шкуры животных-все они держали дреколье в руках. За ними около полусотни мужиков, в кожаных жилетах, а то и металлических кольчугах : с топорами, мечами, булавами. Эти все носили шлемы-разного, довольно сомнительного, как на вскидку, качества . Неспеша выехали семеро кавалеристов на крупных конях : В латах и одетые в грязно-белые накидки, с зелёно-золотистыми крестами на них. Часть лат у них отсутствовала — у кого-то не было защиты ног, иные ехали с обнажёнными руками, а самый первый из кавалькады-горделиво возглавлял конников, с неприкрытой головой. Первоначально Хелег решил что у бунтующих рыцарей, в следствии их бродячей бунтарской жизни-нет возможности починять свои доспехи, что было довольно логично, однако присмотревшись он понял свой промах-всё иначе! «Лазариты», а это были именно они-специально не прикрывали свои язвы и струпья, видимо прекрасно зная о том , какой «эффект ужаса» вызывают своими болячками и тем ,что могут открытыми язвами-заразить или напугать возможностью заражения, кого-либо из своих противников, также сделав их изгоями как и они сами. «Бесшлемный», из «лазаритов», поднявшись на стременах громко возопил : «Клаус! Ты ли это?! Ну здравствуй, побратим Клаус. помнишь ли ты своего «кровного брата» Рудольфа, с которым прорывался из окружения, близ Линданиссе-когда литвины и союзные им русы, почти полностью вырезали гарнизон нашей цитадели?!» Пока все перешёптывались услышав слова главного бунтовщика, командир Клаус, с третьего раза надевший на голову свой «шлем-бацинет» с забралом «собачья морда», что было сильно вытянуто вперёд и так и не подняв глаз на продолжающего вещать лазарита, начал отдавать команды своим офицерам. -Клаус!,- не останавливался лазарит, явно пытаясь задеть своего бывшего»побратима»,-Давай в поединке сойдёмся, до всего этого действа : с летящими болтами и дротиками-со всех сторон, как раньше наши предки-доблестные рыцари, а не мы, «щенки Совета», а?» Командир отряда меченосцев -не смотрел в сторону лидера отступников и что-то постоянно объяснял своим людям, активно помогая руками там, где слов не хватало. Наконец офицеры разъехались и лейтенант Клаус стал сам строить в отряде и братьев рыцарей. Хелег, желая ещё лучше понять происходящие события и узнать максимум местных обычаев и правил, особенно-воинских, приблизился к ругающимся рыцарям. Их в это время как раз снимали с коней сержанты. По разговорам стало ясно : командир Клаус не захотел атаковать конным клином рыцарей, так как боялся «неистовства» лазаритов, а главное-того, что они заразят своими язвами кого-то из бойцов его «братско-рыцарского» отряда. Поэтому решили поставить тяжеловооружённых старших братьев меченосцев равными группами : пятеро, вместе с Клаусом что оставался на коне-стоят сзади пикинёров и метателей дротиков, И по пятёрке-прикрывают «пикинёрский ёж», на флангах. Вместо мечей-все рыцари вооружились полэксами, как понял Хелег-неким укороченным видом алебарды, удобным, в отсутствии пространства для замаха, в давке боя : Лезвие топора, шип на вершине и небольшой изогнутый крюк для захвата щитов или украшений на латах-подобным вооружением ,рыцари в тяжёлых доспехах умели пользоваться «ювелирно». И пока обычный пехотинец думал как закованного в броню рыцаря опрокинуть, ибо пробить полные латы было почти нереально : его настигал удар-либо рубящий, либо колящий. Удивлённым сержантам стоящим близ рыцарей, лежащий на крыше повозки Хелег показал на свою наплечную суму и с важным видом заявил : «Что-бы не опоздать с врачевательством! Подмога для рыцарей. » Сержантов это устроило и они перестали на него обращать внимание. Наконец из леса, вышел весь отряд отступников : теперь именно кавалеристы ехали первыми, за ними шли мужики в кожаных доспехах и с мечами и булавами. Лучники-находились на флангах, а непонятное «рваньё»-замыкало шествие, но его почти не было видноза спинами товарищей. Командир Клаус поднял обе руки и сделал ими полный круг, после чего скомандовал : «Конные баллистарии-залп по лазаритам, валите на землю рыцарей, на остальных пока не отвлекайтесь!» Тут же полтора десятка конных арбалетчиков сержантов выскочили из-за спин отряда меченосцев и ополченцев и быстро подскакав к приближавшимся рыцарям лазаритам- дали в них залп метров с двадцати. Правда перед тем как они стали целиться из своих «арбалетов-малышей» , командир лазарит Рудольф успел что-то скомандовать своей ватаге и «рвань», стоящая сзади всех среди мятежников, пришла в движение. Арбалетные болты задели шестерых из семи лазаритов : двое сразу упали с коней и бились на земле, в конвульсиях. К неописуемому изумлению Хелега- к свалившимся лазаритам подскочило несколько женщин бывших в отряде отступников и невнятно вереща, стали тереться телами, о язвы свалившихся на землю рыцарей ,а потом, поднявшись-женщины демонстративно начали плевать в сторону меченосцев и ополчения, сжимая маленькие кулачки и визгливо угрожая. Тибо, глава храмовников- что ехал в середине обоза, а до этого безучастно наблюдавший за всем происходившим- тут же стал готовить собственный небольшой отряд, из примерно двадцати человек-в основном сержантов на конях, однако для чего Хелег, пока не понимал. Со стороны отступников пошёл некий шорох в воздухе и множество летящих камней ударило по спинам и коням отступающих «баллистариев-меченосцев» . Пятеро из них оказались на земле : кого свалила ушибленная и вставшая на дыбы лошадь, а кто и сам оказался ранен точно брошенным камнем. Как теперь стало совершенно ясно Хелегу, «рвань» , была пращниками и использовалась против стрелков меченосцев, так как камни из пращ пастухов, могли задеть лишь слабозащищённые отряды или напугать животных. Четверо раненных лазаритов, включая и Рудолфо, стали громко проклинать «Совет Орденов», после минутных филлипик ,старший рыцарь лазарит закричал : «Свобода Веры! Нет-подонкам из «Совета». » ,вопль раздался ему в поддержку и отступники ринулись на меченосцев и городских ополченцев. Отряд конных лазаритов, когда доскакал до пик поджидающих их противников, превратился в квартет : двое лежащих на земле после залпа конных баллистариев-так и не смогли подняться , ещё один из раненных , свалился со своего коня -уже по ходу движения. Хелегу было видно, что изо рта Рудолфо вырывается красная пена-когда он орал приказы своему протестному воинству ,однако лидер пазаритов, зажимая рукой задетый арбалетным болтом бок, всё продолжал командовать своим отрядом. Максимально приблизившийся к меченосцам Командир лазаритов остановил коня, в метрах десяти от «ежа»пикинёров и показал свободной рукой, тройке своих собратьев кавалеристов-обходить отряд меченосцев по их левому флангу , где было относительно ровное поле и возможность разогнать для удара своих коней. Лучников, которые отстали от рыцарей и пехоты, Рудолфо направил на противоположный, правый фланг орденцев и Хелег постоянно слышал обрывки фраз, периодически тонувшие- в криках меченосцев, топоте ног и копыт, и перестуке древок оружия : «Да!! Да-с той стороны. Да, когда они станут спиной, что бы обороняться от нашей атаки конными рыцарями : дайте залп в спину или «бочину», поняли?» Стрелки в шкурах и пращники в рванье из отряда протестников-стали быстро перебегать на место указанное им Рудолфо. В этот самый момент дали залп баллистарии меченосцев, вооружённые тяжёлыми арбалетами, что теперь находились на крышах повозок : Из примерно десяти-двенадцати болтов ими выпущенных, половина направлялась в лидера мятежников, однако немного выше чем следовало поднятые пики, стоящего фронтом «ежа» ополченцев, остановили полёт трёх из шести, летящих в лазарита болтов. Один -просто пролетел мимо и ушёл в землю, два болта достигли цели-царапнув коня Рудолфо и пробив правую ключицу, ему самому. -Аааа! Стрелки из ручных баллист!,-заревел на всё поле раненный глава рыцарей лазаритов,-Привя-я-я-жу живыми к соснам и распотрошу! Медленно! Муравьёв-в кишки напихаю!» Он закашлялся и стал отводить лошадь ближе к отряду своих «штурмовиков» в кожаных жилетах, что уже почти закончили манёвр перестроения и готовились к атаке-вслед за тройкой лазаритов готовыми к конному удару во фланг «ежа». -Бра-а-а-тья!,-громовым голосом, прокричав-прохрипел, Рудолфо,-Атакуйте обозников сзади, в тылу- там наведите ужас! Пехотинцы-бейте «ёж» и сержантскую сволочь! Вминайте спешенных рыцарей в их строй, кидайтесь им под ноги и сбивайте на землю-лежащий на земле»латник», в разы слабее стоящего в строю! За Свободную Веру! Смерть псам «Совета». » В ответ раздался громовой вопль и неожиданный визг с продолжавшимся долго воем, как сообразил Хелег, женщины, бывшие в рядах отступников-улюлюкали и визжали, дополняя звуковую гамму своих мужчин. Когда тройка «кавалеристов отступников» стала набирать ход на поле , будучи обстреляна из малых арбалетов, впрочем, в меру удачно : ближайшего к обозным повозкам рыцаря лазарита буквально «ощетинили» болтами и он грузно свалился на траву, зато двое остальных его товарищей, практически неповреждёнными разогнались и ринулись к задним повозкам, из одной из которых и выглядывал Бер и махал рукой Хелегу. Что-то «щёлкнуло» в сознании Хелега и он, быстро сев на корточки на крыше повозки с которой наблюдал разгоравшийся бой-размахнулся небольшим щитом, а их на крыше оказалось три : ростовой прямоугольно изогнутый, небольшой круглый «коротыш»-вроде бы для сержантов , которые преследуют уже отходящего противника и служащий скорее для защиты от метательного оружия, чем обычных мечей и топоров , и среднеразмерный квадратный, чем то напоминавший экю или тарч. Так вот : Хелег схватил круглого «малыша»и метнул им, в вертикальном замахе, в сторону морды ближайшего к нему коня лазаритов. Конь хоть и не был задет пролетающим щитом, тем не менее испугался и резко остановился слегка взбрыкнув. Лазарит стал его понукать и чертыхаясь, вновь хотел было «разогнать» для удара, но теперь уже на повозки с людьми, что стояли чуть далее. не успел! Семь болтов почти в упор, от перезарядивших своё оружие баллистариев с «малыми»арбалетами-упокоили его : три болта впились ему в-горло, по одному-левый висок и левую руку, Ещё двое пробили шею коню. Сделав пару шагов -конь свалился на землю, хрипя и дёргая ногами, придавив и своего ездока. Заметив что последний из лазаритов уже смог , разогнавшись- сбить на землю троих сержантов с небольшими копьями и сейчас рубился в самом конце обоза, Хелег опрометью кинулся туда , надеясь спасти кого-нибудь из своих недавних знакомых : санитаров, сержантов, обозников. «Свой-Чужой», в бою-Великое Осознание, зачастую многие подвиги определяются не дерзостью солдата, а именно тем что называют : «наших-бьют!» и бешенством, наступающим в группе, после данного клича. Пробегая мимо лежащего лазарита которого он недавно погубил брошенным щитом, Хелег чуть было не подобрал его оружие, однако когда он уже остановился рядом-услышал дикий вопль : оказавшийся теперь здесь Бер и знакомые санитары и сержанты махали руками и орали неистово : «Не трожь вещи лазарита, не трогай. Будешь как и он-изгоем, да и весь в язвах! Не трогай его, ничем не трогай . » Поняв свою ошибку, Хелег подбежал дальше к «своей повозке» и спросил что есть из вооружения, выбрал тяжёлый дротик и вытащив из ножен короткий меч меч, о котором уже просто позабыл-Хелег вновь ринулся к последним повозкам их обоза, где валялось уже пятеро поверженных сержантов : трое-без движения и ещё пара видимо в конвульсиях, а двое обозников и возница одной из повозок-лежали с пробитыми грудью и впалыми внутрь животами, из которых медленно текла кровь внутрь повозки и густыми каплями оседала на мешках. Лазарит, объехал с другого конца поезд повозок и теперь отчаянно вопя и чертыхаясь-пытался с помощью своего клевца или «ворона», как их иногда называли : небольшого одноручного молота-с вытянутым как клюв птицы заостренным передом, служащим ,как раз для пробивания доспехов, словно долото-пробивает метал. Лазарит , с помощью данного оружия-наносил удары направо и налево, пугал сержантов меченосцев воплями о своих язвах и о том, что теперь они все-«одного с ним ордена проклятых. » Хелег заметил , что одного из выскочивших наперерез сержантов, с подобием протазана в руках-лазарит уложил первым же ударом ,сверху вниз , попавшим в область левее плеча и ближе к шее. Сообразив , насколько опасно данное оружие в умелых руках рыцаря «святого Лазаря», Хелег выскочил сзади коня беснующегося в боевом раже рыцаря отступника и присев ближе к земле, со всех сил воткнул свой дротик промеж копыт коня, после чего моментально отскочил метра на полтора в бок. Конь лазарита встал на дыбы и с бешеным ржанием подскочил на двух ногах, потом завалился на левый бок и ударившись головой о повозку, затих. Лазарит, ещё при первых сумбурных движениях своего коня упустивший поводья, видимо в ярости боя или невнимательности-теперь лежал под огромной тушей павшего животного и громко костерил всех. Ясно было что он тоже сильно ранен, однако ненависть к меченосцам и вообще к «Совету» -перекрывала в нём любые иные ощущения : кровь текла из его правого бока и уголков рта, голова под шлемом обильно кровоточила , однако лазарит всё ещё размахивал своим оружием и старался зацепить невидимого противника. Внезапно подъехал глава храмовников крепостицы Тибо и пара его рыцарей с четвёркой сержантов. Остановив Хелега от попытки добить лазарита-один из рыцарей храмовников стал что-то доказывать Тибо, но тот лишь отмахнулся и покачав головой, добавил : «А как перевозить его? Кто согласится : везти, кормить, охранять и прочая? Нет! Добейте брата рыцаря-и вся недолга. выполняйте!» После его слов сержанты сняли малые арбалеты и выстрелили в голову бьющегося в конвульсиях лазарита, после чего на него накинули аркан, на его лошадь-ещё два и их оттащили куда подальше в поле. Как заметил Хелег, сержанты храмовников обрезали , а не снимали свои арканы и быстро возвращались назад, видимо и сами сильно опасались заразы «лазаритов». Хелегу пришла в голову идея : вернуться вновь на одну из головных повозок и рассмотреть, что да как там происходит во всё ещё происходящем сражении. Добежав до головы обоза, где и происходила основная сеча, он уже видел : «ёж» пикинёрского ополчения, из правильного овала-превратился в букву П и теперь огибал головные две повозки. Вооружённым мечами , булавами и прочим отступникам, что были защищены кожаными доспехами с кольчужными вкладками или полноценными кольчугами-удалось потеснить пикинёров и сержантов, однако рыцари прикрывавшие их с флангов братья рыцари-продолжали наносить по напиравшим отступникам свои удары полэксами, причём настолько ловко, что одного-двух подобных ударов , вполне хватало для уничтожения или сильного ранения противника. Мечи одноручные, булавы и в некоторых случаях -одноручные топоры «скандинавского»образца, с сильно скошенным в одну из сторон лезвием-практически ничего не могли поделать с «полным доспехом» братьев рыцарей, оставляя лишь небольшие следы в виде царапин, вмятин, небольших сколов- а повалить братьев рыцарей на землю, не получалось из-за сержантов, поддерживавших и напиравших сзади и подталкивавших спешенных рыцарей вперёд, на толпу отступников. Стрелы из луков и камни пращей, задевали отряд меченосцев несильно : длиннющие пики -были хорошим «частоколом» для подобных снарядов, да и оружие у стрелков протестников было скорее охотничьим, чем боевым и не могло похвастаться пробивной мощью против доспехов. Баллистарии с «большими» арбалетами расположившиеся на крышах повозок- постоянно выкашивали пять-десять человек из отряда нападавших, при этом лишь двоих из стрелков меченосцев, самих зацепило камнями и они теперь были на попечении санитаров. Хелега было тоже позвали в помощь, но он сделал вид что не услышал и перескочив в иную повозку-вновь вылез на её крышу.С этого места открывалось уже всё поле боя : Рудолфо лежал близ пикинёров-видимо уже мёртвый. В его коне торчала пара дротиков, а сам глава напавших лазаритов-был с пятком болтов от арбалета, в груди и голове. Полсотни стрелков отступников продолжали метать камни и натягивая тетиву-выпускать стрелы, примерно столько же-уже лежало на земле подрагивая конечностями. Кто-то из них начал отползать в небольшую лощину, что была за линией стрелков мятежников. Командир Клаус собрал подле себя ,оставшихся на конях пятерых рыцарей меченосцев, под своим командованием и отъехав для разгона-направил этот отряд, «малым клином» : один-два-три, во фланг дерущихся «сержантов» отступников, как условно назвал их про себя Хелег, за наличие недорогих доспехов и хоть какого- то профессионального оружия. Раздался металлический скрежет удара, когда «клин» рыцарей раскидал около двадцати человек, примерно половину от тех, что ещё держались на ногах и дрались с меченосцами и ополченцами из «ежа» ,после чего началось повальное бегство протестников! Лейтенант Клаус скомандовал продолжая размахивать булавой в толпе врагов : «Конные стрелки-за стрелками отступников, сбивайте их лошадьми и своими копьями, обстреливайте отошедших за деревья! Рыцари и конные сержанты -за мной, преследуем всех. » Теперь Хелегу были видны улепётывающие «кожаные жилеты» : многие побросали своё оружие и неслись в лес, оставшийся в пяти сотнях метрах за ними. Два десятка сбитых и поломанных их сотоварищей, так и остались на земле: ударами в голову их добивали спешенные рыцари меченосцев, что не успевали сесть на коней и оставались при обозе или закалывали копьями пешие сержанты. К немалому удивлению Хелега, брать в плен-никто никого и не собирался! Мимо проскакали «краснопузые» храмовники. Они остановили бойню «сбитых» кавалерийским наскоком и стали их заковывать в цепи, тех кто ещё мог ходить, кого нельзя было транспортировать-сами же и добивали. Сержанты храмовников метнулись в сторону стрелков отступников и вскоре приволокли парочку подростков в рванье-их тоже заковали, забив колодки толстыми кривыми гвоздями. Бой закончился и пока кавалерия ордена меченосцев ушла в преследование, оставшиеся офицеры и рыцари-стали командовать «уборкой» после боя. Особо «уборка» оригинальностью не отличалась : добивали врагов, многих раненными, собирали оружие и доспехи, справлялись о здоровье своих бойцов и всем пострадавшим оказывали помощь, трое лекарей госпитальеров и один аптекарь-поставили две повозки поперёк и накрыв на их крышах общий тент-начали проводить своё «врачевание» : раны засыпали снадобьями и поливали из баклажек, как объяснили Хелегу знакомые санитары, потому и берут в бой много деревянной тары, ибо глина-может разбиться очень скоро, при боевом столкновении или преследовании убегавших. Кому то отрезали повисшие на одной коже-пальцы и сержант, которому их ампутировали-громко стонал, слегка подвывая. Потом его кисть обернули в сомнительной чистоты тряпицу и товарищи, забрали раненного в свою телегу. Одну из санитарных повозок-взяли под нужды перевозки погибших меченосцев, ещё одну-выделили ополченцам, что- бы развести их мёртвых товарищей по родным городкам и уж там, захоронить. Хелегу быстро надоело смотреть на обработку ран, в исполнении госпитальеров и их довольно дикие, в его понимании, операции и он решил вновь обойти весь обоз. Вскоре заметил старшего санитара, который дежурил в его ночные смены-тот переговаривался с двумя ветеранами и парой ополченцев из городков, по пути следования обоза, попросив их всех постоять здесь и пока не подходить к самому обозу. После сказанного, быстро зашагал прочь и вскоре вернулся с храмовником Тибо и пятёркой сержантов, с красными крестами на белых накидках. Указав рукой на ждущих его четверых мужчин, старший санитар негромко заговорил бегло жестикулируя и Тибо, согласившись с его доводами, медленным кивком отдал приказ своим сержантам. Те подъехали к всё ещё стоящими отдельно от обоза людям и внезапно подняв свои «малые» арбалеты-выстрелили в ожидающих, почти в упор. Когда Хелег вскочил и побежал к ним, сержанты храмовников достали дротики и метнули их в конвульсирующие трупы , после чего вернулись к Тибо. Хелега перехватил Бер : «Куда несёшься угорелый?!» -Бер! Они «валят»своих-ты представляешь?! Своих. -Да. Это же ведь старший санитар и храмовники, они и отвечают что-бы после встреч с лазаритами, бойцы, ими возможно заражённые-не смогли попасть в отряд. Как они по-твоему это делают?-сами и ликвидируют тех кого уличили в «контактах»с язвами или тех, кого при свидетелях заплевали, проклятые черти ,лазариты. Многие сержанты и санитары-крестьянские парни и сами при опросе признаются, думая , что их будут лечить. Братья рыцари хитрее и промолчат, а другие из них-не выдадут. До тех пор, пока язвы не видны-рыцарь вполне может числиться в отряде. Так то! Не беги туда . не надо! Хелег еле плёлся теперь к своей повозке, поддерживаемый за плечи Бером, а тот продолжал : «Ты думаешь отчего, мы все так боимся лазаритов?-зараза. и возможность , после боя где ты был «первым мечом». стать изгоем и получить болт в живот, от храмовников из «команды чистки». Или бегство и жизнь бродяги. ужас! Первые из рыцарей «святого Лазаря»-были тихие доходяги, ждущие смерти в уединении, среди равнопрокажённых как и они сами. Рыцари иных орденов, заболев-просто соединялись в «чумные отряды» и такие же казармы и продолжали службу в своих орденах. Но после победы «Совета»-над Папой и Императором, когда эти двое истощили себя чередой взаимных войн, «Совет Орденов» отдал приказ, лет через десять после своего прихода к власти : перебить всех чумных, прокажённых, сумасшедших, колдунов и тд и тп-знаменитая «Ночь Очищения»! Лазариты, что были пылкими сторонниками «Совета» во всех войнах-были перебиты в своих госпитальных обителях храмовниками, многие-уже обессиленные , на своих ложах. Это вызвало бешенную волну ненависти к «Совету», что вылилось в то, что дети этих больных людей сами уходили в протестники и начинали воевать против всех орденов признавших «Совет». Потом, после нескольких новых «походов Веры», стали появляться новые заражённые, в основном по причине палестинских войн или литовских. Они не хотели быть убитыми и начали отчаянно сопротивляться «чисткам», так появились нынешние «лазариты»-основной орден протестников, готовые, хоть напоследок-отомстить людям желающим их полной гибели : «на миру и смерть красна»,-закончил Бер. -Основной орден, есть ещё?,-переспросил Хелег. -Есть ещё. несколько. Капуцины, что продолжают верить в главенство Папы и требовать изменений в нынешней власти «Совета», вроде их раз пять закрывали, а храмовники-отчитывались о полной их ликвидации, а поди ж ты! Бенедектинцы, эти, как и францисканцы-всё время общались с беднотой, к тому же сознательно отказавшись от единого центра власти в ордене, они-безначальный орден, вроде роя осиного. Эти Паписты, в отличие от капуцинов- почти неуловимы, так как неясно : сколько их и возможно ли обезглавить «стаю воробьёв?». Оба санитара наконец дошли до своей повозки. Солнце начало заходить и стали раздаваться команды, что бы готовить лагерь-на поле, слева от движения обоза. Глава одиннадцатая Одна часть обслуги и сержантов-продолжала заниматься убитыми и искать «трофеи» для дальнейшего представления офицерам, вторая-вывела все повозки в поле, распрягла лошадей и поставив телеги и повозки в круг, с небольшими проходами в четырёх сторонах, что бы одна телега могла проехать-стала готовить места для ночного отдыха поискового отряда : для рыцарей отдельно возле штабного шатра, для сержантов и прочих орденцев-отдельно, ближе к краям походного «круга» , а ополченцы из городков -должны были сами себя обеспечить ложем и пищей. Были расставлены посты охраны и наблюдения, несколько пар конных сержантов отправили в дозор окрест. Баллистарии с «большими арбалетами», вновь залезли на крыши повозок что покрупнее-числом стрелков было не менее восьми и начали поедая уже полученную пищу, вылёживать своё дежурство на уже привычных «номерах». Хелега и Бера- заставили всё же помочь, при паре ампутаций и «обмотке» раненных, однако Хелег опять отпросился заявив: что ему необходимо выйти из лагеря и поискать «амулет родительский», после небольшой ругани -его отпустили. Получив от одного из сержантов стражи лагеря на условных «воротах» ,пароль- на случай если загуляет до самой ночи и надо будет в темноте возвращаться на свет костров, Хелег вышел из «обозного круга». Оказалось что жизнь там просто кипела! Храмовники руководили ополченцами пикинёрами, из Баутцена, заставляя их своим длинным оружием-тянуть трупы лазаритов и четверых «заподозренных» в плотном общении с ними меченосцев- к яме, рытья которой Хелег не заметил : яма доверху была наполнена хворостом и рыцарь храмовник вместе с лекарем госпитальеров-поливали её из каких-то бочонков и сыпали сероватый порошок из сум, висевших у одного из санитаров за спиной. В яму бросили полтора десятка трупов : лазаритов-которых дотащили наконец уставшие пикинёры, кого то притянули на аркане сержанты храмовников . Там уже лежали Виденные Хелегом меченосцы, которых «зачистили» и ещё две женщины, что как помнил Хелег, особо рьяно тёрлись об язвы лазаритов в начале схватки и которых главный храмовник Тибо также заметил и видимо нашёл среди мёртвых, а также пара подростков с неясными уродствами и струпьями на голове. Костёр подпалили и к немалому удивлению Хелега-он моментально разгорелся, словно в него плеснули авиационного керосина, в наличии которого у местных, он сильно сомневался. Придя к мысли о том, что раз есть порох и госпитальеры могут изготовлять, со слов Бера, «огненосные» бомбы, а соответственно имеют и некое «топливо» для их заправки, Хелег успокоился на этой версии и пошёл далее-прочь , от пылавшего на несколько метров ввысь костра, по окружности которого стояли словно в огненных мантиях чертей ада : Тибо и несколько храмовников, а сзади копошились лекари госпитальеров. Стали понемногу возвращаться конники, что участвовали в преследовании бежавших отступников : молодёжь-громко хохотала и болтала без умолку о своих подвигах и о том- как они кого и где «забили», как «он их испугался» и до чего же они славные вояки. Ветераны, что-то хмыкая себе под нос-неспешно прятали, вытащенное из седельных сумок, в небольшие сундучки, что запасливо взяли с собой из цитадели. По рассказам вернувшихся , выходило : отряд протестников-почти полностью разбит, хотя часть охотников, что были стрелками из луков-всё же ушла. Они перебили трёх сержантов и держа стрельбой на отдалении конных баллистариев-отошли в знакомую им чащу, куда «нет дурных» лезть. Ещё чуток попозже- вернулся командир Клаус и его сержанты и рыцари : они полностью уничтожили всех «кожаножилетников», не дав ни одному из них уйти. Сержанты везли на своих лошадях их защитные одёжи и немного оружия, что меченосцы посчитали нужным взять и для себя. Хелег решил вернуться в лагерь, так как лейтенант Клаус начал торопить сержантов и говорить об общей трапезе и молитве за победу. Прибежав чуть раньше командира и нырнув в свою повозку, Хелег наблюдал как окончили «разоблачать» из доспехов рыцарей меченосцев и они, переодевшись в лишь лёгкие бригантины и накидки, шли в небольшую палатку поставленную возле повозки командира Клауса и его офицеров. -Слушай, брат Бер-кажется нас ждёт грандиозное пиршество, с возлияниями?,-хитро посматривая вопросил Хелег. -Да нет, дурья твоя голова! Опять, последствия ударов . Клаус не позволит много пить, да и нет у нас ничего, в больших объёмах. Пир-будет! Помянем в молитвах погибших и вознесём хвалу Господу, за одержанную победу! Но здесь и сейчас напиваться-опасно. лучше уж в цитадели! Вот Увидишь . Как Бер говорил, так и стало : Усевшись на накидки и собственные куртки, прямо на траву-весь отряд, кроме стоящих на посту -принялся вначале молиться, а после пяти минут шевелений губами и яростных попыток креститься пришла команда лейтенанта Клауса : «За победу! Что означало официальное разрешение на приём пищи : начались разговоры и смешки, все хвастались своим участием в бою и Хелег, дважды слышал от каких то молодых сержантов-«что это они пырнули копьём коня лазарита и добили его, удушив арканом», а вот коня они душили или рыцаря-было точно не разобрать . Так как на костре мясо стало душистым, а каши и хлеба с луком-было вдоволь, то и Хелег особо не переживал по поводу болтовни и того, что его действия в схватке себе приписывали другие. Санитары вскоре заварили некий отвар из трав и кореньев и стали угощаться, потом, Хелег и Бер-отправились покормить раненных лежащих в повозках, так как старший санитар утверждал : что «ночная смена» и в походе- «ночная», а если они хотели отдохнуть-то дрыхнуть надо было во время боя, а не бегать промеж повозок и драться с рыцарями противника! Пришлось идти взяв с собой отвар и немного хлеба и овощей. Мяса раненным выдавали лишь в лазарете, после осмотра и разрешения лекарем госпитальеров. Отвар придал веселья и бодрости, и выполнив свою работу парочка санитаров возвращалась к повозке, когда Бер внезапно спросил у Хелега : «А кстати, где ты так научился драться то? Я многих видел-ты молодец! Как заправский воин всё делал : никакой паники или суетливости. Кинул щит в морду лошади, дав время нашим-на второй залп из арбалетов, а потом, так шустро нёсся к последнему лазариту, что уже своим клёвцем с десяток или более сержантов положил. здорово! Я слышал, когда проходил мимо офицерского столика где наши старшие братья рыцари сидят, что Тибо и Клаус искренне твоим действиям удивлялись. Жди поощрений! Будут!» И пока его напарник переваривал еду и сказанное ему-Бер уже вновь уселся на свою накидку и стал подпевать остальным санитарам, исполнявшим грустную, но отчасти знакомую песню песню : «Ведь молодая девушка, так и не узнает уж никогда, какой у брата рыцаря-был «клевец. » Рано утром начался выезд : вначале разведчики, пока остальные просыпались после побудки и готовили свои повозки к возвращению в крепостицу, вернулись из дозора и подтвердили отсутствие протестников на дорогах или в ближайших рощах. Потом, неспеша-был разобран «круг» из повозок и вновь построен обозный поезд : с головной и замыкающей повозками, в которых усадили бронированных бойцов и баллистариев. Наконец , через часа три после побудки-все двинулись в обратный путь. То ли Хелег утомился от впечатлений, то ли ночная смена, сразу после боя далась ему тяжело, но он практически сразу после начала движения- заснул и уже не видел когда прощались с баутценскими пикинёрами и отъезжали телеги с убитыми ополченцами в их родные городки. В свою цитадель вновь приехали когда уже солнце садилось. Хелега, который проспал почти всё это время, мучил голод и он было собирался направиться в трапезную, несколько ранее остальных санитаров, надеясь на то что вновь удастся убедить старшего санитара из его смены, в срочности его собственных «дел» и их необходимости немедленного выполнения. Как вдруг лейтенант Клаус, выехавший чуть раньше обоза с остальными рыцарями на конях и соответственно-уже более часа как находившийся и ожидавший повозки в самой цитадели, подошёл к нему. -Послушай ка, брат санитар. а всё ли ты нам рассказал? А то ведь меня вновь начинают мучать сомнения, о твоём прошлом : удачно «привалить» двух лазаритов, да ещё, когда они на конях и в доспехах? Если добавить что ты был почти не вооружён. прямо чудо! Не находишь? Нет желания объясниться? -Хм. да я. повезло мне! Новичкам-всегда везёт!,-попытался отбрехаться Хелег, чувствуя что расспросы сейчас, вновь могут привести его на свидание с пыточных дел мастерами. -Брехня! Ты меня что, за дурачка держишь?! Что-бы ветеран, не узнал такого-же, как он сам?! Я видел правда немного : как ты кидал щит , перед мордой лошади и слышал рассказ Тибо и тех братьев, что стояли с правого фланга-они однозначно уверены, что ты был во многих кампаниях! Слишком быстро ориентируешься в обстановке боя, не трусишь, примерно знаешь-как и с каким оружием идти на рыцаря в латах. Вначале я думал , что ты»бегунок», но сейчас. вряд-ли ты испугался крови и сбежал из похода, да и Тибо пока ничего не накопал на тебя. но тогда-кто ты?! Ладно. После трапезы, зайди-есть разговор. Я предупредил : тебя пропустят сразу ко мне, назови лишь своё имя. Жду!» Клаус развернулся и ушёл в основной корпус цитадели. Принятие пищи получилось несколько «скомканным» : несмотря на все попытки Бера и прочих санитаров и сержантов развеселить хмурого, после разговора с Клаусом, Хелега. всё было напрасно! Он предпочитал, кивая и особенно не вслушиваясь в байки, что говорили за столом в трапезной-просчитывать варианты ответов и выдумывать новые отговорки, но как-то ничего путного в голову не шло. Хелег понимал : он слишком мало знает мир в котором сейчас очутился и есть шанс «выгородить» себя настолько удачно-вплоть до костра инквизиции, о чём его предупреждали ещё в подвале донжона храмовников явно неглупые люди, знающие местные порядки и нравы. Наконец пришло время идти к командиру Клаусу и Хелег, не без внутреннего опасения, подошёл к страже главного корпуса-состоящей из пары сержантов и рыцаря меченосцев. Назвал своё имя и его сразу же провели в кабинет к главе крепостицы, причём делал это брат рыцарь, а не один из сержантов или служек. Огромный Клаус громко смеясь отпустил с прибауткой рыцаря и налил кубки -себе и Хелегу : «Давай .Обмоем победу славным ромейским вином, по старым, ещё имперским рецептам!». Хелег не решился отказать и взяв серебряный кубок- слегка пригубил. Вино было сладковато-кислым, терпким и что сразу замечалось-довольно «градусным». Гостю , когда он допивал по примеру командира второй бокал, пришла в голову простая мысль : лейтенант Клаус, то ли благодаря телосложению, а может специфике организма-просто надеется его подпоить и узнать у пьяненького санитара, откуда он и каким образом-познал «воинскую науку». Лучший вариант, при таком допросе : часто всхлипывать и всячески показывать себя «пьяным дураком», пропуская спорные вопросы мимо ушей, либо и вовсе, сделав вид что «поплохело»-начать блевать в углу, для чего и два пальца в рот, в подмогу! В таких случаях , пьяного -обычно с тумаком отпускали восвояси. -Так значит , Хелег-ты не из орденов?-внезапно спросил Клаус после третьего кубка хмельного напитка. -Не-еа-а. -неверно протянул Хелег. Он был непривычен к данному «густому» вину и явно не до конца теперь владел своим языком. -Угу. ясно. А откуда ? -От папы с мамой. -почему то брякнул Хелег, вспоминая с «пьяной слезой» игру в детские «вопросики-ответики» . -О как!,-обдумал полученный ответ Клаус и ненадолго задумался, потом тряхнул головой и потянувшись, вновь широко улыбнулся Хелегу,-Неважно! Окажешься шпионом-повешу, ну, ты же знаешь меня?». И увидев часто кивающего собеседника, продолжил : «Мне понравились твои действия в бою, очень! А пополнения у нас давненько, среди братьев рыцарей не было, тех двадцати пяти , что есть сейчас-мне ни на что не хватает : Охрана цитадели, походы, разведка пограничья, болезни, «поиски». Мне нужны люди, а их никто и не думает присылать! У нас есть множество рыцарских вакансий, однако нет людей их достойных и тут ты : Латынью-владеешь отлично, пишешь и читаешь к тому же даже немного лекарь, а теперь ещё выяснилось- и неплохой боец! Короче-готовься! Прямо сейчас идём в арсенал, там уже собраны свободные братья рыцари-проверим тебя на испытаниях, думаю, ты их легко пройдёшь, а потом станешь как мы : «братом рыцарем меченосцев!» Идём!» Командир Клаус встал и взяв за руку бывшего немного не в себе Хелега, пошёл с ним в арсенал подчинённой ему крепостицы. Выйдя из основного здания цитадели, Хелег , всё ещё ведомый за руку Клаусом-заметил постоянно снующих подростков , из обслуги, бегающих к интенданту на склад и возвращающихся от него на кухню и иные помещения с кулями и мешками , а также бочонками в руках. Лейтенет Клаус также посмотрел на подростков и важно кивнул, добавив : «Да. Завтра следует отметить нашу славную победу! Лазариты, благодаря своему отчаянию , присущему изгоям-редкостные по опасности противники и нужно братьев порадовать славным пиром в честь победы . А потом : песни и гимны-в честь Господа и его воинства. то бишь-нас!» Командир расхохотался и ткнув Хелега не слабо так, кулаком в бок, прибавил : «Ты-один из завтрашних героев, готовься!» Вдвоём они зашли в помещения арсенала которых всего их было три :маленькая комната-где хранили оружие и доспехи, расставленные по частоте использования, на козлах или манекенах. Как оказалось, большую часть повседневно используемого оружия и доспехов в крепостице и округе, братья рыцари и сержанты хранили в «закрытой» комнате , при своих казармах, а в арсенале -держали лишь запасные или «особые» виды вооружений, вроде полных лат рыцарей или огненных горшков для катапульт. Это было самое маленькое из всех помещений арсенала. Средним, по размерам, был небольшой «приготовительный» зал-в котором в плохую погоду братья рыцари постигали знания с мастерами фехтования или командных действия, оттачивая свои умения во владении оружием и дисциплине построений, при пешем бое. Также здесь, новички проходили испытания на право войти в рыцари меченосцев, те из них, кто попадал не после «Отбора» сразу после обучения отроческого, а по причине заслуг : кандидат по очереди дрался с пятью по разному вооружёнными братьями, а потом-отбивался от ихней одновременной атаки. Весь зал был обшит досками и задрапирован холстиной, как объяснил лейтенант Клаус, Хелегу : «с целью уменьшения травм, когда во время «обучейного» боя, кто-то из братьев слишком сильно толкнёт или пнёт соперника. Поэтому и решили каменные стены немного «смягчить». Самое же большое помещение-оказалось обычным «залом ожидания», в котором ждали получения доспехов или инструкций рыцари и сержанты , а также своей очереди на бои с инструкторами .В этом помещении и проводился ритуал посвящения в рыцари меченосцы, если кандидат проходил испытания и его принимал к себе «рыцарский» отряд крепости . Клаус ввёл Хелега в зал для упражнений с инструкторами : там уже стояло девятеро рыцарей. Пятеро перешучивались и игриво обозначали фехтование, однако не соприкасаясь оружием, словно дети с палками. Двое мерили помещение шагами и немного нервничали, ещё один зажигал с десяток новых факелов по всем стенам зала ,а последний-безучастно за всем наблюдал. Завидев своего командира ведущего к ним новичка -все рыцари дружно поклонились, всячески стараясь показать важность ритуала, к испытаниям которого и привели в залу Хелега. Кандидату быстро объяснили, как раз тот из рыцарей меченосцев ,что стоял безучастным до сих пор и оказавшийся одновременно церемонимейстером и юристом цитадели : новичок пройдёт шесть испытательных боёв-пять одиночных и один, против нескольких противников. Потом будет совет присутствующих рыцарей и от того, захотят ли они принять нового бойца в свои ряды и будет зависеть судьба испытуемого. У командира Клауса есть два голоса при решении вопроса, однако в случае , если большинство рыцарей против ,то он, как подающий голос последним-голосует всегда за «общество», так как братья рыцари выбирают себе побратима и имеют право отказать новичку , если посчитают его недостойным : по храбрости, умению или поведению, не суть. Кандидату в «братерию» объявили правила : бой первый-меч и щит, удары в голову-запрещены! Можно толкать щитом, но запрещено добивать или бить лежащего на земле. Второй поединок-два меча, правила те же. Третий-новичёк с кинжалами, его испытующий-меч и щит. Четвёртый-новичка, за ростовым щитом, будут обстреливать из трёх «малых» арбалетов, желая посмотреть умения в защите. Присутствующие пообещали, что «слишком» больших ранений- быть не должно, а Клаус рассмеявшись, добавил : «И что-если будут?!-Он же медикус. ахаха! Починится сам!» Все, кроме кандидата в рыцари, расхохотались. Пятый поединок должен был быть в полных латных доспехах, правда учебной конструкции и на полэксах. Шестой-командир сам определит, кто и в каком количестве будут «испытывать» новичка. Совершенно уже растеряв задор, с каким он ожидал испытания, Хелег попросил дать ему время на разминку и получив его-стал активно приседать и делать «упражнение лесоруба», махать руками во все стороны и разминать суставы : колени, локти, плечи и кисти рук. Несколько раз подпрыгнул и выполнил уклоны туловищем, во все стороны. Немного «побоксировал с тенью». Все без исключения рыцари меченосцев с интересом наблюдали за кандидатом, о чём то переговариваясь, а пара-так прямо здесь же стала повторять его движения. Наконец , решив что достаточно разогрел мышцы и уже готов- Хелег попросил его экипировать к первому поединку. На него надели учебную кирасу, отличавшуюся от боевой большим количеством смягчающих и блокирующих подкладок, как внутренних -так и внешних, что в настоящем бою скорее мешают в движениях, одетому в доспехи бойцу, а в учебном-берегут от ненужных ран. Получив щит, примерно в половину ростового и одноручный меч-новичёк изготовился к поединку. Испытания начались : Первый бой был для Хелега, несколько суетлив-он никак не мог привыкнуть к прорези в шлеме, который до этого надевал лишь раз, на реконструкции у друзей — изображая в массовке злобного «ливонца» и теперь был вынужден признать что обзор в нём, особенно для схватки а не показухи- просто ужасный! С непривычки , Хелег уже в течении первых двух минут, был, по словам Клауса : «трижды убит», однако в концовке боя сумел резким выпадом -одну «недосмерть» отквитать. Второй поединок оказался полегче для кандидата : два меча не так сковывали движения, а тактику «спецуры»- «бить первым», Хелег неплохо усвоил ещё когда звался Олегом и был старшим сержантом. Ему удалось почти сразу «достать» своего оппонента , в длинном выпаде, из-за чего тот немного отступив, присел. Больше однако, противник кандидата в рыцари, уже не рассчитывал на неопытность своего визави и их мечи довольно шустро мелькали, наполняя звоном тренировочную залу. Бой завершился условной победой Хелега : три против двух. Третья схватка оказалась неожиданной для всех! Вооружённый лишь парой кинжалов, Хелег отступал под замахи и выпады противника, однако выждав когда оппонент немного сбавил атаку, желая чуть больше поднабрать воздуха в лёгкие-внезапно подскочил к рыцарю и сбил его резким ударом ногой вдоль пола, вскользь, благо гладкие доски настила позволяли и обозначил быстрый удар кинжалом в прорезь шлема. Рыцаря меченосца подняли и вновь приготовили к бою, но то ли шок от удара или удивление техникой Хелега, но рыцарь совершенно растерялся и проиграл Хелегу вчистую : четыре-ноль, весь поединок. Перед четвёртым испытанием, «обстрелом новичка из арбалетов», Хелег спросил у лейтенанта Клауса-«Можно ли ему перебегать, по данной зале, уклоняясь «в движении» от обстрела?» -Зачем тебе это. -искренне удивился командир меченосцев,-В бою ты будешь стоять в строю и особо никуда не побежишь! Так что учись лучше закрываться щитом и по возможности-учи «увороты» туловищем, на одном месте!» -Совет пригодился. Хелегу объяснили как присесть на одно колено, при этом защищаясь щитом, либо предложили иной вариант-лишь слегка подогнуть обе ноги, будучи готовым в любой момент опереться на нужную и сделать шаг в сторону, оба варианта действий-отрабатывались рыцарями меченосцев. Начался сам обстрел : он оказался в меру нудным. Залп из пяти арбалетов- и все болты попали в щит, перезарядка, длящаяся около минуты, с шутками и прибаутками о новичке. Второй залп : теперь один из болтов попал в шлем и Хелегу стало в меру больно, словно его ткнули карандашом, тупой его частью-резко в голову. Третий обстрел-всё тоже. После трёх залпов, кандидата подняли и поздравили с прохождением очередного испытания. Как оказалось , арбалеты специально берут с несколько растянутой тетивой, да и выстрел в голову-был нелепой случайностью по недомыслию. Для пятого боя, Хелегу пришлось переодеться в учебный «полный латный комплект» : шлем-бацинет и нагрудник-который на самом деле защищал до начала ног и походил на самовар, с резко очерченным «пузом» . Как пояснил новичку рыцарь, его готовящий к учебному поединку : такие изгибы на латах дают дополнительный зазор , между телом и защитным доспехом и даже в случае их пробития , например полэксом или клевцом, шанс ранения довольно невелик, да и в жаркую пору , какая-никакая а вентиляция. После «пузатого» нагрудника, пришла очередь лат наручных и ножных. Каждую часть доспехов помогало надеть минимум двое из рыцарей присутствовавших на испытаниях и они же закрепляли металлические пластины-где завязками , а в некоторых местах, чем-то, что напомнило Хелегу примитивные шурупы. Кандидат в рыцари получил в руки полэкс : в отличие от коротких образцов, что он видел в недавнем бою с лазаритами на вооружении братьев рыцарей, в руках у него был вариант высотой примерно с него самого. Головки у подобных «больших» полэксов-были не в виде топоров, а молотообразные. Шип на острие полэкса-был короткий и затуплен. Крюки хорошо обмотаны смолистыми тряпками. Как заметил Хелег- металлическое лезвие или Вершина его полэкса- была сборной и её части : молот, шип, крюк-отдельно прикреплялись к основанию, подобием , всё тех же болтов. По всей длине выданного оружия, на деревянной основе-были железные полосы, для усложнения возможного «перерубывания» длинного древка. Наконец начался последний, Пятый бой, ставший для кандидата сущим кошмаром! Двигаться в таких доспехах что ему на последний бой выдали-можно был лишь по-«гусиному», словно в ластах и с кучей «эрдэ» с камнями за спиной». Приходилось прилагать невероятные усилия при каждом шаге, причём не столько из-за веса самих лат, который был весьма умерен, а по причине незгибаемости креплений «защиты суставных частей» и конкретно-защиты коленей. Хелегу, который стал удивляться -«почему рыцари относительно легко передвигались во время боя», объяснили, что тренировочные «полные латы»-обладают «дополнительной защитой» и по этой причине крайне неповоротливы, в реальном же, «боевом варианте»-часть металлических пластин и деревянных пробок просто отсутствует, так как скорость и координация в бою-не последнее дело и каждый из братьев рыцарей выбирает сам: что и в каком количестве на себя одевать перед схваткой. После небольшой разминки и привыкания ,хоть частичного, к латам -начался поединок: когда противники сблизились, Хелег тут же пропустил удар от своего соперника: тот , практически без замаха-резко опустил свой полэкс на левое плечо кандидата в рыцари. Удар оказался преотличный! Металлический грохот и лязг слегка оглушили Хелега. Он правда понял что практически не испытывает боли ,от самого удара, однако часть его доспехов была повреждена и не удавалось вовремя, быстро поставить блок второму удару-на этот раз пришедшемуся в промежуток между головой и плечевым суставом. Хелег попытался оттолкнуть соперника оружием ,но тот, слегка наклонив корпус в сторону Хелега и упёршись одной ногой -заставил новичка сделать шаг назад и тут же нанёс третий удар своим оружием, в левую ногу новичка. Теперь кандидат взвыл от боли и завалился всем телом на деревянный настил, Хелегу казалось что вот сейчас то его и добьют, однако рыцарь соперник ему лишь отсалютовал полэксом и обернувшись попросил его разоблачить: «из» этих «чёртовых бочек», в которых даже вечером, чуть жив от жары!» Хелага также подняли с деревянного настила и попросив немного поднатореть в бою на полэксах ,а также вариантах алебард , успокоили : его бы в любом случае «гонял» инструктор по фехтованию на учебных боях, так что не знание азбучных истин в сложной науке «рыцарской войны»-иногда простительно, по крайней мере в самом начале. Последний, Шестой бой, как и предшествующий ему -прошёл в одну сторону — Хелега, что так и остался в полных латах, атаковали трое рыцарей меченосцев : с булавой, двумя короткими мечами и копьём с тупым наконечником. Они кружили и улюлюкали, отскакивая при всех неудачных движениях новичка и его попытках зацепить их мечом или щитом, что ему выдали вместо полэкса. Пару десятков раз его прилично стукнули, в основном булавой и копьём, наконец, смеясь, троица проверяющих братьев отошла. Командир Клаус провозгласил : » Совет братья! Начинаем избирать! » Хелега попросили выйти из залы, прямо в доспехах и подождать решения собратьев в «зале ожидания». Неожиданно скоро, не успел ещё кандидат отдышаться от всех «упражнений» что делал, вернулся командир Клаус и девять рыцарей меченосцев. Потребовав от Хелега что-бы тот встал со скамьи на которую его усадили прежде чем покинуть, лейтенант Клаус он возвестил : «Братья! Принимаете ли вы нового бойца в свой отряд и готовы ли вы : назвать его своим братом, драться за него- до конца и доверить ему свою жизнь?» Вышел вперёд рыцарь-юрист цитадели и не без патетики отвечал : «Господин наш Клаус, единогласным решением -мы принимаем , достойнейшего брата Хелега в наши ряды и готовы драться за него против всех врагов и довериться ему полностью : что в сечи жесточайшей, что в жизни достойнейшей!» После недолгого молчания почти все заулыбались и Клаус подошёл похлопать Хелега по плечу и приказать рыцарям, помочь «новорождённому» рыцарю меченосцев-переодеться из «обучающих» лат, в которых он всё это время ожидал решения-в новенькую облегчённую бригантину меченосцев : она была скорее кожаным жилетом без рукавов, с прикреплёнными к нему металлическими чешуями величиной с четверть ладони взрослого мужчины и несколькими полосками кольчуги в середине. Как объяснял Клаус новичку, пока того переоблачали в «рыцарский наряд» : «В повседневных дежурствах и прочих делах-лучше ходить в бригантине и одетой поверх неё светлой накидке, с чёрным крестом»меченосцев»-это значительно экономит силы и не так обременительно в ношении, особенно в жаркий день. Да и в бою, для рыцаря-главное «твёрдость руки и умения воинские», а вовсе-не защита латная! Хотя. » Наконец новопринятого в ряды рыцаря полностью переодели и сам лейтенант Клаус надел на него белую накидку поверх бригантины .После чего принесли заранее припасенного вина и командир произнёс высокопарную речь : «О важности братской взаимопомощи и Веры, в деяния Господа и Пути, коим он наделил «меченосцев», самых верных своих слуг». Рыцари стали поддерживать лейтенанта криками и потрясанием кинжалов над головой, после чего каждый стукнул своим кубком по кубку Хелега и произнеся «Брат!», облобызал нового рыцаря своего отряда. Когда «Хелег-меченосец «, украдкой задал Клаусу вопрос : «Будут ли, как он слышал-пить кровь, друг друга братья, в честь своего боевого единения?» То услышал громовой хохот в ответ. Командир Клаус Тут же пересказал вопрос новичка всем и теперь уже откровенно «умирали от смеха» все братья рыцари, принимавшие участие в ритуале. -Ты где и от кого это слышал. -продолжал хохотать Клаус,-Ахахаха. а если чем-рану загноишь, а? Представляешь : после каждого приёма новых рыцарей, самим себя резать? Ахахах-ну нет! И врагов для этого хватает. Если ножиками самим себя ковырять, то скоро весь мой рыцарский отряд в лазарете окажется и «мясники» госпитальеры-им «расковырянные» ручки будут пилками своими отрезать, а оно нам надо?!» До Хелега дошло : здесь, в отсутствии йода или «зелёнки», когда медицинский спирт и прочие антисептики неизвестны, больше всего бойцы боятся заражений, которые и так часты из-за антисанитарных условий и плохой воды в колодцах, которая при недостаточном кипячении-почти медленная отрава. Далее были тосты и здравицы- в честь новоявленного «брата» и командира, «нашедшего достойнейшего» для пополнения. Обещания друг другу в «верности до гроба» и прочая. Как ни удивило это Хелега, однако сам ритуал после посвящения скорее походил -на собрание коллектива : с политинформацией и дальнейшими возлияниями. Всё. Никаких ударов мечом по плечу или обхода лежащего новичка с зажёнными подсвечниками и заунывными песнями. Ничего! Испытания-да интересно, ритуал и принятие-несколько стандартно и буднично, хотя кубки с вином всё более наполняли Хелега радостью от своего нового положения в цитадели. Глава двенадцатая В «зал ожидания» в арсенале, постепенно стали подтягиваться всё новые рыцари : кто пришёл с дежурства, а кого смогли «дотащить» товарищи, прямо из лазарета. Теперь рыцарей стало девятнадцать-девять, что изначально «испытывали» кандидата, командир Клаус, сам Хелег, раненный рыцарь и его сотоварищ,что притащил хворого на себе, двоенедавно сменившихся дежурных рыцарей и некий брат меченосец, что был на молитвствовании в церкви и пришёл завидев огоньки в окнах арсенала, а также трое недавно заехавших после ночного дозора. Посвящение постепенно превращалось в чисто мужскую попойку, а та, в свою очередь-в вечер баек и «откровений. Вспоминались какие-то старые бои и обиды. Рыцари хватались за кинжалы и лейтенанту Клаусу нередко приходилось орать, на находящихся «под хмельком», братьев. Иногда он начинал «действовать»: захватом накидки и лёгким встряхиванием особо буйного рыцаря. Хелег присел возле раненного собрата, которого привели из лазарета и так как ранее пару раз менял ему «гнойные обмотки», то запросто смог начать разговор ,надеясь что в пьяном угаре братья рыцари разболтают чуть больше о землях, где он сейчас находился : «Вы брат, также , после крупной потасовки-стали рыцарем меченосцем?» -Хто-я?,-искренне удивился раненный рыцарь,-Не. хе-хе-хе, у меня дядька родной, на крупном комтурстве в наших палестинских территориях, да и род наш, многих рыцарей поставил для орденов, поэтому и впихнули меня сюда. Я то хотел куда потише и прибыльнее. -продолжал, разговорчивый от выпитого, рыцарь,-Ну там : в иовиты-которые на деньгах спят или госпитальеры-которые знают такие снадобья, что могут любую бабёнку себе в постельку заполучить, храмовники-которых все боятся или в иезуиты-что по всему миру ездят. Но! Дядька сказал, что мне : лишь в крепостях сидеть , да пиво пить-вот и приходится маяться в гарнизонных крепостицах меченосцев. В походы меня не берут, чего-то опасаясь, а метнутся к иным орденам-уже тяжело. Хелег призадумался от услышанного, оказывается-здесь был далеко не столь «жёсткий» отбор, как ему изначально представлялось и , что удивительно, опять упоминались некие «иезуиты-что «по миру ездят». Которые, как опять вспомнилось Хелегу по прошлому месту проживания-должны были появиться лет на сто позже. или всё же «тайный» орден специально всех «запутал» ,с годовщиной своего образования? -Хм. Ещё раз-простите брат мой! Так значит здесь много достойных сыновей великих семейств , что оказались в нашем ордене? -Чего?! Ты о том, кто и как сюда попал, что ли? Слушай-слушай,-болтливый рыцарь отпил большой глоток из своего кубка и начал с удовольствием тараторить,-Те двое, что у окна хохочут и жестикулируют-как и ты , за «подвиги» где то там у чёрта на рогах-нас оказались. Бывшие ветераны сержанты. Лет семь назад, кажется в литвинских землях, нас довольно сильно «уменьшили» числом, да впрочем не первый или последний раз, думаю- и было принято решение : часть сержантов, что особо отличились в бою и были не совсем уж чурбанами-ввести в рыцарский отряд меченосцев. Так что ты не волнуйся, ты не первый из «простоты»,-похлопал раненный рыцарь Хелега по плечу и не замечая удивления , от своего хамства у собеседника, продолжал,-Наш юрист, имеет родственников среди иовитов, а те и купили ему тихую и спокойную должность. В походы он, как и я-не ходит, зато представляет наши интересы в канцеляриях «Совета» и помогает Клаусу с отписками, от совсем уж диких приказов, навроде : «Зачистки всей территории маркграфства-в недельный срок, от любых отрядов протестников, после выполнения-доложить!» Вот при получении оного они вдвоём запираются в кабинете и начинают, используя статуты и законы -сочинять объяснения, почему это невозможно, в принципе и согласно букве закона. Хотя, в основном, такие как командир Клаус и прочие, отбираются заранее-после обучения при монастырях. И те монахи что занимаются отбором, доминиканцы, вроде-уже и не помню кто меня. хм. в общем- на основе эллинских и ромейских книг они смогли создать систему, при которой каждый орден получает наиболее подходящих ему дворянских детей. Почти всегда. -Прошу прощения брат, а кто же тогда остаётся самим дворянам, то есть им кто остаётся для управления фьодом? -Дебилы, забракованные орденами , ну или если маменька с папенькой , «позолотят» ручки «отборщиков», то им могут оставить дитятю, хотя на королевские и имперские престолы-лишь «дурачков» и ставят, чтоб не мешали «Совету Орденов». Эти шибздики себе тихо развлекаются с фаворитками, напиваются, охотятся. и не перечат «Совету»- вести политику как ему заблагорассудится. Так вот, в шестнадцатилетие и происходит «отбор» : кто идёт в «тайные» или «закрытые» ордена-доминиканцев, что ведут архивы и науку «Совета», храмовников-что псы стерегущие охраняющие покой земель внутренний, иезуитов-что выведывают тайны иноземные. или обычные : меченосцев-рубак и солдат «Совета», Иовитов-моряков «Совета» и его, правда негласно-торговцев. Ну и прочих. Или отпрашиваются, для службы «местным» орденам: вроде «красной звезды» у соседей чехов или «драконов»-у угров. Говоря по правде, на самом деле «местных», на территориях «Совета»-давно уже нет. Те что остались, располагаются на землях союзных нам государств: Испанской империи, Угорского королевства, Чешско-Моравской «славянской» империи и так далее. Так что : наш выбор-несколько, не наш. мда. Хелегу показалось что сейчас предоставилась отличная возможность ещё больше узнать «местных новостей» и он продолжил : «И как же наш славный «Совет Орденов»-такую властную силищу получил?» -Хм. как? Летописи прочти-я не помню. Вроде Папа с Императором где то надолго «зарубились», а тут наши-кааак выскочат, ну и тех обоих и того, в смятку, вот ! Ахахах!,-болтливый рыцарь просто ухохатывался от своей остроты. Хелег понял, наука и летописи были явно не для его нынешнего собеседника. Отсмеявшись, рыцарь из лазарета продолжил : «Наш «Совет», потому и оставляет дворянчикам лишь выродков, что бы те не бунтовали! А всех , более-менее достойных, загребает себе. Однако , кому хочется возродить»старый порядок»-те убегают : На Сицилию, к местным рыцарским династам-у них там вроде как «конфедерации антиподов». В Испанию, которая охотно принимает беглецов от «Совета» и комплектует ими отряды для войн с арабами и берберами , в Сеуте и южнее, говорят планируют захватить весь север Африки. К скандинавам, что собирают «морские отряды» и как ранее Даны-периодически берут под свой контроль целые провинции. Иногда, в королевства Скоттов и Лузитан, но туда сложнее добраться. Раненный рыцарь умолк и уставился в пустой кубок, а чуток погодя-молча встал и пошёл прочь, сильно хромая, в сторону выхода из арсенала. После его внезапного ухода , возлияния продолжались до самого рассвета, по прикидке Хелега длились ещё около трёх часов. Когда наконец полностью рассвело и служки и сержанты подошли к главному зданию цитадели, Клаус, выведя на небольшое крыльцо нового брата рыцаря , громко оповестил собравшихся : «У нас-пополнение! Брат Хелег, теперь -рыцарь меченосцев! Да благословит Бог его путь!» Служки закричали хвалебные слова , а сержанты-заулыбались. Командир Клаус, отпустил уставшего но довольного Хелега, перенести свои вещи из казармы сержантов-в казарму рыцарей и дал указание двум слугам помочь ему в этом. В своей, теперь уже бывшей казарме, Хелег долго трепался со знакомыми санитарами и сержантами, обещал Беру «не забывать его» и наконец, устав от болтовни и желая скорее заснуть, ибо, как его предупредили-через три часа после полудня начнётся пир в честь победы над лазаритами, Поплёлся наконец со своим небогатым скарбом в новую казарму. Рыцари, как оказалось, жили в чуть более просторной казарме чем «младшие братья», что достигалось тем, что их было значительно меньше чем санитаров и сержантов. Каждый рыцарь занимал отдельную комнатушку и имел право на слугу, правда живущего в помещениях при трапезной и служащего, как понял Хелег в роли «дневного денщика». В самой рыцарской казарме, был не так силён смрад от немытых тел и кулинарных изысков, в виде луковых испарений или «подпущенных ветров». Новичку выдали небольшой сундучок -для хранения писем или драгоценностей и сундук поболее, для вещей крупных и менее важных, при этом посоветовав сменить замки, купив их у мастера при ближайшем посещении Баутцена. Выяснилось и то, что рыцари имеют право раз в месяц, на три дня, уезжать в «увеселительные места». Попросив дежурного стражи по казарме разбудить его перед пиром и слуг, принести к этому времени нагретой воды, ибо Хелег хотел как следует помыться помыться ещё раз перед мероприятием-показывая себя достойным быть «старшим братом», он уснул сном человека невероятно уставшего, однако донельзя довольного-собой и жизнью! Снов он не видел , но когда обе его руки кто-то стал крепко держать , а рот быстро зажали споро надетой кожаной повязкой, Хелег мигом проснулся, раздумывая : страшный сон или всё же явь? Вокруг его ложа в комнатушке стояли люди : все они были одеты в белые накидки с красными крестами, а уже знакомый голос главного храмовника цитадели Тибо, чётко проговорил : «Всё отступник. Отчудил ты своё. Так братья : «вяжем» его и сразу в нашу закрытую повозку. Выезжаем из лагеря. Кто попробует отбить-залп из арбалетов и сразу добиваем. ясно? Хотя кому он нужен-новенький ведь, да и особо друзьями или агентами не должен был обзавестись». В ответ Раздались тихие слова что команда понята и Хелега, прямо на его ложе, начали «пеленать»-в прямом смысле слова : вначале перевернули на живот и связали руки за спиной, потом-ноги, на которых уже уселся один из сержантов храмовников. После всего этого, узлы рук и ног связали между собой. Хелега рывком перетащили на кусок полотна , предварительно одев на голову небольшой мешок и вынесли из казармы. Тибо шёл сзади и спокойно говорил : «А что, уж было помечталось об рыцарстве? Хе-хе, нет! Рано. Вы, господин папист, совсем нас, храмовников, за дураков держали. Зря! Никогда не стоит считать противников-глупцами. » Хелега вынесли из казармы где он не прожил и суток и закинули в закрытую повозку запряжённую четвёркой «водовозов». У повозки почти не было просветов в досках бортов, лишь небольшие, закрытые сейчас медью-бойницы. Тибо, с любезной улыбкой и откровенной издёвкой -махнул командиру Клаусу что стоял на входе в казарму вместе с юристом крепостицы и всё тем же, раненным рыцарем из лазарета, и произнёс : «Благодарю, брат Клаус, за содействии в обнаружении папистского агента!»,-и уже тише, но достаточно чётко,-«. И его принятии, в рыцари меченосцы-подкомандного тебе отряда. » Тибо был вполне счастлив : может он и не участвовал полноценно , в разгроме лазаритов, как командир Клаус, однако же лазутчика-обнаружил и теперь будет иметь полное право «переписать» если и не весь бой, то многое- на себя. По крайней мере шансов «закрыть» Клауса в темнице храмовников-стало невероятно много. При почти ощущаемом физически , угрюмом молчании меченосцев, повозка с задержанным Хелегом и храмовники-покинули стены цитадели. Неспешно ехавшая колымага внезапно остановилась уже на втором повороте. И После специального свиста изданного одним из сержантов, из рощи выехало семеро всадников : они были в зелёно-грязных накидках, покрывавших как их так и большую часть туловищ лошадей. Приблизившись к Тибо вожак новых всадников отрекомендовался : «лейтенант Беренжэ, старший «скорого отряда штурмовиков, ордена Храма», город Лейпциг. Вы, если не ошибаюсь-лейтенант Тибо?» Получив утвердительный ответ и некий металлический знак в подтверждение, он продолжил : «Нам передали, что бы мы сопровождали вас до Баутцена, а в случае опасности : Лейпцига или Дрездена. Вы готовы ?». Тибо оглянулся и предложил : «Забираем «груз» из повозки для задержанных, сажаем на свободную лошадь, что идёт с нами в привязи и скорым маршем едем в Дрезден! Ни перед кем не останавливаемся, вплоть до центрального узилища ордена Храма, на территории марки,в Дрездене. Если кто попытается нас задержать-уничтожаем, а лучше-прорываемся м скачем далее!» Хелега споро вытащили из тюремной повозки, перекинули на свободную лошадь и быстро приготовившись-тут же ускакали : двое головным дозором, ещё пятеро, включая командира штурмовиков и Тибо с Хелегом-по центру, а остальные прикрывали их с тыла. Повозка же, как ранее и договаривались-продолжала свой путь в Баутцен и если бы у Хелега были и в самом деле были сообщники желавшие его отбить, то их ждал бы неприятный сюрприз после боя-в виде отсутствия объекта задержания, в этой самой повозке. Небольшой конный отряд, что вёз пленника, достиг уже видимости Дрездена, когда Хелег начал дёргаться и судорожно биться на своей лошади. Вначале, его пару раз ткнули кулаком в бок, однако это не помогло. Тибо, даже применил хлыст, но вновь-неудача : Пленник судорожно изгибался и громко стонал. Остановившись, Беренжэ приказал своим людям занять круговую оборону : пятеро выставили арбалеты, а командир и его зам-достали по паре мечей из заплечных ножен. Тибо и ещё один храмовник, неспеша сняли всё ещё бьющегося Хелега и приставив тому к горлу нож , поинтересовались, чего он хочет. -Отли-ии-ить падлы. Вы же меня взяли с постели, после «ночи посвящения», с уймой винища в животе! Дайте отли-и-ить,а не то. «,-совершенно неприличные угрозы сыпались словно из рога «матершинного изобилия». Беренжэ лишь хмыкнул и с лёгкой укоризной покачал головой, он всем видом показывал неодобрение столь вопиющим отношением , к брату рыцарю, пускай и схваченному за некое нарушения.Тибо чертыхнулся и приказал своему помощнику, сержанту храмовнику -развязать пленника и проследить. Помощник уточнил : как именно развязывать и вообще, «в чём конкретно заключается слежка, которую предлагают ему осуществить?» Тибо рассвирепел и самостоятельно отвязав путы на конечностях Хелега, заявил тому : «Делай «дела» -прямо на дорогу, что бы мы тебя видели! Побежишь-будешь как ёжик, весь утыкан болтами арбалетными!» Хелег, вычурно вспоминая многие слова, что как ему до этого казалось-он уже успел забыть со времён своей службы , стал живым подобием «писающего мальчика» : прямо посреди дороги, под пристальным вниманием десяти мужчин ожидавших от него-любой гадости, вроде попытки сбить их струёй с сёдел и захватив оружие-сбежать. Случайно выехавшая из-за чахлых кустов, что росли невдалеке , пара юношей на небольших лошадках-остолбенела! Они впервые видели что-бы путешественник, вместо того что-бы удалиться в лесную чащобу и там справить свои потребности-становился чуть ли не посреди всей дороги и «выписывал узоры и вензели» во всех смыслах этой фразы-будучи видимым , всем едущим и идущим, с какой бы стороны дороги они не путешествовали. То , что данного чудака ещё и охраняет с десяток орденцев, а что это охрана молодые люди не сомневались, Привела их к простым выводам : это- большой орденский вельможа, совершенно свыкшийся, от безмерной власти-к любым своим желаниям и теперь он, абсолютно не стесняясь остальных людей, делает «где и что хочет! » Видя что всадники с арбалетами недобро на них посматривают, оба юноши решили проявить учтивость и несколько спеша и робея, проехав мимо вооружённых кавалеристов , отвесили сидя на лошадях-глубочайший поклон показывая почтение, всё ещё «занятому своими делами » Хелегу-вызвав несказанное удивление последнего. Будучи человеком в принципе вежливым, Хелег им отвечал : «Извиняюсь! Ничего приподнимать не стану-сами видите. занят. Рад, очень рад был увидеть столь воспитанную молодёжь! » И он стал часто кивать головой, в знак одобрения. Тибо, вся эта «скоморошья» ситуация привела в бешенство, внезапно завопив: «Хватит ! Вы двое-идите к чёрту, идиоты! А ты. «,-обратился он , к наконец то закончившему арестованному,-«Тебя, вновь связанным в полотне везти или только связанным,а?» Уже отъехавшие молодые люди, услышав слова Тибо и решив, что Хелег-буйнопомешанный, а его сторожа-орденская охрана ведущая больного на казнь, пустили лошадок вскачь и скоро скрылись.Хелега же усадили на лошадь, привязали обе ноги к седлу, а руки-за спину и отряд продолжил свой путь в Дрезден. Глава тринадцатая В Дрезден, кавалькада попала когда ещё было относительно светло : большой, если не сказать огромный каменный город- поразил Хелега. Может он за последние дни просто отвык от подобных размеров поселений, но арестованный меченосец постоянно крутил головой и осматривал здания и улицы. Всюду было чисто :ни помоев, ни грязи, ни даже листьев или иного мусора . Вспомнив однако, беседы с Бером в лазарете, Хелег быстро сообразил : раз наказывали плетьми даже в маленьких городках и поселениях, то уж в крупных, где загадочный «Совет Орденов» имел штабы своих основных, из этих самых орденов и подавно-должны были соблюдаться его законы неукоснительно ! При проезде через городские ворота пришлось проехать некое помещение, которое бы Хелег охарактеризовал как «блокпост» : несколько метров огороженных помостов и деревянных стен, а со всех сторон-бойницы для стрелков. Получив от охранявших задержанного меченосца некие знаки в виде небольших грамот на дублённой коже и названного пароля, стража при воротах тут же их отворила в меру широко и храмовники со своим пленником быстро проскакали внутрь , за крепостные стены. Близ самих ворот стояло несколько высоких, но одиноких башенок-как круглых, так и квадратных и неведомо зачем так странно установленных. Дома же в основном были каменными, хотя Хелег заметил где-то значительно левее, чем они скакали-несколько десятков деревянных строений : видимо лачуг бедняков или ремесленных сараюшек, он так и не разобрал. Тибо вновь попросил остановиться и когда это было исполнено-надел на голову пленнику мешок, что уже был на нём в повозке, при выезде из цитадели меченосцев. Задержанный было попытался запротестовать, однако обещание «прибить его»-высказанное тихо, но твёрдо всё тем же Тибо, заставило Хелега заткнуться и не повторять своих ошибок первых дней. Через полчаса скачки заехали в обширный двор и Тибо с Беренжэ , сойдя со своих коней, ушли .Ещё через небольшой промежуток времени, ворота в огромном здании, даже скорее укреплённом дворце, к которому и примыкал дворик-раскрылись и впустили внутрь недавно приезжих. С Хелега сняли наголовный мешок и усадив на скамью с поставленными рядом стражниками , из сержантов храмовников- все рыцари ушли «готовить его допрос», как с улыбкой сообщил пленнику ,Тибо. Вскоре вернувшийся храмовник заявил : «Пока дознаватели, с нужными полномочиями-заняты! Ничего. Проведёшь ночь в «отстойнике», а потом подумаем-где и как тебя допросить. » «Отстойником», куда завели Хелега-оказалась миниатюрная комнатушка в цокольном этаже здания : метр, на метр. В ней можно было только сидеть, однако благодаря каменному полу с его вечным холодом и такими же стенами, очень скоро у Хелега стали стучать зубы. По всему выходило , что здесь»отстаивались» : как в смысле стояния на ногах, так и выдержки-перед допросом, наиболее интересные заключённые храмовников, те, кого орден считал носителями ценной информации или же наоборот, чья жизнь и здоровье уже особо не интересовали орден Храма. После двух попыток арестанта усесться и стольких же «разминок» с прыжками и ходьбой на месте, спасающих от холода и сопутствующей ему «трясучки»-дверь «отстойника» отворилась и Тибо, с парой сержантов за спиной, ничего не говоря вывел Хелега из комнатушки. Они поднялись на третий этаж, всё это время встречая лишь сержантов храмовников дежуривших на лестницах и этажах и зашли в нужный кабинет. Хелег грустно заулыбался : Вновь одинокий табурет в центре комнаты, дежурный писарь в углу за отдельным столиком-на этот раз из храмовников, не монах доминиканец и Дознаватель, также сидящий за огромным столом и с очередной видимой задержанным, любезной улыбкой, поприветствовавший вошедших Тибо и Хелега. Всё повторялось. — Та-ак. Как зовут вашего подопечного, брат Тибо? -Утверждает, что Хелег. При имени : скандов или староготов с русами, утверждал -что лужичанский серб. наш Клаус, всё не мог определить-дурак он или бездарный шпион? После небольшой паузы, все трое храмовников засмеялись : дознаватель-громко, как хозяин, Тибо-чуть тише, но с достоинством, а вот писарь скорее хихикал и был видимо самым младшим по званию ,среди троицы. -Бывает и такое. отправят на «присмотр» за землями, агента, а как работать-не объяснят, вот и мается, бедолага. Ладно, вы брат Тибо присядьте и давайте вместе послушаем рассказы данного «Хэ-лэ-га», а в случае чего вы сможете что-нибудь добавить, о чём он, возможно возжелает умолчать!,-подытожил дознаватель и дождавшись пока Тибо усядется чуть позади Хелега, махнул последнему рукой, что бы тот начинал. Откашлявшись, Хелег произнёс : » А что собственно я натворил? Меня, между прочим, лишь вчера в рыцари меченосцев посвятили, доверие оказали ,так сказать-посчитали достойным. наверное и они проверяли и вот, пожалуйста, рыцарь! К чему этот ваш допрос?». Пленник попытался напирать на свои «подвиги» и на то, что теперь он явно может быть полезен «Совету Орденов», немного надеясь что всё ограничится извинениями «об ошибке» и так далее. Дознаватель вопросительно посмотрел на Тибо и тот скороговоркой затараторил : «Данного Хелега, привёз с собой командир Клаус, утверждавший, что сам его проверял. Где и как-умолчал. Мы, по «орденской связи» также о нём опросили ближайшие наши посты, однако же-«никто и ничего», даже удивительно стало. Клаус сам назначил новичка — сначала санитаром, при лазарете, однако во время недавнего «поиска» отступников случилось непонятное : обычный санитар-расправился с двумя рыцарями лазаритов, с двумя! Причём действовал -на редкость хладнокровно и умело, второй поединок я сам вблизи наблюдал. Это сразу же вызвало мои подозрения и я отправил по возвращению в нашу в цитадель новые запросы по «орденской связи» : о том, кто и что слышал о Хелеге, предварительно описав его по возможности подробно и попросив вспомнить о ветеранах или рыцарях, слишком хорошо он себя чувствовал в бою. И снова: Ни-че-го! А ведь интересно получается-отменный боец почему то прячется в «санитарах», вместо того что-бы идти в сержанты орденов или проходить отборы в «походы Веры»! Я сразу стал подозревать лазутчика, что старается втереться в доверие своей отвагой и затребовал указаний. У меня потребовали : немедленно доставить его в штаб в Дрезден, сообщив лейтенанту Клаусу, что Хелега отвезут в лишь Баутцен, для «небольшого прояснения». Когда Хелег ушёл в свою казарму на отдых, мы объяснились с лейтенантом Клаусом и сменив посты меченосцев -храмовниками, в рыцарской казарме, осторожно и без боя скрутили данного преступника. Я заранее затребовал подкрепление из наших «штурмовиков», которые меня и поджидали в условленном месте. Потом отправив пустую повозку в Баутцен, сам, скорым маршем поскакал в Дрезден, везя на лошади задержанного. Думаю нам попался кто-то из ценных бойцов, возможно что даже «хашишин». Как я слышал : мамлюки вновь договорились с этими сектантами, о засылке агентов на Балканы и куда далее, и набирают в неё теперь и европейцев, готовых продаться и воевать против «Совета !» После многословной тирады Тибо, дознаватель с минуту немигающим взглядом смотрел на Хелега, который всё более раздумывал : «А не пустить ли ему ещё и слюну, на одежду, всячески показывая свой дебилизм. В спецназе ,им даже актёры районного театра, по просьбе одного из инструкторов-преподавали «азы актёрского мастерства», ибо как говорил комбат : «Те , кто гордо стоят с понтами и нагло смотрят в глаза опасности-первыми при расстреле и уничтожаются, поэтому, научитесь жалостливо плакать и «ломать»руки- и пока ваш палач умирает со смеху, глядя на вас «в слезах», у вас будет время-отнять его оружие. «. Хелегав этом решении останавливало одно , НО : в данном мире, как он понял-сумасшедших и дебилов уничтожали,о чём ему говорили не один раз, не хотелось так вывернуться, что вместо камеры из которой можно сбежать-сразу «отмазать» на плаху. Дознаватель вздохнул и попросил : «Как вы , брат меченосец, можете ответить на все подозрения лейтенанта Тибо?» Хелег было вновь стал рассказывать байки : о родителях дворянах, дядьке-меченосце, любви к травничеству и фехтованию. однако смех дознавателя его прервал. Сидящий за столом мужчина замахал руками, громко смеясь : «Да-да -да. бывает! Друг мой : вы либо лекарь пиратов, тем более что и имя ваше-распространено на Балтике, так как при абордажах вся команда участвует в схватках И соответственно, именно на разбойничьих кораблях вы и наловчились : как в медицине, так и поединках, но. отчего вы прячетесь близ Баутцена, да ещё и записываетесь в меченосцы? Видимо вы добровольно «ушли» из пиратов и потом бежали от суда, либо, вас за что иное разыскивают ордена госпитальеров и иовитов, которые частенько «чистят» моря от вашей братии, а у меченосцев вы просто временно спрятались, за вознаграждение-прежде чем о вас забудут?. Или же вы участник «похода Веры», но бросили всё и сбежали. тем самым нарушив клятву, перед Господом Богом нашим. В любом случае, брат Хелег-это всё пытошная казнь. » Пока Хелег ошалело осмысливал сказанное ему, дознаватель подозвал к себе Тибо и они о чём то зашептались. Потом Тибо согласившись кивнул головой и выйдя из кабинета ушёл быстрым шагом. Дознаватель, с всё той же улыбкой честного и принципиального человека, покачал головой : «Вы зря с нами не хотите откровенничать, брат Хелег, мы ведь-не звери. можем вам предложить работу, как в наших структурах, к примеру против ваших бывших хозяев, так и штабах, кои у нас-по всей территории «Совета», весьма обширны. Подумайте! Столько достойных вариантов.» На все заверения задержанного о том , что он «плохо понимает, в чём его обвиняют», дознаватель печально поводил головой и лишь грустно улыбался, а в конце, как бы случайно, произнёс : «Люди на дыбе или внутри «железного быка»-зачастую уже не столь полезны нашему Делу, как в начальных стадиях их опроса. Лучше начать сотрудничество с первого же предложения. » Тут вернулся Тибо с парой сержантов и Хелега увели. На этот раз его посадили в многоместную камеру с трёхэтажными нарами вдоль стен. Сама камера была довольно большой, однако в ней, по неизвестной причине, Хелег- оказался единственным узником. Пока арестованный осматривался и выбирал место для ночлега-дверь вновь отворилась и туда, буквально за шиворот, закинули какого-то щуплого мужичка : он был в старой рванине, задохлик с сильно облысевшей головой. Новичёк сразу же осмотрелся и завидев Хелега, стал ему , несколько странно, представляться : «Не бойся брат! Этим скотам храмовникам-не сломить нас! Держись! Бывало и хуже, когда я с лазаритами-резал их как свиней. » Сокамерник Хелега болтал без умолку и обо всём : «Победах над храмовниками и меченосцами, своих связях с папистами и протестниками или «таборитами», о том, что скоро их отсюда вызволят «братья по Духу» . Хелег подумав что это возможно обыкновенный «подставной» заключённый, к тому же, сильно глупый-решил ему повторить всё что уже рассказывал на допросе, авось до дознавателей и дойдёт. Его внимательно выслушали, правда, что сразу бросалось в глаза-абсолютно не поверив и пожелав друг другу «спокойной ночи», арестанты попытались заснуть. У Хелега это так и не получилось. Ближе к рассвету, когда лёгкий предутренний сон уж было взял верх над задержанным , к нему в камеру зашёл Тибо и в сопровождении всё той же пары сержантов забрал недавнепринятого рыцаря меченосца на очередной допрос. Вновь были те же дознаватель и писарь. Усадив Хелега на табурет в центре, улыбающийся дознаватель осведомился : «Как, не желаете всю правду рассказать, так сказать-для очищения бессмертной души, а?» Увидев пожимающего плечами арестанта, бубнящего сквозь лёгкую усталость от недосыпа рассказы с прошлого допроса , он махнув обеими руками, продолжил : «Ладно-ладно! Вы, брат Хелег-крайне любопытный для нас объект, честно! Мы вновь стали наводить о вас справки, так как даже было мнение : что вы работаете «под личиной», на один из «закрытых» орденов «Совета», однако. Ни наши собратья храмовники из всех штабов, ни иезуиты, что ищут иноземные секреты, ни доминиканцы-крысами канцелярскими бредущие в архивах, ни «амальфийцы» почтари-ведающие перепиской дворянчиков и торговцев. никто, никто о вас не знает и не хочет «брать под защиту» ! Представляете своё положение?!» Дознаватель и Тибо засмеялись и старший из храмовников, продолжал : «Я то первоначально всё же на иезуитов грешил, думаю-попался их агент, но. совершенно вас не знают или не желают признавать! Более того, сомневаются в том : как и где вы появились среди «лужичан», которые хоть и верны «Совету», но как и Императору с Папой — были лишь до некоторой степени и отчасти. Так кто вы-брат Хелег? И знаете ли вы, как можно медленно и долго истязать человека, оставляя его в сознании и добиваясь всё новой информации : человеческого тела-всё меньше, а информации-всё больше. Ах-ах-ах-а!» Вновь трое храмовников зашлись в хохоте, а сидящий сзади Тибо стал цитировать по памяти различные «медленные » пытки, которых как оказалось, он был большой знаток. Просчитав шансы, Хелег решился :» Хорошо! Я действительно-не из этого мира! Понимаете?Теперь я уже в этом уверен. » -А Какого именно : мамлюки, ромеи, Русь, испанцы, скандинавы. кто точно?,-тут же вопросил дознаватель. -Да нет! Вообще не отсюда! Ну. как бы вам это объяснить : Меня сюда «закинули», понимаете?,-Хелег волновался и не знал, как по-точнее объяснить свою ситуацию, новые возможные пытки его пугали,-Некий учёный, из моего мира, усадил меня в ванну из особого сплава и с редким составом внутри и налив напитка, да что там, споив меня перед этим. бах-и я здесь, у вас!» -Ага. вы напились и -и всё, попали в иной мир? -Да нет же! Я просто многое у вас-не понимаю. понимаете? Ой-йо. У нас-всё по другому! Ясно?.-Хелег начинал путаться, так как достаточно логично объяснить своё присутствие на данных землях никак не мог, даже самому себе. -А как же вы так быстро латынь выучили. или и у вас тоже на ней разговаривают?,-несколько лукаво осведомился дознаватель. -Да не знаю! Само! Попал сюда-и всё выучилось. понимаете?! Само. Ещё немного «промурыжив» Хелега однотипными вопросами, некоторые из которых повторялись, дознаватель на что-то решился : он дал знак писцу и тот достал заранее приготовленный деревянный сундучок, плоский, светлого цвета. Из него неспеша достали несколько фляг с жидкостями и два десятка небольших тканевых лоскутов, разного цвета. Тибо аж выдохнул со свистом, от зависти, увидев все эти сокровища у своего коллеги по ремеслу, а тот, подмигнув ему , обратился к сидящему на табурете Хелегу :» Вы, брат мой, будете отвечать на мои вопросы и после каждого из них-лизать языком лоскут. Не удивляйтесь-так надо! Перед этим, выпейте из большой фляги достаточно напитка. та-аа-к. хватит! Начали! «. Он дал сигнал писцу и тот стал подвигать лоскуты по одному, к Хелегу. Вопросы были абсолютно те же ,что и до этого : Хелег отвечал и слюнявил ткань, вновь отвечал и снова-слюнявил. Ему было уже несколько всё равно -ощущение, что в любой момент могут вытащить небольшую переносную дыбу, откуда-нибудь вроде поясного кошеля писца и начать «силовой» допрос, не покидало арестанта. Местные-представлялись сплошь садистами, а сам мир-территорией пыток и допросов, лишь в промежутках которых есть светлые пятна ,в виде боёв с лазаритами и ночных дежурств возле «срамных заразных». После использования двух десятков тряпиц, дознаватель прекратил задавать вопросы и удовлетворённо уставился на арестованного : «Вам брат, наверное интересно-что это было?»,-спросил дознаватель у Хелега,-» С удовольствием поясню : во времена императора Константина, того , что именуют Великим — была разработана метода допроса, когда до конца не ясно : следует уже вырывать язык человеку или всё же лучше пока не калечить.Тогда местные ромейские травники и медики, настоящие-а не нынешние грекули, и предложили императору : при вранье-у человека меняется функция желез, они работают быстрее и иногда меняют состав своих жидкостей, что выделяют. Травники собрали необходимые медикам гербарии , а те-смогли выделить из них отвары и порошки, что при использовании со слюной обманывающего человека, особым образом меняют цвет. Это позволяет в спорных ситуациях, проявив немного умения-узнать : не пора ли допрашиваемого отдать в руки «мясников»? Или наоборот, отпустить. стоит сей набор довольно дорого, однако госпитальеры, получив у нас подобный заказ-смогли по старинным свиткам и манускриптам восстановить его и изготовить, а теперь у наших крупных штабов есть такие замечательные наборы. Вас, брат Хелег, проводят в камеру. А сегодня к обеду- мы все и определимся что с вами дальше будет. До встречи!» Дознаватель предложил сержантам вернуть Хелега в его камеру, а сам остался с Тибо и писцом, «считывать» то-что «наслюнявил» арестованный. В камере Хелега ждал уже новый сокамерник : высокий и жилистый, с коротко стриженной головой. Подождав пока сержанты выйдут, он подошёл и крепко обнял Хелега, а когда тот уже было решил нанести сильнейший удар в пах, столь радушному сокамернику, тот его огорошил ещё раз : «Так ты , брат мой, тоже -«попаданец?» -мм-м-м-тоже? -Да! Я как и ты-случайно попал в данный мир. перенёсся! -Да неужели. -искренне подивился Хелег и тут же добавил,-Как, ты то как здесь очутился?! -Всё просто : злой колдун усадил меня в медный таз и напоив вином, до одури, произнёс заклинание. Бац!-громы и молнии окрест И я здесь. -Ага. интересно. -Да! Я в тазу проскочил миры : где люди были с двумя головами или конскими туловищами, а также те-где все ходят на руках! Ты тоже, мимо них проплывал? -В чём «проплывал», в металлической ванной? -Ну, может быть там текущие воды- металл на себе выдерживают? Хелег понял что вновь к нему кого-то «подсадили» и уже не мешал человеку рассказывать, сам же просто стал ждать результатов «детектора лжи травников». Утром уже следующего дня, после почти суточного ожидания, в которое вошли : завтрак и ужин , а также частые беседы с подсаженным «попаданцем» : о великанах и карликах, людях с крыльями и хвостами и прочая и прочая. Хелега вывели, но не в кабинет дознавателя на верхних этажах, а в один из внутренних двориков, где его уже ждал вчерашний » хозяин кабинета», храмовник дознаватель. Он весело похлопал Хелега по плечу и всё также, видимо дежурно всем улыбаясь , сообщил : «Мы так и не смогли к вам найти «зацепки»..пока! Однако тряпицы показали., что?-То что вы говорили нам правду. Да уж. Было принято решение-освободить вас, брат мой. Но, в виду того что пока нет полной уверенности в вашей лояльности и того, что вы всё же не являетесь шпионом, например неких «иномирцев», хотя-это уже ересь полнейшая, мы продолжим к вам присматриваться. Не обессудьте! Итак : вы скоро будете отпущены-это раз, вы должны прибыть в военный лагерь под Лейпцигом, где сейчас проходят сборы «маршевых команд» для дальнейшего их движения в Гамбург и посадки, в качестве штурмовых отрядов, на корабли братьев иовитов готовящих экспедицию, дабы покарать местных пиратов . Так как вас, брат Хелег, посвятили в рыцари меченосцев, то в данном звании вы и отправитесь в поход, ибо меченосцы-всегда страдают от малочисленности лекарей госпитальеров приписанных к их отрядам, особенно в походах, а вы. мастер «на все руки», не так ли? Думаю ваша доблесть в данной операции-послужит лучшим доказательством того, что вы не являетесь шпионом и мы просто несколько «подстраховались», задержав и проверив вас. Вам выдадут коня и бригантину, а полный комплект защиты и оружия получите уже в самом лагере. Удачи! И ещё : мы всё же будем наблюдать за вами, иногда. Поэтому: не делайте глупостей, брат Хелег. » Храмовник развернулся и щелчком подозвал сержанта, дав ему указания : провести Хелега на пропускную комнату и выдать его вещи, отобранные при поступлении, а также проводить до военного лагеря, после он обернулся и вновь попрощался с меченосцем. Глава четырнадцатая Получив свои вещи и выехав из столь, как оказалось, кратковременного узилища-Хелег обернулся и наскоро скользнул взглядом по зданию внутри которого до этого находился : четырёхэтажный огромный каменный дом, с цокольным этажом, двумя двориками-выходящим на улицы и сугубо внутренним и короткая но высокая стена из крупных камней, что опоясывала внутренний двор. В принципе, если не считать размеров-ничего примечательного. Видны были высокие отростки башенок во все четыре стороны света, как уже значительно позже позже объяснил сопровождающий сержант бывшему арестанту -«сигнальные башни орденской связи». Раз в Дрездене находился штаб местного маркграфства, то и информация к центру отделений храмовников должна была поступать со всех направлений, где установлены были их передатчики светосигналов. Дрезден вновь так и не удалось осмотреть : сержант храмовник вежливо,но твёрдо торопил-указывая на то , что в лагерь следует прибыть засветло, ибо были неприятные случаи когда стоящая в дозоре комендантская «кампания» , запросто спутав услышанный пароль : по собственному недомыслию или разыгравшейся непогоде — давала залп из «ростовых» арбалетов в заблукавших, а сидящие в засаде вокруг лагеря «скрытые дозоры» меченосцев-добивали несчастных. По этой причине сержанту и хотелось пораньше сдать Хелега орденским структурам военного лагеря и вернуться назад в Дрезден. Пришлось рыцарю меченосцу подчиниться сержанту храмовников и лишь окинув беглым взглядом стены и ухоженные улицы Дрездена, быстро выехать за его пределы. Предоставленные сержантом на выходе из города документы-были в порядке и стража, что дежурила у ворот без лишних расспросов их выпустила за городские стены. Сложности начались уже после того, как выехав из города сержант пришпорил своего коня и попросил Хелега «Не отставать!», направился по указанному ему маршруту- Хелегу, за всё время что он провёл в данном мире так и не пришлось познакомиться с управлением лошадьми : первоначально санитар, коего везли в повозке.Чуть позже-рыцарь меченосцев, в которые его приняли не проверив навыки управления конём, что было для рыцаря основополагающим и в наличии данных умений у Хелега, командир Клаус-просто не сомневался! После задержания храмовниками лейтенанта Тибо, когда Хелега «везли» лошадью-его вначале уложили»кулём», а позже, после встречи с парой молодых путешественников,лмшь усадили в седло и привязав лошадь к одному из коней «штурмовиков», вели за собой. Хелегу так ни разу и не пришлось полноценно управлять самостоятельно конём, не считая случая когда Клаус его лишь привёл в первый день в крепостицу, да и там- он просто болтался на своей лошади, пытаясь держаться как за гриву, так и поводья . Во время самого выезда из Дрездена-повезло : ехали шагом, лишь иногда ускоряясь и Хелег, копируя движения своего сопровождающего что чуть впереди направлял их путь, просто «угадывал» как себя вести с конём. Гораздо хуже стало после того , как наконец покинув город , сержант решил перейти с конской рыси-на галоп : пока их кони» рысили»-Хелега лишь качало из стороны в сторону как куль с мукой, но переход на галоп тут же привёл к падению меченосца с коня. Хелег свалился чуть сзади своего жеребца и растянувшись на земле-громко завопил, скорее от неожиданности и испуга, чем от боли, так как ему удалось сгруппироваться и он ничего себе не повредил при падении. Обернувшийся сержант храмовник остолбенел : рыцарь меченосец лежал на земле и неспеша ему помахивал рукой с дурацкой миной на лице, а конь рыцаря, перейдя на шаг- стал щипать траву, в нескольких метрах от распластавшегося своего всадника. Сержант, которому даже в голову не приходило, что рыцарь, может не уметь обращаться с лошадью-закрутил во все стороны головой и помня о том что его спутник «под подозрением» ордена Храма, начал высматривать засаду, в которую возможно его хотели заманить «случайным падением». Прошло минуты три, прежде чем сержант, которому так и не удалось понять : где в чистом поле, да ещё в пяти сотнях шагов от городских ворот, можно спрятать засадный отряд-стал медленно приближаться к уже поднявшемуся на ноги Хелегу. Он был настроен решительно : в случае попытки меченосца сбежать-метнуть в беглеца дротик и постараться вызвать погоню из города. Хелег же, дивясь заторможенности своего провожающего и тому что храмовник никак не хочет приближаться и помочь ему -уже успел придумать причину почему его коня вновь нужно взять в привязь, к седлу сержантской лошадки. -Тут это. того. Конь попал ногой в ямку кротовью и я не удержался, а кисть руки и правая нога-ужасно болят! Придётся моего коня догнать и вернуть. тебе!,-Хелег уже понял, что здесь «выкают» лишь равным или более высоким по чинам или заслугам, а вот рыцарь сержанту-всегда «тыкал»,-Да. тебе нужно будет : поймать мою лошадку, привести ко мне, помочь мне усесться в седло, а потом-провести, на привязи к своему коню, до самого лагеря. Понял?-Выполняй! Дав ценное указания младшему в звании, Хелег вновь радостно уселся на траву и пару минут, с нескрываемым любопытством наблюдал старания сержанта. Тому, довольно скоро удалось поймать привести ездовое животное к хозяину . Держа повод в руке, храмовник осторожно попытался отдать его Хелегу, но последний попросил вначале-«усадить» его на коня, а уж потом «отдавать верёвку в руку. «. Сержант вздрогнул и непонимающе уставился на говорившего, но когда Хелег, с барским апломбом всё это подтвердил : «Да уж-будь любезен! И вообще. » То сержанту, с ставшим несколько скособоченным взглядом , ничего не оставалось как привязав обеих лошадей к ближайшему кусту начать подсаживать рыцаря меченосцев на коня. Рыцарь дважды умудрялся перевалиться на с другой стороны лошади, однако в последний раз , чудом ухватившись за седло-вернул своё тело на позицию в седле. После чего, поблагодарив сержанта за помощь благосклонным кивком, потребовал : «Давай скорее, можем же в лагерь опоздать, сам торопил!» Храмовник чертыхаясь под нос «молнией» бросившись отвязал коней и вскочил в седло, но тут же меченосец ему напомнил : «Я же травмирован-забыл? Привязывай давай и тяни, или веди, не помню уж как правильно. ударился сильно и периодически забываю : как там и что, у лошадок. Привязывай к своему седлу и веди до лагеря, давай, поживей!» Сержант со вздохом послушно исполнил указания рыцаря и они, теперь уже точно без спешки, «порысили» в направлении холмов видевшихся на некотором отдалении. Через час подобной езды сержант загрустил и стал говорить Хелегу,что было бы неплохо остановиться где-либо, ибо если они не успеют засветло добраться до лагеря-то лучше провести ночь под крышей и попутно предлагая знакомые ему варианты харчевен и постоялых дворов, в которых он надеялся отоспаться и поесть за счёт рыцаря. Хелег, прекрасно помня зная что совершенно «пустой» в финансовом отношении и не знает местного «курса» ,ибо ему пока никто денежек не давал. А та попытка его подкупить, в лазарете-сорвалась, что не позволило увидеть»талеры» вживую», зато отсрочила встречу шеи с верёвкой,-всячески не замечал намёков сержанта и разглагольствовал не умолкая, перед храмовником : «О радости ночлега на природе!» Сержант Храма яростно спорил, постоянно вспоминая и рассказывая : об отступниках, разбойниках, насекомых, змеях, хворях из- за сырости и прочая, всячески желая убедить рыцаря меченосца в крайней необходимости -«огня в камине», домашней еды и по возможности-«четырёх стен», что бы никто за ночь, ничего не «увёл» у них : от коней и до одежды, так как «голяком» их обоих могут и повесить, местные отряды ополчения. Когда солнце уже начало клониться к закату, а они-несмотря на все старания сержанта, так и не задержались ни в одном из городков через которые проезжали, им повстречался обоз : два десятка старомодных повозок с лёгким полотняным верхом и пара «сундуков», как называли полностью закрытые кареты, с маленькими бойницами вместо окон. Позади обоза ехало пятеро рыцарей и столько же прислуги, похоже что сержантов, они также были вооружены и облачены в кольчуги, но победнее рыцарских. Впереди обоза ехавший отряд, хоть Хелегу и сложно было точно разглядеть, составлял не менее полусотни человек и явно, по длинным плащам что свисали с коней чуть не касаясь земли, в нём насчитывалось- не меньше десятка рыцарей. Заметив поблиз себя странную пару наездников, охрана обоза внимательно всматривалась в подъезжавших к ним- храмовника сержанта, к лошади которого, на привязи-был закреплён конь рыцаря меченосца. У сержанта было крайне расстроенное лицо, отражавшее все разочарования сегодняшнего дня : от задачи доставить бестолкового рыцаря, не умеющего толком обращаться с конём, до отказа этого самого рыцаря немного «подсластить», казарменную жизнь сержанта и побаловать их обоих выпивкой и ночлегом на постоялом дворе, без утомивших командиров и с кучей доступных девах из прислуги. Рыцарь же был совершенно безмятежен и постоянно оглядывался по сторонам, с интересом осматривая пейзажи перед ним открывавшиеся. Двое рыцарей из арьергарда обоза подъехали к сержанту Храма и рыцарю меченосцев и в вежливых словах поинтересовались : кто они и куда едут. Сержант, первоначально боявшийся засад от «подельников» странноватого меченосца, настолько устал «сопровождать» последнего, что с радостью и несколько нарушая уставы, стал тараторить : о военном лагере куда едут и о том, что он сопровождает господина рыцаря «в лагерь спешившего». Хелег с важным видом кивал и всячески показывал доверие оказываемое им сержанту и его словам. Подъехавшие рыцари обрадовались и предложили вместе ехать в данный военный лагерь, так как они тоже должны быть в «маршевых отрядах» готовившихся к походу против пиратов Фризии, как им сказали и теперь укрепившихся на одном из захваченных ими островов Балтики. После взаимных уговоров и вежливых отказов, Хелег, видя умоляющий взгляд «своего» сержанта наконец согласился и пока один из рыцарей скакал к «голове» обоза, что бы оповестить командира всего отряда, о встрече с гостями- рыцарем и сержантом, второй-сопроводил путников к повозкам и телегам попутно сообщив, что через час будет привал, с ужином и небольшим пивным «возлиянием», после чего препоручил новичков заботам выскочивших из повозок служек. Хелега изумили одежды встретившихся им рыцарей и их слуг : Чёрные, с серовато пепельным пыльным осадком плащи, на которых в качестве эмблемы были одновременно-алый крест и такого же цвета «шестиугольная» звезда.Такие же знаки красовались и на плечах у оруженосцев и рыцарей. -Кто бы это мог быть?,-тихо поинтересовался Хелег, но так, что бы сержант храмовник не думал что это обязательный вопрос. -Как кто?! Ясное дело-чешский «местный» орден «Креста с красной звездой». Они довольно распространены в тех землях : Чехии, Моравии, Богемии. Раньше и у полонцев и угров были, но после разгрома папистов из Польши, когда их местных «Добринцев», наш «Совет»запретил-ушли оттуда и перестали принимать людей из тех земель к себе. А угры, сами их»вытеснили», так как там у них за основной из орденов-«Драконы», точнее «орден победителя дракона святого Георгия» как некоторые утверждают, но они сами больше любят себя называть просто «драконами». хотя это и довольно богохульно! Хелег, проведя рукой по своим тёмно каштановым волосам еле сдержался от смеха, вспомнив собственные армейские ассоциации при фразе о «Красной звезде». Но решив разузнать чуть более , спросил : «И часто «местные» ордена ходят в походы и на войны, совместно с орденами «Совета»?» -Ну. когда как! Это им ведь не прикажешь. Где «Совет» смог установить свои правила и статуты-там «местные» были закрыты и влились в нашу братерию, а где остались, там пока «Совет» ещё не в полной силе. Если ордену хочется «поднатаскать» своих рыцарей-просятся с нами или когда «походы Веры», особенно против ихних соседей с которыми постоянные конфликты, тогда да! А так : «раз на раз. » Меченосца несказанно удивил ответ сержанта, получалось : несмотря на всю мощь загадочного «Совета орденов», некоторые страны вполне были избавлены от его власти, причём страны соседствующие и по мнению Хелега, обладавшие явно меньшими силами-начни они противостоять «Совету», однако же. Вернулся рыцарь что их встречал и заявив что прямо на ближайшей же опушке и развернут лагерь, так как братья ордена «Креста и алой звезды» также устали в дороге, да и представиться засветло не мешало бы. Спустя примерно половину часа, возницы обоза получили команду-сворачивать правее, к небольшой чахлой рощице и ставить лагерь возле неё. Из повозок начали выскакивать вооружённые сержанты, так что теперь ,приблизительно, Хелег мог оценить численность славянских крестоносцев : Два десятка рыцарей, примерно сорок сержантов-половина, с неизвестными Хелегу вариантами алебард, а вторая-с арбалетами, ещё человек пятьдесят прислуги, а всего людей-около сотни или чуть более, может даже полторы. Пока обозные служки под командой сержантов заворачивали повозки и телеги «кругом»-создавая укреплённый на ночь лагерь, К меченосцу и сержанту храмовников подъехали остальные рыцари и стали по очереди представляться. Оказалось что Хелег лишь чуть ошибся в рассчётах численности отряда : рыцарей было четырнадцать, а вот сержантов-сорок пять. Последним, величественно подняв руку, представился полный мужчина лет пятидесяти, в меру седой и с крупными мясистыми чертами лица : «Пржемысл Галашек, ландграф Коловрат-Краковский, как у вас в Германии Священной и Римской, нас любят величать, хотя мне любезнее, наш титул-князь. Князь, с правом самостоятельного командования. Также я являюсь магистром ордена «Креста и алой звезды»,- и он слегка поклонился. Меченосец вежливо поклонился в ответ : «брат Хелег, из славного ордена меченосцев. Еду в ближайший военный лагерь, для участия в походе на пиратов.» Оба, и ландграф и меченосец-вновь слегка поклонились друг другу. Хелег, услышав нечто его заинтересовавшее, позволил себе тут-же после приветствий и поклонов, видя что глава отряда последний из рыцарей на «представлении», задать вопрос : «Простите великодушно, господин князь»,-ему очень хотелось добавить знаний о землях в свою копилку и меченосец решил немного покомплиментарничать, с новым знакомцем,-» Так вы одновременно : дворянин и «орденец»? Удивительно! Мне то рассказывали. » Хелега прервал дружный смех новых знакомцев. Смеялись все : рыцари, пяток подошедших поглазеть на гостей сержантов и даже сержант храмовников сопровождавший Хелега, и тот хихикал от души. Уж было решившего возмутиться меченосца «по-отечески» взял за руку предводитель хозяев устанавливаемого лагеря и всё ещё смущённо давясь от собственного смеха проговорил : » Не обижайтесь, достойнейший рыцарь Хелег, но наша славная земля-империя «Чехия, Моравия и Богемия», не является частью территорий «Совета» и у нас всё ещё в ходу порядки завещанные нам предками! При всём уважении к «Совету орденов», некоторые его действия, особенно по отношению к знатным людям-совершенно непонятны. Но. У нас, несколько иная система : Есть император наш, дворянский совет старших, дворянские советы каждого из королевств отдельно-составляющих наши земли. » -Простите князь, я не ослышался-империя? Пржемысл погрустнел : «Да! Идея ваших, немецких епископов, из»Совета» : все королевства, что объединены из нескольких, даже самых малых-теперь империи! Я так думаю просто хотели «свести на нет» титулатуры прежних императоров германского запада, да и нынешних- сильно увеличив в количестве, уменьшить в славе и значимости. Сейчас императоры-везде! Франция-империя! Германия-тоже. Наши земли-империя! В общем, никакого уважения к «старому порядку.» -Ясно,-протянул Хелег,-Так значит у вас можно дворянам свободно входить в ордена и выходить? -Конечно! Наш орден, «Креста и алой звезды»-бывший орден чешских госпитальников. После того как «Совет» попросил нашего императора изменить названия некоторых наших орденов, а было ещё несколько, мы и стали называться-как сейчас. А благодаря нашим землякам «таборитам», что хоть и черти беспримерные и гореть им в аду, но. храбрости люди великой, да и умений воинских-больших, мы быстро встали на путь, вашего, брат Хелег, ордена и стали аналогом «меченосцев» у себя в землях .Также ходим в походы- против отступников, в основном своих же, иногда-к уграм «заходим», на территории что обязаны быть нашими, вроде отторгнутых ими словацких городов. Бывает что даже ходим в «походы Веры», в Палестину, но-редко! Рыцарям не дали продолжить разговор-подскочил какой то бородатый «сержантище», самого заматеревшего вида : отличная бригантина под запылённой чёрно-красной накидкой. Топор-Чекан и булава на поясе. Пару белеющих шрамов на лице, были задеты скула и лоб , слегка «приплюснут» нос, явно после удара и пригласил всех «к трапезе». Возле личной повозки магистра ордена был уже накрыт походный столик, на который поставили : мясо, скорее копчёное на костре чем жаренное, хотя в заходящем солнце всё Хелегу виделось несколько иначе. Ещё лежали две сушёных рыбины в меру крупных . Было много каши и хлеба, чуток яблок и слив. Зато пиво- просто «лилось рекой». Весь первый час трапезы, Хелег и глава «славянского» ордена крестоносцев состязались в здравицах и пожеланиях друг другу. После часа подобной «вежливой болтовни», меченосец решил выйти и облегчить свой мочевой пузырь, сказав за столом нейтральное «пойду позвоню». Однако сразу стал начать извиняться и объяснять подробно, своим компаньонам за столом, что значит-«отойду позвонить», ибо они все искренне удивлялись и допытывались : «не является ли Хелег- тайным сектантом или, что невероятно , но всё же, наводчиком-одной из банд? Так как-зачем же ещё, в сумерках, рыцарь будет бродить в одиночестве по кустам и «звонить»?! Наконец не выдержав, Хелег в подробностях объяснился с радушными хозяевами и они, удивляясь жеманству и манерности своего германского собрата дружно встали и попросту «сделали дело» прямо под колёса повозки, возле которой и пировали. Меченосец остолбенел. Конечно «простота способствует общению», но то как стала пахнуть лужайка прямо возле стола с яствами, привело его к неожиданной мысли-что он уже пожалуй достаточно сыт. Уйти далеко ему не дали : как следует испробовавший родного пива магистр чехов -был явно настроен поговорить и пригласив Хелега присесть с ним вместе на шкуру медведя, что кинули вблизи от костра, продолжил беседу начатую ещё при знакомстве : «Вы, брат Хелег, думаете отчего мы едем бороться с пиратами, из Фризии? Ведь у нас, пока что, моря в доступе нет!»,-и не дав своему гостю времени ответить на поставленный вопрос, с загадочным видом продолжал,-«Для получения опыта! Если «Совет» всё же решит наказать угров, что лишь по названию-добрые католики, а на самом деле так остались язычниками, не зря некоторые их короли-предпочитали дворцам шатры и стоянки куман, то именно мы будем авангардом сего похода! А уж там, чего только не постараемся «добыть», в том числе и земли союзников угров-деспотства Эпира и Венеции. А может и в Болгарии, что удастся «урвать». мда. » Меченосцу было забавно наблюдать за пьяненьким милитаристом, что ехал бороться с корсарами севера Европы, втайне мечтая о захватах приморских земель-на юге, но решив про себя что время сейчас, даже ещё лучше способствует расспросам чем прежде, Хелег «подначил» князя : «Так значит : вы с «таборитами» отличились, в схватках?» -Я. мы?! А-а-а. да! Было дело, хотя я то как раз и не очень, молод был когда они походами на всех ходили. Ээ-ээ-хх, как мы ими гордились!» -Как это?,-теперь уже Хелег явно недопонимал услышанное. -Не обижайтесь , господин меченосец, но вы должны нас понять : как бы германцы не пытались»онемечить» славян или угров с булгарами, однако же-глупость это! Можно лишь слегка что то изменить, но народный характер и традиции-никогда! Что ещё Ростислав со Святополком Первым показали, а позже и Болеславы, наш и полонский. Поэтому, когда «табориты» начали свою борьбу против засилья немцев, когда разбив войска, многократно их превосходящие-стали ходить походами в княжество Австрийское, да на угров, жгли пригороды Дрездена и Лейпцига. Э-э-э-эх, как мы гордились ими! Честно! Многие наши знатные люди, даже продавали свои имения и создав отряды вливались в их ряды. Да и тактика «бевых тележек»-вы же наверное в курсе, да? -была прекрасна. Уж сколько ваш орден от неё натерпелся. «,-сказав это, князь довольно хмыкнул и хитро посмотрел на меченосца. Хелег помотал головой : «К сожалению , я не очень разумею в стратегических науках. Не объясните мне особенности ваших «тележек» в бою, господин магистр?» -Брат рыцарь-не шутите так! «Табориты» первыми, ещё при гетмане Прокопе — стали ставить свои повозки в вагенбурги, вроде того что сейчас окружает нас»,-князь обвёл рукой свой обоз, стоящий со сцепленными цепями телегами и повозками по кругу.-«Прокоп придумал и иное : к каждой повозке приставлялось по нескольку баллистариев с арбалетами, минимум один из них-«большой», против латных воев. Пару «удерживателей»-те либо с пиками были, длинными, как у македонцев старых или как у швейцарских кантонов, эти то отряды и держали пики «строем». А также люди с алебардами-для защиты повозок при атаке или когда пика, в сумятице боя если их строй прорвали-уже бесполезна. Плюс «щитоносцы», которые удерживали огромные щиты, что способны не пропустить болты баллистариев, а при везении и ядра, из «ручных пушек» . Несколько из подобных «вооружений», были ими захвачены у вашего ордена, брат Хелег и в дальнейшем скопированы, хотя и без особого качества. Зато удивление вашей латной кавалерии, когда схлопотали они залп в упор, при битве у Кутной горы, сложно описать словами! Шок!» Князь распалялся и меченосец видел как у подходящих и садящихся невдалеке от командира сержантов чехов, также начинают сверкать глаза и сжиматься кулаки. Несмотря на свой нынешний союз с «Советом орденов»- они явно скучали о тех временах когда били «германцев», в «хвост и под него». Магистр продолжал : «А идея с крестьянским цепом, каково?! Умнейшие люди были первые гетманы-умнейшие! Не зря их мы так уважали и боялись. не зря!» Хелег позволил себе слегка возразить : «Так ведь нынешнего «латника»-особо то мечом и не заденешь, если это не какой-либо двуручник, вроде клеймора шотландцев или «доппеля» нашего! Поэтому и перешли на булавы-«шестопёры»-ими удобнее проламывать кости и черепа, да и доспехи-проще смять ударом булавы, чем пробить мечом. » -Точно!,-согласился князь,-У нас, в основном, откуда данное оружие?-из Руси, которая как я слыхивал, ещё у Хорезма и монголов его переняла, либо наши рыцари -из походов против неверных : вроде мамлюков и сарацин привезли, где они, увидев, что наши доспехи саблею не пронять, просто «сминать»его стали, черти!» Хелег продолжил развивать свою мысль: » Чекан и клевец или неплохие : бердыш, алебарда, «данский топор»-всё лучше против «латника», чем меч! Так что ваши «табориты», видимо по бедности-взяли наиболее подходящее по смыслу приспособление, ведь почти в каждом селе были свои запасы цепов для молотьбы и так как их не надо было вновь создавать, как булавы и прочее оружие, то ваши гетманы и рассудили : можно пополняться «противолатным» вооружением, почти даром!» Магистр улыбнулся : «Не стану спорить-могло быть и так. Однако «вагенбурги»-именно наше изобретение!» -Ой ли? Вроде-бы в летописях- ещё Атилла в нём отсиживался, после Каталаунских полей. У кочевников, данный способ защиты, когда холмов и деревьев мало, а выйти драться в поле-«без шансов», довольно распространён. У Тех же монголов, к примеру.» -Не знаю про кочевников, но здесь, в Европе-именно «табориты» задали тон в стратегии и тактике, и изменили отношение к воинскому делу!,-начал приходить в явное негодование князь. Меченосец, видя что многие из рыцарей насупились решил сбавить градус дискуссии и покивав головой согласился с идеей, «о неизмеримом вкладе и прочем. » Вновь успокоившийся князь ещё немного пофилософствовал и помечтал о своём : «Что если бы гетманы-были императорами , то вся Европа и Азия- были бы наши!»,-скромно умолчав о значении слова «наши». -Так что же вашим непобедимым соотечественникам помешало?,-полюбопытствовал, не без ехидства, Хелег. -Хм. да многое : раскол, при котором одни хотели мириться с «Советом» и магнатами, а иные-«бесконечной войны». Не потому что так достигалась какая цель великая, а лишь по причине, что ничего кроме воинских дел-не умели и искренне боялись околеть от голода при «замирении». Потом пришла очередь «адамитов», что предлагали ходить нагишом всё время . со всеми проистекающими «событиями» в отношениях мужчин и женщин. «,-магистр хмыкнул и покачав головой добавил,-» В общем всё расклеилось : сектанты «свободных отношений», сектанты «вечной войны». Группы тех кто хотел мира и те разделились : за мир с «Советом» или за мир со славянами-против германцев. Ну и понеслось. пришлось в конце концов, своими, в основном силами- всё и «уничтожить» . Наш орден как раз добивал последние отряды «адамитов» и «бойцов» в небольших крепостицах , что они продолжали занимать по всей стране. » По тому как и каким тоном князь это произнёс, Хелег смекнул-он и сейчас сомневается что действовал тогда правильно. Будучи в то время молодым человеком и исполняя приказы старших , в нынешние свои годы, магистр ордена «Креста и алой Звезды» видимо всё более склонялся к ошибочности своих действий в те времена и тех условиях . Немного погодя Пржемысл Галашек однако оправился от нахлынувших грустных размышлений , что унесли его в годы молодости, когда иные чехи а не он-«ковали» своими победами миф о непобедимости «таборитов». Посмотрев уже спокойным взглядом на своего собрата меченосца , он спросил у того : «Как вы думаете брат Хелег, что позволило вам, германцам-хоть частично воссоздать ромейскую державу и что нам, славянам, пока в этом мешает?» Хелег было начал рассказывать о»немецком порядке»и трудоспособности, но князь лишь заулыбался в ответ : «И да и нет! Вспомните победы моих соотечественников, да и италики-неоднократно били как Императора, так и генералов «Совета». нет! Вам очень помогла- норманнская » тактика, которой сами норманны, в виду своей малочисленности-так и не смогли сполна воспользоваться!» -Простите, князь-что? -Хм, это я так её называю, как правильно-мне неведомо. Когда Вильгельм норманн взял Англию, после смерти Гарольда сакса в битве при Гастингсе, то он приказал своим вассалам : везде строить -башни, донжоны, крепости. А для этого-просто разбирать каменные дома в тех городах, что эти сооружения и должны были помогать контролировать! Всё просто! Из ресурсов самих же покорённых, воины Вильгельма настроили укреплений и уже никто : ни саксы, ни кельты с данами-не смогли норманнов из них «вышибить» . Хотя в летописях пишут, что до половины городских домов-шло «на слом» и по этой причине, почти всё городское хозяйство «встало» : от ремесленников-до хлебопёков, а за этим ,что и понятно-начались голодные бунты. но! Именно по этой схеме в дальнейшем и германское влияние распространялось : где высаживались как завоеватели-старались уподобиться Вильгельму и его «наказам» : «на захваченной территории-строй укрепления из местных материалов, да как можно скорее! Разбирай всё-и удерживай земли». Наши же предки, больше любили «походы за добычей» и довольно поздно осознали важность удержания-путей и портов. Вот, как то так-уж простите, если обидел.» Хелег стал его горячо заверять, что страшно доволен «честной беседой», однако мысли всё время отвлекались на иное-сержант храмовник который его сопровождал, о котором он уже и думать забыл, сейчас сидел в первых «сержантских» рядах и очень чутко внимал беседе меченосца и главы «местного» ордена крестоносцев. Пока меченосец лихорадочно соображал, как бы перевести беседу в нейтральное русло и не дать повода соглядатаю от храмовников дополнительно собирать на него компромат-уже немного разморенный выпитым и грядущим отдыхом князь вдруг встрепенулся : «Да! Мы ведь ещё участвовали в разгроме полонцев и рейдах «отмщения»-на угров, вот так.» -Что?,-недопонял услышанное Хелег,исподволь следящий за своим сопровождающим сержантом. -Ну да ,-продолжал чешский магистр,-Когда полонцы заявили , что всё равно будут признавать лишь Папу, за единственного главу Церкви, то «Совет» трижды ходил на них «походами Веры», несмотря на то что они католики, всё одно-ходил, да! Первый раз, ещё когда «Совет» лишь только образовался и после ряда приграничных боёв-отступил. второй-совершил погром юга полонского , а в Кракове, где всегда было много вашего, брат Хелег, германца-оставил сильный гарнизон. Зато в третий раз, вот совсем недавно, в союзе с Новгородской республикой, Московским кесарейством, Киевским Великим княжеством-почти полностью разбил их, оставив лишь четверть от тех земель , что у них и Литвы ранее были и запретив местные ордена, навроде «Добринцев». Хелег смотрел на говорившего чеха слегка приоткрыв рот, после чего нервно сглотнул и спросил : «Значит Польша сейчас. разбита? А на Руси. ммм. То есть их . сразу несколько? В меру сильных?» -Аха-ха! Брат Хелег-не шутите так, я обожаю когда меня слушают, однако и лесть может быть чрезмерна!,-и продолжая смеяться князь встал и отдав распоряжения по дозору и лагерю ушёл спать в шатёр, для него специально установленный. Меченосцу нужно было время что-бы осознать всё услышанное, наконец, придя к какому то выводу он хлопнул себя по бедру и тоже встал, бормоча под нос : «Ага-ага, значит-не совсем. а я то всё дивился-«Совет орденов», чистота городов, латынь-для повсеместного общения «высших». мда, дяденька Диогеннен-ну ты и сволочь!» Когда Хелег спросил у рыцаря, что первым ему встретился из обоза-где ему лечь на ночлег, тот заявил -что сержант меченосца, который почему то храмовник-уже всё подготовил для своего господина и их места рядом. Хуже нельзя было и представить, однако решив не поднимать скандала рыцарь потопал к «своему» сержанту. Храмовник встретил его подозрительно радостно : подсказал как улечься на шкуре и чем накрыться, а чуть позже, с наивной улыбкой наследственного идиота, задал вопрос : «Так значит не зря, эти славяне-своими «таборитами»гордятся, ведь верно, господин рыцарь. Славные ребята они были?» Мимика и первая часть вопроса-отлично удались сержанту, но вот окончание, с придыханием и некоторым наигранным воодушевлением, были явно излишни : меченосец на него строго уставился и громко, что-бы слышали рядом укладывающиеся ко сну, ответствовал : «Будем считать-что ты пьян! Если завтра, по трезвой голове, такое будешь продолжать говорить-повешу! Я не позволю марать честное имя «Совета», всяким пособникам отступников из рядов сержантов . ты понял меня ?!» Ошалевший от такого поворота событий храмовник быстро закивал головой и пробормотав извинения укрылся с головой накидкой, что служила ему одеялом. Хелег наставительно продолжал : «И учти : если ты, как и многие тебе подобные «вопрошальщики», по ночам «ходишь под себя»,-что может быть приравнено к сумасшествию, а ровно наказуемо через смерть. то я лучше заколю тебя сам-как свинью, чем позволю с нами идти в поход!» Услышав этот наклёп на себя , сержант храмовник рывком скинул с головы накидку и под смешки своих чешских коллег стал яростно доказывать -что «это всё наговоры-не таковский он! И вообще : он то как раз в поход и не идёт, а соответственно-ему простительна некая «послаба», в дисциплине». Через некоторое время все улеглись и кое-где начал раздаваться храп и негромкий посвист. Дождавшись когда храмовник начнёт подскуливая сопеть, Хелег встал и наступая на пятки бывшие в обмотках, что-бы меньше шуметь-пошёл к обозным телегам : вытащил незаметно одну из фляг с пивом из телеги с продуктами и вернувшись к своему ложу, без всяких подозрительных «зазрений совести»-плеснул напиток под накидку спящему сержанту храмовнику и тут же сунул флягу куда подальше. Проделав всё это, меченосец за секунду накрылся накидкой сам и стал усиленно изображать «лёгкий храп», посматривая полуприкрытыми глазами за сержантом. С минуту последний что-то бубнел невнятное, причмокивал и шумно шевелился под покрывалом, наконец проведя рукой в месте куда Хелег ему плеснул пенного напитка- он задержался, а потом-резко, рывком, убрал свою руку и внезапно уселся на своём ложе. Снова себя ощупал и как то нервически чертыхаясь попытался было встать, но Хелег тут же грозно обернулся в его сторону с упрёком : «Чего тебе сержант, не спится. хоть сухой? гы-гы гы, а то ты же помнишь-повешу. «,-и криво улыбнувшись обомлевшему храмовнику, меченосец зевнул и опять сделал вид что сомкнул глаза. Сержант с добрых десять минут лежал не шелохнувшись, наконец убедившись в том что меченосец храпит, а Хелег прилагал к этому все усилия-он вскочил и опрометью бросился в дальний конец обозного лагеря, да так, что рыцарь не успел ещё вдогонку ,как следует, его пугнуть. Видя что храмовник уже вне досягаемости, а мчаться за ним по сонному лагерю было бы несколько подозрительно-Хелег вновь улёгся и на этот раз заснул с чистой совестью и «лёгким сердцем». Утром, когда его разбудил один из рыцарей ордена «Креста и алой звезды», меченосец попросил помочь ему умыться-как рыцарю, ему должны были предоставить сержанта, что наливал бы воду на руки и держал одежду дабы не намокла или испачкалась. Вскоре нашёлся и был приведён к «господину» сержант храмовник. На все ехидные вопросы Хелега, о том : «Куда он подевался и отчего его не видно было ночью, когда Хелегу » хотелось немного поболтать»,-сержант разводил плечами и рассказывал «о долге, желании бдеть в опасной чащобе и вообще. «. Решив не добивать вопросами своего спутника, всё таки тот должен был его препроводить в военный лагерь и как меченосец понимал, дать хотя бы начальные сведения о нём : как новому командиру-в чьём подчинении рыцарю и придётся «бить пиратов», так и храмовникам в присутствующим в самом лагере. Умывшись, Хелег поблагодарил сержанта за помощь и отпустил. Вскоре показался и князь, в сопровождении пары рыцарей. Поздоровавшись с ними, Хелег с горестным видом рассказал о своём «случайном» падении с коня и о том, что хотел бы проехать остаток пути в повозке, так как рука-всё ещё болит. Тут же был получен положительный ответ, в самых любезных заверениях о том, что чешские рыцари готовы во всём способствовать своим братьям, из»Совета». Хелега усадили в повозку самого командира Пржемысла-ставшей теперь головной , что и позволило им обоим продолжить вчерашнюю вечернюю беседу. Меченосец видел как несказанно обрадовался храмовник, узнав что Хелег- будет ехать в повозке и не придётся его вновь «усаживать» привселюдно на лошадь, а позже «брать на привязь», становясь при этом посмешищем всех братьев рыцарей и сержантов отряда. После того как повозки разобрали из»круга», всё было собрано и уложено, а пара разведчиков-ушла немного вперёд и обоз тронулся, Хелег, видя что чешский магистр спокоен и в меру всем доволен ,продолжил расспрашивать его обо всём : «Прошу прощения, господин князь, часто ли вы бываете в наших землях?» Данный вопрос был несколько общим, на что и рассчитывал меченосец-не желавший прослыть странноватым в виду слабого понимания местных особенностей и нюансов. -В Дрезденском командорстве? Помилуй Бог!-Да уж раз девять точно был. Ваше командорство крайне удобно : как для наступления войск «Совета»-на Польшу и Литву, так и для лагерных сборов-против угров и ромеев, когда с теми война! Да и против наших протестников, тоже, от вас. «,-тут магистр внезапно помрачнел и замолк. Однако вскоре уже продолжил ровным голосом : «Вот вы , брат Хелег, часто находились в вашей столице ,Страсбурге?» -Где?,-искренне изумился меченосец. -В Страсбурге, столице»Совета орденов»,-не заметив удивления в голосе собеседника повторил князь Пржемыслав. «Вот как!»,-подумал про себя Хелег, вновь удивившись очередной информации им услышанной ,однако ответил следующее,-«Пока-лишь раз.» — Ага, значит мы с вами в этом-ровня!,-рассмеялся пожилой князь,-Бывает! Мне вот тоже, особо не пришлось. Но действительно, следует признать : всё строго, но красиво и «со вкусом», стиль-есть стиль! -Господин магистр, я не очень хорошо разбираюсь в политике и как вы заметили, знаю скорее немного «восточной» истории, не расскажите, как Страсбург стал столицей нашего «Совета», а то мне, кроме»канонической» версии-ничего не ведомо об этом, а она, как вы и сами понимаете несколько постна. «,- неловко схитрил Хелег, в надежде дать собеседнику возможность рассказать больше, чем меченосец мог бы узнать от простого ознакомления с летописями. -С удовольствием! Но боюсь, господин рыцарь, я и сам не очень это знаю. Ваш «Совет»-зело мудр и долго подбирал где расположить свою столицу: Аахен-«старая» столица императоров, вряд ли на это годилась. Арль-слишком близок к морю и соответственно, к возможным атакам морских разбойников или берберским высадкам. Мюнхен-местечковый, а Кёльн-давненько не был крупным центром политики, он и при Постуме, не очень то им был. Так и было принято решение-о Страсбурге : городе, с римско-имперской традицией. Городе-бывшем в орбите деяний Карла Великого, но при этом не ставшего символом противников «Совета»-Папы или Императора. Страсбург расположен почти в центре владений «Совета», а соответственно «все дороги ведут». ах-аха. Так как сейчас , в земли «Совета орденов» входят : Германская империя, то бишь-священная римская империя , империя франков с Бургундией,плюс Бретань и Нормандия. Также италийские торговые республики-как севера так и юга, да бывшая «папская область», в общем -италики все, кроме Сицилии, где как вам известно-гнездо протестников в лице «четырёхдержавной конфедерации». Наварра, что отделяет франков от иберов, как «санитарный заслон». А последние полвека, ещё и Англия с Уэльсом-перешли в орбиту «Совета», не полностью правда, да Дания и вся Фландрия. В принципе, нынешний «Совет орденов»-это несколько изменённая империя Шарлеманя : Великая Германская Франкония, да плюс союзные страны окрест. Так что Страсбург-идеален как столица! -Прошу прощения князь, но чем он идеален то? -Хм. Чем? Страсбург, по своему положению и истории, скорее принадлежит к Западной Римской империи и державе Карла Великого , которую в некоторой степени и возродил «Совет» ,а значит выбирая его в качестве столицы- ваш «Совет» показывал своё главенствование сразу над несколькими территориям, номинально независимыми, из тех, что я вам брат Хелег уже перечислял.Страсбург хорошо защищён каменными стенами и находится на равном удалении от основных угроз возможного вторжения, противников»Совета» : «Сицилийской конфедерации», скандинавских королей и конунгов, шотландских фанатиков папистов, Руси-всех трёх её составляющих. Да и возможные поползновения со стороны отступников или «нейтралов», вроде угров или иберов, вполне безопасны для столицы «Совета», а соответственно, не придётся в спешке бросать архивы и казну, а также нарушать сообщения : в приказах- войскам и на местах назначенным правителям, если что. Хотя последнее, благодаря «орденской связи» храмовников-уже давно является чуть ли не самой сильной стороной «Совета орденов». Да и то что город , впускает в себя людей лишь по пропускам, для остальных он закрыт, также- является верным! Зачем в столице столь мощного образования, толпы : нищих, уличных торговцев и ремесленников, наконец черни?Они могут и бунты поднимать и любые преступления совершать, а так-столица Державы, с большой буквы, лишь для допущенных, тех, для кого государственные дела : от малых до самых больших-есть труд и величайшая забота! Здесь я также, полностью согласен с вашими правителями. » Хелег вычурно поблагодарил князя за столь обстоятельный ответ, а сам, желая немного поразмыслить над услышанным-улёгся в глубине повозки, в которой ехал и сделал вид что задремал. Мысли в его голове были неутешительны : «Итак-столица, «закрытый город», что уже говорит о серьёзном отношении к собственной безопасности, мда. Видимо рыцарей, что готовы «лбом встречать» все события в своей жизни-здесь перебили давненько и нынешний состав «стальных когорт» , явно не рвётся повторять их ошибки. «Орденская связь». храмовники, имеют преимущества на территориях «Совета»-именно благодаря быстрой осведомлённости и возможности передавать информацию далее по цепочке, в том числе командованию меченосцев или руководству «Совета», то бишь : на своих территориях орденцы почти непобедимы, почти. но вот вторжения. да, что там с походами вне земель? Вроде бы Польша и Литва уже пали жертвой и были частично разделены между : Чехией, как её правильно сейчас называть- «славянская империя»? Венгрией и Русью. которых целых три. Однако о самой Руси-ни слова точно, лишь»что то ,да где то». плохо! Видимо Роман Диогеннен, не только время сумел «пронзать», но и пространство или просто чего-то не учёл в собственных расчётах. Что мне теперь делать?-Сбежать. А куда и как? Ни денег, ни документов в местном понимании, ни общего разумения-где собственно «выход» отсюда , а ведь судя по тому, что храмовники и меченосцы иногда друг другу предъявляют для сличения кожаные лоскутки и пергаменты, некое подобие «сверочных документов»-уже существует и довольно распространено. Раз документы присутствуют-надо будет и себе в военлагере выпросить, раз уж лейтенант Клаус не успел мне оформить «рыцарскую лицензию : на убийства и хамское отношение к простоте»-,Хелег немного помечтал о том как всем будет хвалиться местной «корочкой», что правильнее было бы назвать «кожицей» и продолжил размышления: » Теперь Деньги : «плох тот рыцарь-который не экспроприирует у поселян монетки!» Так вот. Другое дело, что убежать или ускакать, сбежать в общем, от «связи» храмовников-нереально! Это не курьеры на коняшках, здесь -не успел ты сутки проскакать, как тебя их «штурмовики» начнут преследовать и устраивать засады, и ведь догонят, сразу видно-«серьёзные» ребята. Выбора нет, пока что : Я-рыцарь меченосец Хелег и иду в поход на пиратов! Никуда не сворачивая, пока. Будут новые «проверки»-смотрю с обожанием на руководство и кричу во всю мощь лёгких «Слава. » , дураков и преданных фанатиков -любят правители всех стран, народов и времён. подыграем.» После этого Хелег заснул . Так и проехали часов восемь, без приключений и событий : несколько раз появлялись дозоры, что-бы доложиться магистру о том что видели. Пару раз показывался храмовник, видимо желая убедиться что меченосец -не сбежал, однако лёгкий и ненавязчивый юмор последнего, в стиле : «А не пора ли тебя брат. тебя повесить?», благотворно влиял на сержанта и он на несколько часов пропадал из видимости. Ближе к закату наконец доехали до лагеря . Пока неспеша спускались с холма и подъезжали к первым из воротец, что охраняла стража -Хелег забрался на крышу повозки, благо опыт уже имелся и жадно осматривал новое место своего пребывания :это был скорее не лагерь, а небольшой городок! В центре его была некая площадь, как по-позже объяснят Хелегу-на ней зачитывались приказы и проводились смотры «маршевых отрядов». Ещё несколько таких площадок располагались ближе к воротам, что впускали и выпускали обозы. На одном из плацев маршировали с пиками пехотинцы, на меньшем-баллистарии и стрелки из «длинных луков»-стреляли по мишеням, третий -занимал десяток кавалеристов, весело хохочущих над чем то неведомым Хелегу. Множество шатров и палаток, а также навесов-заменяли собой «дома» обычного города, составляя улицы. Высоченная, деревянная «сборная» башня выделялась на фоне лагеря, как рассказали Хелегу-там располагались храмовники и их «связь» , так как нельзя было оставлять столько вооружённого люда «без присмотра» и в случае возможного бунта или «проверки» подозрительных-она была незаменима. Кузниц, Хелег насчитал не менее десятка, причём в двух из них-люди носили в руках лишь доспехи или их части. Отдельный огромный павильон был под постоянной охраной-там держали запасы оружия. Несколько поменьше-сохраняли съестные припасы, либо лекарские снадобья и над ними всеми реяли небольшие флажки меченосцев. В центре лагеря находились лишь : штабные шатры, палатки ремесленников, склады и учебные плацы да казармы стражи, что осуществляла работу комендатур лагеря. Всё это было огорожено частоколом , либо врытыми в землю повозками с надетыми на одну из сторон огромными деревянными щитами, с крупными металлическими деталями. На воротцах «центра» где располагались штабы-стояли стражники в латах и с тяжёлыми арбалетами. Как оказалось : внутрь «центра» -пускали лишь отряды что заняты боевой подготовкой по расписанию, либо людей с пропусками. Первые-шли под командованием своих офицеров, а вторые было довольно сложно подделать. Второй «пояс» лагеря-был раз в десять больше чем «центр» : там находились палатки и шатры в которых проживали рыцари и сержанты, так как командиры всех отрядов и большинство офицеров-располагались в навесах «центра» . Было несколько мастерских, пару деревянных лавок продуктовых и довольно большое количество ремесленников, что работали просто обходя все палатки : починяли обувь и одежду, продавали свои баклажки и кубки, скупали понемногу то, чем богаты были сержанты и простые рыцари ордена Меча. Этот, второй лагерный «пояс»- также окружал невысокий земляной вал и ров перед ним, стояли повозки без колёс с щитами , а на воротах его охрану осуществляла комендантская служба, но бойцы были из сержантов в кольчугах и лишь пару рыцарей для начальствования. Ополченцы и воинские отряды присланные в помощь, знатью или городами-располагались кто как смог , за периметром основных поясов охраняемого военного лагеря : всюду жгли костры , переговаривались и громко , заливисто хохотали люди. В палатках вне лагеря-было слышно множество женских голосов. Женщины выглядывали из повозок и подмигивали проезжавшим мимо них братьям ордена «Креста и алой звезды». Хелег даже заметил пару таверн, что располагались в десятке связанных друг с другом повозок, под которые поставили столбы или накидали земли для устойчивости. Пьяные солдаты, по униформа, а точнее тому набору грязного тряпья что было на них-скорее всего ополченцы, в обнимку с дамами неопределённого возраста и лёгкого нрава -гордо прохаживались по этому бесхозному поселению, вроде бедняцких лачуг на окраине : в охраняемый лагерь их не допускали, но вне его-они были «в своём праве». На удивлённый вопрос меченосца -«Как же так и почему таверны и «полевые бардаки» присутствуют в лагере воинства «Совета»?! Князь лишь пожал плечами и ответствовал : «Они никому не мешают, а так как, к сожалению, «пыл Веры» всё более становится достоянием лишь отступников, то командованию «Совета» приходится давать послабления, по крайней мере-когда лагерь стоит на месте и людей нечем занять. в «походах Веры», нередко фанатики монахи, что следят за «духом и моралью» воинства -требуют что бы блудниц и торговцев сжигали и вешали, так и поступают! Иногда. А вернувшись. одним словом-угасает ревностное служение, угасает. » К лагерю подъезжали во множестве телеги и повозки скупщиков, которые помогали ополченцам и сержантам слегка увеличить свои фонды-забирая у них за бесценок то, что те воровали в ближайших поселках или при ограблении путников на ближайших дорогах. К повозке с Хелегом прискакал сержант храмовник и напомнив меченосцу «что им нужно быть представленными к капитану лагеря», уже потребовал- что бы они немедленно опередили обоз с чешскими крестоносцами и как можно быстрее оказались в «центре» лагеря, где штабы. Хелег было хотел вновь «послать» сержанта, однако увидев что тот упорствует и даже начал говорить рыцарю о том-«что будет вынужден вызвать подмогу от стражи на воротах», нехотя согласился. Было видно, что теперь храмовник чувствует за собой силу закона . С помощью одного из чешских рыцарей, меченосец относительно свободно уселся на коня и они поехали с сержантом храмовником, опережая чешский обоз-в центральную часть военного лагеря. На этот раз всё с конём у Хелега прошло хорошо: они никуда с сержантом галопом не скакали, а повторять движения на лошади-рыцарь сподобился ещё в Дрездене. Возле первых им попавшихся ворот, сержант живо соскочил с коня и показав кусочек кожи с тиснением ,затараторил негромко заученный текст, начальнику охраны ворот .Тот , через несколько секунд быстро закивал и отдал приказ открыть ворота .Заехав внутрь «большого пояса» непосредственно лагеря, а не его эрзаца, Хелег и храмовник получили проводника-который их провёл вплоть до воротец «центра». Снова храмовник лично переговорил с начальником охраны данного поста и опять получив уже нового проводника, довольно резво направился к большому шатру, что стоял возле самой башни, видневшейся во всём лагере. Сержант змейкой юркнул в палатку слева от огромного шатра и вскоре появился с меченосцем и рыцарем храмовником, они оба вежливо поприветствовали Хелега и сообщили, что ещё вчера ожидали его появления и боялись-не случилось ли чего. Хелег поблагодарил их за заботу и заявив : «Немного ушиб руку при падении с лошади-вот и задержались!», решил узнать о своей дальнейшей судьбе. -Подождите встречи с капитаном Конрадом, он вас вскоре примет. Командир Конрад будет главой сухопутных сил «Совета» в походе и так как вы приписаны к его «маршевым отрядам», то ему и определять вас на место служения.,-ответил меченосцу его собрат по ордену, а рыцарь храмовник тут же увёл сержанта в башню. И действительно : после примерно часа ожидания на скамьях близ шатра, вышел молодой рыцарь меченосец и подозвал Хелега, предложив зайти внутрь. Шатёр оказался просторным, хотя наличие в нём трёх десятков людей, несколько скрадывало пространство. Находилось несколько столов по бокам и самый большой-по центру. Вокруг столов-скамьи, сидя на них и стоя рядом-группы людей оживлённо спорили, доказывая и перебивая друг друга. Хелега провели к небольшой деревянной сценке, возле большого стола, на которой усевшись в деревянное подобие трона восседал крупный широкоплечий мужчина, с загорелым бронзовым лицом и коротко стриженной головой с залысинами. -Этот?,-спросил он и указал рукой на Хелега, после полученного подтверждения внимательно осмотрел новичка и вздохнул,-Кого только к нам не присылают. ладно! Вы, брат Хелег, где служили то и что умеете или опять : сынок моего «коллеги» капитана- чьё рыцарское звание вымолено родителем у наших генералов ,а? Хелега вдруг обдало воспоминаниями : обычной «душевностью» отношений в армии, между подчинёнными и начальством и вообще всем тем, что так приятно вспоминать после десятка лет прошедших со времён службы и что так сильно тебя в ней бесит и угнетает, во время её прохождения. -Вот как-улыбчивый? Я рад вашему весёлому характеру, так как вы у нас оказались?,-настаивал на изложении краткой биографии новичка , капитан Конрад. -Меня принял в рыцари ордена меченосцев, командир Клаус, под чьим руководством я служил! Во время «поиска»-мне удалось уничтожить двух лазаритов, что и послужило поводом отметить мою сноровку и отвагу!,-бодро проорал Хелег, так как считал нужным, между делом, оповестить и весь шатёр о своих «достижениях». Лишней слава не бывает. -Молодец-молодец! Только. чего так мало то лишь двух? Лучше сразу-сотню! Где их только набрать столько, вот незадача. Ладно, я понял откуда ты, чуть позже схожу к храмовникам-пускай дадут запрос лейтенанту Клаусу и тот по-подробнее тебя и твои подвиги опишет. К слову, а чего тебя храмовник к нам привёл-сотрудничаешь, оповещаешь?,-вроде с наивностью и даже теплотой , спросил капитан Конрад, однако Хелег сразу почувствовал всё ту ненависть,ч то видимо накопилась между меченосцами и храмовниками, в данных землях и воинских отрядах. -Ни за что ! Необоснованно был под подозрением : храмовника Тибо, что был у нас в крепости-также удивили мои навыки бойца, однако в отличие командира Клауса оказавшего мне доверие и переведшего из санитаров в рыцари, господин храмовник,-Хелег специально не назвал тибо «братом», и это видимо понравилось Конраду,—решил меня допросить, а после допроса и выяснения-я был выпущен и переведён к вам! -Санитар, бывший санитар? Хм. Ладно, надо будет всё выяснить, а то как то «мутно» выходит. Хорошо, тебя проводят к палаткам, где сейчас ночуют отряды нашего ордена и укажут на место, что будет твоим. В течении трёх дней-отправляемся! Сильно не обживайся. Хелега вывели из шатра, под удивлённые и внимательные взгляды и шепоток за спиной, и провели в палаточный городок, находившийся во втором поясе лагеря. Быстро выделив место, в палатке на два десятка человек-новичку также указали где трапезная и Хелег побрёл туда, надеясь немного подкрепиться, а заодно и послушать местных сплетен. В большущей и грязной палатке что именовалась»трапезной»-сидело с полсотни человек за длинными столами и громко хохоча и чавкая, поедали : мясо, хлеб, овощи и запивали всё это тёмным пивом. Хелег плохо видел в том чаде, что представлял из себя «местный» воздух : в заходящем солнце, с коптящими по сторонам факелами и парой светильников на масле, вверху палатки. Новоприбывшему меченосцу подали миску с кашей и немного тушёного мяса. На вопрос Хелега «о добавке», хмыкнувший поварёнок намекнул на «дополнительное вознаграждение», либо поход в таверну, что была за официальными границами лагеря. Чем дольше ел Хелег, тем сильнее он мрачнел : бытовая неустроенность военных лагерей и отсутствие, лично у него, любых денег-в том числе на «дополнительное» питание, сильно его раздражали. Закончив с едой и выйдя из трапезной палатки уже в ночь, Хелег немного ещё » пошатался» по лагерю, однако от внезапно возникшего плана : перескочить частокол и сходить в «самоволку»-сразу отказался, так как совершенно не представлял как вернуться обратно и возникло подкожное ощущение, что вместо «штрафбата»-могут запросто повесить. Ночь прошла сумбурно : новое ложе не дало отдыха , а подъём, обязательный как для сержантов так и простых рыцарей-погрузил Хелега в утро полное тревог. Он не понимал к кому обратиться за помощью и решил просто выжидать, если займут каким делом-исполнить, а нет-так и славно! Проходя мимо небольшого холмика, Хелег взобрался на него и увидел , что в «центре», там где вчера вечером вышагивали пикинёры ополченцев, сейчас , некий рыцарь меченосец командует манёврами четырёх пеших отрядов : двух десятков рыцарей меченосцев, во главе с офицерами каждый и двумя отрядами по четверти сотни, в непонятных бригантинах и с офицерами, разодетыми как на параде. Справившись у проходящего собрата по ордену, Хелег узнал : идёт подготовка «штурмовиков» для скорого похода. Каждый из рыцарей меченосцев, что будет самостоятельно командовать, а не просто входить в чей отряд-сам собирает своё подразделение из свободных сержантов и кнехтов, либо приводит их с собой. «Как ты готовишь своё воинство к бою-так ты с ним и станешь воевать». Командиры покрупнее-вытаскивают на плацы подчинённые им подразделения и пытаются наладить взаимосвязь, объясняя, чего именно хотят от подчинённых в бою. Как рассказал Хелегу болтливый собрат : «Если хочешь что-бы тебя не бросили в бою и помогли добыть славу-сам готовь и отбирай бойцов в отряд, ходи с ними в приступы и защищай от всех, не забывая делиться добычей!». Немного понаблюдав за манёврами бойцов на плацу, а больше всего его заинтересовали рыцари меченосцев вооружённые «люцернским молотом» : с двуручным древком- около полутора метров в длину и вершиной, как у копья, а боковые стороны были разные. Одна-как у «клевца», для пробития доспехов остриём, а вторая-слегка раздвоенная, «тыльная» часть молота, для»размалывающих» ударов. «Молотобойцы» слаженно ими делали замахи и одновременно, по команде, опускали свои устрашающие вооружения, а их командир постоянно орал : «Научитесь здесь, как вам легче сминать доспех или ломать ударом «строй пик», ибо в бою, вас будут самих «ломать»! Дошло?! » Подошедший сержант меченосец -пригласил засмотревшегося на обучение Хелега, к капитану Конраду, что уже посылал за ним. Вместо штабного шатра, где Хелега принимали вчера-он оказался в небольшой палатке принадлежащей лично капитану и ждущего его там с парой своих офицеров. -Брат Хелег, рад видеть!,-капитан Конрад был улыбчив и уже не ехидничал, как вчера,-Лейтенант Клаус, по моей просьбе, подробно описал всё что мне было интересно о Вас : бой с лазаритами, умения в лекарстве, прохождение испытаний-включая и те, что были на звание санитара. всё отлично! Но! Он говорит что были сомнения : не»бегунок» ли Хелег, ещё когда его взял от знакомого храмовника, к себе санитаром. А чуток погодя, после боя с лазаритами и Тибо, начальник ваших местных «краснопузых братьев», также, несколько был подозрителен. Нет желания у брата Хелега разоткровенничаться с нами? Хелег вкратце повторил все истории, что говорил до этого, стараясь не вдаваться в подробности. Капитан Клаус лишь качал головой :»Ладно! Мне-всё равно! Пока что. Храмовники не зря к нам людей отправляют, так как будет дополнительный присмотр. Да и сами они уже потихоньку своих «шептунов» подводят, одним словом-где можешь, молчи! Особо, в «боевые группы», мне тебя поставить некуда-уже как с неделю они собраны и отрабатывают взаимодействия. но, свой лекарь-нужен всем! Будешь пока при мне, отдельным от госпитальеров врачевателем, правда им пока не говори, а то-отравят! Ахахаха. Всё. Удачи!» Глава пятнадцатая Следующие трое суток ,были наполнены для Хелега огромным количеством небольших событий : ему объяснили его роль в отряде-как лекаря при штабе. Запасного и лишь помогающего госпитальеру, что будет придан уже в Гамбурге непосредственно перед отплытием. К тому же, Хелег, как меченосец-должен был вместе с штурмовыми отрядами передвигаться по суднам пиратов, в случае их взятия на абордаж и сопровождать свой отряд при захвате крепости где располагалась база морских разбойников, ибо согласно соглашению между орденами-лекари госпитальеров,должны были лечить остальных орденцев : или в своих врачевательских домах и палатках, либо-когда сражение уже завершено. Что и приводило к частым конфликтам между орденами, когда товарищи истекшего кровью меченосца-приходили делать «физические замечания» братьям госпитальерам, нередко отказывающимся наотрез самим идти на поле боя или оперировать вблизи него. Хелега отрядили в свиту самого капитана Конрада и новичку, вместе с остальными рыцарями из свиты, приходилось участвовать в приёмах командиров отрядов и поместных владетелей, что со своими ополчениями или дружинами приходили «вспоможествовать» орденцам, в благородном деле очищения морей от разбойников. Новый рыцарь вскоре стал замечать то, о чём слышал многократно ранее от санитара Бера и прочих : дичайшую разницу в положении-между знатью орденской и дворянством земель. Большинство дворян, были людьми-несколько маргинальными, с интеллектом устрицы и явной тягой к спиртному. По этой причине к каждому «вспомогательному»отряду и приставлялся рыцарь меченосец , с парой крепких сержантов, а к крупным «объединённым отрядам»-выделялось по одному храмовнику и доминиканцу дополнительно, к десятку от ордена Меча.. Задача у всех представителей орденов была одна : «конвоировать» хозяина условно помогающего подразделения до места боя-не давая тому уж слишком «начудить» в дороге, а во время сражения, сразу же перенять на себя командование его отрядом. Пару раз Хелег даже слышал инструкции рыцарям «присмотрщикам» от офицеров , что бы они-«грохнули своих жирных павлинов, после боя-спишем на врага! Если будет бунт в отряде: пригрозить казнями, не поможет-пообещать выпивки и двойной награды. зачинщиков-всё равно вешать» Были найдены чешские знакомцы , из ордена «Креста и алой звезды» : оказалось они обитались вне лагеря, так как «местные » ордена, причислялись «Советом»-к ополчениям и соответственно не могли быть внутри лагерей самого «Совета». Это вначале разозлило князя и он честно признался Хелегу что раздумывал : «А не вернуть ли свой отряд домой?», однако путь ими пройденный и желание участвовать в реальном морском бою победили гордость. Теперь чехи разбили свой , отдельный минилагерь и ввели в нём комендантские правила. При попытке их ограбить-уже были избиты с десяток «вольных охотников», что также присоединились к противопиратской экспедиции и князь Пржемыслав водил Хелега показывать трупы повешенных несчастливцев , из воров и прочих нарушителей. Удалось Хелегу отличиться и самому : когда один из рыцарей меченосцев, опившись некоего снадобья госпитальеров- по лишь одному ему ведомой причине стал отдавать Богу душу. Именно Хелегу пришла в голову простая идея — сунуть деревянную ложку в горло «умирающего» и заставить таким способом больного быстро «очистить желудок», прежде чем неведомая настойка госпитальников- не отравила сильно организма пострадавшего. Болящему, после шести часов сна неожиданно полегчало и у Хелега появился хороший новый знакомец , рыцарь Манфред Кругг, по прозвищу «Медвежонок». Полученное им за то, что носил вьющие чёрные волосы ниже плеч, да и сам был-«широким в плечах и необузданным во хмелю». Когда трое суток в лагере прошли-начался сам поход. «Маршевая группа», состоявшая теперь примерно из двух с половиной тысяч человек, не спеша, по заранее сверенным маршрутам : которые контролировали как конные сержанты меченосцев-что проверяли наличие складов в городках близ которых планировался ночлег , так и служба наблюдения храмовников-что неотступно следовала за «маршевиками» и обильно вешала мародёров и насильников, когда каждый день ловила их . Первые пять дней-таких было много, но позже народ обвыкся и уже старался не «куролесить», даже когда была возможность отлучиться, ибо : то что не видели командиры-могли заметить «шептуны» храмовников. Как объяснили новому рыцарю-«такие есть почти во всех отрядах, где более сотни голов. » Новый знакомый, Манфред-помог Хелегу сносно освоить управление лошадью, хотя сам и искренне удивлялся тому, что Хелег стал рыцарем не зная основ данного дела. Но так как был «Медвежонок» простоват, то Хелегу не составило большого труда рассказать ему жалостливую историю о том, как он, спасая принцессу у себя на родине-получил удар «шестопёром» по голове и с тех пор бывает несколько забывчив, а так-всё умеет, что рыцарю должно. Манфред, искренне поздравил Хелега с тем,что тот смог найти принцессу и по секрету пожаловался на отсутствие данного типа барышень среди его знакомых. Встреча с подобной дамой и женитьба на ней, в размышлениях «Медвежонка»- могла бы неплохо увеличить его собственные денежные фонды и поспособствовать в получении им в скорости, титула герцога. Хелег не спорил с новым знакомым, скорее несколько удивляясь его фантазиям. Три недели в пути, прошли удивительно однообразно : Пробуждение-приём пищи-постановление задач на день командиром Конрадом-марш-вечерний привал и подготовка ко сну-отбой. Иногда правда, случались небольшие радости -вроде потасовки сержантов с охраной моста какого-нибудь барона, что хотели получить денег от войск «Совета», но это веселье быстро заканчивалось, когда стражников моста или дороги-просто скидывали в ров, а однажды, конные сержанты с арбалетами-запросто перебили пяток особо рьяных служак баронской казны. Наконец , в начале четвёртой недели, когда Хелега уже утомили все эти «виды» перед глазами : сотен мужиков , сидящих без штанов в ближайших рощах-после того как на складе одного из городков, в качестве провианта, им выдали спорной свежести капустные качаны, А повара не смогли при готовке ужина исправить то, что уже испортила природа, наконец после всего этого- появились стены Гамбурга, города, в который Хелег уже стремился всеми фибрами души. Несмотря на ожидание встречи с крупным поселением и возможности переночевать в нём, возможно даже несколько суток- в доме, а не палатке или на «свежем воздухе», Хелега сразу огорчили : в Гамбург , как оказалось- зайдут лишь отряды «Совета» и некоторые знатные люди со своими оруженосцами, однако, для того что-бы не случилось чего непозволительного-большая часть сержантов и соответственно, часть рыцарей, что будут за ними приглядывать-останутся в полевом лагере близ города.Чуток погодя, орден «иовитов», что также участвует в походе-начнёт принимать в своих казармах всё воинство и там же, на его территории, пройдут небольшие учения по морскому абордажу и высадке десанта с кораблей. А моряки совместно с меченосцами-отработают манёвры и обстрел укреплений из катапульт и «бум-бах» труб, что есть в некотором количестве у «иовитов» и прихвачены отрядом капитана Конрада. Первоначальное огорчение вскоре сменилось любопытством : так как Манфред-«Медвежонок» решил отблагодарить Хелега за собственное излечение и заявил : «Я собираюсь, перед нашим путешествием против пиратов «богомерзких «-получить свой портрет и отправить его в замок к матушке, так как она считает и постоянно пишет в своих письмах, что возможно женитьба на наследнице приличного состояния, более достойная карьера-чем служба в меченосцах и постоянные походы, туда-сюда! Так вот, брат Хелег-удалось мне найти первостатейного и при этом, довольно бедного «рисователя портретов» по имени Карл Зондер, из Кронаха. Ему необходимо кормить свору ребятишек, что, как он клялся всем что приходило в голову-на редкость талантливы в этой же «мазне» что и он сам .Но, что гораздо интереснее : он готов за пять талеров-нарисовать два портрета, правда, небольшого размера. Я и решил : один-мне, второй-вам! Будет возможность нам обоим, показать местечковым девам, какие славные рыцари служат»Совету», в меченосцах!» -Из Кронаха говоришь?,-Хелег стал вспоминать схожего по имени художника и улыбнулся,-«. значит династия. » -В смысле,брат Хелег? -Да я просто, в своих землях, слышал о Лукасе Кранахе Старшем. но неважно, может их много? Когда можно приступить к позированию? Рыцари сговорились что уже завтра, сразу после утренней трапезы -отпросятся у лейтенанта что ими командовал и отправятся к «рисовальщику» : за славой и успехом в провинциальных салонах. Утром обоим меченосцам удалось без особых проблем отпроситься у начальника, так как они в город идти не собирались, а соответственно-им не надо было заказывать пропуска : в честь антипиратского похода и что бы обезопаситься от соглядатаев морских разбойников, в Гамбурге был объявлен «закрытый» месяц, когда лишь по заранее выданным пропускам- можно было входить и выходить, а все завозимые товары проверялись с особым тщанием стражей, что сухопутной на воротах, что портовой-прямо на судах. Молодые люди скоро нашли небольшой уютный домик в пригороде Гамбурга, вне городских стен. Дом был разукрашен в тёмно оранжевый с пятнами красного цвета, а также разрисован большим количеством изображений деревьев и водопадов , со всяким зверьём и птицами. К дому часто подходили мальчишки и спорили : что красиво «намалёвано», а что-явные глупости Карла. Встретивший меченосцев Художник, оказался в меру полным мужчиной : лысым ,с небольшой бородкой- клинообразной и начинающей седеть. Он учтиво раскланялся с пришедшими и стал узнавать что бы им хотелось получить по окончанию его работы : Манфред сразу же попросил нарисовать его -на фоне «белой горностаевой шубы», как фона, а на ней-чёрными куницами крест «меченосцев», ну и ясное дело- доспехи латные и оружие в руке. Художник покивав сказал что постарается, хотя размеры заказанных портретов вряд ли позволят изобразить всё чётко, поэтому : доспехи- лишь по грудь, меч- лезвием вверх, лоскут горностая, а крест будет в правом верхнем углу. Пришла очередь Хелега заказывать своё изображение : «Хм, а что бы вы могли мне предложить. поинтереснее?»,-вдруг задал он вопрос. Художник немного удивился однако чуток погодя , улыбнулся с хитрецой : «Вас не устраивает «военно-патрицианский» фон, вам хотелось бы чего-то нового? Может быть вам- от герба семейного добавить, если это не перечит уставу ордена, конечно». -Вряд-ли перечит, но. у меня там : медная купель-да бутыль с настойкой, одним словом-не хочу пугать наших славных дам, подозрительными намёками!»,-Хелег рассмеялся, заставив хохотнуть Манфреда и живописца. -Тогда, господин рыцарь, могу предложить ваш портрет на фоне неба и леса, на некотором отдалении. не столь воинственно, правда, как если бы на алом фоне и при полном вооружении, но томная чувственная дама-сможет оценить «полёт души»,-художник несколько лукаво изогнул губы. -Идёт!,-ответил ему Хелег,-Так и сделайте! «Мастер кисти» пригласил обоих рыцарей к себе в «мастерскую»- большой чистенький деревянный домик, который можно было принять за сарай-если бы не огромные окна и стены, немного забрызганные красками . Господин Зондер начал с замеров Манфреда : он достал полотно прикрепленное к доскам-всего около полуметра во все стороны и стал с помощью угля чертить детали, объясняя попутно меченосцу : где и какой из фрагментов портрета будут находится и как это станет выглядеть, в конце. После недолгих споров и конечного вздоха Манфреда, художник набросал его черты лица на полотно, всё тем же углём. У него было несколько кусков угля, как он пояснил-разных оттенков и толщины, для изображения различных по размерам деталей : от крупных частей доспехов-до тонких черт лица . Показал Манфреду. Как Для Хелега, данное произведение было несколько схематично и портрет собрата, пускай и черновой, выглядел «плосковато», однако»Медвежонок» буквально был очарован мастерством художника и своей мужественностью на полотне-так как Зондер исправил некоторые огрехи оригинала, вроде опущенного немного века левого глаза и слегка «свёрнутого» в сторону, носа своего нанимателя. Пришло время и Хелегу объяснять, чего же он хочет. Сговорились достаточно быстро : Верхний фон-голубое небо с белыми облаками, центр и низ-сосновый бор. Правда деревьев будет не более полутора десятков, так как их при их большем количестве придётся много времени тратить на расположение каждого. Сам Рыцарь -в накидке с чёрным крестом и с поднятой на уровень груди рукой ,держащей полэкс. Надписей сверху, восхваляющий или объясняющих-не надо! Художник вновь быстро начертал углём черновую «морду лица», как про себя назвал данный рисунок Хелег и получив задаток в виде двух талеров, распрощался с обоими рыцарями. На обратном пути в лагерь собратья не спешили, развлекая друг друга беседой. В Гамбург идти надо было лишь завтра, именно черёд Хелега наступал-местные же посёлки, по округе-ничем не отличались от тех, что они посещали до этого по пути с «маршевым отрядом», а возвращаться в быт военного лагеря который вот-вот сменит стоянку, им совершенно не хотелось. -Завидую я тебе, брат Хелег! Вот честно : завтра будет приём, может и не такой славный как в первый день, когда нашего капитана с лейтенантами, да начальство иных орденов принимали : бургомистр с «высокими гражданами города» , но всё же. Гамбург-отличнейший из городов! Ещё с тех пор, когда ему один из Императоров старых-не чета нынешнему, разрешил взимать таможенные сборы с грузов ,что проходили при их перевозке по Эльбе к морю и от него, вот с тех пор монетный поток и течёт » полноводной рекой» в город. по реке! Аха-ха! -Укреплённый порт на реке? Да ещё и с таможенными функциями? -Хелег-не говори что не знал! -Манфред, вот честно! Я же провинциал и особо не вникал, что и как, вне моего предыдущего «ареала обитания. » -Чего?! -Говорю-нет! Объясни мне немного, что знаешь о нынешнем Гамбурге. Упрашивать дважды Манфреда не пришлось и он, хоть периодически сбиваясь и хохоча, стал объяснять своему собрату меченосцу некоторые детали из истории Гамбурга : первоначально, в войнах Пап и Императоров-Гамбург был на стороне последних, так как именно от них получал различные милости-как в виде назначенного епископа, что не сильно собирал подати или разрешение на постройки новых портов, плюс льготы там всякие. Во время войны,что оказалась последней для правления Пап и Императоров-Гамбург был ошарашен внезапным налоговым гнётом который Император на него возложил и сговорившись с пиратскими адмиралами у которых было сообща, не менее семи десятков судов-отказался помогать любой из сторон тогдашнего конфликта, заявляя о невмешательстве. Морская блокада города, точнее блокада торговых кораблей что шли по Эльбе : как из Гамбурга, так и в него-закончилась гибелью флота Императора, при совместном нападении пиратов и флотов Дании и Фландрии. Когда в Чехии стали «побивать» германцев и требовать исполнения «Божьих законов всеми», а не только чернью-появились «протестники», что требовали строгого послушания и трудолюбия, а также запрещения индульгенций и прочего, что приносило прибыль епископам : как назначаемым Папой, так и тем, что по желанию Императора ими становились. Попытка раздавить взбунтовавшихся славян, привела лишь к большим потерям -в войсках Папы и Императора, которые после «замирения» Чехии совместными усилиями-вновь разругались и начали требовать денег на войну друг против друга, в ещё больших объёмах. Суровая зима, наводнение-после неё, привели к голоду и тому что многие селяне, всем посёлком снимались с мест и уходили в поисках «лучшей доли», как во времена Алариха или Атиллы. Власти : что церковные, что светские-их преследовали и нередко заканчивалось дело целыми сражениями. Гамбург же, с удовольствием принимал у себя бедноту-нанимая их в грузчики или матросы и расширяя своё влияние в регионе. Когда в Страсбурге, новообразованный «Совет Орденов» принял решение не подчиняться ни Папе, ни императору, более того-посчитал их недостойными той власти что они имели, так как Господь отвернулся от них, наслав : глад, мор и бесконечные войны, -а в то время уже проходили эпидемии в нескольких регионах и францисканцы, что первыми поддержали»Совет», всячески понукали бедноту к сопротивлению и убедили многих, что пиратство против Пап и Императоров-«благое дело сопротивления нечестивым «! Потом случились разгромы , рыцарей Императора -войсками «боевых орденов», в основном благодаря агентуре и «связи» храмовников, хотя и несколько фанатичная преданность новой организации- госпитальеров и тевтонцев, тоже не последнюю роль сыграла. Гамбург, одним из первых признал право «Совета» на власть, данную от Бога. Когда «братская война» завершилась-«Совет» даровал вновь Гамбургу все привилегии и сделал его штабом балтийской флотилии рыцарей иовитов, тем самым держа крупный торговый город под полным контролем. Во время «княжеских войн»-город был с «Советом», а вот в «Ночь Очищения»-когда перебили по всем землям «Совета» уйму прокажённых и «блаженных», Гамбург оказал яростное сопротивление новой власти : многие рыцари и простые бойцы, прямо во время той ночи захватывали корабли и уходили на них- в пираты, наотрез отказываясь сдаваться или уничтожать : своих детей, родителей, боевых побратимов. Гамбург был «зачищен» позже, храмовниками и с тех пор здесь у них постоянный крупных отряд, даже несколько сотен «штурмовиков» располагаются непосредственно в Гамбурге. Город сейчас-это один из самых богатых и развивающихся на всей территории «Совета»: есть школы живописи и иногда, в салонах богатеев, проходят выставки. Есть театр, правда- всего на мест полтораста, как для сидячих зрителей так и тех, кому придётся стоя смотреть представления. А «встречи», на которые завтра приглашён сам Хелег, вполне весёлые мероприятия с различными соблазнами, включая : вино и куртизанок, даже привезённых из Франции или Италии, хотя конечно всё это-требует расходов. Судя по вздохам, что последовали у Манфреда вслед рассказу о «приезжих дамах»-именно последние и были предметом его страстного желания приближения, к возможной встрече . Добрели до лагеря и Манфред ушёл к командиру на отчёт, а Хелег, решил заранее сговорться с двумя сержантами : один его должен был обязательно разбудить, для встречи с капитаном Конрадом, а второй-набрать воды в таз и помочь ему «умыться», перед походом в город. Сон был преотличным : Хелегу пешая прогулка в пригород к художнику очень понравилась и он преспокойно отдыхал. В отличие от своего собрата меченосца, что проклинал всю интендантскую службу отряда и их «проверки имущества» выделенного рыцарям орденов, для ближайшей экспедиции-так как Манфреда уже дважды вызывали для сверок чего то : «то ли недополученного, то ли взятого в излишке ранее». Утром, взбодрённый разминкой и «мойкой», что себе устроил Хелег прямо за углом общей палатки- он зашёл в шатёр к командиру Конраду и получив распоряжения о том с кем он будет ехать в свите начальника, отправился искать сержантов что уже должны были приготовить коней к ближайшей вылазке в город . В Гамбург заезжали не без некоторого хвастовства : перед воротами , барабанщики и «трубачи»-стали привлекать внимание стражи что и так издалека заметила кавалькаду из двух десятков рыцарей и сержантов меченосцев. Капитан Конрад зычно проорал : «Доблестные рыцари Веры, рыцари и сержанты ордена Ме-че-нос-цев. » Чем заслужил счастливые улыбки сопровождающих его , особенно молодых рыцарей. Ворота отворились и их встретил низенький городской чиновник магистрата. Он пролепетал слова приветствия капитану Конраду и тот, махнув пренебрежительно в благодарность , вновь скомандовал : «Делай как я!», -после чего пустил своего жеребца рысью по улицам города. Все рыцари радостно поддержали командира, даже Хелег, которому лишь после первых минут рыси пришла в голову интересная идея о том-«что он вообще то, несмотря на все уроки Манфреда-всё ещё «хреновый наездник», а свалиться под копыта коней собратьев меченосцев, было, не только стыдно, но и в перспективе-летально. Наконец «показуха» меченосцев закончилась. Как только командир Конрад достиг условленного дворца, скорее даже обширного дома и показав сигнал к спешиванию и передачи коней на попечение сержантов, что внезапно высыпали из-за ворот двора здания, проговорил своим людям : «Всё-прибыли! Братья меченосцы-не облажайтесь, вы всё же не храмовники! А если уж случится. то красиво!» и под громкий хохот своих подчинённых, капитан вошёл в распахнутые перед ним двустворчатые двери. На первом этаже , когда все зашли внутрь-Хелег увидел лишь слуг и поварят, что сновали по двум лестницам на верхние этажи. Конрад и лейтенанты куда то сразу подевались и рыцари меченосцы были препровождены, местными «высокими» представителями города- наверх, где и проходила сама «встреча». Новоприбывших ожидали несколько больших залов : в одном-наличествовали столы, где можно было хорошенько поесть, во втором-трио исполняло на лютнях некий рыцарский романс-«о том, как славны рыцари орденов, в готовности- жизни отдать, за Веру», а парочка храмовников, что стояла близ музицировавших, вполголоса откровенно с них потешалась-рассказывая неприличные истории : как «храбрые рыцари»-сбегали прямо из военных лагерей накануне походов и за ними отправлялись погони, и вытаскивали их из сундуков с одеждами их же матерей. Несколько дам в пышных нарядах, напомнивших Хелегу подобие длинных сарафанов до пола с «огромными» рукавами и перетянутые-то ли корсетом то ли поясом, несколько пониже груди, в беретах или покрытых золотой вязью сетках для волос с массивными украшениями без особой красоты изготовления, но с самоцветами-радостно улыбались входящим рыцарям и томно, не спеша прохаживались возле поющих и играющих музыкантов . Парочка из дам рядом с лютнистами- негромко плакали, не забывая украдкой поглядывать на всех мужчин рядом. Постояв и послушав ещё немного данной музыки , Хелег расслышал разговор одного из лейтенантов храмовников, со своим коллегой уже из его собственного орденского братства : «Положим, не Конрад Пауман, но для «комнатной» музыки-вполне ничего. да и дамы, в «нужном» настроении после всего этого. Грех не по-нарассказывать им о подвигах, реальных и мнимых!»,-и рассмеявшись, пара офицеров «Совета» разошлась в разные углы комнаты. Хелег вернулся к столам с яствами и немного подкрепившись, стал слушать беседы сидящих с ним за одним столом людей, что видимо уже давно велись : — На кой чёрт иовитам этот поход, а то я не знаю что они с пиратов-дань собирают, да и с торговцев-за охрану. -«Совет», задумал видимо с новгородскими боярами и негоциантами договориться, а пираты-сильно мешают им в этом. Вот иовитов и пнули, а что бы они не «учудили» чего от себя-дали меченосцев и храмовников, в больших количествах! Теперь всё. -Э-ээ-х, а старшие офицеры, я слышал-сейчас «живопись» смотрят! Мда. -Сними девку в порту-сам насмотрись! Последние фразы и хохот их сопровождавший, несколько выбивались из понятого Хелегом, но он решил ещё немного побродив по залам узнать : а нельзя ли и ему-на»живопись», где офицеры? Музыка продолжала звучать, люди-прохаживаться по трём большим комнатам. Все переговаривались и смеялись, качали головами и громко многословно удивлялись, особенно дамы. Особого веселья в таком времяпровождении-Хелег для себя не увидел и промаявшись меж двух , в меру страшненьких»невест», как он понял из разговора их маменьки, что и подвела девушек к меченосцу-решил занять себя «поиском» варианта проникновения на этаж выше, где как он считал и находились-Конрад и лейтенанты. Шанс представляется тем-кто его ищет! Хелег наткнулся на напившегося «в дым» купца и тот , качнувшись- облил накидку рыцаря красным вином из своего кубка, за что незамедлительно получил удар кулаком в челюсть. Подошедшие собратья меченосца, прибавили к этому ещё десяток пинков. К немалому удивлению Хелега, знать и магистры города боялись даже пошевельнуться, при избиении своего купца. Подскочивший слуга, при помощи пары подростков утащил бухтящего себе под нос извинения негоцианта ,куда-то на первый этаж. Тут же появился служка и предложил сменить накидку «господину рыцарю» , либо воспользоваться вещами из гардероба некоего господина Кнаффа, видимо хозяина дома. -Нет! Я должен доложиться командиру Конраду, что сейчас пребывает на третьем этаже-веди к нему! Мне срочно!,-заявил меченосец. Служка было хотел что-то возразить, но твёрдость и уверенность в своих словах рыцаря заставили его умолкнуть и провести к закрытой двери этажом выше. Стукнув в неё три раза по три удара , он шепнул в небольшую смотровую щель короткое слово и дверь распахнулась, впустив нового зрителя «живописного» представления. Сперва новопришедший рыцарь ничего не понял : «Зачем такие тайны-то?». Несколько комнат, примерно шесть-каждая вдвое меньше тех, что были этажом ниже. Во всех закрыты ставни , а из одной-явно льётся факельный свет и это днём! Хелега осторожно взяли под руку-это оказался некий беззубый старик с «маслянистой» улыбкой на лице и провёли его в ту самую комнату из которой выходил мигающий факельный отсвет. Лишь зайдя на порог помещения меченосец понял, к чему так долго «приобщались» офицеры, из начальства орденов и что именовалось среди старожилов данного дома, «живописью» : Посреди комнаты, где в креслах вдоль стен сидели рыцари в накидках-пятеро меченосцев и по трое иовитов и храмовников, неспешно расхаживала, в кругу из свечей юная девушка. Полностью обнажённая и боса-лишь берет с пером, был на ней в качестве одежды. Девушка покачивала бёдрами при ходьбе и по просьбам мужчин подходила к тем из них, кто её вызывал-взяв с низкого столика, что также стоял в свечном круге- яблоко или иной фрукт, либо налив в бокал вина, из небольшого серебряного кувшинчика. Рыцари её благодарили хриплыми голосами-тяжело дыша и не отводя взгляда от белоснежной груди девицы, что была небольших размеров. Дама , совершенно не была «излишне полной», как Хелегу мнилось по воспоминаниям от картин Рембрандта , отнюдь : светлые рыжие кудри , до сосков груди. Длинные белые ножки с маленькими босыми ступнями, в меру округлый животик-совершенная копия воинских барабанов, туго натянутых и не дряблых. Приятная округлость бёдер, что несколько были больше размером, чем грудь. Никто не обратил внимания на вновь пришедшего, а старичок тем временем-поставил ещё одно кресло для новичка, оказавшееся хорошо отполированным и полностью деревянным стулом-с подлокотниками и полным отсутствием матерчатых «подушек», для смягчения при сидении на нём! Даму вновь попросили налить вина и она, исполняя просьбу очередного «страждущего испить»-взяла кувшинчик и наклонилась над кубком, медленно наливая вино. Рыцарь, чью просьбу сейчас исполняли и который сидел точно позади девушки-судорожно сглотнул и громко набрал в грудь воздуха. Проказница взяла кубок с напитком и неспеша подойдя к просившему, подала его, добавив тихим и томным голосом : «Прошу вас, господин капитан. » Хелег, уж было обмякший и очарованный всем происходящим и окружавшим его : обстановкой, полутьмой и самой дамой-так приятно развлекавшей собравшихся здесь рыцарей, резко встрепенулся и стал всматриваться в того, от кого только отошла юная куртизанка, но, к своему крайнему изумлению, опознал не чёрный- так как ему первоначально казалось что это Конрад, а красный крест, на накидке. Поняв что здесь присутствует видимо большой начальник местных храмовников, Хелег закусил губу : ему не хотелось стать «случайным свидетелем» чего- либо лишнего, а особенно событий, после которых «свидетели долго не живут». Осознав, что возможно его идея с проникновением на закрытое «живописание» не настолько хороша, как он себе первоначально представлял-Хелег стал лихорадочно искать выход из сложившегося положения и наконец заметив что взоры всех присутствующих вновь обращены лишь на девушку, которая склонившись над низеньким столиком нарезала маленьким ножиком фрукты и медленно раскладывала их на бронзовом блюде, он решился : осторожно встав -сразу повернулся к оставшимся рыцарям спиной, благо сидел у двери и быстро зашагал к выходу с этажа. Старичок, что его впускал, немало удивился и залопотал что-то на «местном», однако Хелег оборвал того властным жестом и указав на дверь-показал что пора отпирать засов. Старик прямо таки рот разинул , видимо при его службе здесь- это был первый случай ухода, до окончания всех «церемониальных угощений», безотказной, к просьбам нуждающихся девушки. Наконец он пришёл в себя и слегка подгоняемый Хелегом, выпустил последнего вновьна лестницу второго этажа. Перед тем как быть выпущенным «на волю» и во время прострации старикана, Хелег успел заглянуть в ещё одну из комнат, также освещённую лишь факельным светом и которую, по причине некоторого «изгиба» коридора этажа-он первоначально не заметил.В ней девушка , в том же «наряде Евы», что и «нимфа от персиков» от которой меченосец только что сбежал-возлежала на высоком столе с резными деталями, а мужчина у стены ближайшей к двери и видимо «набрасывающий» деву на полотно, так как в руках у него была кисть а перед ним виделся холст, насмешливым голосом просил : «Ну же, Агнес, будьте так любезны и слегка измените положение, мы все вас просим. » Хелег удивился, однако раздался строй шепотков, не менее чем от троих «просителей» и Агнес томно повернулась на своём «постаменте», слегка вильнув ягодицами молочного цвета и переставив ножки. Вновь раздался хор из глубоких вздохов и как показалось Хелегу, даже пара причмокиваний, а может-всхлипов? Рыцарь покидал данный этаж начав наконец догадываться , что означает «Живопись», в «закрытых» салонах Гамбурга. Побродив немного по трём комнатам и подслушав ещё с десяток ненужных ему сплетен, меченосец осведомился у знакомого рыцаря своего ордена : как ему отпроситься что бы уехать в лагерь? И вновь увидел неописуемое изумление на лице коллеги. После пары фраз его просьбу хоть немного оправдывающих : «о больном желудке и ноющем колене», Хелегу объяснили-без письменного разрешения он никак не выедет. Другое дело в свите капитана Конрада, что и привёл их всех сюда. Но тот куда то запропастился и все братья меченосцы-должны его ждать, так как им предстоит всем вместе покинуть Гамбург. Хелег на всякий случай предупредил собрата о том что собирается немного побродить по городу, но недолго и выйдя из помещений дома вновь на улицу-подозвал одного из сержантов своего ордена : «Стереги моего коня. Если наш отряд соберётся-предупреди, что рыцарь Хелег ненадолго вышел и скоро будет, пускай ещё немного подождут. Услышав , что последний всё понял и исполнит-меченосец неспешно направился в сторону храма с высоченным шпилем, что сразу бросался в глаза и был как маяк для блуждающих по улочкам Гамбурга. Глава шестнадцатая Идя в направлении шпиля собора святого Якоба , как Хелег узнал лишь от пятого прохожего, ибо четверо предыдущих почти не владели латынью-меченосец поймал себя на мысли , что вершина храма напоминает ему остриё карандаша направленное в небо и пытающегося начертать или проткнуть его . Издалека, так как перед храмом располагалась площадь внушительных размеров-собор Якоба напоминал скорее крепость : с великолепной башней , из которой открывался вид на лежащею перед ней местность. Правда особой вычурности, в виде десятка статуэток или каких узоров Хелег так и не обнаружил : это был хорошо построенный храм-но без изысков или излишеств присущих его «земляку», собору святого Николая, о котором Хелег много читал в своё время в исторических справочниках. Подходя к храмине, Хелег стал немного расстраиваться — не могло быть и речи о неком «готическом величии» : Храм вблизи был мал и совершенно не походил на мегалитические сооружения, что показывали в туристических буклетах когда Хелег, бывший тогда ещё Олегом-брал туры в Австрию, для себя и одной очаровательной латышской студентки девятнадцати лет. Уже направляясь к зданию и желая ознакомиться с ним изнутри, меченосец вдруг услышал что его окликают и обернулся-к нему подбегал запыхавшийся сержант : «Господин Хелег, все в сборе! Капитан Конрад очень ругается, пожалуйста-поспешите!» Пришлось отложить экскурсию и что огорчало сильнее- возможное посещение библиотек и ознакомление с мироустройством земель и скорым шагом, но всё же не теряя рыцарского достоинства, вернуться к месту сбора перед воротами дома где принимали рыцарей. -Яви-и-ии-лся! Вижу, брат Хелег-не большой любитель «встречь», всё более , отдельно от товарищей погуливать ?,-с издёвкой поинтересовался Конрад и уже тише, на самое ухо, подъехав к Хелегу вплотную, добавил,-Что творишь?! Ты и так на подозрении храмовников, они во время похода раз десять о тебе справлялись, я сам слышал : когда ты помчался после гнилой капусты «до ветру», за тобой ушли трое «краснопузых»-два баллистария и рыцарь, их командир. Если за тобой так приглядывают в таком зряшном деле, стоит ли рисковать и бродить самому, без присмотра, по столь крупному городу , да ещё и перед самим отходом? Если бы храмовнички решили что ты сбежал. погоня и казнь. Прямо в поле!» Командир повернулся к отряду и уже для всех, сделал новое заявление : «Эта ночь-последняя в лагере! Завтра, с утра-переезжаем на базу иовитов что ниже по течению Эльбы : там нам предоставят казармы и плацы для обучения, заодно и к кораблям привыкнете, на «малой» речной воде, что бы в море-всем разом не «изгадиться» при походе!». Раздались радостные крики и отряд, получив приказ «ехать за ним»-повторил свой путь, теперь в обратном утреннему направлении. Для Хелега, сказанное командиром ему лично-стало «обухом по голове» : он то cчитал что храмовники, видя что он исполнителен и при меченосцах пристроен-даже думать о нём забыли, а оказалось-следят! Да ещё и при «исполнении естественных нужд», да со стрелковым оружием наизготовку. «Какие любопытные однако попались. «,-грустно подумал Хелег . До лагеря доскакали скоро : молодые рыцари всю дорогу бахвалились о своих «приключениях» и успехах у местных дам, а капитан Конрад лишь загадочно улыбался себе в короткую бороду и с нежностью разглядывал природу окрест, явно думая совершенно о постороннем. В самом же лагере всех бывших в городе-сразу направили в трапезную, даже несмотря на то, что до приёма пищи было ещё долго , а полдень прошёл лишь пару часов назад. После еды, всем бывшим в трапезной, лейтенанты поставили задачи : кто должен был проверить как военные ремесленники укладывают в телеги своё имущество, кто-отправиться к иовитам и договориться с ними о паролях, при проезде их постов. Хелега направили к госпитальерам, в небольшой городок возле Гамбурга и попросили как угодно, вплоть до применения силы-забрать порошки и микстуры что были им заказаны сразу же по приезде «маршевого отряда». Взяв в спутники Манфреда, что-бы в дороге не было скучно-меченосец отправился к назначенной им приказом цели,о днако в посёлке выяснилосьчто госпитальеры -находятся не в самом поселении, а небольшом донжоне с оградой, невдалеке от него. Когда компаньоны достигли местной базы госпитальеров уже начало смеркаться. Постучавшись в ограду ногами и оружием,что-бы быстрее им отпирали-меченосцы услышали : «Пошли прочь!» Это их не остановило и они продолжали вызывать стражу госпитальеров, руками и ногами, а также камнями за ворота. Из бойниц каменной ограды показался пяток арбалетов и им вновь проорали : «Пошли к чёрту, псы чёрно-белые!» Хелег изумился : «О чём это они? Эээй, госпитальники-мы от капитана Конрада, нам нужно. » Он не успел договорить, как один из болтов прошуршав в воздухе-впился в землю слева от них. -Вам , баранам «медноголовым» , сказали же-прочь! Лейтенант говорит, что мы «никому и ничего»-ясно? Не понимая происходящего, Хелег взглянул на Манфреда , ожидая увидеть потоки гнева в виде ругательств и размахиваний кулаками, однако, к своему немалому изумлению, заметил лишь что «Медвежонок» откровенно хохотал! Хелега это задело и он резко спросил : «Манфред, что тебя так рассмешило-то что мы не выполним приказ или тупоголовая охрана данного укрепления?» -Брат Хелег, так ведь смешно же. аха-хах. всё-как всегда! Ты думаешь почему, нас с тобой, послали получать лекарские снадобья для похода, а не госпитальеров из лагеря? Да что-бы они промеж собой не сговорились и не привезли в два раза менее заказанного! Им то, за работу в походе и закупках -казна «Совета» платит, и нередко уже после боя, когда пора врачевать раненных, мы меченосцы слышим : «Ай-ай-ай. немного меньше оказалось , чем надо-порошков и микстур , ну да ничего-в следующий раз. » Старая же шутка! Нас послали именно для того, что-бы не сговорились, так эти поганцы-проще поступили : вообще не пустив нас в свой донжон! Тоже кстати, не впервой слышать о таком : получили заказ и оплату из фондов, а когда отправился отряд в поход. забыли выдать! Тянули время как могли и. забыли! Монетки оставили себе, как изготовленное снадобье, а по документам счетоводов наших-всё будет засчитано, как полученное или спишут как «испортившееся». А то что наших братьев умрёт немало, так им всё равно. госпитальеры-в атаки не ходят!» Сверху, как бы в дополнение, к тираде Манфреда- раздался хохот и смешки, вперемешку со словами одобрения. Госпитальеры всё слышали и самодовольно ехидничали. Это вывело Хелега из себя и он заорал что есть мочи : «Если, черти козломордые, не выдадите наши заказы по списку-беру пару мешков «взрыв-порошка», что нам уже выдали на руки , перед походом на пиратов и к чёртовой бабушке уничтожаю вас всех! Ни одного кусочка вашего не похоронят и не отпоют, Всё разметаю по свету. » «Медвежонок», с уважением переходящим в восхищение -смотрел на собрата меченосца, а сверху раздавался топот ног и переговоры, сидящих в крепостице , между собой : «Всех разметает. по свету! Никакого обряда-ничего! А как же ответ держать на страшном суде-если тело то разметает?! К «бабушке чёрта» отправит, прямёхоньку в котлы адовы-ужас! Так может выскочим и прибьём всех, их всего пара. Кого-меченосцев?!- Да ты совсем на «восточном порошке»-мозги потерял! У них же тут сейчас полный маршевый отряд, в несколько тыщь..да и к нам подошли-по приказу «Совета» После пятиминутного сумбура в донжоне, на Хелега и Манфреда сверху- «просыпался Рог Изобилия» : пять мешков средних размеров и пару тюков, правда никого, ни людей ни их лошадей-не задевшие. Сверху раздался голос : «Всё! Без обид! Мы вас того. не признали! Думали-«лихие люди» ломятся.» -Ага ,разбойники решили на ночь глядя-орденское укрепление взять, ради порошков и корпии? Лаа-адно, сочтёмся. «,-Хелег чем скорее привязал с помощью друга все вещи к своей и его лошадям и они вскачь помчались в лагерь. Уже смеркалось и в отсутствии света луны, постоянно скрывавшейся за облаками -было сложно находить дорогу, а проблуждать до самого утра никому не хотелось. Благодаря Манфреду добрались до лагеря ещё до рассвета, хотя пару раз, когда наступала почти кромешная мгла-чуть было не налетали на пни, что иногда встречались вдоль обочин дороги. Отдав аптекарям из лагеря привезённое добро и получив от них росписи на табличке углём, пошли отчитываться к командиру Конраду. В лагере стоял бедлам : палатки, прямо в ночное время -срочно убирались, люди повсюду носились как угорелые и требовали друг от друга выполнения тотчас, всё более невероятных действий. В телеги и повозки пытались запихнуть вещей вдвое больше их объёма. Хелег глядя на происходящее, удивился : «Вроде бы, Манфред, когда мы отъезжали из предыдущего места лагерной стоянки, такого не было?» -Понятное дело! Там же лагерь простоял почти два месяца : дороги-проторены, всё собрано и подготовлено к походу! А здесь,наши «побратимы идиоты» из иовитов-не успели в сговоренный срок освободить казармы и свои склады под наши нужды, да и с нами, своим добром делиться-им совершенно не хочется! Вот и выпросили несколько дней-«на подготовку». Дня четыре проведём на их базе и всё-в путь! Никаких особых учений провести не сумеем. Конрад ещё кнехтов наших поджидал, в качестве помощи для ополчения, но. -Кто такие? Я вроде не слышал ранее о них. -Уу-ух,Хелег! Видимо у тебя настоящие, не выдуманные проблемы с памятью! -Окстись! Наши, орденские кнехты, те что нам всегда помогают при крупных операциях-вспомнил? Хелег помотал головой : «Плохо. Краем уха что-то , а так»,-он развёл руки в сторону. -Рыцари и сержанты-это каркас, «постоянный состав» орденов , что всегда служат. Однако при крупных походах- нам нужно в разы более солдат. Ополчения городов и дворянчиков -далеко не всегда собираются, так как и у них есть»знакомцы» в «Совете» и те могут помочь им в отговорках от посильного участия. Поэтому ордена и набирают «кнехтов»- плохо вооружённых поселян-добровольцев, бывших ополченцев и охотников. Немного их «натаскивают» на подготовительных плацах и отправляют в бой. в первых рядах. Кнехты должны ослабить врага, прежде чем наши рыцари и сержанты, сами ринутся в атаку и сокрушат его. Как «варварские» союзники римлян : атаковали своей яростью, а потом, отходя-предоставляли возможность «железным когортам» вырвать победу! Хелег про себя вынужден был признать что удивился : ему казалось, что он уже почти полностью понял структуру орденов и то, чем это самые ордена занимаются, а вот-поди же. Манфред тем временем продолжал объяснение : «Большие головы» сидят в «Совете», очень! Они немного изменили структуры прежних , «старых» орденов-запретив оруженосцев и разделения наших сержантов, как ранее : на «служивых», что лишь обслуживали рыцарей не принимая участия в схватках и «военных», что помогали непосредственно в бою, как лёгкая кавалерия или тяжёлая пехота при полевых сражениях или осадах. После реформы одна тысяча триста тридцатого года, все ордена были подвергнуты некоторому «однообразию» : Комтур или командир-глава похода или представительства ордена к графстве или герцогстве, магистр-глава всего ордена, генералы-главы крупнейших «земельных» подразделений или поселений орденов и к тому же заместители магистра, капитаны-начальники «отрядов штурмовиков» земель или коменданты крупных замков, лейтенанты-всё тоже, но меньше. ха-ха -ха. Извини , брат Хелег, шутка понравилась! Потом мы-братья рыцари, как начальная структура «знати ордена», ниже нас-сержанты. Их набирают из самых подходящих крестьян и горожан, чаще всего-детей старост или купцов, так как сержантская служба может в дальнейшем помочь при получении поселковой магистратуры, да и опыт жизненный и военный, всегда пригодится! Часть сержантов бывают из наиболее выслужившихся кнехтов, обычно ветеранов.Потом набирают, правда по случаю какой -либо крупной компании : кнехтов для пехоты орденской и раньше-«детей кораблей», для этих самых деревянных лоханей, что у иовитов. » -Почему»детей»? -Брат Хелег-не знаю! Раньше их набирали также как кнехтов, но сотню лет назад иовиты стали проводить подбор своих моряков, как мы для сержантов и теперь многие «дети кораблей» исполняют как службу по кораблю, так и ходят на абордажи-вместе с специальными командами, вооружившись «топорами-чеканами», «клевцами» или баграми, что покороче. Профессионалы из «абордажных команд» ,как я слышал от дядьки-предпочитают франкское лезвие «дюссак», что имеет короткий клинок иногда расширяющийся к вершине и гарду, для защиты руки, иные ,после встреч с «таборитами» и им подобными-пользуют в схватках «богемский фальшион», который скорее напоминает короткую «мамлюкскую» саблю. Знакомые родителей, которые служат у иовитов, говорили, что в тесноте корабельного боя, когда две толпы машут своим вооружением-самое преотличное оружие! Там особо размахнуться негде, да и отступить,для лучшей позиции-тоже некуда, вот и предпочитают : что покороче и с возможностью-как «укола», так и «рубки». -А мы как будем действовать?,-поинтересовался Хелег,-«Вепрем» конным пойдём или «абордаж» для нас основа, в походе?». Его перестала пока что интересовать структура данного мира, в опасности была его голова и хотелось узнать, чем можно было её защитить. -Клином-вряд ли. там говорят остров-небольшой, где база пиратская, так что возможно коней возьмём по-минимуму! Да и «вепрь» хорош был ранее, пока кантоны и скотты-не стали всюду пикинёров своих ставить, по советам изменников из Томара, а тогда уже всё. «Табориты» со своим «вагенбургом» тоже, много кого в таком построении убивали. В общем-Не думаю! Скорее разделят нас на «копья», для штурмовых операций : щитоносцы, пару рыцарей, пяток сержантов-семеро баллистариев и вперёд. А тяжёлые «штурмовики», навроде»молотобойцев»-будут иметь отдельное построения и задачи, но я в них никогда не был, особо не знаю. За разговорами дошли до шатра командира Конрада и тот, видимо находясь в плохом настроении за всё что происходило в ночной спешке, сразу же на них «вызверился». Пока Манфред было хотел заикнуться о том: «что они де-ни при чём, всё эти сволочи госпитальеры», Хелег , опередив товарища ,громко крикнул : «Так точно! Виноваты!» и вытянувшись по-струнке-стал «пожирать» капитана глазами. Оба, и командир Конрад и брат Манфред-удивились, причём в достаточно сильной степени действиям Хелега. И если «Медвежонок» так и стоял с открытым ртом, пытаясь понять что же это означает, то капитан Конрад, немного придя в себя-«расцвёл » и похлопав обоих рыцарей по плечам, посоветовал «быть расторопнее, хотя, что взять-молодёжь» и довольный вернулся в свой шатёр. Возле штаба друзья и прождали с пару часов, на скамьях, новых приказов-наконец, уже под утро вышел Конрад и распорядившись : кто к какой повозке приписан, а кому верхом-сопровождать или первым проехать по пути для рекогносцировки , отдал команду на переезд на базу иовитов. После этого прошла короткая трапеза, потом, ещё около часа сборов и лишь после этого «маршевый отряд» тронулся в путь. Хелегу вновь удалось напроситься в повозку, так как езда последних суток, с непривычки-отдавалась болями в спине и седалище и ему хотелось неспеша поболтать с обозными сержантами и служками, не опасаясь направить своего коня прочь с дороги, на потеху другим рыцарям. Путь занял у отряда около пяти часов : база ордена «иовитов», хоть и считалась находящейся вблизи Гамбурга ,однако же была расположена на расстоянии примерно оцененным Хелегом в двадцать километров. Как ему объяснили сержанты : специально так далеко от города , орден водный установил свои сооружения-это позволяло дополнительно от городской таможни проверять все грузы, что провозили «от» или «к» морю, по Эльбе. Плюс орден построил мощные укрепления , что-бы иметь возможность полностью перекрыть судоходство на реке, в случае вхождения в неё пиратских эскадр или попытки городского флота выйти в море без разрешения. Гарнизон возле Гамбурга считался одним из крупнейших у иовитов, однако точную численность меченосцы не знали , лишь предполагали что не менее двух тысяч человек : триста рыцарей, восемьсот сержантов, тысяча «детей кораблей», что вербовались на постоянную службу, плюс подкрепления, которые иногда там находились для обучения перед дальнейшей отправкой далее. Объехав стороной Гамбург , по небольшим дорогам-«маршевый отряд» направился к укреплениям иовитов. Хелег несколько раз вылезая на крышу своей повозки, едущей в голове походной колонны, отметил : дорога шла практически параллельно реке, также изгибаясь и выпрямляясь, вместе с последней. Эльба, как её все в отряде называли несмотря на латинское название Альбис, которое, по рассказам Манфреда так и не прижилось даже после того как «Совет» ввёл латынь, как обязательный язык общения на своих территориях, для их «единения». Всё одно : германцы называли реку-Эльба, а славяне-Лаба. Река была с крайне тихим течением, что обуславливалось равнинной местностью по которой она протекала. Хелегу так и не удалось обнаружить вблизи сколько-нибудь существенных возвышений, кроме нескольких пологих холмов. Сержанты из его повозки продолжали рассказывать : именно по причине «спокойного» течения и равнинной земли в округе, как раз по Эльбе -проще всего перевозить большие грузы и строить склады и порты, включая и те, что могут принять даже морские суда. Вот поэтому то, Гамбург, так быстро и развивался, а после погромов и пожаров-отстраивался и вновь «набирал вес», среди купеческих союзов Балтики,а когда к власти пришёл «Совет»-стал столицей балтийской торговли. Когда солнце давно прошло зенит показались укрепления иовитов : вначале-несколько конусообразных вершин башен, чуть позже-серая линия каменных стен и наконец, по прикидкам Хелега н ранее чем через час езды, стали различимы отдельные донжоны и небольшие цитадели-замкнутые в единый крепостной «ансамбль». База иовитов располагалась на обеих берегах Эльбы-в узком месте на изгибе реки, что позволяло лучше удерживать корабли пиратов когда те пытались зайти в своих налётах , как можно ближе к Гамбургу, да и при досмотре грузов-давало явное преимущества. Едущий в повозке меченосец видел как из крепостных ворот выехали всадники и подскакав к командиру Конраду стали что-то живо обсуждать. Вскоре выяснилось : меченосцев поселят на «левобережной» части базы иовитов и дадут им два плаца, для пехоты и стрелков. Отработка «абордажа» и штурма укреплений-будут проходить при участии судов, что пока в пути и на тех учебных плацах, что расположены на правом берегу. Комендантская стража останется из ордена иовитов, но стража будет усилена и меченосцами, что-бы последние помогали усмирять своих побратимов, зная их лучше. Ополченцев и кнехтов поселят в поле, вне стен укрепления, ибо : «И того с них довольно!». Капитан Конрад громко ругался, иовиты разводили руками, а некоторые из сидящих на конях рыцарей- уже сговаривались сходить ночью и избить кого-нибудь из коллег иовитов, для пущего позора, палками. Сама база приятно удивила : длинные каменные стены-довольно невысокие, так как по словам сержантов «Здесь полевые армии редко «проходили», а у пиратов -иные методы штурма, нежели осадные башни или штурмовые лестницы. Морские разбойники-скорее ночью, при помощи верёвок с»кошками» атакуют!» Каждые сто метров высилась круглая трёхэтажная башня,с бойницами и конусом крыши. Большой замок, был на стороне Эльбы где ехал обоз, ещё пара-высились на противоположном берегу, как позже оказалось -там и были основные службы и склады иовитов. Внутри, база морского ордена, также была разделена на «каменные клетки» , соединённые между собой деревянными воротами, в основе своей- открытыми. Однако по приезде меченосцев на всех них поставили «местную» стражу из сержантов иовитов и «детей кораблей», и первое время старались не пропускать новоприбывших вне указанных им территорий. Две самых высоких башни торчали из укреплений с обеих берегов реки и имели шесть «окошек». Как сам догадался Хелег-это и были «сигнальные башни орденской связи» храмовников, что присматривали за базой иовитов и вели учёт действиям пиратов на Балтике. Обоз заехал не сразу, ибо часть дворян стала просить, а то и угрожать, что-бы их тоже впустили в укрепления, так как они не хотели ночевать со своими дружинами в палатках у костров : чуть из них действительно впустили , видимо по причине знатности или знакомства с орденцами, большую же часть дворян просителей-просто пинками погнали в ближайшую рощу сержанты меченосцы. Ополченцы защищать своих командиров-не спешили. Хелег опять подивился : ему ранее казалось , что оскорбление ударом или палкой-тягчайшее для дворянина, ибо делает его ровней «черни», а соответственно, обязано быть «смыто кровью»-его сделавшего! Однако Манфред повторил уже неоднократно слышанное : «Дворянчики-чуть лучше купцов и черни. Знать, настоящая и с властью-вся лишь в орденах, а «на местах»и престолах остались те, кто ни на что не способны, даже на обиды за свою поруганную честь! Между собой-да, могут устроить резню, а вот что-бы с братьями орденов схлеснуться. никогда!» Наконец все повозки заехали в крепость и Конрад стал распределять задачи. Кто должен сразу начать выгрузку на склады, а кто из командиров-вести людей по казармам. Была отправлена группа в трапезную и местный лазарет, в последнюю вошёл Хелег. Осмотрев местный «дом врачевателей» , Хелег взгрустнул : огромное помещение на двести отдельных кроватей, настоящих, а не просто циновки на полу. Десяток комнат для ампутаций или иных сложных операций, столько же -кабинетов для лекарей госпитальеров и аптекарей. Своя лаборатория и свой, при лазарете, склад снадобий и их ингредиентов. мечта! Получив от лекарей сего заведения заверения, что те -«не оставят без помощи», меченосцы пошли в трапезную , а из неё-в выделенные им казармы. Все вымотались походом и собирались за дни что оставались перед боями, как следует отдохнуть в нормальной обстановке. Иовиты, что Хелег видел-были одеты в чёрные накидки с белыми крестами, что было просто удивительным, ибо меченосец смутно припомнил: что именно цвет накидок, а белый-«чистота помыслов», ещё с Первого крестового похода- должен быть одинаков у всех рыцарей «Совета орденов», как ему казалось. Но Манфред ему вновь всё разъяснил : «Море, брат Хелег, не очень разбирает наши помыслы, а то что в чёрном одеянии проще быть заметнее на судах и не потеряться, свалившись за борт-факт! Именно поэтому, на капитуле «Совета», иовитам и разрешили такую расцветку одежды : для сберегания жизней, что прежде часто «пропадали» не в боях, а при обычных морских переходах. » Наконец Хелег довольно развалился у себя на ложе, однако теперь, как оказалось -он соседствует с Манфредом. Последний был в группе меченосцев что осматривала казарму для рыцарей и специально выбрал обоим места по соседству. «Медвежонок» стал нахваливать иовитов и говорить , что они-«молодцы»! «Пойми, брат Хелег, что бы не твердили об ушлости и скопидомстве иовитов, а что есть-того не отнять, Надо им отдать должное :и крепости у них отменные и казармы удобные, да и трапезные с запасами складскими провианта-чудо, как хороши!» -Точно. Лазарет-мечта! Хоть сразу в него ложись. -добавил Хелег. -Шутишь? -Нет, сам только оттуда. Не пойму только-откуда у ордена иовитов, столько денег? Или им Гамбург помогает, за защиту от пиратов. -Хелег умолк и уставился на Манфреда, что буквально визжал от смеха на своей кровати. -Ну Хелег, ну острослов. -продолжал кататься по своему ложу Манфред,-Откуда у самого богатого ордена «Совета» , казнонаполнятелей этого самого «Совета». деньги?! Аха-хах. не могу больше!,-он сполз и трясся уже на полу. -Манфред, брат мой, не объясните ли поподробнее,своё мнение об иовитах?,-подчёркнуто холодно произнёс Хелег. -Не надо обижаться, брат Хелег! Я правда-не хотел. уухх, прямо невероятно!,-Манфред отдышался и принялся рассказывать об ордене иовитов ,в котором служило много его знакомых и друзей его семьи . Как оказалось, «Совет», не желая усиления одного из составлявших его орденов-решил каждому из своих союзников и сооснователей, по войне с Папой и Императором-дать специализацию, которой тот будет заведовать и с неё же и «кормиться». А вот орден Иова, при основании «Совета» несуществующий орден-был создан искусственно : за счёт флотов орденов «тевтонского» и»ливонского», а также госпитальеров Италии и Англии, да пополнены фландрскими рыцарями и «местными» орденами. Проще говоря, «Совет» отобрал собственные, зачастую многочисленные флоты отдельных орденов и переподчинил их единому «морскому» ордену, то бишь иовитов. Тем самым уменьшив возможность бунтов внутри своих территорий : водной гладью всё ещё удобнее всего было перевозить войска, однако теперь, ордена запрашивали суда у иовитов и с разрешения «Совета». Сами же иовиты не имели многочисленных сухопутных отрядов. Это позволило уменьшить опасности мятежей со стороны меченосцев-злых на «Совет» за «Ночь Очищения» и храмовников, мечтающих самим возглавить всё новое мироустройство. Получив такие силы, иовиты получили и задание : бороться с отступниками и иноверцами -на воде, помогать при дальних походах грузовыми кораблями, а проще говоря-снабжать «походы Веры» : провиантом, оружием, пополнением по воде. Со временем орден стал активно бороться с пиратами-вначале на Балтике, где «Ганза» смогла доказать свою необходимость «Совету» и то, что торговые союзы необходимо защищать самому «Совету орденов», а не только нанятым ганзейцами капитанам, из бывших морских разбойников. Защита торговых союзов и привела иовитов к простой идее : продаже компаниям, а позже и отдельным кораблям-«охранных свитков», что гарантировали получение вооружённой защиты каравану, либо выплат владельцам судна, если корабль захватят пираты в той акватории, что охраняется орденом иовитов. Данные документы резко увеличили и так немалые денежные фонды ордена и он стал строить всё новые суда, а то и сразу целые флотилии. На данный момент структура ордена была примерно таковой : Великий адмирал-глава ордена, находился в Антверпене и занимался скорее организационной работой, включая назначение пошлин и тарифов на услуги иовитов, а также разработкой походов и правлением подконтрольных ордену островов. Два вице-адмиральства, со своими малыми адмиралами : «южное»-что в Средиземноморье и «северное»-в Балтике. Каждое из них имеет несколько флотилий в составе-от двадцати до полутора сотен кораблей, но при этом относительно независимы, как от Антверпена так и друг друга. Во главе флотилий- «адмирал капитаны» и так далее. В Бресте и Антверпене-находятся «особые» флотилии, их подчинение- напрямую главе ордена. Поговаривают , что именно они и ведут «сношения» с так называемым, «Новыми землями». Иовиты имеют несколько сотен профессиональных каперов у себя на службе.Они нужны для абордажных операций , да и самые отчаянные капитаны ордена-также из них. Но по словам Манфреда, неоднократно выходило , что подобная «весёлая»команда, уничтожив храмовников и госпитальеров с иовитами на корабле-отправлялась в «свободное плавание» и позже ёё приходилось уничтожать в ходе «противокаперского» похода. Последние лет пятьдесят иовиты стали активно и сами «приторговывать», несмотря на запреты «Совета». Кого-то ловят, однако храмовники особо и не против : «прикрывают на это один глаз», так как являются нередко «дольщиками» , в купеческих сделках иовитов. Наличие своих собственных складов и охраны, а также огромное количество судов : как военных так и грузовых, позволяет иовитам конкурировать со многими торговыми союзами, вроде : ганзейского, венецианско-эпирского, генуэзско-франкского, «малого союза»-состоящего из Фландрии, Ирландии, Швеции-точнее торговых компаний этих земель. В некоторых областях, как поговаривают, иовиты сами являются контрабандистами-перевозя товары и людей за крупные суммы. На данный момент, иовиты-самый богатый из орденов! Ему принадлежат : замки и поместья, города и острова, благо до многих из последних, лишь он и может добраться. Существуют рассказы, что иовиты, получив доступ к архивам «доминиканцев» и разрешение собирать все морские карты и атласы и хранить в своих библиотеках-смогли вычислить путь к «Новым Землям», к которым, по легендам-ходили северяне викинги, древнецарские египтяне и некоторые из эллинов. Точной информации нет, однако иногда появляются «чуднЫе» товары или животные, что по слухам и привозят из тех уже открытых земель. Орден получил право распоряжаться по своему усмотрению устройством новых территорий и пока совершенно не хочет открывать их никому, кроме руководства»Совета». Хелег немного подождал и задал вопрос : «Прости Манфред, ты говорил о том что иовиты перевозят контрабандой и людей. зачем?!» -А, тут всё просто : в иберийской империи, что нам союзник , вроде угров или славян-знать пользуется всеми правами, а из-за конфликтов с берберами -им постоянно нужны пополнения. Вот многие из наших дворянчиков или беглых братьев «бегунков», к ним и стремятся ! Когда поток стал несколько великоват и грозил лишить нас многих и нам нужных людей, «Совет» создал королевство Наварру, что занимает Юг Франции и соответственно-Север Иберийской державы : Бордо, Барселона, Памплона, Тулуза, Марсель-всё эти земли теперь в новом королевстве. Английский монарх, правда несколько вынужденно-подарил Аквитанию, французский-Прованс и часть Гаскони. Васконию, что переводится как «страна басков»- у иберийцев забрали не без боя. по разному в общем ! «Совет» просто решил восстановить «Испанскую марку», что была создана ещё Шарлеманем, но теперь- как заслон от бегства своих людей в иные земли. И так много перебегало к «таборитам», а сейчас-уходят в пираты или к скандинавам, вроде шведов или норвеев, не желающих признания власти «Совета» в отличие от данов.» -А иовиты?. -А что им то? Торгуют с иберами и враждебными «Совету» лузитанами, без угрызений . Или наберут к себе на судна дворянчиков, что мечтают убежать к иберам, а там уж, как Бог на душу выведет : могут отвезти куда сговаривались, могут-продать берберам в рабство. Хотя, чаще всего, как мне дядька рассказывал-просто перережут и в море, а их денежки и вещи себе отбирают. так проще! И «Совет» не в обиде и иовиты , с монетой. » Хелега покоробили слова друга и он , заявив что устал, предпочёл прекратить разговоры. Глава семнадцатая Утром, сержанты, с максимальным уважением и соблюдением уставов -разбудили рыцарей меченосцев. Как оказалось : командир Конрад, решив что после вчерашнего передвижения необходим хороший отдых, распорядился на пару часов отодвинуть пробуждение рыцарей своего ордена. После общего умывания, прямо на берегу Эльбы-о чём так давно мечтал Хелег , сильно страдавший от отсутствия привычных ему бытовых условий и главнейшего из них-свободного доступа к воде : как холодной так и горячей, в необходимых ему объёмах и начался инструктаж в здании что теперь занимал штаб «маршевого отряда» -небольшом замке на левом берегу реки, с установленными катапультами и баллистами, направленными в сторону протекавшей неспешно водной глади. Манфред получил отпуск на этот день и заявив Хелегу что отправится к художнику Зондеру, справиться об их портретах-почти сразу же умчался .Оставшемуся без компаньона меченосцу пришлось около часа слушать : » О том, что на территории иовитов-необходимо быть осторожными, так как эти «торгаши в рыцарских латах», падки на провокации и водят дружбу с храмовниками». В конце аналога политинформации были распределены задачи на текущий день : Хелега отправили в лазарет -за получением «санитарных сумок» . Позже он должен будет сопровождать командира Конрада, при восхождение на речные суда, что пришли сегодня ранним утром и на подобных которым весь «маршевый отряд» и должен быть перевезен на морское побережье, ибо, по словам Конрада : «Так гораздо быстрее и комфортнее!». Судами оказались четыре «голька», как пояснили Хелегу стоящие возле пристани иовиты : это- прямые предшественники «коггов», только плоскодонные и менее вместительные суда, больше походившие на ореховые скорлупки и лишь немного вытянутые в длину. Ещё пара были «прамы» : одномачтовые суда с двумя десятками вёсел. Именно на них, по словам идущего с меченосцами лейтенанта иовитов и должны будут перевозить пешие соединения «маршевого отряда». Кроме того «прамы», благодаря малому их весу и спокойствию Эльбы-можно было волочь канатами с берега, используя ополченцев и кнехтов, как «тягловую силу». Стояло с десяток «райзеканнов»-больших походных лодок с высокими бортами, малые копии морских судов : на них предполагали садить десантные и штурмовые команды, в случае высадки на побережье пиратского острова- если взять гавань и порт города пиратов не удастся сразу . Один из крупнейших кораблей-был морским «коггом», что был полностью переделан под пекарню, в которой должны были постоянно готовить свежий хлеб для отрядов при штурме или для того, что-бы лодки интендантов во время похода, могли вовремя обеспечивать корабельные трапезные свежим хлебом, как основой питания. Лейтенант иовитов быстро «тараторил», объясняя каковым будет караван судов и его обеспечение : «Несколько ремонтных гольков будут следовать за вами, не менее трёх пекарен, лазарет-это всё отдельные суда, к тому же у храмовников-свои корабли, чей состав нам пока неизвестен! Не менее двух десятков «боевых коггов» с артиллерией. » -Будут «громовые трубы», вроде наших?,-живо заинтересовался командир Конрад, что знал о наличии подобного вооружения и у иовитов. -Мммм. нет! При защите замков-нет проблем, даже деревянных перевозимых разборных крепостиц. Однако борта судов-не выдерживают регулярных «сотрясаний» данными «трубами», и соответственно : корабли быстро дают течь, а нередко, на испытуемых судах так и не удавалось вернуться в порт-тонули! Мы решили пока что не устанавливать данное вооружение как основное, лишь немного в качестве дополнительной острастки. Пока не найдём выхода и не упрочим конструкции кораблей. Капитана Конрада услышанное огорчило, что сразу отразилось на его загорелом лице в виде кислой мины : » Да, простите-продолжайте брат иовит. » -Планируется приход нескольких каравелл и пары каракк-может более : новых типов судов, что мы стали применять относительно недавно, в основном-из за «Новых Земель». -иовит замолк и многозначительно посмотрел на капитана меченосцев и обвёл взглядом его свиту, как бы показывая, что пока те»махали мечами», иовиты-делали открытия огромной важности. Хелег про себя рассмеялся : «Видимо «Новые Земли», секрет -не самый большой, раз о нём и Манфред знает и иовит сразу «треплется» , ладно, послушаем . » -Обучение меченосцев, будут проводится с нашими инструкторами по абордажной подготовке и на речных судах, так сказать-«в миниатюре». Во время похода , наши подразделения и отряды меченосцев будут разделены-так будет проще ими управлять,-лейтенант явно не хотел говорить о том, что «абордажники» иовитов совершенно не желали воевать вместе с новичками в морских боях , меченосцами, небезосновательно боясь что последние, своим полным неумением в морских баталиях и сами сгинут и иовитов «на тот свет» затянут. Наконец экскурсия иовита подошла к концу и командир Конрад всё же отправил Хелега в лазарет-за сумками для санитаров . Тут же выяснилось, что госпитальеры будут лишь на пяти крупнейших судах, а остальным меченосцам придётся ограничиваться санитарами с наплечными сумками .По крайней мере именно так было сообщено командиру «маршевого отряда» , перед началом обучения на судах. В лазарете иовитов,что меченосец вчера уже посещал-теперь было шумно : местных раненных или больных- перевели в больший лазарет , на другом берегу и теперь персонал мог вдоволь наговориться : как промеж собой, так и с заскакивавшими сюда сержантами, рыцарями и санитарами, ордена меченосцев. Получив двенадцать довольно тяжёлых сумок и отправив их с сержантами своего ордена к интенданту, Хелег решил остаться и присев в уголке, стал слушать байки, что постоянно «травили» лекари госпитальеры и санитары иовитов,наконец им и это надоело и после короткого спора о пиратских командах-начались рассказы, кто о ком из известных морских разбойников слышал и кем, что несказанно удивило меченосца-восхищался : «Вот , к примеру- Олаф, что кличет себя «конунгом Данов». Он то ходит на лёгких судах , вроде «рейзеканнов», только больше и с большими экипажами, говорят-это точные копии судов викингов, что всех грабили несколько веков назад. Там нет, как у нас на кораблях : отдельно гребцов, матросов, абордажников-все едины! Каждый обязан сменить товарищей на вёслах, уметь ставить и убирать парус и ходить на абордаж по команде старшего корабля. Грабят всех! Для них всё едино : купец, знатец какой из дворян, орденское судно или чьей короны. всех хватают! А уж далее-кому как повезёт! Кого могут и к себе взять в команду, но чаще-продают на рудники и шахты что держат норвеи и шведы на севере, а уж оттуда скорее сдохнешь, чем убежишь! У Олафа отличные бойцы собраны, готовые, для лёгкости манёвра в тесноте корабельного боя, вместо кольчуг-лишь шкуры использовать звериные, зато как топорами и молотами машут-жуть! Правда почти не владеют арбалетами, разве что луками и то плохо, а вот метательные топорики, ножи, дротики-у них в почёте. Хотя с тем как сейчас «одевают» абордажные команды и стражу кораблей, думаю скоро они плюнут на все свои «металки» и всё же займутся стрельбой. » -Да. да ведь и адмирал Гизерих, глава»альбатросов», тоже не промах! И никто и подумать не мог, что-бы бывший капитан ганзейского союза, такой верный идеям купцов и корабельного фрахта, да взял-и организовал свою «пиратскую кумпанию» и что особо смешно : можно сказать, что за счёт самой же Ганзы! Получил деньги на постройку трёх боевых коггов на верфях Амстердама, а сам, пока шла подготовка к отплытию в Гамбург, сговорился со знакомцами из Фризии что промышляли разбоем и остановившись у намеченной стоянки, за ночь-перебил всех «несогласных» на своих новеньких кораблях, потом пополнил суда местными каперами и отправился на перехват караванов Ганзы. В первый же месяц захватил пять караванов, в том числе три, что были с поддержкой судов «иовитов», а потом-сбежал, говорят к шотландцам, где купил замок, а иные твердят что к норвеям-где среди фьордов дожидается хороших новостей от своих соглядатаев которых у него много «прикормлено», по всем землям Ганзы, где он ранее плавал их капитаном. Его отряд-примерно две сотни северогерманских наёмников, но не кнехты-нет! Бывшие разбойники, сержанты орденов, дворяне и конечно «дети кораблей»-кого он сам знал и вызывал лично к себе.» Тут в разговор встрял ещё один спорщик и стал , быстро произнося слова , доказывать «свою истину» : «Ангелы правды»-вот кто настоящие герои! И неча на меня шикать-ясно? У них, как мне рассказывали-все имеют условно равные доли, а вещи от добытых судов-разыгрываются в лотерею, монеты же, поровну на всех : от капитана или шкипера-до стрелка из арбалета или гребца! Вот это и можно назвать-«Жить по правде!» -Да-да-да. ты об их «испытаниях» для пленных слышал или подзабыл? Будешь захвачен ими, не забудь прокричать : что в «восторге от ихних правил !» — Перед мучительной смертью, авось полегчает. » Раздался громовой хохот. Сторонник «ангелов правды» заерепенившись вновь начал горячо всех убеждать в правоте данной группировки пиратов : «Да, несколько перегибают-зато их «испытания равны для всех! Ставят котелки с водой на огонь и кидают в них кольца, а потом предлагают пленникам их достать руками : кто первый вытащит-на того Господь указал, придав ему силу! Победителя садят в пустую лодку , без вёсел и отпускают-раз на его стороне Бог, то зачем ему пища и приспособления для гребли ?!—Его должна «воля Божья» вывести. а если нет-значит случай помог, не более.» -Точно! Всё «по-честному»! Особенно для тех бедолаг, что с обожёнными руками с которых кожа слазит-сидят несколько суток с скорлупке посреди моря, в ожидании «своей судьбы»! О тех , кому сразу после «испытания»-горло перережут и говорить не стоит. повезло. Отмучались! Наступила пауза и Хелегу стало видно , как после упоминания о последних пиратах, лица почти всех помрачнели, лишь их «нервный» сторонник продолжал бубнить о «честности» и том, что «условия для всех-равны!», но его особо и не слушали. Теперь слово взял толстенный санитар, которого меченосец , про себя, за телосложение и рост окрестил-«санитарище». Он, несколько писклявым голосом, который портил впечатление от его телесной мощи , продолжил разговор : «фон Румпфенн, барон-сумевший за некую сумму , что хоть и отрицают все наши рыцари, но суть правда-влиться в наш славный орден «иовитов» и чего греха таить, был близок к тому что-бы «увести» в пираты целую орденскую флотилию, что отправлялась в поход против норвейских конунгов и их побратимов , рудных баронов. Ему, если кто подзабыл-почти удалось из четырнадцати кораблей-захватить одиннадцать и если бы не глупость, с ненужными убийствами нескольких уважаемых рыцарей и капитанов, как раз после чего команды этих судов и повышвыривали «доверенных» фон Румпфенна, с пробитыми головами в воду и вновь стали под стяги нашего ордена, то он перенял бы под себя всю флотилию. Однако, два «боевых когга» и три «прама»-перешли в его эскадру и теперь довольно «весело» грабят балтийских негоциантов и небольшие приморские городки, а скрываются в Швеции и Шотландии, где родные сёстры фон Румпфенна замужем за местных знатных вельмож. Хочу также напомнить, что и пополняет свои команды барон-именно «нашими» бывшими братьями, что в погоне за наживой и вольницей, невозможной при орденских уставах-бегут к нему как на простых лодках, так и захватив орденские же суда и теперь его флот, вдвое больше от первоначального, вот.» Сидящий , за говорившим «санитарищем» мужчина, которого Хелег не видел среди спин, немного прибавил : «Поговаривают , что барон фон Румпфенн-имеет тесные связи с приморской знатью на территориях «Совета»и всячески их подстрекает к тому что-бы вернуть «прежние славные времена», когда именно знать имела власть! Поэтому многие его походы и увенчиваются успехом : он получает доступ к гаваням приморских графов, для починки судов, а его «знакомцы» среди нашего ордена-помогают с предупреждением, наймом людей, морскими картами. много чем! Что самое удивительное : храмовники и иезуиты-всё никак не могут его убить. с их то возможностями в этих делах! Сколько , слышал , к нему ни засылали «кинжальщиков», как ни пытались своих доверенных в его отряд запустить-всё одно не получилось». В лазарете иовитов, после последних слов поднялся галдёж : кто то говорил что оба ордена-«в доле» и что не одни иовиты виноваты в неуловимости своего бывшего рыцаря. Другие не соглашались и утверждали, что им «в точности известно», что фон Румпфенн-проводит «чёрные мессы» и поэтому заговорён от убийц всех мастей, включая хашишинов или «дуриков» от капуцинов и кармелитов. Через какое то время все угомонились и очередной рассказчик начал : «Меня, более всего беспокоят-«честные», эти отступники с протестниками, что сбившись в морские ватаги воюют против «Совета». Перечисленные вами ранее группы, так или иначе-«выдохнутся», а вот «честные», уже сколько воюют, а? Ведь среди них есть и аналог «лазаритов», только морской-«целлиты»! Когда моряки или кнехты иовитов, а то и сами братья ордена, узнав о своих»болезнях» сбегают в море и наотрез отказываются подчиняться законам «Совета», а благодаря проказе и прочим хворям они становятся беспримерно храбры-так как считают : «что смерть в бою-лучше «медленному угасанию». Их корабли также превращаются в «рассадники болезней» и наши абордажные команды просто боятся на них высаживаться! Приходится брать «зажигательные сосуды» у госпитальеров и пытаться, маневрируя-полностью сжечь такой корабль или «боевую лодку». Вспомните, эти проклятущие «целлиты», начав селиться на недоступных островках Фризии и Фландрии, теперь совершают набеги-вплоть до Ла-Коруньи или Новгорода , только если местные воители с ними в случае заражения-попадают в лазареты или на попечение родственников, то нашим борцам с заразными «целлитами»-приходится или самим «накладывать на себя руки», что грех или сбегать к тем, с кем вчера боролся. странно и страшно это!» После этих слов, все ранее галдевшие в лазарете умолкли и немного погодя наконец заметили Хелега, всё ещё надеявшегося на продолжении их диспута . Большая часть санитаров мигом разошлась по помещениям лазарета, а один из лекарей и старый седой санитар, подошли к гостю : «Просим прощения, брат меченосец-кто вы и что вам нужно?» -Меня послали за набором наплечных «сумок санитара», что необходимо получить для ближайших «учебных баталий», так как нам сказали что случаются неожиданности при их проведении. Сумки мы уже получили, однако нам нужны и дополнительные наборы-для особо тяжёлых ранений, что бывает случаются при настоящих морских схватках,-не растерявшись ответствовал госпитальерам Хелег -Случаются-случаются!,-бодро подтвердил информацию лекарь , что подошёл к Хелегу и попросив идти за ним, завёл меченосца в небольшую кладовку. В которой на столах и лежали уже собранные сумки с «особыми наборами», в числе-восемь штук. «Берите пять ! Ещё Окажется мало, а зная подготовку ваших братьев, для морских сражений-не удивлюсь. «,-хмыкнул лекарь и старый сержант его поддержал смешком,-«В общем-возьмите , сколько оговаривали, если командиру понадобится ещё-пришлите ко мне людей, выдадим дополнительно» Меченосец одел четыре внеплановые сумки себе на плечи и взяв одну просто в руки-пошёл к небольшому причалу, возле которого уже собирались «абордажники» из отрядов иовитов и их подопечные меченосцы, которых первые и должны были обучать «бою на кораблях» . Хелег , подходя к палатке врачевателей, что располагалась на пристани и в которой уже находились трое лекарей и аптекарь госпитальеров, а также с десяток санитаров-услышал громкий голос одного из сержантов «абордажников», что терпеливо поучал : «Поймите! Вам некуда отступать или маневрировать на судне-поэтому и защита и оружие должны быть подобраны исходя их этого! Те кто будет весь бой стоять на страже : управляющего рычага руления-колдерштока , капитанской каюты с «секретами», корабельных запасов-могут облачиться в латы и взять в руки топоры, даже двуручные или молоты. Им , стоящим на посту охраны-не стоит вступать в бои сразу и подходить к бортам, да и «мощное» оружие , с замахом-вполне может сгодиться : когда враг перебьёт их товарищей и начнёт приближаться к ним самим ! Но! Штурмовикам, что будут встречать противника у самих бортов и обстреливать его из арбалетов, либо идти на абордаж-нужно чётко понимать : никаких тяжёлых защитных доспехов-утонете, если подскользнётесь на крови или воде-к чёрту! Нет двуручному оружию-вы скорее товарищу череп проломите замахиваясь, чем юркого пирата остановите-лучше возьмите «коротыши» в каждую из рук. В тесноте корабельного боя, особенно если придётся выбивать пиратов из подпалубных помещений-вам негде будет размахнуться и с «большим» оружием вас просто перережут! Как вариант, от меня : баллистарии с арбалетами-одеты в «тяжёлые» бригантины «корацины» , с крупными пластинами на кожаном жилете, так как им в основном придётся стоять близ бортов, возможно даже прячась за щитами на станках или находиться внутри закреплённых корзин, что на мачтах и вести обстрел спасаясь от подобного со стороны пиратских стрелков, вот им можно и потяжелее облачиться. Так. Тем кто пойдёт на абордаж, то бишь штурмовикам, совет такой : лёгкие мелкопластинчатые бригантины, шлемы-без забрал и прочих защит лица, иначе-утоните, захлебнётесь, ясно? Это вам не суша — где можно ни черта перед носом не видя бои выигрывать, на корабле-важен каждый шаг, нередко просто лишний! В качестве оружия, для штурмовиков сгодятся : топоры-чеканы среднего размера, «дюссаки»-их у нас на складе с десяток вариантов есть и короткие багры-с крюком, для стаскивания в воду латников врага, если таковые будут.» Запыхавшийся Хелег выложил сумки на стол перед санитарами и по просьбе командира Конрада сразу же отдал им распоряжения : кому и что взять перед началом «обучения» на судах. Потом, вместе с остальными рыцарями меченосцев-прошествовал за недавно произносившим речь сержантом иовитов, как оказалось из «абордажников», в малый арсенал иовитов, ибо их было два-на каждом из берегов Эльбы : что бы рыцари ордена первыми , под присмотром облачились в необходимые морскому бою доспехи, а потом-проследовали на один из кораблей иовитов, где и располагался штаб «обучения» . Хелега, командир Конрад переименовал в «рыцарь-лекаря» -приказав быть при нём и выполнять его поручения по охране здоровья братьев меченосцев, «когда эти поганцы госпитальеры-«сбегут», от ужаса боя». Новопоименованный » Рыцарь-лекарь» — нашёл и тут же облачился в легчайшую бригантину, так как предпочитал скорость и ловкость в бою спорным преимуществам «полной» защиты. Завидя «норманнский шлем»-яйцевидный металлический вариант, с наносником и небольшим утолщением создающим «гребень» ,что разделяет шлем на две равные части, Хелег «подсуетился» и первым его захватил, посчитав что в морских схватках-его открытость и лёгкость, вкупе с прекрасным обзором, себя вполне оправдают. Отпросившись у командира Конрада, меченосец потребовал показать ему «дюссаки» у иовита сопровождающего, о данном оружии он слышал ещё от чешского князя магистра ордена «Красной звезды» . Хелега провели в комнату с вооружениями, которые чаще всего применялись морским орденом в абордажных схватках. Побродив среди столов, на которых валялись скинутые «охапками» различные вооружения, что водные собратья были готовы выделить сухопутным , Хелег наконец выбрал себе «лезвия» : им оказался «фальшион», чей клинок-ближе всего напоминал Хелегу мачете, из «его «времени-округлая рукоять с выемками под пальцы, широкое лезвие расширяющееся к концу и имеющее выпуклость полотна , ближе к острию, что позволяло наносить «рубящие «удары, а срез, под острым углом конца клинка-дополнялся возможностью ударов «колющих», по крайней мере против не бронированных противников . При относительно небольших размерах, данный клинок-очень понравился Хелегу. Уже позже, во время экспедиции, Хелег видел так называемые «средиземноморские фашионы», с узким концом клинка-«жалом» ,что вылазит из основного полотна лезвия, а сам клинок был слегка изогнут, вроде сабли и имеет и «широкую» часть, для нанесения рубящих ударов. Подобные оружия, правда, тоже считали «своими» и фландрцы и франки с англичанами, а называли-«кракемарт». Завидев с новым оружием Хелега, Конрад расхохотался : «Собрался в Англию, убить «червя» и получить замок? Аха-хах!» -Прошу прощения капитан? -Ну, как норманн, что убил : то ли дракона,то ли червя. а возможно и просто-лидера норвейских пиратов что высадился с драккара-точно неизвестно, а потом, вот точно такой же меч, правда поболе-отдавший какому то храму. Так он ,говорят, за свой подвиг-получил от тогдашнего короля замок! Я как тебя увидел-вспомнил. Хм. «,-командир Конрад продолжал стоять и улыбаться. -Значит мой фальшион-довольно известное оружие? -Почему фальшион? У нас такие лезвия называют-«малкус», из-за сильного скоса обуха-что позволяет неплохо «покалывать» противников-в кожаных или слабометаллических доспехах. Я для абордажа-такой же себе взял, но чуть по-больше!». -«Малкус?» -В честь раба первосвященника, из»Нового Завета», что участвовал в аресте Христа в Гефсиманском саду. Вроде именно таким вот мечом, апостол Пётр -ему ухо и отделил от головы. Ладно, скоро уже начнётся, идём!»,-командир Конрад зашагал к флотилии, что ждала начала «обучения» Быстрым шагом, капитан и «рыцарь-лекарь » меченосцев -подошли к готовящейся к «обучению» речной флотилии : все четыре «голька» использовались как суда условного «ордена», так как наиболее походили на «когги», коими и должны были в основном добираться воины «Совета» при штурме пиратского острова. «Прамы»-были поделены поровну, ибо подобные суда и пиратами часто использовались, благодаря удобству при налётах , скорости передвижения и вместительности команды. А вот Боевых лодок «рейзеканнов»-больше было у иовитов, что должны были изображать «пиратов» и на которых они готовили налёт, на условных «орденцев» . Хелег отправился на флагманский «гольк», что-бы смотреть за «учением» и в случае чего бежать оказывать помощь.Сержант иовит, что объяснял меченосцам — какое снаряжение одеть и оружие себе подобрать, вновь разглагольствовал : «Часть из вас должна быть с топорами. нет, не короткими! Да-теми , что имеют скошенное лезвие к рукоятке! Вот. Ими команда и должна будет рубить!». -Кого?,-раздалось из толпы меченосцев, сержантов и рыцарей, что вместе находились на палубе флагманского «голька». -Да Всех! Хотя первоначально — пиратские «кошки» с верёвками, а если закинут «ворона»-это абордажный трап, тут просто : рубите верёвки или ноги тех, кто будет бежать»по-доске», ясно?» Услышав что хотел в виде громкого «ясно!», сержант стал расставлять меченосцев по местам : стрелкам установил места-на корме, близ капитана и на носу, в маленьких надстройках. Пообещав что в морских»коггах» будет побольше мест где стрелки смогут укрыться и «даже на мачтах-в «корзине». Рыцари меченосцы были поставлены близ щитов и свёрнутых гибких циновок ,что устанавливались при бое для удержания стрел и дротиков. Рыцари должны были мечами и топорами «перерубить» противников, а сержанты за их спиной-создавать»единую сплошную линию», которая выдержит натиск ватаги пиратов или в которую сможет отступить раненный брат рыцарь. Как объяснил командир Конрад Хелегу, на совете, что проходил недавно, главы местных : иовитов, иезуитов, храмовников-посоветовали не ходить «на абордаж» без нужды, так как считали что в этом деле-пиратов почти невозможно одолеть , а потерять большую часть «маршевого отряда» на подходе к острову, было бы большой глупостью. И так как целью является взятие пиратской базы, что в городе, на острове-то и основные усилия следует направить на решение этой задачи. Пиратский же флот решено обстреливать и попытаться сжечь, а братьев-рыцарей и сержантов, а также кнехтов и ополченцев-использовать при штурме самого города и цитадели, не ранее.Так как флот и отряд орденов-будет внушителен, то пираты на крупные действия не решатся, а соответственно-ограничится всё несколькими схватками между отставшими судами и «разведчиками» морских разбойников. «Прамы» и «рейзеканны» условных пиратов -с гиканьем и улюлюканьем подплыли к «голькам» меченосцев и были сразу умело заброшены «кошки» : пока сержанты и рыцари меченосцев суетились на палубах своих судов, один, из видимо самых молодых рыцарей -встал обеими ногами на борт и попытался, от старания великого в обучении, зарубить наскакивавших «пиратов» ударом топора сверху вниз, однако был сбит багром в воду. Тут же , часть из «атакующих » иовитов, заметив рыцаря в бригантине- упавшим в воду, перестала «штурмовать» орденцев и стала понукать «детей корабля» немедленно нырять и спасать незадачливого меченосца. В суете, на «гольке» где был и Хелег, рыцари и сержанты смешались : произошло несколько серьёзных стычек -грозящих перерасти в поединки, уже на твёрдой земле. Сержант иовитов, что был инструктором на флагмане-аж подскуливал от смеха. Его забавляли все и всё, как постоянно слышал Хелег его негромкий шепоток : «Таких не дюссаком-таких сетью надо. и на рынок-Десятками продавать!» Наконец упавшего в воду рыцаря меченосца спасли и отвели к лекарю госпитальеров, что был при Конраде. Тот ему тут же влил микстуру в рот и через несколько секунд, наглотавшегося воды рыцаря- начало сильно рвать и его быстро оттащили ближе к борту. Оставшееся время после первой «атаки» ,прошло однообразно : иовиты наступали , а меченосцы-неуклюже защищались, даже и не думая об ответных действиях дальше «глухой обороны». Наконец капитан Конрад дал отбой и все стали расходится-кто шёл сразу на посты, после «обучения», а кому-предстояли трапеза и отдых. Конрад отозвал Хелега от общей толпы меченосцев и объявил : «После трапезы, сходишь вместе с лейтенантом Беренгаром, получишь у казначея отряда суммы : на закупку возможных средств лекарских у населения, возможно того , что мы берём на складах иовитов -окажется мало и к тому же получишь своё жалованье, тебе причитается за то время, что ты приписан к нашему «маршевому отряду». Во время трапезы, Хелег объедался хлебом и мясом- с чувством неописуемого восторга ,его радовало всё и на шутки товарищей он неизменно хохотал, а поварят-нахваливал, чем приводил в изумление как их самих, так и своих соседей по столу. Наконец «приём пищи» был окончен и Хелег буквально стрелой помчался к лейтенанту ,а уже с ним-к казначею, что находился в небольшом замке на берегу Эльбы, где теперь квартировали штабы меченосцев. Казначей был «мрачнее тучи» : его с утра предупредил командир Конрад, что придётся выделить сумму на различные нужды и выплаты, по этой причине казначей «маршевого отряда» лишился аппетита , а видя «алчущие денег» глаза меченосцев к нему приходивших, он тяжело переживал и громко сетовал : «Что прошли те времена, когда братья рыцари -служили лишь «за идею-Царства Божия» и теперь, ему, приходится регулярно расставаться со звонкой монетой , лишь ради которой они и стараются!», казначей вздыхал и в уме просчитывал свои собственные потери, от такой несвоевременной траты казны командиром Конрадом. «Рыцарь-лекарю» было объявлено лейтенантом Беренгаром : ко всему прочему , из сержантов-необходимо отобрать двоих и ещё двоих из санитаров. Это будет «врачевательский» отряд, в прямом подчинении Хелега. Они все будут располагаться на флагмане меченосцев. Также в разговоре с офицером выяснилось : каждый орден в орденской флотилии-будет иметь своего флагмана и роли распределены следующим образом-в морских баталиях главенство у иовитов, при штурмах и высадках десанта-меченосцев, при допросах пленных и их содержании-храмовников, разведка и сбор сведений-за иезуитами . Полученные талеры, все пятнадцать- «на нужды» и пару себе , Хелег спрятал в заранее опустошённый мешочек из-под высушенных листьев мяты и помчался искать Манфреда, дабы узнать у друга, куда и как проще всего «вложить» свалившиеся внезапно деньги и главное : сколько будет по местным ценам- два талера. много или как? «Медвежонок» ещё не вернулся и Хелег, немного побродив по казарме, где находились санитары и сержанты-успел собрать свою группу из «свободных» пока младших братьев , коих не успели разобрать в иные отряды, что уже вновь ускоренно формировались по приказу капитана Конрада. Поглядев на суматоху происходившую среди меченосцев и слухов о том, что со дня на день-отправляются в поход, а соответственно : надо готовить к погрузке на речные суда- складские запасы, готовить кухни и пекарни к «работе» на этих же судах, заранее распределять-кто , где и когда будет находится , где держать арсенал отрядный и тому подобное. Хелегу знакомый рыцарь рассказал, что ополченцев и кнехтов, с дворянчиками и их свитами-сегодня утром и в обед усаживали «как сельдь в бочки» в какие то продолговатые посудины и в то время как меченосцы «обучались» отражению абордажа-их уже вывезли к устью Эльбы где потихоньку и формировалась весь последний месяц, флотилия экспедиции : создавались склады на морском побережье и охраняемых островах, готовили место для возможного лагеря и запасной базы. Иезуиты создавали агентурную сеть : как на самом острове пиратов, так и среди местного прибрежного населения-что бы слухами «подпускать тумана» настоящим осведомителям морских разбойников. Устав от происходящей кутерьмы, рыцарь-лекарь случайно наткнулся на санитара , которого утром в лазарете , прозвал про себя «санитарищем»-тот стоял на пристани и откровенно хохотал, разглядывая неумелые действия меченосцев на судах при погрузке ящиков. -Та-ак-а чего это ты тут хохочешь. хочешь плетьми быть битым?-,неожиданно даже для себя, наорал на толстяка Хелег. -Пппрошу пппрощения! Я это, того. тут просто «хранилище свитков», в замке, что ваш штаб занимает и меня просили. «,-залепетал «санитарище», окончательно испортив о себе впечатление. -Куда именно идёшь-конкретнее!,-потребовал властно Хелег, чувствуя что у него вновь есть возможность зацепить новую информацию из летописей, о землях, где он сейчас находился. Испуганный толстяк проблеял всё что знал о расположении «скриптория» иовитов, где последние переписывали наиболее необходимые им манускрипты и книги. А снабдив меченосца максимально подробной информацией-предпочёл скорее убраться, подобру поздорову. Второй раз за сегодняшний день- меченосец летел ,как на крыльях! Он понятия не имел пустят ли его к себе переписчики что находились в скриптории, но сама возможность, хоть что-то новое добавить в понимание ситуации, в которой оказался-заставляла его бежать вприпрыжку. Всё оказалось проще, чем думалось вначале : постучав в закрытые двери и назвавшись-Хелег был впущен в большой продолговатый зал с огромными окнами, в два человеческих роста, что выходили на реку. В зале стояло десять столов для переписывания манускриптов и пара для их рассмотрения или исправления с починкой. Первые, были просторные и имели «треугольную тумбу»-на которую удобно было устанавливать листы или пергаментные кожи для записи , вторые обычные и поменьше. Каллиграфы и художники иовитов вовсю трудились над несколькими работами : начертая тексты или рисуя миниатюры на отдельных листах. Как удалось заметить Хелегу, все тексты были посвящены лишь «морской» тематике и самому братству иовитов. На вопрос о своём посещении, меченосец ответил что хотел бы ознакомиться с фолиантом где описывались история «Совета орденов», либо летописями-о начале правления «Совета» и его основных благих деяний. Видно было, что все переписчики и художники в скриптории удивились этой просьбе , однако старший из них, что и впустил Хелега-лишь пожал плечами и попросив присесть за один из свободных столов-немного подождать. Вскоре был принесён огромный том с надписью : «История перехода Божественной власти, от премерзких грешников «пап и императоров»-в благия руци помазанных славной судьбой братьев орденских ,ставших далее «Советом Орденов» : хронология и описания , с пояснениями.» Принесший том старший переписчик , добавил : «Если что ещё потребуется, просите,брат меченосец-постараемся найти, хотя у нас-скорее произведения и работы в которых упоминается море и суда, да подвиги нашего славнейшего из ордена! Сами понимаете. » Читая художественно оформленную историю, в стиле : «и пошли на богомерзких «папистов», такие же «отрыжки» Господа нашего, как «имперцы. «,-Хелег всё более погружался в историю конфликта что и породил нынешний мировой порядок и неспеша разбирая те события, что привели к созданию «Совета» и государственной системы этих территорий. Выходило так : в 1255 году, после нескольких неудачных «походов Веры», что вразнобой предприняли-как христианские светские государи, так и «наследники» святого Петра и начался спор между тогдашним Папой Пием Седьмым и императором Священной Римской империи-Беренгаром Четвёртым. В том же году оба издали : первый-буллу, с проклятием императора и отлучении его от Римской католической церкви, а второй-указ, о том, «что он не считает Папу главой католиков мира,после того, как во дворцах последнего-ежедневно проводились оргии, порочащие «священность» титулатуры Папы». Оба споро собрали армии : император-германскую, с помощью давшей займы Ганзы, а Папа-италийскую, при содействии «торговых республик» севера Италии и началось. С 1255 по 1275 года было совершенно пять походов в Италию и три-в Германские земли, разорены оказались : Рим, Милан, Флоренция, Павия, Генуя, Турин, Венеция, Пиза, Ливорно, Тортона и многие другие в Италии, а также «имперские»города -Мюнхен, Вена, Кёльн, Прага, Лейпциг, Дрезден. Император быстро набирал отряды и захватывал, разоряя и почти полностью уничтожая -некоторые итальянские города. Милан и Генуя, например-были им разрушены и восстанавливались около десятилетия. Папские легаты, что возглавляли войска «церкви» набранные из италиков и наёмников с Балкан и Нормандии-сожгли Прагу и разрушили Мюнхен с Веной. Торговля, а также снабжение продовольствием Севера Италии и Юга Германии-почти полностью замерло, а население посёлков и городков, в полном составе-покидало свои земли и уходило подальше от войн : в угорские земли, к ромейскому императору, французскому королю или бежало на юг, в Брундизий и Амальфи, что быстро становились «главными городами» торгового Средиземноморья. Когда из-за данного конфликта европейские рыцари не смогли остановить захват мамлюками Акры, что приносила всем орденам, совместно ею владеющими-пятьдесят тысяч серебряных марок ежегодно, то эти самые ордена : госпитальеры, храмовники, тевтоны-попробовали было собрать «съезд рыцарей и церковной знати» , для «единения в Мире!» и восстановления прежних правил, однако и Папа и Император-просто запретили его своими указами и продолжили конфликт, не замечая в гневе никого вокруг. Через пару лет, на севере Германии-начался чудовищный неурожай, вызванный сильным наводнением, а в Италии-засуха, невиданная ранее. Много простых священников стало пророчествовать, прямо называя виновниками неурожаев -Папу и императора, а причиной-Гнев Господень. Начались самозахваты продовольственных складов и небольших городков, население, организовываясь в отряды стало избивать латников : как имперских так и Папы. Монахи францисканцы и капуцины- стали «беседовать» с народом, часто совершая раздачу пищи и что было неожиданно для Папы-нередко понося словами главу Церкви. Вскоре в Чехии появились первые «табориты», что создав свои собственные обряды на базе «богомиловой ереси»-предлагали не подчиняться всем властям. Император и Папа за несколько лет подавили восстания в своих землях, однако уже через год, в одна тысяча двести семидесятом году, в Страсбурге-появляется священник Авоннарал, что требует у простого люда : «Бысть братьями в Вере, а не волчищами-поживой живущими!» Неизвестные его похищают и привязав к колесу-ломают все кости, а внутренности-потрошат. Это «взрывает» гневом все страны католического мира, так как за короткое время что Авоннарал проповедовал-многие поверили в его святость и то, что говорили францисканцы на своих раздачах пищи : «Это-новый Апостол!» Ненависть к императору и Папе захлёстывает население : многолетние голод, войны, разруха-бесят всех, от черни, что постоянно умирает голодной смертью, до рыцарей-что никак не могут отправиться в поход против «неверных» и получить их сказочные» восточные» сокровища, от простых священников-коим претит Папа «мясник» и развратник, до орденских магистров-презирающих императора воюющего с христианами. Через год после мученической смерти Авоннарала, глава ордена «амальфийцев»-что были отделившеюся частью госпитальеров в южной Италии, начавшие , вместо врачевания и ухода-доставлять письма и именные посылки в Святую Землю, а позднее-практически монополизировали почтовые перевозки, беря умеренную плату и гарантированно сохраняя грузы с помощью вооружённой охраны, собрал в Страсбурге ассамблею глав орденов : амальфийцев, францисканцев, тевтонов, храмовников, госпитальеров, капуцинов, кармелитов, лазаритов и предложил не подчиняться : как Папе так и императору, создав собственный орган управления «истинно христианским» католическим миром-«Совет орденов». Им была предложена доктрина : «Спасения мира перед угрозой раскола, из-за глупости — как церковного первосвященника, так и первого по могуществу-из сюзеренов. Многие негоцианты, что давно страдали от войн-с радостью давали суммы на создание армии «новой силы». Рыцари, с удовольствием , шли под её хоругви с девизом «Братья-в Вере!» Вскоре оказалось , что армии»Совета»-набранные из добровольцев, фанатично настроенных и поющих псалмы перед боями-одерживают одну победу за другой над наёмниками императора, к тому времени уже нового и Папы- «старого». Многие солдаты из нанятых армий противников «Совета»-массово перебегали в стан новой силы, зачастую прихватывая с собой архивы покинутых ими же отрядов или беря в плен собственных командиров. Монастыри, а то и целые епископства становились на сторону мятежников- помогая им деньгами и провиантом, чинили обозы- доставая лошадей и дерево. «Совет» сделал новое заявление в одна тысяча двести семьдесят четвёртом году : «распустить : инквизицию, кардиналов, епископов-вместо них создать новые коллегии, из незапятнанных пороками священников-«чистого огня Веры». Теперь опасность стала столь велика, что в следующем году Папа , император и король Франции заключили «Пакт о противодействии отступлению в Вере» и начали общее наступление : Папа, получив суммы от многих кардиналов и епископов напуганных действиями «Совета орденов» по их переаттестации -провёл атаку на Равенну, что бы от неё уже вести военные действия по выбору : либо -в сторону Генуи и с помощью французского монарха или же в сторону Венеции, взаимодействуя с Императором Священной Римской империи. Император, получив поддержку из Фландрского графства наёмниками-взял в осаду Страсбург, основной своей армией, а резервной-атаковал Триест. Французский монарх, без спешки пытался овладеть землями и замками храмовников на территории «старых франков», надеясь поправить свои финансовые дела, так и увеличить земельные фонды, для раздачи верным вассалам. Под Страсбургом и произошло неожиданное : кармелиты и капуцины смогли собрать с десяток «истинно верующих» ,из числа старых ветеранов орденов, что ночью проникли в лагерь Императора- в телегах и одёже имперских солдат и набросились с отравленными кинжалами на «знатных» командиров имперского войска. Погибло множество командиров отрядов, включая «выборщиков» самого императора-четырёх из семи курфюрстов : архиепископ Майнца, архиепископ Кёльна, пфальцграф Рейнский, герцог Саксонии-все они попрощались с жизнью, той ночью. Данное происшествие тут же отразилось на моральном духе осаждающих Страсбург войск : в лагере, как потом оказалось, не без помощи храмовников-стали расползаться слухи, что новый император сам и устроил избиение знати-которые самих императоров и избирает, с целью отказа от формулы «император-первый среди равных» и узурпации всей власти в своих руках. Отряды погибших курфюрстов начали уходить из лагеря, что продолжал держать осаду Страсбурга , а в Саксонии, новый глава-вообще отказался подчиняться империи и заявил о желании «восстановить королевство «саксов». В Кёльне, вверх одержали сторонники «Совета орденов», которые полностью перебили проимперский магистрат и набрали новых людей, им преданных. Подошедшие отряды храмовников, включая и ветеранов, снискавших славу в Палестине в сражениях с мамлюками и турками-объединились с рыцарскими отрядами противников императора из числа баронов и рыцарей, и став во главе их- атаковали, ровно через две недели после «резни курфюрстов» -лагерь самого императора. В начавшейся панике и побоище, никто, кроме личного отряда рыцарей минестериалов, обязанных всем императору -не оказывал сопротивления и через шесть часов всё было кончено : осада снята, лагерь императора-захвачен, сам император-погиб вместе со всеми своими рыцарями из свиты. В тоже время в Италии, орден францисканцев, что всегда заботился о бедноте-начал всячески поощрять противодействия Папе и его «подлому воинству» из числа наёмников, держащему в осаде Равенну. Закончилось тем, что наёмники первосвященника вынуждены были отнимать у местных жителей близ осаждённого города-хоть какой-нибудь провиант, так как торговцы и поселяне,прятали от них любые свои запасы, отказываясь продавать. На четвёртый месяц стояния под Равенной, крестьянские и разбойничьи ватаги почти полностью «оседлали» дороги и мосты той местности-заставляя папские войска нести огромные потери, в следствии частых «ночных боёв» и засад. Это надоело «военным кнехтам» и кондотьерам, что думали поживиться добычей, а вместо этого получали лишь постоянный голод, да стрелы в спину и армия Папы стала разбегаться. После прихода к стенам Равенны пятнадцатитысячного отряда «нищего Каллисто», что потрясал своими струпьями и требовал крови еретиков папистов-папская армия просто сбежала, неся при беспорядочном отступлении огромные потери : от местных жителей, добивавших ненавистных им «кнехтов-папистов» и забиравших их доспехи и лошадей. После великой победы над императором, храмовники предложили использовать нововведение, что обнаружили ещё в первый свой поход в Святые Земли, то бишь «световую сигнальную почту», которая с помощью зеркал и созданного для передачи знаков шифра-позволяла быстро передавать : новость, приказ или сообщение-на большие расстояния и в крайне малый период времени . «Совет орденов» приказал оборудовать подобными «сигнальными» аппаратами- все доступные одиночные башни-бастиды и донжоны, а также создать в каждом крупном замке или дворце-отдельные помещения под них: с целью замкнуть все оборудованные здания, в «единую сигнальную сеть», как у рыбаков-для улова рыбы, так и здесь для «получения и передачи сообщений». Поняв, что остался из противников лишь французский монарх, ибо «старый»Папа, узнав о поражении при Равенне- скоропостижно скончался, а император-ранее погиб при атаке его собственного военного лагеря, «Совет орденов» решил начать наступление, по всем «христианнейшим»землям : Тевтонский орден выступил в поход по территориям королевства Германии, желая сплотить на стороне «Совета» все земли данного королевства, что теперь не имели единого правителя . Храмовники, наняв пленных ветеранов : фламандцев, лотарингцев, бургундцев-пошли на Париж, имея целью уничтожить короля, который их, как они считали — подло предал. Амальфийцы, захватив весь юг Италии и при помощи наёмников из греков и норманнов Сицилии-начали наступление на Рим, и к ним пришли на помощь с севера Италии- госпитальеры, получившие суммы от местных торговых республик и набравших на них крупные отряды сверх своих собственных. В те времена все ордена имели собственные воинские отряды и ещё так не различались, как позже, после победы в «Братской войне». Рим был взят без боя, но с неописуемым ликованием черни-Чему в немалой степени способствовало богатство амальфийцев и их раздачи : как еды, так и мелкой монеты, столь любимые ещё со времён кесарей и принципсов римских. Париж был захвачен после короткой осады, однако король Людовик, успевший сбежать-был догнан и убит «штурмовиками» храмовников идущими по его следу-во время погони, возле одного из замков в Бретани. Германия, с распростёртыми объятиями встречала «поход Мира» и обещания «Совета орденов» : установить долгий мир и дни покоя и благоденствия!» В одна тысяча двести восемьдесят первом году, земли Франции : включая и Прованс с Аквитанией, что имели как собственное, так и английское правление. Германия. Славянские земли : Чехия, Богемия, Моравия. Северные территории как то Фландрия и Дания-признали верховную власть «Совета орденов» и его право утверждать законы : «как светские-так и церковные». Доминиканцы, захватившие большинство архивов -империи и папства, ,с разрешения «Совета»-сразу же начали выискивать инквизиторов и их коллегии, а также «поисковиков-соглядатаев» прежних правителей, а храмовники-неустанно их истреблять. В некоторых случаях инквизиторов отдавали поселянам городков, где они особо сильно «наследили». Именно по причине «принятия наследства » инквизиции и перессорились храмовники и доминиканцы, так как каждый из этих орденов-сам хотел стать прокураторами вместо сгинувшей структуры. «Совет» решил набрать «новую инквизицию», а архивы-передать доминиканцам, а соответственно, часть тюрем отошла в руки храмовников, вместе с новой функцией «заботе о внутренней безопасности» новой державы. Папу решили оставить в Риме, однако скорее как «украшение» и в память о святом Петре и его наследии. Назначались «Советом» и два «великих кардинала»-в Бордо и Толедо, что разбирали церковные проблемы Франции и Испании «на местах», правда со временем у Испанской империи появился свой собственный «великий инквизитор и кардинал», из рода преданного «Совету». Со временем была собрана «коллегия кардиналов Совета», куда входили как церковные, так и светские-«гражданские кардиналы, их задачей была помощь «Совету» в церковных делах и создание инфраструктуры «Совета» на землях : многие считают «красную коллегию»-малыми мужами «Совета» и второй по властности, после ассамблеи орденских генералов и магистров, группой . Большинство «местных» орденов поддержала «Совет», однако польский король и его орден «Добринцев»-стояли горой за папскую власть , что и послужило причиной их «наказания»-походами, а сам орден-объявлен был «вне законов Божьих и людских». Ещё через три года, после своей победы, «Совет орденов» принял решение «Об Новой организации братских орденов и их усилении» : Почти Все рыцари из боевых частей-подлежали объединению в орден «меченосцев», что составлял костяк воинства «Совета». Исключением-стали лишь храмовники, которым оставили несколько тысяч «штурмовиков» в отдельных отрядах, для выполнения их задач «внутренней безопасности «. Госпитальеры, из военно госпитального ордена, реформировались в сугубо «лекарский» ,которому оставляли многие замки, но почти полностью забирали боевые отряды и корабли . «Амальфийцы»-должны были как и ранее владеть монополией на почтовую службу, для «внеорденских» людей и организаций, и обеспечивать ею : знать, что не входила в ордена, негоциантов, ремесленные гильдии. Поручения и приказы внутри служб и орденов «Совета» , входили теперь в задачи братьев храмовников-начиная от установленных везде в замках и донжонах «аппаратов сигнальной связи» на всё тех же зеркалах отражающих свет, до шифрования сообщений и создания всё новых » тайных языков»-для недопущения знания сообщения неподготовленными или непосвящёнными. Доминиканцы стали владеть архивами и выполнять роль канцеляров «Совета», заодно ведя и многие посольские службы на равных с легатами «Совета». Францисканцы стали постоянно печься «о бедноте», не позволяя ей протестовать попусту и стараясь помогать в меру сил ,они-вернейшие помощники «Совета» в деле примирения знатных и простых. Кармелиты получили, свои, «особые» интересы и верно служат «Совету». Одна тысяча двести девяностый год : «Совет орденов»объявляет о присоединении к «братерии», нового ордена-«иезуитов», что по слухам, ранее служил в «дозорных папства». Орден сразу же стал одним из важнейших. Служит верно и по сию пору. Слухи о том, что ранее , когда доминиканцы и храмовники преследовали «агентов» папства многие из них пали от рук иезуитов и именно по этой причине «Совет» решил перенять орден к себе, так и остались слухами, глупыми и для невежд. Покаявшиеся Августинцы-стали канцеляристами нового папства, ведут дела и присматривают что-бы новый «пастор», не лез без надобности в «мирское», а вёл лишь беседы душеспасительные. «,-дальше шли неразборчивые богословские мифологизмы и восхваления орденов, в которых Хелег уж было начал путаться, как вдруг «нить Ариадны»-вновь нашлась в тексте лежащем перед ним : «Совет орденов»-является воплощением «единства власти», как духовного и так светского. Именно это даёт исключительное право «Совету» : назначать епископов и выборы кардиналов и Папы. Смещать престолодержателей, если они оказываются недостойны той власти что заполучили, или, к примеру их подданые постоянно бунтуют, тем самым нарушая спокойствие земель «Совета орденов», как единой системы христианских ценностей. «Совет», как для церковных, так и светских «старшин»-является высшим арбитражем, исполняя роль «Карающей длани Божьей». Для улучшения взаимопонимания и единения, на всех землях «Совета орденов»-вводится латынь, как средство общения с орденскими ставленниками. Латынь-обязательна в употреблении во всех орденских представительствах «Совета» ,его службах и при выполнении орденами своих задач. Местные власти вольны избирать для себя и бедноты-любой язык, однако при обращении к представителям «Совета», они обязаны изъясняться на латыни. » Хелег , бегло просмотрел оставшиеся страницы тома : много объяснений и рассуждений -о справедливости такого порядка и «богоизбранности» новой власти, всё. Недолго подумав, «рыцарь-лекарь», стал медленно складывать вместе факты вычитанные им из непонятного симбиоза- летописи и агитационной прокламации : «Хм, ну что же. Первое : это явно не та история, к которой я привык, читая литературу о Позднем Средневековье , а соответственно-существует некая возможность того, что Диогеннен меня отправил не «вглубь», точнее-не только «в глубь» времён, но и «наискосок». куда-нибудь! Сволочь учёная. Второе : всё «завертелось» с разборок между Папой и императором Священной Римской империи, что очень похоже на «войны Гвельфов и Гибеллинов.» -Но с ощутимой разницей! Здесь Папы-видимо обладали реальной силой и властью и могли, почти полтора десятилетия, на равных «махаться» с императорами, либо же-сами императоры настолько слабы, что никак не могли сладить с Папами. не ясно. Однако это настолько «достало » всех, включая священников, мелкопоместную знать, рыцарские и монашеские ордена, купцов, народ-что произошло «единение» в борьбе против двух «самодуров», коих и считали виновниками всех бед. Третье : первый раз -ордена «придавили»и им не удалось объединиться, а во втором случае, видимо просто император и Папа настолько увлеклись друг другом, что не заметили вернувшейся опасности, а может ещё и такое быть : французский монарх, вначале всячески помог «Совету», надеясь ослабить- как империю так и папство, а потом, когда бежал из Парижа-понял свою ошибку. прямо перед смертью! Четвёртое: Ордена! Пока многое путано, но всё же : храмовники-внутренняя безопасность, вот откуда у них исключительное право на «связь» и то, что принято называть «фельдъегерской службой». Свои тюрьмы, свои»штурмовики»-у всех орденов отняли почти всех боевых рыцарей и отдали меченосцам, а храмовникам-оставили, для «особых» нужд. Так. Теперь меченосцы-видимо это сугубо военный орден, условные «армейцы». Поэтому и проводят «походы Веры» и «поиски протестников». Францисканцы-помогают бедноте, пока неясно, больше всего похоже на неких «благотворителей». Однако иногда поднимают бедных на бунты, как против императора,так и Папы. странные ребята. Францисканцы похожи на волонтёров, с явными вариантами перехода в провокаторы или «народные вожаки». Кармелиты-непонятно, но интересно! Собрали «фанатиков» и те «завалили» четверых весьма охраняемых и знатных «дядек». чудеса! Не так просто прорваться сквозь охрану, даже ночью, а уж несколько целей сразу-фантастика! В общем, крайне любопытный орден. Об иовитах, хозяевах данной базы-ни слова! Видимо их тогда не было, либо не хотели присоединяться сразу. Доминиканцы-ведут канцелярии и архивы, условный штаб и «служба протокола» самого «Совета орденов», главные поставщики чиновничества и их споры с храмовниками, ни что иное, как «конфликт номенклатуры с безопасностью», каждая структура видит именно себя, как главенствующую в «Совете», по крайней мере как правителей «на местах». Иезуиты-загадка! Где были когда всё «начиналось», кем являются теперь, почему стали столь значимыми- сразу после своего перехода?-Ничего не понятно! Но есть сильные подозрения, что это-внешняя разведка «Совета», потому столько тумана и напустили. » Потянувшись всласть, до хруста-Хелег попросил подошедшего иовита, что выдавал ему фолиант «если его не затруднит-принести , что-либо об «Ночи Очищения». Однако ему отказали сразу и твёрдо, объяснив, что»Ночь Очищения»-слишком спорная тема и в библиотеках орденов и епископств-не приветствуется. «-Вот как!,-подумал про себя меченосец,-«Значит «скользкая». ладно-тем интереснее будет найти ответы. «. После чего обратился с просьбой ,предоставить ему ещё какие -либо манускрипты с летоисчислением «Совета орденов», его хронологией и успехами. Иовит пожал плечами и принёс вскоре ещё пару пергаментов : «Описания Княжьих мятежей : 1303-1305 или как тщеславие, губит слабых духом» и «Баронские мятежи 1310-1325 : ересь протестников-проникновение в глубины рыцарства». Поблагодарив за новые «приношения» что ему положили на стол, Хелег с жадностью принялся разбирать крупный шрифт и миниатюры, зачастую ему сопутствующие. «Княжеский мятеж» случился почти сразу после загадочной «Ночи Очищения» : 1297 год-«Ночь», а уже 1303-начался мятеж «высшей знати», что осталась безначальной на землях «Совета». Летописец утверждал, что после «Ночи Очищения», недовольство новой властью было почти таким же, как Папой и императором, что и вызвало желание князей-захватить свои феоды в полное суверенное управление. Тем более «Совет» ещё не успел везде заменить своих людей и многое оставалось по старому. Начались бунты : в Аквитании, Провансе, Бретани, Бургундии, Фландрии, Баварии, Саксонии, всей Северной Италии-в последней городские коммуны издревле славились самоуправством и постоянно воевали против властей-ещё со времён императоров Австрии, Чехии. Однако храмовники и иезуиты-что после «Ночи», получили особые права и привилегии, включая «присмотр» за остальными орденами, вроде : меченосцев , иовитов, госпитальеров, францисканцев, кармелитов-смогли скоро исправить ситуацию. Фанатики убийцы поджидали князей за каждым углом — в их собственных замках. Их армии, разрозненные и не имеющие поддержки у простых рыцарей и мелкопоместных баронов-постоянно терпели поражения, так как храмовники, используя «световую связь»-всегда были «на шаг впереди» и могли скоро перемещаясь небольшими отрядами, разбивать войска князей, когда те ещё были на маршах к своим военным лагерям. Североитальянским торговым республикам было предложено посольством, что составлялось из ганзейских негоциантов : «Перемирие и всеобъемлющая помощь в торговле-от защиты судов, до постройки новых факторий и их обеспечение войсками и снабжением». После скорой гибели всех самых крупных князей, «Совет» постановил : вернуть престолодержателей, однако назначать их исключительно своим повелением и помазанием в Страсбурге, без согласования с кем, как единственно верным и законным. Новые императоры, а решено было сделать вместо одного прежнего-сразу нескольких : французского-как держателя земель франкских, аквитанских-в то время, провансальских, наваррских. Германского, с прежней титулатурой «римского» , так как Италия-постоянно «бурлила»и никто не знал, чем её успокоить. Славянского-земли чехов, моравов, богемцев, словаков, а при везении, ещё полонцев и пруссов. Так появились»новые монархические династии», которых на самом деле-назначал «Совет», зачастую-совершенно из разных властителей и враждующих родов,чтоб если один за свой век-«усилил» фамилию землями и монетой, то второй-придя на престол вслед, мог это всё отобрать. Со временем, после бунта очередного чешских протестников «таборитов»-решено было дать Славянской империи больше прав на собственное устройство, за гарантию границ и союз вечный с «Советом » Хелег отложил данный текст и зевнул :»Скукотища. И так ясно-обычная феодальная «разборка» : император, Папа, король-погибли и в образовавшуюся «пустоту» светской власти ринулись князья, надеясь создать с десяток королевств «в миниатюре», вроде прежних королей : Фризов, Ломбардов, Бургундов и прочая , однако же. Храмовники и иезуиты : получили «права контроля над остальными орденами» и именно, после»Ночи», что же там произошло-бунт внутри «Совета»? И ещё-храмовники и кармелиты, насколько помню именно они при осаде императором Страсбурга , фанатиков во вражеский лагерь запускали-устроили «партизанскую войну», с маневровыми боями против медленной феодальной армии, вот это-уже любопытно! И кстати, моих меченосцев-даже не упомянули : храмовники и иезуиты-есть, кармелиты-косвенно, Ганза-договорилась с коллегами из Италии. всё! Что то изменилось, после «Ночи Очищения». «Баронские мятежи», как сразу отметил читающий их меченосец, шли почти полтора десятилетия, явно отличаясь упорством коего небыло в «княжьих» протестах : «Мелкая знать, включая баронов и рыцарей с примкнувшими к ним епископами и негоциантами торговых союзов, заразившись идеями «протестников» и «отступников», что активно проповедовали после «Ночи Очищения» и чьи ордена : бенедектинцев и капуцинов, были запрещены «Советом»-начали повсеместно поднимать мятежи. Они захватывали небольшие замки, города, удерживали мосты на реках и проходы в горах. «Совет орденов» попытался действовать против них , как в конфликте с князьями, однако оказалось : баронов-гораздо больше, их армии-поддержанные рыцарями и беднотой-в несколько раз многочисленнее княжьих, а смерть одного из баронов просто приводила на его место- следующего! «Совет» вынужден был вновь вернуть силу и доверие ордену «меченосцев», что фактически был распущен после «Ночи Очищения» и ограничив в действиях против него храмовников, дал вести войну, на усмотрение самих меченосцев : с осадами замков и городов, штурмами и полноценными полевыми сражениями и прочим. Из-за многочисленности армий противников, несколько раз провинции : Прованс, Аквитания, Фландрия, королевство Дания, италийские земли-переходили из рук в руки, однако «Совет» вновь договорившись с негоциантами в лагере противников своих, лишил последних поддержки значительных сумм деньгами и провиантских запасов.Части рыцарей-было гарантировано помилование в случае их ухода в «поход Веры» в Святую землю, бедноту-успокоили раздачами и представлениями на библейские темы, что организовали францисканцы. Протестники, пользуясь внутренними склоками в землях ордена, организовали бунты в Славянской империи, а также-на землях скандов и погрузили Англию, что союзной была «Совету»-в тяжёлую междоусобицу. Наконец в 1325 году был заключён мир, с теми, кого «Совет» согласился признать за «сторону баронского союза» и рыцари, вместо возврата свобод и привилегий-получили поход в сторону Иерусалима, где уже вовсю хозяйничали мамлюки. Данный «поход Веры» оказался столь успешен, что земли в Сирии и Палестине-кроме Иерусалима, все были возвращены «Совету», как наследнику прав папства, империи, королевства франков. «Совет» решил провести ещё несколько подобных «походов Веры» и атаковал полонцев, что не признавали его власть и считали Папу, как и ранее, за главу Церкви. После трёх из них , земли полонские и литвинские-были поделены промеж : «Совета», угров, Славянской империи и всех трёх частей Руси-что кесарства, что республики, что княжества великого. Тогда же было решено организовать новую державу : Наваррское королевство, на землях «испанской марки» Шарлеманя, а также аквитанов-что не хотели быть с франками более и провансальцев, в коих предках числятся как сефарды-так и арабы, а также лузитане и иберы с прочими.Таким образом- иберийская Васкония, галльская Аквитания и смешанный Прованс, стали новой державой, что удерживала перевалы горные Пиренеев и давала защиту «Совету»-в случае ослабления испанской монархии или перехода её, в стан врагов «Совета». -«Забааавно. что же получается? Князей и их дружины-особо никто не поддержал, ибо чувствовали «чуждых» людей- даже многие бароны с рыцарями, зато когда последние пошли против «Совета»-то и беднота присоединилась и некоторые из орденов, непонятно. Север Италии-опять в бунтах, там видимо «мёдом намазано » всем кто хочет протестовать. «Лишних людей», что не могли занять выгодные должности при правлении»Совета»-отправлены в Святую Землю, где били мамлюклв удачно.Тем самым «убили двух зайцев» : уменьшили напряжение в землях «Совета» и увеличили количество пассионариев , во вновь приобритённых «крестопоходных» территориях. Меченосцам «разрешили вновь», а храмовникам-несколько уменьшили права-интересно! Значит именно подавление «баронского мятежа» и стала причиной возрождения «армейских» частей в полном объёме? Хм. опричников-укоротили, и дали послабление регулярному войску.Забавно! Что же у них тут за «разборка» между орденов была то? Ну и уже слышанное мной Наваррское королевство, что отделяет «Совет» от Испанской монархии и не позволяет иным дворянам массово сбегать в те края, а значит-хотели туда бежать, ой хотели! Да и хотят до сих пор». Хелег поблагодарил иовита за свитки и книгу, после чего поднялся и решил вернуться к причалам, что бы немного «развеяться». Солнце уже начало клониться к закату и в «медном» его свете было особенно приятно побродить вблизи реки, наблюдая за копошением людей на судах и стараясь не попадаться на глаза командиру Конраду. Через несколько минут Хелега окликнули и обернувшись он увидел счастливейшего «Медвежонка», что хохоча подбегал к нему : «Брат Хелег-всё отлично! Портреты-просто великолепны! Мне уже не терпится жениться или хотя бы показать свой, какой-либо даме!». Как оказалось, Манфред не только посетил господина Зондера и взял работы что ему заказывал, но ещё успел немного выпить пива в тавернах Гамбурга, ибо выяснилось: что сразу по уходу «маршевого отряда» на базу иовитов -снято было указание «о пропуске в город лишь по письменному разрешению» и теперь, все жители пригородов и соседних поселений массой нахлынули в Гамбург,что-бы отметить долгожданный отъезд меченосцев. Оказалось ,что написаны портреты несколько иначе чем первоначально оговаривались : Манфред был изображён на чёрном фоне, который Хелег бы назвал цветом «чёрной икры». Задний фон портрета казалось «переливался светом», под разными углами. Сам «Медвежонок»-был в накидке меченосца : белая накидка с чёрными крестами и сильно контрастировал с фоном. Он был изображён с гривой своих длинных вьющихся, иссиня-чёрных волос, что ниспадали с плеч .В правой руке он держал нечто отдалённо напоминающее полэкс, а левая, из-за малости размеров полотна, была скрыта.Рука в которой находилось оружие, была в массивной «рифлёной» латной перчатке и несколько диссонировала с остальными деталями. Когда Хелег спросил об этом поинтересовавшись -«а на кой её вообще намалевали?» , то Манфред даже возопил : «Да как же без перчатки, да ещё и латной то?! Знать -обязана быть изображена с облачением для рук : знать местная-в кожаных, военная-латных, духовная-бархатных перчатках! Мы же-не простолюдины какие, нам нужно и на портрете подчеркнуть своё местоположение в иерархии! Ты видимо, брат Хелег, совсем забылся с этими учениями. » -Хм, мда. тут ты прав Манфред : командир Конрад меня сегодня куда только не посылал. точно! Ну вот я и позабыл. Как там мой портрет? Манфред споро достал и изображение Хелега, опять же-немного изменённое живописцем : На заднем фоне было небо-синее вверху и белёсое к низу, пять облаков «плыли» на нём. В отдалении , на середине картины-был виден чахлый лесок в котором оказалось не более восьми сосен и тёмно жёлтая почва, на которой сам лес и располагался . Хелег был одет во всю ту же орденскую накидку, что и «Медвежонок», да и в руке, в латной перчатке с рифлением-таким же образом сжимал подобие полэкса, видимо художник решил сэкономить время и дублировать удачное решение на оба портрета. Несмотря на то что всё выглядело несколько неестественно, от слишком «цветной» природы, до яркости блеска на латной перчатке-Хелегу безумно понравилось собственное изображение и он всячески начал благодарить Манфреда, говоря , что «готов компенсировать», так как получил довольствие денежное. «Медвежонок» вспыхнул и напомнил другу : что это- подарок и попросил не обижать его. Тут же встал вопрос-«где хранить данные изображения?» Как оказалось, у Манфреда был довольно объёмный сундук-для своих вещей различных по размерам, коим он посоветовал обзавестись и Хелегу. Вместе отправились к интенданту меченосцев и после некоторого времени и громких слов-получили подержанный сундучок, некогда убиенного рыцаря ордена, под роспись- на клочке пергамента. Туда тут же был водворён портрет, а вот деньги-Манфред советовал держать при себе, ибо : «братство братством, но соблазны. » Вдвоём братья рыцари отправились в трапезную и получив указания на завтра, от сидящего уже там командира Конрада-довольные и сильно уставшие завалились спать. Глава восемнадцатая Транспортные корабли, что должны были забрать меченосцев и отвезти их на морское побережье, где им следовало пересесть на «когги»и «прамы», а «рейзеканны», в разобранном виде- должны были храниться на огромных грузовых «каракках», которые лишь недавно начали строить иовиты и фламандцы-прибыли через пару часов после трапезы. Так что ранний подъём оказался пустой тратой времени и лишних нервных клеток. Меченосцы рыцари-переругивались с сержантами и санитарами, ограничиваясь редкими пинками, а старшие офицеры, нервно прохаживались по небольшому причалу-в ожидании прикреплённого офицера иовитов,что должен был с помощью своих подопечных начать посадку людей «маршевого отряда» на суда. Наконец появился нужный рыцарь из морского ордена и началось : Хелега отправили на «гольк» командира Конрада, для помощи санитарам в укладке меченосного «лекарского склада» на судне, а его сержантов, что он взял по приказу капитана-усадили на одну из «боевых лодок» в конце речной флотилии. Санитары, из ему подчинённого отряда-были с ним на «гольке», однако их постоянно хотели «передать» иным кораблям флотилии. Манфред оказался приписан к «молотобойцам» в штурмовой отряд и сейчас усаживался в «прам», им подогнанный , под нескончаемую ругань командира этих самых «молотобойцев». Который клялся страшнейшими словами: «что видит первый раз в жизни, данного рыцаря-в своём отряде». Несколько мешков и сундуков благополучно утопили, сразу же возле причала, вновь уронили латника в воду и опять, проявляя героизм и ловкость-спасли. В конце концов, за полтора часа все уселись и начался долгожданный поход «к морю». К своему немалому удивлению, Хелег понял что начинает засыпать : от утренней нервотрёпки или по причине неспешности и плавности путешествия по воде, но он постоянно начинал дремать . Наконец решившись не отказывать себе в отдыхе, «рыцарь-лекарь» поставил санитара из своей группы на пост, дабы предупредить если его будут искать и заснул в углу, на запасных канатах. Проснулся он лишь глубокой ночью. Подошёл и разбудил тычком санитара, что должен был «охранять чуткий сон командира», после спросил у растерявшегося спросонья: «не искали ли его», оказалось что нет. Меченосец было попытался побродить по судну, но корабль был настолько мал и забит людьми, что скорее получалось наступать на людей, чем на доски палубы. Вернувшись к канатам, близ которых спал, Хелег услышал : Санитары ,что он нанял и сержант непонятного возраста -затеяли разговор и любопытный. Хелег решил близко не подходя к говорившим, подслушать малость : «Да. молодцы! Кто с чем пожаловал! Иовиты , говорят-взяли каравеллы боевые, с огненными горшками для катапульт, иезуиты-на чём придётся, они же «незаметные» или «незримые», уж не припомню. А храмовники, ну куда же они-без тюрьмы?! Говорят их штабная «каракка»-наполовину узилище, а другая половина-штаб ихний, что и удобнее : допрос , с организацией действий совмещать.» -Не, там другое : если кто из наших «слабину » даст, как в старину, при «Ночи Очищения», так они, того-враз и скрутят, что бы остальных братьев не смущал поведением и речами. Так то. Зачем им морские разбойники, что они знают то? -Да может клады выдадут! -Нет. клады давно уже на хранении лежат : шотландские монархи и знать-с удовольствием помогают пиратам, фламандские купцы-тоже частенько с ними «в долях» и имеют выгоды от скупки, а ещё-Новгород, что сам хочет начать экспансию в Балтике и принимает у себя капитанов с командами ,а особо-от норвеев и данов, с которыми их конунги прежде в родичах были.» -Верно! Может что и будет интересного в цитадели разбойников, так то нам не покажут-отдадут дознавателям храмовников, а прочее, в любом случае особо не утаишь : проглотить если ценность-то недельная «выдержка» на острове в любом случае будет-сразу нас не вернут из похода. Можно и сдохнуть, если что не так, а копаться в «своём». ахаха-нет таковских дурней! Да ещё и быть замеченными. Завидев наконец Хелега, что делал вид что смотрит в другую сторону-все говорившие замолчали и подождав немного, разошлись. Хелегу надоело смотреть на ночную реку и вскоре после ухода говоривших санитаров он вновь, скорее от скуки чем по усталости-заснул. Проснулся меченосец от того, что его кто то слегка «трепал» по плечу. Оглядевшись спросоня , он заметил : уже утро, причём позднее, его будит санитар, приговаривая-«господин рыцарь, командир Конрад желает вас видеть!» Покивав головой , с целью пояснить что понял сказанное санитаром, Хелег , бурча себе под нос глупости встал и направился к капитану своего ордена, что уже «высился» на одной из небольших кормовых надстроек судна и зычно отдавал приказы суетящимся внизу сержантам и рыцарям. Немного притормозив и оглядевшись, «рыцарь-лекарь»с удивлением понял-они уже вышли в море! Корабль готовился подойти к пристаням на каком то островке, а берега материковой земли и уж тем более реки- не было и в помине. На причалах у острова стояло с добрую сотню судов : Полтора десятка больших и пузатых, похожих ка грецкий орех, точнее на его половину,что вширь что в длину-были почти одинаковы. Много «острых и продолговатых», как сельдь кораблей с большим косым парусом и несколько, как догадался Хелег-«коггов», с надстройками на носу и корме, почти точных копиях башен, откуда высовывались баллистарии со своими арбалетами. Большую часть орденского флота составляли «прамы», коих было не менее двух третей, от тех кораблей что видел меченосец. Видимо планы поменялись и теперь прамы должны были использовать сразу в море, а не на подходе к пиратской цитадели. Спросив у пробегавшего брата иовита, что за новые типы судов появились у острова и как их именуют, Хелег узнал : «корабли-шарики»-«каракки», что используют негоцианты для перевоза больших грузов и орденские интендантские службы. Длинные и с «косыми»парусами,-скоростные шебеки , кои так любят некоторые пираты, так как на них легко догнать любого торговца и сбежать от военных конвойных кораблей. Подойдя наконец к капитану Конраду, Хелег получил приказ : «В связи с тем что мы переходим на «морские» суда-необходимо перевезти и медицинский склад на боевой «когг», что и станет штабом для меченосцев, сам Хелег должен будет со своей командой-ждать Конрада там. Уяснив, после причаливания, к какому судну идти и что за пароль назвать , Хелег принялся искать свою «набранную» команду, из двух сержантов и стольких же санитаров. Они все болтали с остальными сержантами на судне, что неспешно укладывали свои вещи или готовились к переноске складских. Пришлось Хелегу немного «потопать ножками» и проявив наличие «командного голоса»-отправить подчинённых в каморку за лекарскими припасами, а потом, следом за собой-на новое судно штаба меченосцев. -Вы бы хоть немного поторапливались!,-укорял «рыцарь-лекарь» подопечных, так как сам хотел поскорее отчитаться перед Конрадом о выполнении приказа и пойти посмотреть на Манфреда и то, как он доплыл к острову. Однако «Скоро»- не удавалось никак : на боевом «когге» была толчея, так как все старались занять чужие помещения и капитану Конраду пришлось также туда прибыть и лично ввести очерёдность по значимости служб, Хелег- был в первой очереди и «разгрузился» вблизи помещений штаба «маршевого отряда», рядом с каютой самого командира Конрада. Пока шли прочие приготовления-стали подплывать всё новые суда, в том числе и незнакомые, и завидев очередного рыцаря иовита что слонялся «без дела», подзуживая меченосных собратьев, Хелег вопросил : «Не подскажите, что за корабли прибыли, да ещё и «новой постройки»-если не ошибаюсь?» Иовит с подозрением осмотрел меченосца и лишь потом, видимо успокоившись, обратил взор на подходящую флотилию : с десяток больших судов и столько же поменьше. После чего, ощерившись в улыбке, как шакал и гордо выпятив впалую грудь начал объяснять Хелегу: «Та «каравелла», что первой идёт-именуется «святой Иона» и является флагманом балтийской флотилии нашего ордена! Её специально прислали в поход, хотя первоначально и не должны были использовать. У нашего адмирала возникла идея : опробовать судно при штурме укреплений разбойников, так как доселе, каравеллы держали для крупных схваток с пиратами, но лишь против иных кораблей. » -Прошу прощения,брат!,-несколько неучтиво встрял в пояснения Хелег,-«каравелла?» -Точно!,-не без гордости заявил иовит,-«новый тип корабля! Говорят что иберы и лузитане давно их открыли-улучшив свои барки, а теперь и наша флотилия в Средиземном море подобные строит , и передала одиннадцать таких судов -восемь малых, что прозываются «латинами», с косыми парусами и о двух мачтах и три-поболее, с двумя прямыми парусами и одной мачтой-косым, что зовутся «редондами». Наши капитаны , узнав что крупнейшая из них будет о трёхстах тоннах грузоподъёма-решили установить по пятку бомбард с каждого борта, одну на носу и пару, корме. Брать крепости с их помощью-сложно, а вот в море пострелять по пиратским «шебекам» да «коггам»-самое то! Можно и надстройки повредить -ядрами покрупней, а » мелочью»-людей и паруса «посечь». Вот её и взяли в поход, а те что замыкать будут караван-четыре «латины» : у них лишь по две бортовых бомбарды, правда как и на флагмане, все «вертлюжные. » -Что? -Хм. Ну-вертят их, на специальном устройстве, понятно? Сами бомбарды не такие большие, как те что ваш орден против крепостей использует, вовсе нет! Скорее противопехотные бомбарды . Их устанавливают на станки и вертят-куда необходимо и позволяет данная конструкция, так проще обстреливать людей на палубе или быстроходные корабли. -А мне ещё рассказывали, что ваш орден не устанавливает «гром трубы» на суда. -продолжал Хелег. -Точно! Хотя, скорее, частично верно. Устанавливаем то давно : да только малых размеров,что бы борта свободно «брали», да вот по крепостям из них «лупить»-пока никак! Вот и ставят «мелочь» из бомбард, чтоб паруса рвать, да людей на палубах калечить. Меченосец присматривался к эскадре : «А вот те громадины-«каракки»? Мне говорили их лишь фламандцы и ваш орден строит? Иовит посмотрел в сторону куда указывал Хелег и сплюнул за борт : «Опять врут! Это-тоже суда, «южных»корабелов, тех же , что и «каравеллы» строят. Мы и фламандцы-закупаем их монопольно, а германская Ганза и прочие давно пытаются получить-да не выходит! Хотя говорят англы со скоттами уже сами подобные мастерят, на своих верфях! Огромный «корабль-склад» или «крепость на плаву»,кому как и для чего надобно. Братья храмовники, чья «каракка»-в их красно-белых цветах, идёт в середине эскадры имеют самое большое судно нашего похода-две тысячи тонн! Превратили её в штаб : там у них и база храмовников, тюрьма захваченных пиратов, пекарня и кухня, арсенал. многое! Ваши, брат, меченосцы-взяли в флагманы «боевой когг», что конечно не так славно и красиво, но тоже-неплохо. Госпитальеры-распределены по основным судам, а на флагмане храмовников-у них штаб. Доминиканцы взяли себе два судна : одну «каравеллу-редонду», под флагман и «шебеку»-для передачи корреспонденции и получения её в походе. Иезуиты-те лишь на четырёх «шебеках» прибыли, однако им и этого будет достаточно. -Здесь есть доминиканцы и иезуиты? А они то зачем. -глупо удивляясь и корча «рожу», подыграл Хелег, желавший послушать подробности похода. -Хе-хе-хе, а кто будет отчёты составлять и «призы»-описывать : Будь то корабль или город?-конечно доминиканцы, кто ж ещё! Иезуиты должны «наблюдать» за флотилией пиратов и городом разбойников на острове, что мы будем штурмовать. Поговаривают , что у них там-полно агентов : кто из них рассказывает о нашей мощи жителям острова, что бы те отделились от разбойников и сдались нам, другие-о слабости пиратов и их крепостей, третьи-предлагают вернуться «под крыло» «Совета». запугивают, одним словом. Есть среди иезуитов и те, кто узнаёт будучи на острове : где разбойники судно затопили в проходах меж скал подводных, что бы нас остановить, а где-выкопали скрытые рвы, для стрелков. Где установят катапульты, наверняка знают уже. Может кого из пиратских капитанов и «переманили», что-бы во время боя «ушёл» или передал нам часть острова, что должен оборонять. Были уже и такие шутки-и неоднократно! Работают. Храмовники тоже трудятся : за всеми нами присматривают , а также лазутчиков и убийц пиратов должны выявлять, хотя тут-«раз на раз». Допрос пленных и защита лагерей и стоянок-тоже на них. Наш , орден иовитов-обязан доставить вас всех к острову и обеспечить безопасность на море своими «боевыми кораблями» и абордажными командами. А также , по возможности -помочь с десантом. Меченосцы, ясное дело : захват крепостей и штурмы в городе, осада-если придётся. Полевые сражения-тоже, ваша обязанность. Не завидую я вам. » Проговорив это, иовит неожиданно вытянулся и что то высмотрев в море-опрометью бросился к мосткам и скрылся из глаз , вроде его и небыло! Хелег недоумённо осмотрелся, однако так и не поняв что же произошло с его собеседником, вновь сходил и отпросился у капитана Конрада, и получив на этот раз долгожданное дозволение покинуть корабль-отбыл искать Манфреда. Проблуждав с полчаса среди островных складов, бывших ранее сараюшками рыбаков и их хибарами для одной ночёвки, а также огромного количества установленных палаток, что зачем то в изобилии расставили по всему острову все ордена, «рыцарь-лекарь» наконец обнаружил друга : хохочущего и глядящего «во все глаза» на некое действо, что происходило на кораблях рядом с ними . Хелег поприветствовал Манфреда : «Хорошо ли почивали-брат меченосец?» «Медвежонок»резко развернулся и опять расхохотавшись, похлопал Хелега по плечу. — Вы, брат Хелег-всё шутите? Рад,о чень рад-видеть вас таком настроении : спал я-преотлично, хотя конечно приходилось и грести, но на «праме» -все в равных долях в этом деле. Кстати! Храмовнички наши только что обнаружили соглядатая, что отсылал какие то сообщения на берег вместе с рыбаками, обкарнывая чешую рыбы незаметным образом «тайными знаками»-его сейчас схватили и увезли на допрос. Во-о-он-слышите? До сих пор вопит-чует зараза, что как следует его «выпотрошат»! -Манфред, а у нас что, уже агенты пиратов появились, здесь? -Почему уже?!-Никуда они и не девались! Среди нанятых кнехтов, ополченцев, дворянчиков пришлых, «детей корабля» иовитов и прочая, явно есть- с десяток! Да это и всегда так было: часть агентов вступает к противнику ещё при начале вербовки. Отряды то большие и за всеми сразу не уследить. К тому же, Хелег, не стоит забывать : пиратская флотилия , что мы идём «громить»-обладает примерно полусотней кораблей и своим островом с цитаделью. а это явно сплочённый отряд, со своей собственной «прибрежной» агентурой, особенно в устье Эльбы-где такое великое судоходство и соответственно : шанс обзавестись «богатой поживой». У нас в «маршевом отряде»-точно есть не менее двух десятков их людей, скорее-больше. То что устроят сейчас храмовники : «тайный» допрос и публичную расправу-это как у циркачей, не взаправду! Что они узнают-промолчат или сами придумают, зато казнь-будет пытошная, что бы его «коллеги» знали, что и их ждёт и забоялись продолжать против нас работать. -И что данный «следопыт » сделал? — Неведомо пока что. Некоторые говорят : разбойники боятся новых кораблей иовитов, что в нашей эскадре теперь находятся и «тяжёлого» оружия у нас ,меченосцев-вроде противостенных бомбард, именуемых у них «бум-бах трубами». А взятый храмовниками человек-на рыбе, которую рыбаки должны были в условленном месте передать в корзине нужным людям-сделал небольшие срезы, точно указывая количество «каракк» и «каравелл», что к нам прибыли. Эти «шалости» заметил корабельный храмовник, ведущий присмотр за деятельностью на судне и «сигнальщика» скрутили. рыбаков, вроде бы тоже-на флагман храмовников всех отправили. А перед самым отходом судна, с захваченными в полон, кто то из сержантов Храма орал друзьям на берегу : что мол в пасти одной из рыбин-был малый кусочек кожи, с чёрточками-длинными и короткими! Хотя конечно, брат Хелег-ничего пока неведомо точно. Потолковав ещё немного «о лазутчиках пиратов и том, как храмовники будут действовать во время похода»-оба меченосца пошли поглазеть на новые корабли, что прибыли последними : огромные «каракки»- что напоминали равносторонние ковши своею формой и «каравеллы»-с их разнообразным парусным вооружением и «пехотными» бомбардами на поворотных станках. В конце концов обоим это надоело и напросившись вне своей очереди в трапезную, они плотно поели, ибо не ведали-будет ли во время похода к острову и высадки десанта время и место «приёму пищи», а быть оголодавшими-страсть как обоим не хотелось! «Медвежонок» рассказывал с новыми подробностями, как он провёл время на «праме» : то подрёмывая у низкого борта, то сменяя сержанта на весле и таким образом разминая слегка отекавшие, от малоподвижности, свои члены. Ему обещали перевод и что он будет находится в» первой десантной роте», той, что станет высаживаться невдалеке от города пиратов и попытается отсечь разбойников от запасного причала, на обратной поселению стороне острова. Вторая рота-должна будет на «райзеканнах» пытаться захватить суда, если те захотят прорваться сквозь морскую блокаду орденской флотилии. «Боевые лодки» развивают отличную скорость и в прибрежных водах-относительно устойчивы, так что для «абордажных команд» подходят наилучшим образом. Ещё пять рот, включая и тяжёлых «молотобойцев»-предназначены для высадки в самом порту города пиратов и захвате вначале его, а уже в случае успеха данной операции-через порт высадят все войска, для дальнейшего вхождения и захвата поселения. К цитадели, что находится на окраине города на небольшой скале-планируют подходить в последнюю очередь, так как там понадобятся «бум-бах» трубы наибольших размеров, а их придётся спускать с «коггов» меченосцев : станки и обычные катапульты и баллисты и одной из каракк, где хранятся привезёные бомбарды, устанавливаемые для перевозки на специальные телеги. Потом начнут «стенобитную артель» устанавливать на платформы перед «целями», по которым и придётся стрелять . Возможно надо будет готовить для них площадки и подвозить к ним : ядра, «взрыв-порошок», воду, прочее снаряжение-в том числе и для чистки противостенных бомбард. Так что решили ещё в Гамбурге : идти на обстрел и штурм цитадели-в последнюю очередь, а вначале операции общий план такой : разбить флот пиратов, если тот выйдет в море и примет бой. Захватить порт и выезды из города, а также-с пяток башен что охраняют и следят за подступами к городу и контролируют небольшие дороги к нему. Взять сам город, весь-квартал за кварталом. А уже в самом конце-постараться захватить крепость, если же не удастся-предложить пиратам сохранение жизней и кораблей, с правом ухода, если сами отдадут цитадель. По словам «Медвежонка», такое уже неоднократно предлагали при неудачных штурмах или осадах разбойников. Когда начало смеркаться оба меченосца вернулись к своим подразделениям : Хелег- на «когг», где находился штаб меченосцев, а Манфред-на свой новый «прам», точнее в палатки на берегу ,возле него-где уже укладывались спать бойцы из десантного отряда куда перевели «Медвежонка», выставив пару сержантов на пост. Рыцарь-лекарь, получивший упрёк от капитана Конрада за непонятное отсутствие перед началом последнего перехода, молча покивал в знак признания правоты слов командира и уставший но довольный-побрёл укладываться. Заснул Хелег мгновенно. Уже Сквозь крепкий сон меченосцу вдруг стал слышаться странный «ералаш звуков» : колокольный звон, барабанный бой, вой труб и рожков, вместе с резкими визгами свистков. Кто то неистово стал трясти Хелега за плечи и уже открывшего глаза но всё ещё сонного , ошарашил брат рыцарь меченосец, из свиты Конрада : «Тревога! Нападение! Всем взять оружие в руки. Готовь свою команду и разбирайте лекарские сумки-у нас кажется потери. Большие!» «Рыцарь-лекарь» , вспомнив как сам «вскакивал по тревоге»-стал быстро натягивать рядом лежащую и снятую перед сном лёгкую бригантину, свою или сержантскую-уже было неважно. «Малькус» был вынут из ножен и проверен, всё нормально : легко вытаскивается и хорошо заточен. Хелег стал оглядываться в полутьме, пытаясь найти своих подопечных и отдать приказ, однако на «когге» меченосцев стоял бедлам : люди носились и переговаривались, постоянно натыкаясь в темноте на брошенные ящики и мешки и ещё не до конца проснувшихся товарищей . К пяти фонарей в помощь были зажжены ещё несколько десятков факелов, но они лишь мешали разглядывать море и что на нём происходило, так как освещали корабль мерцающим и неверным светом, не более. Слышались где то рядом крики и вопли, но не на самом флагмане меченосцев, везде «гуляли» шепотки : «Ну вот и всё-пора! Да их там не менее тысячи : перебьют тот корабль- возьмут наш на абордаж! Ла-аа-дно! Всё равно бежать некуда-сколько там того острова. умрём-как достойные славы братьев меченосцев, старших и младших! К бою!» Последние две фразы -уже не шёпотом, а громким криком, доводил как приказ своим людям, капитан Конрад. Он же завидев Хелега спросил : «Где твои санитары ? Если будет «абордажная резня»-многих покалечат! Хватайте своё снаряжение и бегом ко мне, на кормовую надстройку : будете выходить со своими порошками и бальзамами, лишь по приказу и туда-куда укажу!» Услышав последний приказ командира Конрада, люди Хелега тут же нашлись, как по волшебству и пока их начальник рыцарь ещё только карабкался по скользкому трапу на место указанное ему капитаном меченосцев, его «санитарная группа» уже все там его поджидали : с наплечными сумками и парой небольших мешков, как пояснили Хелегу-«с корпией», за плечами. Мимо «когга» меченосцев прошла «каравелла», что вчера так долго рассматривали Манфред и Хелег, тот самый флагман иовитов. Стоя несколько позади шума и гама и отсветов факелов, Хелег смог различить : на кораблях, по левому борту, чьи очертания были несколько расплывчаты. Тех самых, которые по своей малоценности, были не поставлены «на приколе» на причале на острове, а бросили якоря в водах возле него, но на некотором отдалении-кричат люди и звенят металлом, словно там происходит схватка, а иногда, когда ветер ненадолго утихал, слышался, как казалось Хелегу-«шорох» от залпа арбалетного, когда множество болтов пролетают и скоро вонзаются в дерево бортов. Вдруг, разрезая отдалённые крики и возню-раздался оглушительный грохот, в ночи особенно набравший мощи и чёткости звука : многие бросились к бортам и стали разглядывать непроглядную темень, стараясь укрыть глаза от факелов, что горели на судне и мешали смотреть в даль. Наконец один из сержантов громко провозгласил : «Иовиты, на большом судне с квадратными парусами! Оно всё-в тумане или дыме! Обстреливают бомбардами — дальний из «коггов», кажется тот что должен нашей «пекарней» быть. видать там вся заварушка и происходит.» Вновь стало тихо и лишь галдёж и переходы людей на корабле, от одной группы шепчущихся к другой-был единственным «фоном» данной тревожной ночи. Потом раздался новый вопль нескольких десяток глоток и звук удара «дерева об дерево», однако столь громкий-будто столкнулись суда. Так и оказалось. Всё тот же сержант, что был первоначальным «смотрящим» и получивший приказ от Конрада продолжать свои наблюдения, орал на всё судно, уже взобравшись на мачтовую корзину : «Опять иовиты! Подлетели на двух кораблях, не пойму каких и с пятком «райзеканнов» -теперь залазят на судно. Постоянно блестят при луне мечи-у них там сеча! Видимо нападение пиратов, а теперь, на ответный абордаж пошли сами иовиты!» Рыцари стали упрашивать командира Конрада помочь иовитам и рвались в «добровольные команды», однако тот отказал : «Нет! Попросят-подойдём. Мы на обучении все видели-абордаж, нам пока не под силу! Зачем мешать иовитам и их «абордажникам»? Мы там станем лишь помехою. ждём!» Через час, сержант с мачтовой корзины, ведший, как подумалось Хелегу»-прямую трансляцию, «слуховую», в стиле спортивных комментаторов по радио, вновь завопил : «Всё! Корабли иовитов отходят от судна, а к нам-подходит ихний «райзеканн !» Через несколько минут ожидания с подплывшей «боевой лодки» поднялись на флагман меченосцев пара рыцарей иовитов и поговорив о чём то с капитаном Конрадом и его помощниками, стали ждать. -Нас просят оказать помощь раненным и помочь с уборкой убитых. К госпитальерам, что находятся на судне храмовников- уже тоже отправили посольство и договариваются, но сейчас, нужны все силы санитаров и лекарей! Брат Хелег-вам и вашей команде надо оказать немедленную помощь и узнать что с нашими братьями меченосцами , на «судне-пекарне», случилось : кого можно сохранить и излечить-перевезите сюда!» Хелег быстро собрался и раздав пару пинков ускоряющих сборы своим подчинённых-спустился в «райзеканн» иовитов и поплыл в сторону судна первым подвергшемуся ночному нападению пиратов. Пока плыли, «рыцаря-лекаря» начал мучить вопрос, о котором ранее он даже не задумывался : он не был дипломированным врачом, при чём не только своего мира, где , как ему казалось-выше знания и техника при лечении, но и данного-несколько»отсталого». Если, не дай Бог, от него станут требовать операции-есть большая вероятность того что придётся выкручиваться, а за это время, пока настоящие лекари из госпитальеров прибудут на судно, кто то успеет умереть. причём-по вине Хелега. Лейтенант Клаус его брал скорее как «запасной вариант», на случай, если понадобится кем то заменить госпитальника что не захочет с ними идти в поход, не более! Все сложности лечения всё же решались в лазарете и специалистами, а вот командиру Конраду его навязали. и сейчас вполне может быть «интересный момент», когда он либо сволочь-и по его вине умрёт случайный человек, либо дурак-и храмовники, с чистой совестью добавят его к рыбакам и «сигнальщику», что взяли вчера днём. Находясь всё ещё во власти своих чёрных дум, Хелег не сразу обратил внимание на то что большинство кораблей уже отошли от пострадавшего судна-которое действительно самым крайним бросило якорь дальше всех остальных от острова и прочих кораблей эскадры. Два «райзеканна», оба-больше обычных примерно на треть, были оставлены с одного из бортов и в них копошились иовиты, периодически высовываясь и говоря : «Нищий «приз». нищий!» Непонимающему Хелегу один из рыцарей иовитов, что находился рядом, пояснил : «Это и есть суда пиратов. Они ночью, со стороны устья Эльбы подошли. Видно не дождались сигнала от лазутчиков, что днём «спеленали» храмовники и отправились сюда наобум : думая что эскадра либо мала, либо-не вся ещё собралась. Ваша «пекарня» была ближе всех, а влазить глубже в строй «спящих» кораблей, они не решились! Вот. » Меченосцу и его команде помогли подняться на борт «когга-пекарни» и попросили подождать пока не придёт комендант которого назначили иовиты и который должен был принимать лекарей госпитальеров и дознавателей храмовников, и распоряжаться отбитым у пиратов кораблём до утра, пока меченосцы не решат что делать с ним далее : отправить новую команду для продолжения его службы в качестве «пекарни» или же отказаться вовсе от него и оставив здесь под охраной, послать за командой в ближайший штаб иовитов. «Рыцарь-лекарь» прошёл пару шагов по палубе, в ожидании когда ему укажут на будущую работу и только тут увидел несколько десятков сваленных в кучи тел у бортов, которых видимо для удобства подобным образом «складировали» . Немного дивясь «простоте отношений» и громко чертыхаясь-меченосец подскользнулся и свалился на палубу. Пытаясь встать, Хелег опёрся рукой о деревянные доски палубы тут же почувствовав на ладонях какую то влагу : в меру тёплую и, как ему показалось-«жирную». Думая что подскользнулся на масле и удивляясь этому, он встал и приблизил руку к ближайшему фонарю- рука оказалась багровой. Хелег с минуту таращился, а потом попросив сержантов снять для него фонарь, осветил ближайший участок палубы-всюду небольшие и поболее лужи слегка матово отражая свет, переливалась цветами кровь. Только сейчас до меченосца дошло : именно на этой палубе происходили одни из первых схваток и многие из тел, сваленных кучами рядом, продолжали до сих пор истекать своими жидкостями, из всех проткнутых их вместилищ. Крови Хелег не боялся, иначе ему , тогда ещё призывнику не поставили графу «К десанту годен», но вот что бы падать на её луже-пускай и незнакомых людей, да ещё и прекрасной летней балтийской ночью. настроени