Почему держат набиуллину и силуанова
Перейти к содержимому

Почему держат набиуллину и силуанова

  • автор:

Кудрин, Силуанов и Набиуллина поспорили о стратегиях экономических реформ

Без сокращения бюджетного дефицита и развития институтов инфляцию не удастся сократить до уровня, обосновывающего инвестиции, и экономика не выйдет из «ловушки среднего дохода», заключили участники сессии на ПМЭФ

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина, министр финансов Антон Силуанов и экс-министр финансов Алексей Кудрин

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина, министр финансов Антон Силуанов и экс-министр финансов Алексей Кудрин (Фото: Екатерина Кузьмина / РБК)

В первый день Петербургского экономического форума сессия под названием «Макроэкономическая политика: стратегия действий» свела бывшего и нынешнего министров финансов Алексея Кудрина и Антона Силуанова и председателя ЦБ Эльвиру Набиуллину. Они сошлись на том, что, хотя экономика и адаптировалась к санкциям и международной изоляции, без структурных реформ и устойчивого выравнивания бюджетных дисбалансов переход от инерционного роста в 1–2% к темпам не ниже среднемировых невозможен. Бюджетную политику необходимо адаптировать к новым вызовам, текущая структура расходов и методы финансирования дефицита продолжаться не могут — слишком много рисков, признали все трое. Финансирование дефицита через Резервный фонд и текущая неопределенность бюджетной стратегии (например, сейчас не действует бюджетное правило) противоречат целям ЦБ и не оставляют шансов на рост частных инвестиций в экономику — для них важна стабильно низкая инфляция, посетовала Набиуллина. Силуанов согласился, что дисбаланс между доходами и расходами бюджета, который в этом году ожидается на уровне 3–3,5% ВВП, в течение трех лет нужно «свести к минимуму». Но в этом году все равно придется потратить до 2,5 трлн руб. резервов — а значит, ЦБ будет вынужден печатать рубли, сказал Кудрин. Слишком щедрые обязательства бюджет набрал не сейчас, а когда нефть стоила $100 за баррель, парировал Силуанов. И в то время Минфин неоднократно предупреждал, что цены рано или поздно упадут. Присутствовавшим в зале было предложено проголосовать за то, какое, по их мнению, должно быть приоритетное решение для исправления бюджетных дисбалансов, и большинство выбрали именно сокращение расходных обязательств. Для этого властям пришлось бы пойти на непопулярные меры (например, повышение пенсионного возраста, как предлагает Кудрин), но готовности к глубоким переменам до сих пор нет — в том числе из-за того, что «можно бояться потерять политический рейтинг, поссориться с какой-то социальной группой», объяснил Кудрин. Альтернатива в виде наращивания госдолга или идея сокращения только «неэффективных» расходов обе не подходят: госдолг — это «будущий налог», сопряженный с риском раскручивания долговой спирали, как в 1990-х, согласились Набиуллина и Силуанов, а неэффективные расходы пронизывают весь бюджет, с улыбкой заметил Кудрин.

Набиуллина повторила, что ключевая «тактическая» задача ЦБ — выполнить обещание по снижению инфляции до 4% к концу 2017 года. Но если для финансирования бюджетного дефицита будет и далее использоваться Резервный фонд (при том что ликвидность в банковском секторе сейчас и так в избытке), то Банку России придется держать более высокие процентные ставки. Чем больше дефицит бюджета, тем жестче монетарная политика, объяснила Набиуллина. Силуанов ранее соглашался, что неспособность сократить бюджетный дефицит — основной фактор, ограничивающий возможности по снижению ключевой ставки ЦБ. В целом бюджетная политика должна быть предсказуемой, призвала Набиуллина, чтобы избежать рисков неконтролируемого роста госдолга, увеличения налогов, эмиссионного финансирования. «Никто не будет вкладывать в активы надолго, если инвестиции будут съедены ценами», — объяснила она прямую зависимость между целью ЦБ по инфляции и внутренними инвестициями.

Кудрин больше говорил о необходимости институциональных реформ, используя метафорический стиль. Развитие институтов он сравнил с «накачиванием мышц». В 2000 году, когда Кудрин стал министром финансов, власть, по его словам, была «заряжена на реформы». «У нас был нефтяной каркас. Мы из него выросли, он нам мешает. Цена [нефти] упала, а мышцы оказались ненакачанными», — сказал Кудрин. Качество госуправления должно стать иным, чтобы институты развивались: «нужна система навигации — система государственного управления, существенно более эффективная, чем сегодня». Кудрин считает, что экономика попала в «ловушку среднего дохода». Ранее он объяснял на президентском экономическом совете со ссылкой на расчеты Института экономической политики Гайдара, что структурная компонента роста ВВП (определяется фундаментальными факторами, такими как трудовые и капитальные ресурсы, технологии, качество институтов) в России непрерывно замедляется с 2005 года и в 2015 году составила лишь 1,5%. Нет единственного решения, чтобы поставить экономику страны на новые рельсы, констатировал Кудрин на сессии ПМЭФ в четверг. «Ни предоставлением инвестиционных льгот, ни добавлением денег чуть-чуть в экономику, чтобы раскачать инфляцию, ни созданием десяти «Сколково» — одним решением, одним направлением экономика не выводится из этого состояния», — сказал он. И назвал в числе проблем, мешающих развитию, «высокую долю государства в экономике, недостаточную конкуренцию, засилье госкомпаний и приближенных к государству компаний над остальным частным независимым сектором», а также роль судов и правоохранительных структур, «оказывающих избыточную нагрузку на бизнес».

Орешкин назвал Силуанова, Набиуллину и Решетникова «медицинской бригадой»

Максим Орешкин

Министр финансов Антон Силуанов, министр экономического развития Максим Решетников и глава Центробанка Эльвира Набиуллина — «медицинская бригада» по спасению экономики. Об этом заявил помощник президента Максим Орешкин на Петербургском международном экономическом форуме, передает корреспондент РБК. Силуанов назвал бюджет сложным инструментом созидания и источником разрушения одновременно. Он объяснил, что масштабная поддержка экономики может быть только временной, иначе дисбаланс приведет к инфляции, снижению доходов населения и уровня жизни. «Поэтому лекарство такое бюджетное не должно превращаться в наркотик, который понятно к каким последствиям может привести», — подчеркнул Силуанов.

Набиуллина, в свою очередь, не смогла ответить на вопрос, в какой момент лекарство превращается в наркотик. Она посоветовала оценивать ситуацию в экономике с учетом благополучия россиян, назвала устойчивость финансовой системы безусловной ценностью, призвала переориентировать производство на внутренний рынок.

Решетников указал на необходимость создания хороших условий для российского бизнеса, который будет занимать ниши ушедших западных компаний. Он также рассказал, что Минэкономразвития скоро улучшит прогноз.

Эльвира Набиуллина

Западные страны ввели с конца февраля несколько пакетов санкций против России. Силуанов говорил, что под заморозку попало порядка $300 млрд, то есть почти половина золотовалютных резервов России.

США, Набиуллина, Силуанов и Кудрин: кто вызвал отток средств из банков?

На днях российские СМИ цитировали новость американского агентства Bloomberg, распространившего информацию о том, что россияне начиная с марта изъяли из банковской системы через банкоматы и отделения порядка 1 триллиона рублей, и увязавшего этот фактор с обращением президента РФ Владимира Путина к нации. Так, издание указывает, что всплеск изъятия денег со счетов был зафиксирован после первого обращения главы государства 25 марта. Тогда президент сообщил, что теперь 13-процентным налогом будут облагаться доходы с депозитов и банковских вкладов в размере более миллиона рублей. Однако напомним, словам президента о новом налоге предстояло еще проделать какой-то путь до превращения в законопроект, что люди, традиционно имеющие накопления в банках, прекрасно понимали. И само по себе отсутствие законопроекта не давало основания бежать за деньгами в банки. Скорее заявления главы Сбербанка Германа Грефа и пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, которые решили при отсутствии законопроекта как такового дать свои комментарии и донести свои взгляды на его возможные формулировки, расшифровать, так сказать, речь президента, создали паническое настроение больше, чем само по себе заявление Путина. Но тем не менее даже комментарии вышеназванных персон еще не давали повода бежать за деньгами. Что же тогда послужило толчком для изъятия средств из банковской системы и когда же на самом деле был сорван пусковой крючок?

Александр Горбаруков

Спокойствие людей было нарушено еще 24 марта! Да, 24 марта, а не 25-го, как пишут эксперты США. Именно 24 марта СМИ облетела новость о том, что ЦБ рекомендовал ограничить выдачу денег через банкоматы с рециркуляцией. Регулятор опубликовал на своем сайте рекомендации для банков, в которых говорилось о необходимости ограничений выдачи наличных банкоматами с функцией рециркуляции. Принятие этой меры было продиктовано опасностью распространения пандемии. По большому счету, мера ЦБ сама по себе не зловредная: перед выдачей или загрузкой в банкоматы и терминалы наличных денег ЦБ предлагал выдержать их в течение срока, обеспечивающего гарантированную гибель вируса. Сам Банк России выдает наличные кредитным организациям через 14 дней выдержки, которые гарантируют гибель вируса, банкам же ЦБ рекомендовал выдерживать купюры в хранилищах до новой загрузки в банкоматы в течение трех-четырех дней, либо ограничить работу устройств, работающих одновременно и на прием, и на выдачу наличных. То есть банки должны были наладить работу таким образом, чтобы наличные не крутились «грязными» между людьми, одни банкоматы должны были работать только на прием купюр, затем пережидать до следующей выдачи трехдневный «карантин», другие — работать только на выдачу. Но активно раздуваемая как раз на тот момент коронавирусная паника на фоне видеороликов, прилетающих к нам из тех же США, где люди сметали с полок всё, что попадалось под руку, сделала свое грязное дело. Прослышав о каких-то там ограничениях выдачи наличных банкоматами, да еще и об ограничениях то ли на обращение наличных как таковых, то ли, наоборот, безналичных платежей (каждый трактовал по-своему услышанные где-то слухи), россияне приступили к изъятию денег из банковской системы. Как говорится, все негативные новости сошлись на тот момент в одной точке. И тут зачем-то Путин 25 марта после всех этих событий выступил с очередной инициативой. Почему нельзя было переждать этот сложный период и после обнародовать инициативу по введению нового налога, тем более при том, что новая система налогообложения вступит в силу точно не в этом году, непонятно. Но, однозначно, не эта озвученная Путиным «новость» послужила пусковым механизмом.

Дальше далеко не внушающие оптимизма события нарастали как снежный ком: заболевающих коронавирусом становилось всё больше, ввели режим самоизоляции на целый месяц. Различные экономические прогнозы и сейчас далеки от радужности, а действия Минфина и вовсе говорят о том, что может быть дефолт: именно так эксперты комментировали изъятие ведомством из госбанков 520 млрд рублей размещенных на депозитах средств бюджета.

А еще ранее глава Счетной палаты Алексей Кудрин сообщил в интервью телеканалу РБК о возможном ударе для банковской системы, который может случиться уже через несколько месяцев, мол, помимо всего прочего придётся спасать и сами банки. Но сигналом к росту паники и изъятию денег из банковской системы, скорее всего, послужили именно слова Кудрина о том, что свободные деньги россиян, размещенные в банках, государство могло бы использовать в своих целях для борьбы с экономическими последствиями коронакризиса. Было ли данное заявление Кудрина нарочным, осознанным или сделанным по неосмотрительности, сказать сложно. Но, зная о том, что нынешний глава Счетной палаты уже более 20 лет в том или ином качестве работает в финансовом блоке страны либо так или иначе курирует вопросы финансовой политики, сложно поверить в то, что этот чиновник сделал заявление, способное привести к краху финансовой системы, по неосмотрительности.

Между тем на те самые 30 триллионов рублей, лежащих, так сказать, мертвым грузом в банках, покушаются давно. Кто? Еще в октябре прошлого года министр финансов Антон Силуанов в ходе лекции в Финансовом университете при правительстве РФ заявлял, что российские компании накопили на банковских депозитах и счетах около 30 трлн рублей. Тогда он сетовал на то, что инвестировать эти деньги никто не торопится, в результате чего экономика растет очень низкими темпами. Говорилось это в пику необходимости принятия закона о защите капиталовложений, мол, из-за недоверия государству бизнес не торопится инвестировать в проекты, следовательно, вкладываться в развитие экономики, а новый закон позволит нивелировать этот страх и в очередной раз наладить диалог между бизнесом и властью. Надо сказать, именно этот диалог «благодаря» финансовым политикам страны налаживается уже 20 лет подряд и никак не наладится, причем в ущерб диалогу между государством и гражданами страны. К слову, пенсионная реформа и вовсе поставила точку в этом диалоге, так как в очередной раз, видимо, все-таки не рассчитывая на честность бизнеса и диалог с ним, государство решило спасать существующие сегодня социальные обязательства, отложив эти обязательства перед новыми поколениями страны.

Возвращаясь к персоне Кудрина, стоит обратить внимание опять же на то, что он эти самые 30 триллионов рублей назвал средствами физических лиц, тогда как Силуанов говорил в прошлом году, ссылаясь на официальные данные ЦБ, что эти деньги находятся в банках на корпоративных счетах, принадлежат бизнесу. Более чем странно, что тот бизнес, который держит сейчас эти деньги на счетах в банках, не спешит за счет них решать свои сегодняшние проблемы, а ждет, когда государство расплатится с его сотрудниками и возместит им ущерб от простоя из-за самоизоляции.

Дарья Антонова
Алексей Кудрин

Понятно, что бизнес сегодня не видит перспективных ниш для инвестирования из-за неопределенности исхода коронакризиса. Возможно, потому Кудрин как бы оговорился, называя 30 триллионов рублей средствами физлиц: граждане страны, очевидно, после его сообщения должны начать еще активнее изымать свои деньги из банков, что на фоне возможного роста неплатежей по кредитам может поставить выживание банковской системы под угрозу, что опять же на фоне нелепых решений Минфина по расходованию и распоряжению денежными запасами страны, в том числе пира по время чумы — покупке туалетных ершиков для ведомственного санатория по 5 тысяч рублей за штуку, поставит страну в бедственное и безвыходное положение, вынудив в поисках денег выпускать гособлигации, заемщиками которых и станет тот самый бизнес, бережно хранящий свои 30 триллионов на депозитах.

Это всего лишь предположение. Но, согласитесь, нет дыма без огня. Не зря же сейчас Минфин продвигает еще более неуместную свою инициативу: Госдума приняла в третьем чтении закон, который смягчает запрет на выдачу госгарантий иностранным компаниям, а также российским, зарегистрированным в офшорах». Только вдумайтесь: в третьем чтении уже принят законопроект, внесенный правительством всего неделю назад!

На своем сайте экономист Михаил Хазин пишет: «Мне вчера позвонил один мой товарищ, который как раз владелец такой инфраструктурой компании. У неё много бюджетных проектов, от конкурсов до уже завершённых проектов, в самых разных регионах. И он говорит, что как только Путин сказал, что эти программы сокращать нельзя, Минфин тут же перестал выделять на них деньги регионам. Где-то заморозили конкурсы (но деньги, потраченные на банковские гарантии, разумеется, не вернули), где-то отказались платить по уже закрытым контрактам… Говорят, нет денег! Ну, точнее, это не те направления, про которые президент прямо сказал, что им нужны деньги. У Минфина нет средств… А вот на гарантии, судя по всему (ведёт этот законопроект, разумеется, Минфин, гарантии — это его прерогатива), деньги у него есть… Никаких мыслей такая политика не навевает?»

ПМЭФ-2019. Эльвира Набиуллина, Алексей Кудрин и Антон Силуанов

Конечно, навевает! Силуанову почему-то, хотя понятно почему, невыгодно стимулировать развитие экономики, которую в свою очередь стимулируют именно инфраструктурные проекты, ему бы продать Россию с потрохами, не продать, так оставить на бобах, выводя все деньги в офшоры, раз уж с приватизацией Сбербанка не вышло. Вот и торопится Минфин под шумок коронакризиса принять закон, который не нацелен на развитие экономики России. И Кудрин с Набиуллиной в сторонке без дела не стоят!

Многозначительная Набиуллина. За что уважают и критикуют главу российского Центробанка

24 июня начинается новый, третий срок Эльвиры Набиуллиной на посту главы российского Центробанка (ЦБ). Предыдущие 9 лет она боролась с кризисами, зачищала банковскую сферу, создавала мегарегулятор, укрощала инфляцию, посылала загадочные сигналы брошками, нажила немало врагов и стала одной из самых известных и влиятельных женщин во власти. «Секрет» разобрался, каково значение этой фигуры в российской экономике, за что её хвалят и критикуют, а также какой будет её роль в новой реальности.

Госдума продлила полномочия Эльвиры Набиуллиной ещё на 5 лет в апреле 2022 года. Депутаты едва ли могли не утвердить кандидатуру: её внёс лично Владимир Путин.

Bloomberg писал, что Набиуллина собиралась уйти в отставку, но президент убедил её остаться. Пресс-служба ЦБ это опровергла.

Этот сюжет (правдивый он или нет) удивительным образом перекликается с началом первого срока Набиуллиной на посту главы ЦБ. Когда Путин в феврале 2013 года впервые заговорил с ней об этой должности, «на ней лица не было», описывала этот эпизод со слов сотрудника администрации президента газета «Ведомости». По его версии, Набиуллина взяла паузу на размышление и «тихо сказала «да»».

«Предложение было принято с достоинством. А может быть, даже и с благодарностью. Но точно без восторга», — писал Андрей Колесников из «Коммерсанта» о рабочей встрече Путина и Набиуллиной, на которой президент публично объявил о своём выборе.

Это решение было неожиданным почти для всех: в числе потенциальных кандидатов на эту должность были разные фамилии, но её в списках фаворитов не было. Чем же Набиуллина заслужила такое назначение?

Отличница и либералка

Эльвира Набиуллина родилась в Башкирии в простой татарской семье: мать работала на заводе, отец — шофёром на автобазе. Окончив школу на одни пятёрки, в 1981 году Эльвира поступила на экономфак МГУ.

Про экономику она тогда почти ничего не знала — «влекло неизвестное, выбрала факультет наугад», рассказывала она в интервью Владимиру Познеру.

В этой беседе Набиуллина подтвердила, что в студенческие годы любила марксистско-ленинскую политэкономию и свято верила в идеалы коммунизма, а после развала СССР стала убеждённым либералом и рыночником.

Вероятно, на такую кардинальную смену убеждений повлиял экономист Евгений Ясин. В 1994–1997 годах он был министром экономики, а на излёте СССР работал в Научно-промышленном союзе (НПС). Именно там Эльвира Сахипзадовна и начала карьеру.

НПС в 1992 году превратился в Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). Набиуллина изучала там процессы экономической перестройки страны и помогала Ясину в подготовке реформ, а в 1994 году перешла с ним в Минэкономики. Постепенно продвигаясь по службе, к 1998 году стала заместителем министра.

После августовского дефолта премьер-министром стал Евгений Примаков. Он убрал из своего кабинета либеральных экономистов, и Набиуллиной пришлось уйти в частный сектор. Около года она проработала зампредседателя правления Промторгбанка и ещё немного исполнительным директором Евроазиатской рейтинговой службы.

Во власть Набиуллина вернулась через Центр стратегических разработок (ЦСР). Туда она пришла в 1999 году. По сути, ЦСР был экономическим предвыборным штабом кандидата в президенты Владимира Путина. Центр возглавлял Герман Греф (ныне — руководитель «Сбера»), Набиуллина стала его замом. Вместе с другими экономистами они писали программу реформ для будущего главы государства. После победы Путина на выборах 2000 года Греф стал министром экономического развития и торговли, а Набиуллина — снова его замом. В середине нулевых ей начали доверять сложные задачи. В 2003 году поручили возглавить ЦСР и готовить экономическую часть новой предвыборной программы, в 2005 году — руководить экспертным советом по реализации нацпроектов, а в 2006 году — оргкомитетом саммита G8 в Петербурге. В 2007 году Эльвира Сахипзадовна стала министром экономического развития. К этому времени политический курс изменился от необузданного либерализма к вектору на усиление роли государства в экономике.

Ранимый и принципиальный интеллигент против государственников

Люди из окружения Набиуллиной часто отмечали её вкус и тягу к прекрасному — шейные платки, автомобиль Jaguar S-type (фигурирует в её декларациях почти 15 лет), походы в театр.

Эмоции на публике проявляет редко, но дочь Ясина Ирина вспоминала, как Набиуллина расплакалась, после того как им нагрубил охранник консерватории, когда Эльвира припарковалась слишком близко ко входу (ради Ирины, ей было тяжело ходить).

«Первое впечатление от Набиуллиной — робко улыбается, говорит тихо, её вежливость иногда кажется застенчивостью, — приводили «Ведомости» слова её бывшего коллеги. — Но то, что это не так, понимаешь сразу: спорит упорно, настойчива и умеет подпустить сталь в голос так, что становится жутко».

Также её описывали как цельную натуру «с ярко выраженными либеральными взглядами, очень принципиальную». Она умеет слушать, но всегда жёстко отстаивает свою линию. Единственный, перед кем Эльвира Сахипзадовна могла вдруг изменить позицию по какому-то вопросу, — Владимир Путин. Однако в целом на посту главы Минэкономразвития Набиуллина как могла старалась сохранить рыночные механизмы. Например, противодействовала госкорпорациям. Публично министерство против них не возражало, но всеми способами старалось ослабить их влияние, затянуть передачу им имущества и требовало повышения прозрачности и дополнительных мер контроля.

«Руководство страны поддерживает баланс между условными либералами и государственниками в экономическом блоке. Кроме Набиуллиной, к первым можно отнести Кудрина и Силуанова. Поэтому речь не идёт о противостоянии, — объясняет доцент экономфака РУДН Роберт Воскеричян. — На стадии дискуссий, до принятия решения, происходит обмен мнениями. Когда же решение принято, его выполняют все участники процесса госуправления».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *