F2f что это в маркетинге
Перейти к содержимому

F2f что это в маркетинге

  • автор:

F2f что это в маркетинге

Мультиканальное продвижение — это увеличение числа контактов с целевой аудиторией за счет дополнения face-to-face визитов другими видами активностей, связанными с развитием современных каналов цифровой коммуникации.
Привлекайте еще больше клиентов и увеличивайте частоту и эффективность контактов с врачами и сотрудниками аптек с компанией F2F-Pharma .
Сделайте работу с новыми технологиями удобной для врачей и аптек и эффективной для Вас

Face-to-face визиты:
Основа мультиканального продвижения — традиционные стандартные визиты к врачам, первостольникам и заведующим аптек с презентацией Вашего продукта по выявленной профессиональной потребности

Сегментация:
Дополнительно во время визитов база клиентов сегментируется по возможным каналам продвижения, проводится сбор информированных согласий и опрос по приверженности к способам восприятия информации, что позволяет подготовить индивидуальный план работы со специалистом

Интернет-проекты:
Для клиентов целевой аудитории создается возможность участия вебинарах, интерактивных квестах, интернет-панелях, дистанционных визитах, проектах интернет-обучения, реализованных на собственных платформах F2F-pharma. Мы готовим план и сценарии взаимодействия, которые позволяют врачу и сотруднику аптеки получить необходимую информацию быстро, легко и удобно

Колл-центры и рассылки:
Мы подбираем канал донесения информации (электронная почта, мессенджер, телефон), определяем частоту контактов, оформляем актуальную информацию под потребности врачей и сотрудников аптеки, делаем контент эмоциональным и ненавязчивым, оформляем интересный дизайн

Наши контакты

Напишите нам письмо, заполните форму обращения и наши менеджеры свяжутся с Вами в ближайшее время!
Звоните нам и мы обсудим с Вами возможные услуги, поможем сделать техническое задание, подобрать необходимые параметры проекта, подскажем наиболее эффективные варианты реализации

+7 495 796 09 26
info@f2f-pharma.ru

127238 Москва, Дмитровской шоссе, д.71Б.
Бизнес-центр «7ONE», офис 427

Метро «Верхние Лихоборы», северный выход №1, 30 метров пешком до бизнес-центра «7ONE», подъезд А, 4 этаж

F2F: лицом к лицу

F2F — интернетовское обозначение личной встречи людей, до этого общавшихся только по Сети. Давно замечено, что издалека некоторые вещи виднее. Побеседовав на прошедшей в конце марта выставке CeBIT’99 с десятком руководителей российских фирм, я обнаружил много интересного в родном отечестве. Первым мне ответил на вопросы Александр Егоров — генеральный директор фирмы Reksoft.

PC Week: Как вашей фирме удалось влиться в международное разделение труда?

Александр Егоров: Мы начали выполнять западные заказы с 1991 г., еще до того, как была образована фирма. Трое ее основателей, и я в том числе, будучи студентами, “зацепили” несколько западных заказов и прошли на этом все необходимые стадии: нас “кидали”, нам не платили и т. д. В 1992 г. нам удалось найти стратегического партнера, швейцарский телекоммуникационный концерн Ascom, который года на три-четыре просто поглотил все наши ресурсы. Это многопрофильный концерн, насчитывающий 12,5 тыс. сотрудников. Мы работали с отделением, занимающимся телекоммуникационным оборудованием. Года полтора назад наша фирма начала выполнять проекты для других заказчиков и развивать собственные продукты, при этом нам пришлось серьезно перестроиться, так как управление фирмой, выполняющей одновременно 10 — 12 проектов различного типа, отличается от управления фирмой, ведущей 1 — 2 проекта. Сейчас у нас работает 75 человек. Наибольшим достижением я считаю то, что нам удалось решить проблему менеджеров среднего звена. Такие менеджеры — это золотой фонд каждой IT-фирмы России. Их холят и лелеют. К сожалению, в структуре обучения наших вузов имеется большой пробел в подготовке таких специалистов. Это национальная проблема. Почему дикое раздражение вызвал кризис? Не столько из-за финансовых проблем, сколько из-за оттока людей, которые стали уезжать из России. И остановить их было нечем. Люди говорили: “Я больше не могу в этой стране жить и смотреть, что с нами делают”.

PC Week: Могли бы вы уточнить, каких знаний не хватает нашим студентам?

А. Е.: Управление проектами — это отдельная дисциплина, которая в серьезных западных технических вузах изучается не один год и сопровождается прохождением производственной практики. У нас обучение было ориентировано на военные и государственные проекты, не имеющие ограничений по времени, ресурсам и финансированию. Нам же приходится работать в условиях жестких ограничений: ресурсы, деньги, функциональность. Т. е. диапазоны, в которых ты должен четко приземлиться, но ни в коем случае за них не выйти. Это совершенно другая игра: нужно уметь делать то, что нужно, а не то, что хочется. И самое главное — делать с достаточно высоким качеством. Выпускники наших вузов, к сожалению, не готовы работать на коммерческие проекты. В частности, многие из них не понимают, что их задача — создавать некоторую ценность для клиента, а не делать то, что им самим нравится.

Мы прошли очень серьезную школу с одним из партнеров, участвуя в разработке продукта, который непрерывно находится на рынке: мы делаем системное и часть информационного ПО телефонной станции четвертого поколения. Этот проект — пример полной интеграции в международную структуру, потому что у них работают английская, швейцарская и русская команды. В нашей фирме для управления проектами используется Microsoft Project и система контроля версий SourceSafe. Мы бы хотели иметь более профессиональный инструментарий, но, к сожалению, его стоимость такова, что фирма пока не может себе этого позволить, так как, скажем, система контроля версий стоит от 5 до 14 тыс. долл. за лицензию. Сейчас у нас проходит аудит по ISO 9001, и, возможно, к концу года мы получим сертификат соответствия. Это дорогое удовольствие, но очень полезное.

PC Week: Что сейчас происходит с рынком западных заказов на разработки?

А. Е.: Его можно охарактеризовать так — количество заказов на порядки превышает возможность их выполнить. Вероятно, я не совсем адекватно оцениваю ситуацию, поскольку уже наработано определенное количество связей. В среднем раз в месяц нам приходит заказ на проект, требующий нескольких человеко-лет, и мы, к сожалению, вынуждены отказываться от многих работ, так как физически не можем их выполнить. Наше стратегическое направление — телекоммуникации и Интернет, поэтому предпочтение отдается проектам в этих областях. С конца прошлого года мы проводим с родственными фирмами, которые занимаются продажей подобных услуг, консультации в Москве и Петербурге на предмет создания некой ассоциации или сети фирм, чтобы установить взаимодействие по ресурсам. Бывают ситуации, когда у разработчиков между проектами случаются простои, так как невозможно подгадать, чтобы начало следующего проекта пришлось точно на дату окончания предыдущего. Поэтому требуется мобильность ресурсов. Два года назад фирмы боялись объединения, боялись выдать какие-то свои секреты. За это время я, например, понял, что работа с западными партнерами строится не только на основе цены разработки. Сейчас, надеюсь, мы такую ассоциацию сделаем.

PC Week: Как вы смотрите на отношение государства к высоким технологиям?

А. Е.: Мы уже давно ни на кого не надеемся и за все время своего существования не взяли ни одного кредита. Но очевиден тот факт, что, занимаясь вышибанием каких-то копеек путем изменения законодательства и пр., государство игнорирует колоссальные возможности по зарабатыванию экспортной выручки, а это сотни миллионов долларов, которые можно было бы без особых проблем качать в Россию на заказах в области высоких технологий. Напротив нашего стенда расположены стенды индийских софтверных компаний. У них на самом деле не очень хорошая репутация в Европе, в Америке у них дела идут лучше. Европа — это наше место, которое должны были занять российские “оффшорники” и не заняли до сих пор. Есть островки в виде фирмочек в 30 — 40 человек, которые где-то что-то делают, но нет мощной сетевой структуры, способной откачивать отсюда заказы.

Пока же, к сожалению, у нас в стране не делается разницы между продажей пива и продажей ПО. Например, таможня и налоговая инспекция не могут между собой договориться, что есть экспорт услуг, а что — экспорт программного обеспечения. Это полный бред. Взывать к каким-то высшим силам бессмысленно. Да, мы будем долго жить бедно и тяжело, пока не вырастим людей с новой психологией, которые сменят нынешнее руководство страны.

Следующий собеседник — Михаил Каничев, директор по продажам петербургской фирмы PROMT, начинает рассказ о российских лингвистических технологиях.

PC Week: Михаил, расскажите, как фирма PROMT вышла на западные рынки.

Михаил Каничев: Ровно два года назад у нас появился хороший партнер — французская компания Sofftissimo, с которой мы начали большой проект. Она выступила не только как партнер, но и как инвестор, оказав помощь и при создании словарей, и при тестировании системы перевода для нерусских языковых пар. Этот проект включал создание двух систем для перевода с французского на немецкий и с французского на английский. Он был завершен в конце прошлого года, и даже за небольшой срок — четыре месяца, в течение которых эти системы продавались во Франции, Германии и Швейцарии, принес около миллиона долларов. Мы увидели, что наши системы пользуются довольно большим спросом, сопоставимы с западными или превосходят их по ряду параметров, и вполне могут с ними конкурировать. Основной наш конкурент — системы SYSTRAN, компании SYSTRAN и Personal Translator компании GLOBALINK.

Поэтому мы решили съездить сюда — чтобы самим посмотреть, что происходит с системами машинного перевода в Германии и продекларировать ряд новых проектов, которые мы сейчас начинаем. А начинаем мы, во-первых, разработки для двух новых языковых пар: англо-немецкой и англо-испанской; во-вторых, ряд проектов, связанных с корпоративными клиентами и интересных для Запада. Это PROMT Internet Translation Server — средство, обеспечивающее выполнение перевода на сервере и очень удобное для контент-провайдеров, так как позволяет им создавать иноязычные зеркала своих сайтов. Первая поставка была сделана некоммерческой организации Smarts, осуществляющей в рамках ЕС поддержку малого и среднего бизнеса. А в России бета-версия системы тестируется на сервере “Инфоарта”.

PC Week: Нашим читателям, наверное, интересно было бы узнать, что делается для перевода на русский.

М. К.: В связи с работой над нерусскими парами мы значительно переработали многие алгоритмы перевода и все эти изменения для немецко-русского, английско-русского и французско-русского переводчиков будут обязательно включены в следующую версию PROMT 2000, которую мы планируем выпустить в начале следующего года. Кроме того, существенно увеличились объемы наших генеральных словарей для всех русских систем.

PC Week: А что нового вы покажете в Москве на Комтеке?

М. К.: Во-первых, PROMT Mail Translator. Он представляет собой присоединяемый файл к Microsoft Exchange, который позволяет задать правила: письма или присоединенные файлы какого корреспондента с какого языка переводятся и в какую папку складываются.

Во-вторых, к тому времени у нас будет готова следующая версия PROMT Internet Translation Server, в которой реализована полная поддержка HTML.

Еще одно корпоративное решение — PROMT Translation Server — обеспечит крупных клиентов, имеющих много отделений, переводом документов, поступающих из разных источников. Вместо покупки множества копий программы перевода достаточно установить одну систему на сервере.

Еще будет представлена новая коллекция словарей, а для массового пользователя готовится PROMT Internet Translator, объединяющий в себе несколько ранее выпущенных продуктов и интегрированный с браузером Internet Explorer. При этом видно, как поменялась концепция разработки продуктов: от универсальных продуктов мы перешли к специализированным.

Давид Ян, генеральный директор фирмы ABBYY, рассказал о новинках своей компании.

Давид Ян: Мы привезли на CeBIT новую версию программы FineReader, поддерживающую ввод и распознавание текстов на 53 языках (в прошлом году он поддерживал 40. — Э. П.). Кроме того, для некоторых языков в ней улучшена точность распознавания. В результате в девяти зарубежных изданиях мы были удостоены звания “Выбор редакции”. Почему-то на этот раз наши конкуренты, компании Caere и Xerox ScanSoft, не очень активно участвуют в выставке, а напрасно. Сейчас у нас уже 10% немецкого рынка, и мы предполагаем, что через год эта цифра увеличится вдвое.

PC Week: Вам не кажется, что количество игроков на рынке OCR постоянно уменьшается и через несколько лет останутся лишь две-три системы?

Д. Я.: Трудно сказать. Я бы не стал этого утверждать, хотя на рынке OCR становится все труднее конкурировать, продукты совершенствуются. Когда мы выходили в 1993 г. на рынок, в мире тоже уже были очень популярные пакеты для распознавания. Это как в шахматах: трудно пробиться к вершине, стать Карповым или Каспаровым, но в какой-то момент, наверное, это происходит, так что наша задача — не снижать темп, не расслабляться. Наше преимущество — в более низкой стоимости разработки. У нас есть распознавание рукописного текста, которого нет у Caere; есть своя собственная технология обработки печатных форм.

Мы динамичнее, но я думаю, что основная борьба еще впереди.

PC Week: Что вы покажете на Комтеке?

Д. Я.: Во-первых, этот новый FineReader. Чтобы не путать и не пугать дилеров, он называется 4.0B, хотя это серьезно переработанная версия. Бета-тестирование ее заняло целых четыре месяца. В ней не только увеличилось число поддерживаемых языков, но и сравнительные тесты показывают серьезные подвижки.

Сейчас мы используем свою патентованную технологию групповой верификации, позволяющую в 7 — 9 раз повысить скорость верификации при массовом вводе форм. Для нас это был прорыв, которого мы не ожидали.

PC Week: Давид, поясните, что такое верификация.

Д. Я.: Если, например, обрабатывается платежное поручение, то в нем программа проверяет поля по правилам: сумма прописью — сумма цифрами, корреспондентский счет — название банка и т. д. В случае невыполнения правил или возникновения неоднозначности программа должна задать вопрос оператору-верификатору. Это самая трудоемкая часть процесса ввода форм, например, на один сканер в налоговой службе сейчас приходится 24 рабочие станции. Такая технология позволяет им обрабатывать до 20 тыс. листов за смену. До ее внедрения для достижения такой производительности верификаторов нужно было в несколько раз больше.

PC Week: А что происходит с вашими лингвистическими продуктами?

Д. Я.: Выходит новая версия Lingvo 6.0. В результате двухлетней работы нашей группы прикладной лингвистики значительно расширены словари, суммарно там более миллиона слов.

PC Week: Что выгоднее: понемногу изменять продукт и часто его выпускать, будоража рынок, или делать это редко, внося в него крупные изменения?

Д. Я.: Это зависит от каналов. Разумеется, поддерживать интерес к продукту надо, но чаще, чем раз в год, обновлять его тяжело, потому что тут же возникнет возврат со складов дистрибьюторов. Чем более массовым является продукт, тем реже можно менять версию, тогда все расходы, связанные с переходом на нее, уменьшаются.

PC Week: До сих пор в российском Интернете идут споры, можно ли российских программистов считать лучшими в мире. Какова ваша точка зрения?

Д. Я.: Мое отношение к этому утверждению периодически менялось. Сейчас в целом я считаю, что да. В ходе нашего партнерства мы встречаемся с бельгийскими, французскими, немецкими и американскими программистами. У нас можно найти людей, которые будут очень заинтересованы, у которых все кипит, а у западных программистов — все хорошо, они никуда не торопятся.

Игорь Ашманов, генеральный директор компании “МедиаЛингва”, поведал о совершенно необычной разработке.

PC Week: Игорь, расскажите, что нового вы показываете на CeBIT, ваши впечатления от выставки?

Игорь Ашманов: На этот раз мы представляем два немецких словаря “Мультилекс” — большой и малый. К ним здесь большой интерес. Мы сделали также поисковую клиентскую машинку, которая ищет в разных форматах на персоналке документы на немецком языке. Хотя на выставке торговать запрещено, все торгуют — это часто компенсирует затраты на стенд. Вообще здесь очень много всевозможных контактов, причем в первые дни — обычно контакты с соотечественниками. Как правило, вопросы в Москве гораздо труднее решить, чем на CeBIT.

В основном переговоры касаются лицензирования технологий, которые мы разрабатываем (поиск, классификация, аннотирование документов и т. д.).

Впечатление от выставки хорошее, чувствуется, что к нам накапливается интерес. Мы участвуем в CeBIT четвертый год и каждый раз стоим на одном и том же месте, и каждый год все больше и больше народу приходит к нам на стенд. Это и дилеры, и отдельные пользователи, с которыми нам интересно поговорить, выслушать их мнение об интерфейсе и программе, т. е. получить обратную связь.

У нас технологическая фирма, наш конек — технологии. Массовый рынок требует слишком больших затрат на маркетинг. У нас есть пример успешной продажи технологий в России, скажем программы поиска для компакт-дисков, но здесь просто рынок больше и люди понимают, что за SDK нужно платить несколько тысяч долларов, а в России сейчас за каждую тысячу приходится торговаться.

PC Week: Редакторы нашего еженедельника пользуются англо-русским словарем “Мультилекс 2.0”. Появится ли его новая версия?

И. А.: Скоро выйдет еще “Универсальный Мультилекс” (Мюллер и Смирницкий) и “Большой Мультилекс” (Апресян и Смирницкий). Смирницкий — это русско-английский словарь. Мы надеемся все это выпустить летом. Сейчас все силы — больше 15 человек — были брошены на разработку системы машинного перевода с английского на русский. Это будет третья российская система.

PC Week: А что, двух недостаточно, вы становитесь конкурентами PROMT?

И. А.: Да, и PROMT, и “Арсенала”. Они об этом знают. Более того, мы обсуждали с ними возможность продажи им ядра, чтобы самим не заниматься маркетингом. Мы рассчитываем, что качество перевода в нашей системе будет выше, потому что в ней используется совершенно другой принцип. У PROMT и “Арсенала” системы построены на близких технологиях. Лично у меня есть ощущение, что они в технологическом тупике, потому что качество перевода от версии к версии растет очень медленно. Увеличивается число словарей и улучшается интерфейс. Наш проект написан с нуля, и есть идея сделать его открытым, в отличие от PROMT’а и Stylus’а, т. е. пользователь сможет его довольно сильно обучать. В системе будут открытые словари, открытый язык шаблонов для построения собственных переводчиков с компилятором, интерпретатором и т. д. и возможность загружать параллельные тексты, которые будут автоматически обобщаться. Мы хотим создать сообщество открытых систем в области переводов, где каждый конструирует свой переводчик.

PC Week: Каким образом происходит обучение программы?

И. А.: С языком нужно работать, как с языком, и языково-независимых технологий в этом смысле не бывает. В системе есть модуль под названием “Абстрактор”, который берет параллельные тексты и обобщает их до шаблонов перевода. Сейчас система функционально закончена, и ее можно уже “погонять” у нас в офисе, но мне пока качество не нравится. Она еще не оптимизирована ни по производительности, ни по объему. Сейчас она занимает около 100 Мб. Скорее всего, в первое время мы дадим возможность скачивать ее через Интернет. Конечно, когда ужмем по объему. Переводчик с русского на английский мы делать не будем, поток таких переводов очень мал, пока же мы ищем инвестора для системы перевода с английского на испанский.

PC Week: Идея заманчивая, и общество в целом очень нуждается в качественном улучшении систем машинного перевода. Успеха вам.

Классические методы маркетинговых исследований

Слабоструктурированная личная беседа с группой респондентов, отобранных по одному или нескольким критериям. Групповая динамика, диалог позволяют получить максимальное количество аргументов за и против, выработать новые гипотезы или проверить существующие. Использование различных проективных техник раскрывает творческий потенциал респондентов.

По составу участников

Классические: 8 участников (рекрут с запасом)

Мини – группы: 4-6 участников

Расширенные: 10-12 участников

По структуре

Классические: один модератор, длительность до 2-х часов, только качественный анализ

  • Сессии (сочетание фокус-групп с холл-тестом)
  • Креативные группы
  • Конфликтные группы
  • Домашние группы

По целевой аудитории

По способу проведения

ГЛУБИННОЕ ИНТЕРВЬЮ

Слабоструктурированная личная беседа с респондентом для определения его личных глубинных мотивов, убеждений, чувств и отношения к изучаемой теме

По составу участников

По структуре

Классические: личная беседа, проведенная в специально оборудованном помещении

  • Интервью с сопровождением при покупке
  • Домашние интервью
  • Юзабилити тестирования

По целевой аудитории

По способу проведения

ДНЕВНИКОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

В рамках дневниковых исследований респонденты заполняют онлайн или мобильные дневники, в которых они в течение определенного времени:

  • фиксируют покупку и ситуации использования продукта, сопровождая этот процесс эмоциональными и рациональными комментариями
  • выполняют задания, рассчитанные на креативность (категория, бренд, хобби, стиль жизни и т.д.).
  • ведут фото или видео блог на заданную тему

Для получения кросс-методологических инсайтов на пересечении нейромаркетинга и классических подходов к сбору данных о потребителе мы используем полный спектр методов маркетинговых исследований.

F2F интервью — личный количественный опрос в местах скопления аудитории по структурированной анкете:

  • Уличные интервью
  • Интервью по месту жительства
  • Интервью в местах продаж
  • Интервью в кинотеатрах и ТРЦ/ТРК

Дистанционные опросы:

  • CATI — Computer Assisted Telephone Interview –телефонные интервью с помощью компьютерных терминалов, объединенных в одну сеть, единство работы которых поддерживается специализированным программным обеспечением.
  • Оnline (CAWI) — маркетинговые и социологические количественные опросы в сети Интернет

Hall test – метод, предполагающий тестирование товара и/или его элементов потенциальными покупателями в специально оборудованных помещениях. В ходе холл-тестов может проводиться тестирование упаковки товара, рекламных роликов, концепции товара или услуги, цены на товар и т.д.. Home-тест – это метод, аналогичный холл-тесту отличающийся лишь тем, что тестирование товара и/или его элементов проводится в домашних условиях (дома у респондента). Обычно этот метод применяется при необходимости тестирования товар длительного использования или услуг.

НАБЛЮДЕНИЕ

Описательный исследовательский метод, заключающийся в целенаправленном и организо­ванном фиксировании пове­дения изучаемого объекта/группы. Наблюдение применяется там, где вмешательство аналитика нарушит процесс взаимодействия человека со средой. Этот метод незаменим в случае, когда необходимо выявить целостную картину происходящего и отразить поведение целевого потребителя во всей полноте, получить реальные данные о взаимодействии потребителя и продукта/ сервиса в «среде обитания».

Наблюдение может осуществляться как с помощью наблюдателей, так и аппаратным способом (установка видео камер и автоматическая кодировка видео).

По степени открытости

Скрытое (объект не знает, что за ним наблюдают)

Открытое (объект знает, что за ним наблюдают)

По роли наблюдателя

Включенное (наблюдатель является активным участником изучаемого события)

Невключенное (наблюдение за ситуацией со стороны)

По периодичности

Массовые опросы (поквартирные, уличные, телефонные)

Основным преимуществом проведение опроса в местах продаж, является достижимость конкретной целевой аудитории. Как правило, данный метод предполагает предварительное согласование с конкретной торговой точкой о проведении опроса с покупателями.

  • — возможность самостоятельной проверки качества работы интервьюера;
  • — возможность демонстрации промо-материалов и тестирования образцов продукции;
  • — наиболее точное попадание в необходимую целевую аудиторию;
  • — изучить мнение потребителя о товаре или услуге;
  • — изучение целевой аудитории;
  • — определение целевой аудитории;
  • — выявление эффективности рекламной кампании и др.

Уличный опрос представляет собой метод проведения исследования на улицах города и в местах скопления людей (парки, зона торговых центров и т.п.).

  • — высокая скорость проведения опроса;
  • — максимальная анонимность опроса;
  • — возможность опроса специфических категорий населения;
  • — широкий охват респондентов;
  • — возможность совмещения личного опроса с наблюдением;
  • — возможность демонстрации наглядных материалов, карточек, образцов рекламы и упаковки;
  • — изучить мнение потребителя о товаре или услуге;
  • — максимальное попадание в целевую аудиторию;
  • — выявление эффективности рекламной кампании и др.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *