Что такое митинг в криптовалюте
Перейти к содержимому

Что такое митинг в криптовалюте

  • автор:

10 проблем и рисков криптовалют

10 проблем и рисков криптовалют

Криптовалюты навсегда изменили представление о личных финансах и ведении бизнеса. На протяжении многих лет они вызывают споры, подвергаются критике, порождают преступность, сопровождаются неудачами и. дают возможность хорошо зарабатывать.

Несмотря на многочисленные преимущества, у цифровых денег есть ряд недостатков. Естественно, они свойственны всем финансовым рынкам, но в случае использования криптовалют риски удваиваются из-за их специфических особенностей. Что грозит тем, кто выбрал биткоин или другие криптомонеты в качестве инструмента для инвестиций?

Вредоносные программы

Первые из них были созданы еще во времена появления электронных платежных систем (WebMoney, QIWI и др.). Теперь их аналоги адаптированы под рынок криптовалют и могут активироваться везде, где появляется такая возможность. Самыми распространенными методами кражи криптомонет являются:

  • программы-вымогатели;
  • вирусы;
  • фальшивые ссылки (подмена);
  • фишинг (несанкционированный доступ к личной информации).

Владельцы цифровых денег должны быть крайне бдительными и стараться на шаг опережать вредоносное ПО – использовать надежную антивирусную защиту, проверять все адреса и не переходить по подозрительным ссылкам.

Хакерские атаки

Кибератаки – вторая по масштабности проблема и частое явление в мире развивающихся криптовалют. Случаи хакерских атак наблюдаются все чаще, а способы мошенничества становятся все более изощренными. Биткоин-кошельки и крупные суммы, которые обращаются на торговых площадках, стали для воров особенно привлекательными. Криптовалютные биржи неоднократно подвергались взломам, вследствие чего многие закрылись по причине банкротства.

Международная комиссия по ценным бумагам и валютным биржам подтвердила, что больше половины платформ столкнулись с кибератаками. Например, в 2016 году из-за ошибки в коде хакеры получили несанкционированный доступ к цифровым кошелькам участников хедж-фонда DAO и украли больше $150 млн. Еще один известный случай: когда хакеры обошли систему безопасности и подменили способы верификации пользователей на известной бирже Bitfinex – тогда они украли $70 млн.

По мнению экспертов, проблема безопасности в мире криптовалют еще долго будет «висеть над головами» инвесторов.

«Я скептически отношусь к любой идее, которая якобы сможет решить проблему безопасности. По моему мнению, ни одна технология или механизм не способны защитить криптовалюту от хакерских атак и махинаций», – считает Тайлер Мур, доцент кафедры кибербезопасности университета Tulsa, который планирует вскоре опубликовать новое исследование уязвимости криптовалюных бирж.

Отсутствие законодательной базы и юридические риски

Ситуация усугубляется отсутствием системы страхования инвесторов. Они не могут претендовать на возмещение убытков, несмотря на то, что часть бирж позиционируется и действует в качестве виртуальных банков.

Биткоины – это нематериальные цифровые коды, на которые нет прав собственности. Если они украдены с виртуального кошелька, владелец не может ни идентифицировать вора (из-за анонимности и децентрализованности), ни подтвердить свое право на монеты (из-за отсутствия закона о личной собственности). Аналогичная ситуация и в случае, когда транзакции осуществлены на имя недобросовестной стороны. А если биткоины вложены в компанию, которая обанкротилась, у владельца также не будет возможности их вернуть, поскольку договор заключен «на честном слове и рукопожатии».

Однако у инвесторов пока нет другого выхода, кроме как вести бизнес с биржами, которые не имеют собственного капитала для страхования убытков, как у обычных банков, чья деятельность регулируется законодательством.

«Когда взломан расчетный счет клиента банка, всегда есть третья сторона, готовая вмешаться, чтобы справиться с проблемой. Но это не касается криптовалютных бирж. Скорее всего, из-за «виртуальных» особенностей цифровых монет они никогда не будут в полной безопасности», – считает Дэрин Стейнфилд, исполнительный директор KeepKey.

Никто не предлагает страхование криптовалют, хотя в разработке находится множество проектов.

Банкротство и закрытие бирж

За предыдущие 5 лет закрылось около 48% криптовалютных бирж, в числе которых присутствовали довольно перспективные.

«Конечно, закрытие 48% бирж неприемлемо, но учитывая, что биткоин – относительно новая технология, это неудивительно», – отметил Ричард Джонсон, вице-президент Greenwich Associates.

На момент закрытия площадок пользователи не успели вывести деньги со счетов, что привело к многомиллионным потерям. И причиной этого не всегда являлись хакерские атаки.

Рентабельность

Вот главная причина краха и насущная проблема для большинства криптовалютных бирж. Многие просто не могут обеспечить достаточный оборот средств, чтобы «оставаться на плаву» длительное время. По словам Эрика Вурхиеса, основателя биржи ShapeShift:

«Ежедневно должен осуществляться обмен валют на сумму от $100 тыс. до $1 млн. За торговые операции необходимо снимать определенные комиссии, чтобы собственный капитал составлял как минимум $25 млн».

И это лишь малая часть того, что требуется для полноценного функционирования сервиса.

Технические проблемы

Технические сбои в работе площадок, на которых хранятся биткоин-кошельки, – довольно распространенное явление. Инвесторы, потерпевшие убытки, не могут претендовать на возврат средств независимо от того, чем обусловлена проблема – злонамеренными действиями хакеров или небрежностью оператора при разработке программного обеспечения.

Отсутствие гарантий на возмещение убытков

При осуществлении операций через биржу пользователь фактически не владеет средствами, которые хранятся на его счете – активы принадлежат бирже и контролируются ею. Площадка всего лишь предоставляет доступ к ним при входе в систему. Таким образом, владелец полностью доверяет свой биткоин-кошелек третьей стороне, полагаясь на меры безопасности, которые она предпринимает для защиты денег.

Пользователи биржи Bitfinex потеряли 36% активов вследствие кибератаки. Позже площадка была запущена снова, и чтобы удержать клиентов, возместила пострадавшим средства токенами BFX (по стоимости были релевантны биткоину на момент взлома), а затем их выкупила.

Биржа MtGox (Токио) после взлома в 2014 году обанкротилась, и также обещала компенсировать инвесторам средства, но ситуация пока полностью не разрешена.

Увы, такие случаи единичные. Большинство инвесторов, которые потеряли криптоактивы на других площадках, так никогда их и не увидели.

Крах рынка виртуальных денег

Никто не может гарантировать успех и долговечность криптовалют. С одной стороны, они принимаются наравне с фиатными деньгами, а с другой – не подлежат какому-либо контролю. Они не материальны, как доллар или евро, но есть перспектива, что вскоре их можно будет вывести через банкомат и положить в карман, как обычные деньги. Однако пока что они существуют только в виртуальном виде и используются гораздо реже фиатных валют.

Ценность цифровых монет естественным образом меняется с течением времени, но нет никаких гарантий, что стремительный рост в определенный момент не обернется столь же стремительным спадом (откатом). Следовательно, существует вероятность возврата «к нулю» как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Цены изменчивы (что подтверждает высокая волатильность) и снижение курса может спровоцировать практически любой политический или экономический фактор. А такие события, как правило, предсказать весьма сложно.

Волатильность = нестабильность

Этот момент следует выделить отдельно. Когда наблюдается такая волатильность, все начинают давать советы о том, когда лучше покупать и продавать. Конечно, идеи могут быть хорошими, но неопытным участникам рынка лучше отойти в сторону и переждать, чтобы не потерять все в один момент. Цифровые монеты могут стать инструментом для получения высоких доходов, но только в руках опытных инвесторов.

Непредсказуемые скачки курса частично обусловлены ограниченным выпуском «короля криптовалют» – 21 млн биткоинов. Каждый из них ежедневно растет в цене, увеличивая спрос. В итоге это может привести к дефляции. По мере того, как все больше торговых предприятий начнет принимать биткоин в качестве оплаты, его стоимость будет снижаться.

Еще один момент – децентрализованность. Это одновременно преимущество и недостаток. Поскольку нет управляющего органа, никто не может поддерживать минимальную стоимость цифровой валюты. Если большинство инвесторов решит отказаться от биткоина и «выбросит» на рынок много монет, то есть риск, что курс рухнет.

Рынок криптовалют нестабильный, так как находится на стадии формирования. Он требует специальных знаний и навыков, которые зачастую непостижимы для новичков. И хотя высокая волатильность может казаться привлекательной для инвестиций, в этой совершенно новой сфере есть многочисленные «пробелы».

Initial coin Offering (ICO)

Представители британского Управления по финансовому регулированию и надзору заявили, что все, кто инвестирует в ICO, должны быть готовы потерять свои деньги, поскольку часть этих схем напрямую связана с мошенничеством. В них используется метод первичных публичных предложений Initial Public Offering (IPO) с целью привлечения денег для интернет-стартапов. Но на этом сходство с IPO заканчивается. FCA порекомендовал участникам этого «спекулятивного безумия» по возможности забрать свои капиталовложения.

В Пекине и Шанхае такие проекты были наиболее популярны – создано 65 ICO, через которые привлечено около $300 млн от 105 тыс. инвесторов. Однако в сентябре 2017 года в Китае сбор средств через ICO был объявлен незаконным и в итоге запрещен.

ICO – опасные проекты, которые не гарантируют возврата инвестиций, поэтому каждый участник обязан осознать уровень риска и быть готовым потерять вложенную сумму. Успешных проектов практически нет, но количество желающих вложить валюту не сокращается. Считается, что именно из-за массового вливания в ICO курс биткоина существенно упал.

Потеря секретного кода

Это ключ доступа к биткоин-кошельку. Потеря кода подразумевает потерю всех активов, которые хранятся на кошельке. Такое может произойти при сбое в работе жесткого диска ПК или повреждении флешки, на которой записан код. Согласно статистике, подобное случается у 25% владельцев криптокошельков, потерявших около $18 млрд. Восстановить код и вернуть деньги невозможно.

Ошибочная транзакция пользователя

Ошибка при вводе кода всего на одну цифру или его отправка на неправильный адрес также приводят к потерям. Транзакцию отменить нельзя, поэтому отправленная сумма не может быть возвращена.

Выводы

Подведем итог этого длинного списка. Криптовалюта нестабильна, никем не регулируется, не гарантирует защиту инвестора, подвержена экстремальной волатильности и крайне привлекательна для мошенников. Перспективы виртуального заработка могут быть столь же воздушными, как и сама валюта. Поэтому каждый, кто инвестирует в биткоин или осуществляет транзакции с криптовалютами, обязан в первую очередь учитывать риски, чтобы принять необходимые меры. Только комплексный подход поможет эффективно защитить средства.

Меры предосторожности для владельцев криптовалют читайте на Bankiros.ru

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2024. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Что такое сжигание токенов и почему разработчики уничтожают криптовалюту

В секторе криптовалют существует такое понятие, как сжигание токенов. Создатели цифровых монет уничтожают часть эмиссии, чтобы ограничивать предложение, тем самым повышая стоимость актива. Все операции по сжиганию монет записываются в блокчейн как транзакция, так что любой может проверить, что монеты действительно были навсегда выведены из обращения. При создании новой криптовалюты разработчики просчитывают математическую модель, которая определяет стоимость актива, объяснил Александр Хвойницкий, директор по маркетингу криптовалютной p2p-площадки Chatex. По его словам, разработчикам приходится уничтожать часть токенов, если цифровая монета не достигает поставленных целей модели. Держатели этой криптовалюты могут не беспокоиться, что их токены будут уничтожены, поскольку разработчики сжигают цифровые монеты, которые принадлежат им. В качестве примера сооснователь мобильного дата-центра LAZM Роман Некрасов привел криптовалюту Stellar, которая с капитализацией в $14,4 млрд, по данным CoinGecko, находится на 13 месте в рейтинге крупнейших цифровых монет. Последний раз разработчики сжигали токены Stellar в 2019 году. Тогда было уничтожено 55 млрд из 105 млрд выпущенных монет. После этого криптовалюта подорожала на 20%. Сейчас Stellar торгуется по $0,63.

По словам Романа Некрасова, успешнее всего процесс сжигания токенов реализован у Binance Coin. На апрель запланировано уже 15-я подобная процедура. Предыдущий раунд сжигания стал рекордным. В январе было сожжено 3,62 млн токенов (примерно на $165,7 млн). Токены BNB продолжат сжигаться раз в квартал, пока не будет сожжено 50% эмиссии. В преддверии 15-го сжигания токенов криптобиржи Binance их стоимость достигала исторического максимума в $638. По состоянию на 15 апреля цена криптовалюты составляет $546. Сжигание токенов — не единственный способ бороться с инфляцией цены монеты, утверждает Роман Некрасов. Например, в сети биткоина нет никакого сжигания, но консенсус Proof-of-Work (PoW) помогает не допустить переизбытка предложения новых монет в циркуляции, пояснил эксперт. По его словам периодическое сокращение награды майнерам за найденный блок (за выполненную вычислительную задачу) призвано как раз удержать уровень инфляции у целевого показателя. Также Роман Некрасов напомнил, что у многих других криптовалют существует лимит выпуска монет, например, больше 21 млн биткоинов не будет существовать никогда. — Комиссии в сети Ethereum за неделю почти удвоились — «Не стоит обольщаться». Как сжигание Ethereum отразится на его котировках — Стоимость токена Binance Coin обновила исторический максимум Больше новостей о криптовалютах вы найдете в нашем телеграм-канале РБК-Крипто.

Рост биткоина и рекордные вливания в ETF. Главные события недели

Майнеров привлекают низкие цены на электроэнергию в стране после запуска крупнейшей в Африке гидроэлектростанции мощностью 5,15 ГВт Как халвинг биткоина повлияет на его цену. Главное из отчета Grayscale В преддверии важного и исторически бычьего события для биткоина его технические показатели и фундаментальные факторы за прошедший год стали сильнее влиять на его цену Вторник Рост курса биткоина вернул на крипторынок «чрезвычайную жадность» Индекс «Страха и жадности» второй раз за год достиг чрезвычайно высокого уровня Биткоин превысил $50 тыс. впервые с 2021 года. Что дальше Эксперты рассказали о вероятных сценариях для движения цены первой криптовалюты и факторах, оказывающих влияние на рынок Трейдеры опционами поставили на биткоин выше $65 тыс. Активное накопление опционов на покупку биткоина с более высокими ценами исполнения свидетельствует о бычьем настроении среди участников рынка Среда Как изменился Топ-10 криптовалют после роста курса биткоина. Таблица Solana вновь стала четвертой по капитализации криптовалютой, Chainlink вошел в Топ-10 криптовалют по капитализации и обошел токен Dogecoin Биткоин обновляет максимумы несколько дней подряд. Что будет дальше Эксперты рассказали о вероятных сценариях для движения цены первой криптовалюты и факторах, оказывающих влияние на рынок

Приток средств в биткоин-ETF достиг рекордных $631 млн за один день Рекордсменом по притоку средств стал биткоин-ETF iShares Bitcoin Trust (IBIT) крупнейшего в мире управляющего активами BlackRock

Четверг Аналитики QCP Capital спрогнозировали новый максимум биткоина в марте Аналитики QCP Capital полагают, что рост курса биткоина вызван значительным притоком в спотовые ETF и ситуацией на рынке опционов Кийосаки предсказал падение золота и взлет биткоина Писатель и инвестор Роберт Кийосаки предсказал рост курса биткоина
На фоне роста первой критовалюты в начале года биржевые фонды (ETF) на золото столкнулись с оттоком средств MicroStrategy накопила биткоины на $10 млрд. На что ставит компания

Компания является крупнейшим из корпоративных держателей первой криптовалюты

Пятница Токены ИИ-проектов выросли после запуска нейросети Sora. Список лидеров Новостной фон вокруг запуска нейросети Sora от создателей ChatGPT и общий рост криптовалютного рынка спровоцировал рост криптоактивов, объединенных причастностью к искусственному интеллекту Отток средств из биткоин-ETF замедлился. Что может это изменить Потенциальный отток средств из фондов может составить еще более $1 млрд Венчурные инвестиции в криптобизнес снова начали расти. Что произошло Аналитики связывают волну интереса венчурных инвесторов к криптовалютным стартапам с запуском биткоин-ETF

«РБК-Крипто» запустил мониторинг криптовалютных обменников. Выбирайте надежный обменный сервис с выгодным курсом на yourcryptoex.ru или в удобном телеграм-боте.

Криптовалюта как предмет и средство совершения преступлений Текст научной статьи по специальности «Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Коренная Анна Анатольевна, Тыдыкова Надежда Владимировна

Статья посвящена исследованию правового статуса криптовалют в России. Затронуты гражданскои уголовно-правовые аспекты этого явления. Отмечается, что законодательство умалчивает о правовом статусе криптовалют , а теория и судебная практика не выработали единого подхода. Приводится обзор существующих на сегодняшний день позиций. Предлагается рассматривать криптовалюту как иное имущество . Констатируется, что независимо от того, какую позицию займет право, реальность такова, что криптовалюта фактически находится в мировом обороте и имеет огромный потенциал. Что касается уголовного права, то авторы отмечают его относительную независимость от гражданского права в решении вопросов в рамках своего предмета. Для целей уголовного права предлагается адаптировать имеющийся инструментарий для оперативного реагирования на совершенные преступления уже сегодня. Авторы анализируют возможность признания криптовалют предметом и средством совершения преступлений в рамках существующего законодательства. На примерах разных составов преступлений продемонстрировано, что криптовалюта может выступать средством их совершения. Утверждается, что она может быть признана и предметом ряда преступлений. Для подтверждения выдвигаемых тезисов в качестве аргументов приводятся преступления террористической направленности, в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, в сфере экономической деятельности и некоторые другие. Особенно оговаривается вопрос о криптовалюте как предмете хищений. Доказывается, что существует практическая необходимость признать криптовалюту предметом хищений . Приводятся и критические взгляды исследователей на такой подход. Авторы же доказывают возможность положительного решения этого вопроса. Сделан вывод о том, что действующее российское законодательство, как и зарубежное, требует дополнений в части определения правового статуса криптовалют , однако цели уголовного права могут и должны быть достигнуты и до их принятия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Коренная Анна Анатольевна, Тыдыкова Надежда Владимировна

Квалификация деяний, совершаемых в сфере оборота криптовалюты
Правовой статус криптовалюты в уголовном праве
Преступления, связанные с использованием криптовалюты: основные криминологические тенденции
Криптовалюты: предмет и средство совершения преступления
Особенности объекта и предмета преступлений, совершаемых в сфере оборота криптовалюты
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Crypto Currency as an Object and Instrument of Committing Crimes

The article examines the legal status of cryptocurrencies in Russia. The authors study the civil and criminal law aspects of this phenomenon. The legislation does not define the legal status of cryptocurrencies, while the theory of law and court practice have not yet worked out a unified approach to it. The authors present an overview of the existing positions regarding this issue and suggest that cryptocurrency should be regarded as other property. It is stated that whatever position is incorporated into law, in real life cryptocurrency is in global circulation and has a great potential. As for criminal law, the authors show that it is relatively independent from civil law when dealing with issues within its object. It is suggested that, for the purposes of criminal law, the available instruments should be adjusted to enable a prompt reaction to the crimes committed at the present moment. The authors analyze the possibility of recognizing cryptocurrencies as an object and instrument of committing crimes within the framework of current legislation. Using the examples different crimes, the authors demonstrate that cryptocurrency could act as an instrument of committing them. It is also stated that cryptocurrency could be recognized as an object of some crimes. To support their position, the authors present such arguments as crimes of terrorism, illegal trade in drugs and psychoactive substances, economic crimes and some others. They also discuss cryptocurrency as an object of theft. It is proven that there is a practical necessity to recognize cryptocurrency as an object of theft . Criticism of this approach by some researchers is also discussed. The authors, however, show that it is possible to solve this problem positively. They conclude that current Russian and foreign legislation should be amended and should define the legal status of cryptocurrencies; however, the goal of criminal law could and should be achieved even before these amendments are adopted.

Текст научной работы на тему «Криптовалюта как предмет и средство совершения преступлений»

КРИПТОВАЛЮТА КАК ПРЕДМЕТ И СРЕДСТВО СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

А.А. Коренная, Н.В. Тыдыкова

Алтайский государственный университет, г. Барнаул, Российская Федерация

Информация о статье

Дата поступления 13 апреля 2018 г.

Дата принятия в печать 7 июня 2019 г.

Дата онлайн-размещения 4 июля 2019 г.

Ключевые слова Криптовалюта; биткоин; предмет хищений; средство совершения преступлений; иное имущество

Аннотация. Статья посвящена исследованию правового статуса криптовалют в России. Затронуты гражданско- и уголовно-правовые аспекты этого явления. Отмечается, что законодательство умалчивает о правовом статусе криптовалют, а теория и судебная практика не выработали единого подхода. Приводится обзор существующих на сегодняшний день позиций. Предлагается рассматривать крип-товалюту как иное имущество. Констатируется, что независимо от того, какую позицию займет право, реальность такова, что криптовалюта фактически находится в мировом обороте и имеет огромный потенциал. Что касается уголовного права, то авторы отмечают его относительную независимость от гражданского права в решении вопросов в рамках своего предмета. Для целей уголовного права предлагается адаптировать имеющийся инструментарий для оперативного реагирования на совершенные преступления уже сегодня. Авторы анализируют возможность признания криптовалют предметом и средством совершения преступлений в рамках существующего законодательства. На примерах разных составов преступлений продемонстрировано, что криптовалюта может выступать средством их совершения. Утверждается, что она может быть признана и предметом ряда преступлений. Для подтверждения выдвигаемых тезисов в качестве аргументов приводятся преступления террористической направленности, в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, в сфере экономической деятельности и некоторые другие. Особенно оговаривается вопрос о криптовалюте как предмете хищений. Доказывается, что существует практическая необходимость признать криптовалюту предметом хищений. Приводятся и критические взгляды исследователей на такой подход. Авторы же доказывают возможность положительного решения этого вопроса. Сделан вывод о том, что действующее российское законодательство, как и зарубежное, требует дополнений в части определения правового статуса криптовалют, однако цели уголовного права могут и должны быть достигнуты и до их принятия.

CRYPTO CURRENCY AS AN OBJECT AND INSTRUMENT OF COMMITTING CRIMES

Anna A. Korennaya, Nadezhda V. Tydykova

Altai State University, Barnaul, the Russian Federation

2018 April 13 Accepted

2019 June 7 Available online 2019 July 4

Crypto currency; bitcoin; object of theft; instrument of committing crimes; other property

Abstract. The article examines the legal status of cryptocurrencies in Russia. The authors study the civil and criminal law aspects of this phenomenon. The legislation does not define the legal status of cryptocurrencies, while the theory of law and court practice have not yet worked out a unified approach to it. The authors present an overview of the existing positions regarding this issue and suggest that cryptocur-rency should be regarded as other property. It is stated that whatever position is incorporated into law, in real life cryptocurrency is in global circulation and has a great potential. As for criminal law, the authors show that it is relatively independent from civil law when dealing with issues within its object. It is suggested that, for the purposes of criminal law, the available instruments should be adjusted to enable a prompt reaction to the crimes committed at the present moment. The authors analyze the possibility of recognizing cryptocurrencies as an object and instrument of committing crimes within the framework of current legislation. Using the examples different crimes, the authors demonstrate that cryptocurrency could act as an instrument of committing them. It is also stated that cryptocurrency could be recognized as an object of some crimes. To support their position, the authors present such arguments as crimes of terrorism, illegal trade in drugs and psychoactive substances, economic crimes and some others. They also discuss cryptocurrency as an object of

theft. It is proven that there is a practical necessity to recognize cryptocurrency as an object of theft. Criticism of this approach by some researchers is also discussed. The authors, however, show that it is possible to solve this problem positively. They conclude that current Russian and foreign legislation should be amended and should define the legal status of cryptocurrencies; however, the goal of criminal law could and should be achieved even before these amendments are adopted.

Цифровые технологии — неотъемлемая часть жизни современного человека. Развитие технологий происходит столь стремительно, что право не всегда успевает оперативно реагировать на появление новых предметов, инвестиционных инструментов, технологических решений. Подобная ситуация сложилась и с криптовалю-той: криптовалюта объективно существует, но ее правовое регулирование отсутствует. На сегодняшний день в литературе тему правового регулирования криптовалют можно считать одной из самых популярных. Большинство исследований в этой области посвящено гражданско-правовым аспектам вопроса, что вполне оправданно, так как первоочередной задачей при изучении новой экономической категории является определение ее сущности. 26 марта 2018 г. в Государственную Думу РФ был представлен законопроект о внесении поправок в Гражданский кодекс РФ, который предусматривает включение в число объектов гражданских прав цифровых денег. Одним из основных посылов к формированию регулятивного законодательства стало увеличивающееся количество преступлений, совершаемых с использованием криптовалют. Действительно, наличие новой категории в экономическом и правовом пространстве порождает вопросы, связанные не только с ее правовым регулированием, но и с совершением противоправных деяний как в отношении нее, так и с ее использованием. Именно поэтому нужно установить, может ли криптовалюта быть предметом и средством преступления при действующем правовом положении. Для решения этого вопроса необходимо определиться с ее правовым статусом в рамках существующего законодательства.

Анализ этой правоприменительной практики в делах, где в той или иной форме фигурирует криптовалюта, дает противоречивые результаты. В одних актах суды трактуют обязательство по предоставлению криптовалюты как неденежное1. С этой позицией сложно не согласить-

1 Обзор практики применения арбитражными судами статьи 414 Гражданского кодекса РФ : информ. письмо Президиума ВАС РФ от 21 дек. 2005 г. № 103 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2006. № 4.

ся. На сегодняшний день Группой разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) предложено следующее определение: под виртуальной валютой понимается средство выражения стоимости, представленное в цифровом формате и выступающее в качестве средства обмена, либо расчетной денежной единицы, либо средства хранения стоимости и при этом не подпадающее под понятие законного платежного средства, т.е. не являющееся официально действующим законным средством платежа при расчетах с кредиторами2.

В рамках одного дела арбитражный суд г. Москвы указал, что в связи с отсутствием правового регулирования криптовалюты ее правовая природа не определена, она не относится к объектам гражданских прав, находится вне правового поля на территории РФ, что является очевидным препятствием для признания ее имуществом и включения в конкурсную массу должника. Аналогичную позицию можно встретить и среди исследователей этого вопроса. Так, Э.Л. Сидоренко ссылается на то, что криптовалюта не может быть объектом гражданских прав ввиду того, что отсутствуют правовые гарантии участников сделки [1]. Однако другие исследователи утверждают, что изъятие крип-товалюты из конкурсной массы нарушает государственные и общественные интересы, так как позволяет недобросовестным участникам экономического оборота скрывать свои активы и совершать сделки [2, с. 149]. Судами высказаны и более радикальные позиции: информацию о криптовалюте признавали информацией, содержащей пропаганду преступлений в сфере легализации (отмывания) доходов, добытых преступным путем, и финансирования терроризма, за совершение которых законодателем предусмотрена уголовная ответственность, а поэтому ее распространение запрещено3.

2 Виртуальные валюты. Ключевые определения и потенциальные риски в сфере ПОД/ФТ : отчет ФАТФ. URL: https://eurasiangroup.org/files/FATF_docs/Virtual-nye_valyuty_FATF_2014.pdf.

3 Решение Железнодорожного районного суда

г. Красноярска от 27 июля 2016 г. URL: https://rospra-

Специфичность оборота такого объекта не позволяет применить к криптовалютам по аналогии нормы, которые регулируют сходные отношения. Так как на законодательном уровне отсутствует легальное определение правового статуса криптовалюты, невозможно определить однозначно, к какой категории она относится — актив, информация, суррогат4. Кроме того, Министерство финансов Российской Федерации разработало законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за выпуск, приобретение в целях сбыта и сбыт денежных суррогатов5.

Думается, что последний вариант вряд ли учитывает возможные перспективы ближайшего будущего, так как мировая практика имеет примеры признания криптовалют. Например, в Японии с апреля 2017 г. вступил в силу закон, в соответствии с которым криптовалюта получила статус платежного средства, в Китае и Испании она рассматривается как цифровой или виртуальный товар [3, с. 25]. Ряд организаций готовы принимать их в качестве оплаты [4]. В соответствующей литературе высказываются даже идеи о том, что криптовалюта — это валюта (цифровая или виртуальная валюта, аналог фиатной валюты, деньги), являющаяся платежным средством, выступающая в качестве универсального финансового инструмента, товара (имущества, актива, собственности), денежного суррогата [5, с. 137]. Исследователи в этой области небезосновательно отмечают, что и до появления криптовалют оборот наркотиков, легализация имущества, приобретенного незаконным способом, и т.п. осуществлялись с помощью денежных средств, переведенных на офшорные счета примерно по таким же механизмам [6, р. 63]. В докладе Европейского центрального банка под виртуальной валютой понимаются «нерегулируемые цифровые денежные средства, которые

vosudie.com/court-zheleznodorozhnyj-rajonnyj-sud-g-krasnoyarska-krasnoyarskij-kraj-s/act-532881625 ; Решение Мокшанского районного суда Пензенской области от 20 ноября 2017 г. URL: https://rospravosudie.com/ court-mokshanskij-rajonnyj-sud-penzenskaya-oblast-s/ act-560882072.

4 Определение Арбитражного суда г. Москвы от 5 марта 2018 г. по делу № А40-124668Д7-71-160Ф. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&b ase=RAMSMARB&n=1403155#06544134661039192.

5 О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс] : проект федер. закона // СПС «КонсультантПлюс».

эмитируются и контролируются их разработчиками, используются и принимаются членами определенного виртуального сообщества»6. Хотя и в зарубежных источниках также указывается, что законам не хватает гибкости для быстрой адаптации к новым технологическим контекстам, при разработке изменений необходимо обратить внимание на обеспечение баланса интересов всех сторон [7]. Кроме того, в зарубежной литературе стали отмечать, что технология блок-цепи, лежащая в основе системы биткоина, имеет потенциал для преобразования кибербезопасности [8] и даже может изменить экономическую реальность, так как способна иначе решать ряд важных вопросов [9].

Как справедливо отмечают исследователи, нельзя говорить о том, что в отсутствие четкого законодательного определения правового статуса криптовалюты на территории РФ она не является объектом гражданских прав или не-оборотоспособна. Реальность такова, что крип-товалюты могут свободно отчуждаться, переходить от одного лица к другому, причем в силу их свойств даже вне зависимости от того, будут ли они запрещены или ограничены в обороте [10].

Полагаем, что в настоящий момент наиболее правильно и дальновидно рассматривать криптовалюту как иное имущество. В судебной практике также наметилась данная тенденция. Постановлением арбитражного апелляционного суда от 7 мая 2018 г. криптовалюта была включена в конкурсную массу должника и определена как иное имущество7.

В соответствии с Конвенцией против транснациональной организованной преступности 2000 г. под имуществом понимаются «любые активы, будь то материальные или нематериальные, движимые или недвижимые, выраженные в вещах или в правах, а также юридические документы или акты, подтверждающие право на такие активы или интерес в них»8. В теории уголовного права нет единства мнений отно-

6 Virtual currency schemes. October, 2012. P. 13. URL: https://www.ecb.europa.eu/pub/pdf/other/virtualcurren-cyschemes201210en.pdf.

7 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2018 г. № 09ап-16416/2018 по делу № 40-124668/2017 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».

8 Конвенция против транснациональной организованной преступности : принята в г. Нью-Йорке 15 нояб. 2000 г. резолюцией 55/25 на 62-м пленар. заседании 55-й сессии Генер. Ассамблеи ООН // Собрание законодательства РФ. 2004. № 40. Ст. 3882.

сительно содержания термина «иное имущество». Под иным имуществом предлагается понимать: 1) объекты гражданских прав — вещи, в том числе наличные и безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права, результаты работ и оказания услуг, результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, нематериальные блага [11, с. 35]; 2) движимое имущество, включая деньги и ценные бумаги, и недвижимое имущество [12]; 3) дополнительно к указанному в п. 2 — имущественные права [13, с. 55]. Верховный Суд РФ в постановлении Пленума «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» под имуществом предлагает понимать движимое и недвижимое имущество, имущественные права, документарные и бездокументарные ценные бумаги. Как видим, формулировка высшей судебной инстанции является более чем общей и не раскрывает ни признаков имущества, ни его состав.

Полагаем, что вопрос о правовом регулировании гражданско-правового оборота криптова-лют и вопрос о них как о предмете или средстве совершения преступлений должны решаться автономно, не подменяя друг друга и не ставя во взаимную зависимость. Для целей уголовного права необходимо адаптировать действующий инструментарий для эффективного и оперативного реагирования на совершенные преступления, привлечения виновных лиц к уголовной ответственности. Кроме того, сложно не согласиться с мнением В.В. Хилюты о том, что уголовное право охраняет фактически сложившиеся общественные отношения независимо от того, успели ли цивилисты придумать для них соответствующие конструкции [14, с. 66].

Анализ проблемы позволяет прийти к выводу о том, что криптовалюта может рассматриваться как средство или предмет совершения преступлений.

Рассмотрим криптовалюту как средство совершения преступления. Владение и распоряжение криптовалютами являются анонимным процессом, исключающим идентификацию личности, как следствие, «цифровые деньги» используют для приобретения запрещенных или ограниченных в обороте предметов, таких как оружие, боеприпасы, наркотические и пси-

хотропные вещества. Подобные виртуальные «магазины» уже неоднократно становились предметом исследования как российских, так и зарубежных криминологов [15; 16]. Криптовалюта также может стать средством совершения преступлений террористической направленности, в частности преступления, предусмотренного ст. 205.1 УК РФ, преступлений против здоровья населения и общественной нравственности и иных. Было бы неразумным отрицать такой подход, основываясь только на том, что правовой статус криптовалют не определен. Полагаем, что не имеет значения характеристика инструмента, которым лицо финансировало совершение преступлений террористической направленности, за счет которого приобретало наркотические средства и т.д., важен результат, который закреплен в конкретном составе преступления.

Биржи криптовалюты также могут стать средством совершения преступлений, предметом которых выступает криптовалюта. Дело в том, что биткоин — один из видов криптовалют, помимо которого существуют и другие, например лайткоин, Ethereum, Ripple. Распространенным случаем является сговор трейдеров, чтобы убедить сторонних инвесторов в том, что рост определенной монеты оправдан и продолжится в будущем, для чего используются в том числе средства массовой информации. По достижении монетой определенной цены участники манипуляции продают купленные заранее свои и прекращают распространение информации, в результате чего цена быстро возвращается к начальному уровню, а лица, которые под влиянием такого рода информации приобрели данный вид криптовалюты, несут финансовые убытки. Подобные действия в отношении валют образуют состав преступления, предусмотренный ст. 185.3 УК РФ. Полагаем, что необходимо и манипуляции с криптовалютой признавать преступными. На сегодняшний день без должного правового регулирования данное деяние крайне затруднительно отнести к объективной стороне состава преступления, предусмотренного ст. 185.3 УК РФ, однако не признавать его причинением имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, предусмотренным ст. 165 УК РФ, оснований нет.

При легализации имущества, приобретенного преступным путем (ст. 174, 174.1 УК РФ), криптовалюта выступает в качестве средства совершения преступления. Аналогичная ситуация имеет место и при уклонении от уплаты налогов.

В каждом из перечисленных случаев крип-товалюта используется либо для непосредственного достижения преступного результата (например, при приобретении запрещенных предметов), либо для облегчения совершения преступления. Зачастую имеет место так называемая трансформация: за счет денежных средств, полученных преступным путем, приобретается криптовалюта, которая в дальнейшем вполне легально на обменных биржах меняется на чистые деньги.

Также криптовалюта может выступать предметом преступлений. Ее следует признать предметом таких преступлений, как дача и получение взятки, коммерческий подкуп, посредничество во взяточничестве и коммерческом подкупе. На сегодняшний день она может быть как самостоятельным средством платежа, так и средством обмена на любую валюту. С учетом анонимности операций с ней она является весьма привлекательной формой незаконного вознаграждения. Непризнание ее предметом названных выше преступлений может повлечь фактическую легализацию незаконных вознаграждений в этой форме.

Вполне справедливо криптовалюту можно отнести к предмету или средству совершения преступлений, связанных с банкротством. Специалисты в этой области отмечают, что сделки по приобретению криптовалюты в настоящее время со стороны государственных органов не контролируются, лицо вправе перед началом процедуры банкротства приобрести на имеющиеся у него деньги криптовалюту, а после ее окончания — восстановить эти денежные средства или приобрести определенное имущество (в том числе и не ограниченные в обороте вещи) на интернет-ресурсах, допускающих такую форму расчетов [17].

На сегодняшний день признание крипто-валют предметом хищений является одним из самых сложных и актуальных вопросов, что обусловлено их широким использованием как средств платежа, вовлечением в оборот все большего числа людей, а как следствие, распространением фактов незаконного изъятия и обращения в свою пользу криптовалют различными способами. В литературе отмечается огромный в последние годы рост числа преступлений, связанных с хищением криптовалют [18].

Полагаем, что криптовалюта может выступать предметом в принципе любого хищения. Предметом хищения является имущество. Ис-

ходя из положений ст. 128 ГК РФ, содержащей открытый перечень объектов гражданских прав, криптовалюта может быть отнесена к категории «иное имущество», поскольку она обладает определенной экономической ценностью в силу возможности ее конвертации в деньги, использования как средства платежа за товары и услуги.

Предмет хищения имеет ряд признаков, среди которых экономический (стоимость), физический (материальность), юридический (принадлежность другому лицу). Что касается экономического признака, то полагаем, что он свойствен криптовалюте, так как существует определенный курс биткоина к официальным валютам, сегодня криптовалюты могут являться и средством платежа за обычные товары или услуги. Так, Legal Prime GS Consulting, Subway, Amazon, Ebay и ряд других организаций принимают к оплате биткоины. Юридический признак также присущ криптовалюте, поскольку, несмотря на обезличенность кошельков, они кому-то принадлежат, и если конкретный кошелек не принадлежит определенному лицу, то для него он чужой. С наличными рублями и обезличенными ценными бумагами то же самое — по их внешнему виду собственника определить нельзя, также отсутствуют документы, по которым он может быть установлен. Более сложный вопрос с физическим признаком. Предмет хищения материально должен быть очерчен в пространстве (т.е. должен находиться в твердом, жидком или газообразном состоянии, быть одушевленным или неодушевленным). Тем не менее в современной уголовно-правовой литературе все чаще стал обсуждаться вопрос о том, что объекты права собственности в условиях современного информационного общества не обязательно должны иметь материальную природу, потому как отношениям собственности в юридическом и экономическом смысле подвержены и нематериальные блага. Например, А.В. Шульга полагает, что «имущество — это вещи, имеющие подчас не только материальную, но и духовную ценность, которые способны удовлетворять различные потребности человека» [19, с. 313]. А.В. Хабаров отмечает, что абсолютно все объекты права собственности, признаваемые таковыми гражданским законом, могут быть предметом преступного посягательства на собственность, если уголовный закон не делает каких-либо ограничений на сей счет, не вводит дополнительных признаков. И не могут здесь

иметь решающего значения такие признаки, как «материальность» или «экономическая ценность» [20, с. 10-11]. В одном из решений ЕСПЧ отметил, что теория собственности не ограничивается только материальными вещами, а для определения того, является ли какой-то объект объектом права собственности, необходимо исходить из финансовых интересов и экономической стоимости9. Считаем, что именно эта прогрессивная трактовка должна стать основой для формулирования нового подхода к пониманию и предмета хищений тоже. Для тех, кому сложно преодолеть барьер традиционного понимания предмета хищения, можно привести аргумент о том, что и криптовалюта имеет свою специфическую форму — цифровой код. Кроме того, в судебной и следственной практике безналичные денежные средства признаются предметом хищений, несмотря на отсутствие физического признака и специфическую форму.

Идея признания криптовалюты предметом хищений в правовой литературе пока еще имеет и противников. Так, Н. Шатихина полагает, что современное уголовное право использует узкое «овеществленное» понимание имущества как предмета хищения, поэтому криптовалюту к нему нельзя отнести, как нельзя отнести и к платежным средствам [21]. В.В. Хилюта соглашает-

9 Решение Европейского суда по правам человека от 18 сентября 2007 г. по вопросу приемлемости жалоб № 25379/04, № 21688/05, № 21722/05 и № 21770/05 «Компания «Пэффген ГмбХ» (I—IV) против Германии» [Paeffgen GmbH (I—IV) v. Germany] (V Секция) (извлечение) [Электронный ресурс] // ИПО «Гарант».

ся с идеей о том, что криптовалюта может быть предметом имущественных преступлений, но не хищений в классической трактовке этого понятия [22], так как механизм «хищения» в этом случае иной, а положительное решение этого вопроса привело бы к распаду системы преступлений против собственности [14, с. 67-68].

Сегодня существует и практическая необходимость признать криптовалюту предметом хищений. Так, часто имеют место случаи ее незаконного изъятия у владельца путем обмана. Например, аналоги банка, предоставляющие услуги «электронного кошелька», исчезают бесследно с биткоинами (так называемые фейко-вые кошельки), некоторые просто переводят средства клиентов на другие счета, используются фальшивые кошельки и другие способы незаконно завладеть криптовалютой. Если крипто-валюта не будет признана предметом хищения, все перечисленные действия, а также множество иных ежедневно возникающих в виртуальном пространстве незаконных действий не смогут получить должной уголовно-правовой оценки, виновные лица не понесут ответственности.

Мы полагаем, что в современных условиях даже при отсутствующем специальном законодательстве уже созданы предпосылки для постановки вопроса о признании криптовалюты предметом хищений. Таким образом, в условиях отсутствия регулятивного законодательства криптовалюту можно рассматривать как иное имущество. И в этой трактовке она может быть и как средством, и как предметом совершения преступлений.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.Сидоренко Э.Л. Правовой статус криптовалют в Российской Федерации / Э.Л. Сидоренко // Экономика. Налоги. Право. — 2018. — Т. 11, № 2. — С. 129-137.

2. Воскресенская Е.В. О необходимости правового регулирования виртуальных валют / Е.В. Воскресенская // Вестник Омской юридической академии. — 2018. — Т. 15, № 2. — С. 148-151.

3.Кузнецов В.А. О подходах в международном регулировании криптовалют (BITCOIN) в отдельных иностранных юрисдикциях / В.А. Кузнецов, А.В. Якубов // Деньги и кредит. — 2016. — № 3. — С. 20-29.

4. Morris A. Lawyers getting paid in Bitcoin (Mostly) like it / A. Morris // The American lawyer. — 2018. — 28 Jan.

5. Шайдуллина В.К. Криптовалюта как новое экономико-правовое явление / В.К. Шайдуллина // Вестник университета (Государственный университет управления). — 2018. — № 2. — С. 137-142.

6. Bjerg O. How is bitcoin money? / O. Bjerg // Theory, Culture & Society. — 2015. — Vol. 33, iss. 1. — P. 53-72.

7. Boehm F. Bitcoin: A first legal analysis / F. Boehm, P. Pesch // Financial Cryptography and Data Security. — Berlin, 2014. — P. 43-54.

8. Shackelford S.J. Opinion: the tech behind bitcoin could reinvent cybersecurity / S.J. Shackelford // Sandford Law School. — 2017. — 27 Febr.

9. Brown J. Blockchain will disrupt the world of in-house counsel / J. Brown // Canadian Lawyer. — 2017. — 27 Oct.

10. Перов В.А. Криптовалюта как объект гражданского права / В.А. Перов // Гражданское право. — 2017. — № 5. — С. 7-9.

11. Алиев В.М. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного преступным путем / В.М. Алиев, И.Л. Третьяков // Российский следователь. — 2002. — № 2. — С. 30-37.

12. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. А.И. Рарог. — 2-е изд. — М. : Проспект, 2004. — 639 с.

13. Ляскало А. Особенности предмета легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенного преступным путем / А. Ляскало // Уголовное право. — 2014. — № 2. — С. 53-58.

14.Хилюта В.В. Криптовалюта как предмет хищения (или к вопросу о переформатировании предмета преступлений против собственности) / В.В. Хилюта // Библиотека уголовного права и криминологии. — 2018. — № 2 (26). — С. 58-68.

15. Martin J. Drugs on the dark net: how cryptomarkets are transforming the global trade in illicit drugs / J. Martin // The British Journal of Criminology. — 2015. — Vol. 55, iss. 4. — P. 835-836.

16. Ladegaard I. We know where you are, what you are doing and we will catch you: testing deterrence theory in digital drug markets / I. Ladegaard // The British Journal of Criminology. — 2018. — Vol. 58, iss. 2. — P. 414-433.

17. Середа А.В. Осуществление расчетов при помощи виртуальных валют в РФ: анализ первого правоприменительного опыта / А.В. Середа // Современный юрист. — 2017. — № 2. — С. 57-64.

18.Сидоренко Э.Л. Криминальное использование криптовалюты: международные оценки [Электронный ресурс] / Э.Л. Сидоренко. — Режим доступа: http://lexandbusiness.ru/view-article.php?id=8675.

19. Шульга А.В. Объект и предмет преступлений против собственности в условиях рыночных отношений и информационного общества / А.В. Шульга. — М. : Юрлитинформ, 2007. — 376 с.

20.Хабаров А.В. Преступления против собственности: влияние гражданско-правового регулирования : автореф. дис. . канд. юрид. наук : 12.00.08 / А.В. Хабаров. — Тюмень, 1999. — 24 с.

21. Шатихина Н. Несколько ремарок к вопросу о криптовалюте как предмете хищения [Электронный ресурс] / Н. Ша-тихина. — Режим доступа: https://zakon.ru/blog/2017/10/18/neskolko_remarok_k_voprosu_o_kriptovalyute_kak_predmete_ hischeniya#comment_415739.

22. Хилюта В.В. Проблемы доктринального толкования физического признака имущества в уголовном праве / В.В. Хилюта // Российский юридический журнал. — 2014. — № 5. — С. 155-160.

1. Sidorenko E.L. The Legal Status of Cryptocurrencies in the Russian Federation. Ekonomika. Nalogi. Pravo = Economy. Taxes. Law, 2018, vol. 11, no. 2, pp. 129-137. (In Russian).

2.Voskresenskaya E.V. On the Need for Legal Regulation of Virtual Currencies. Vestnik Omskoi yuridicheskoi akademii = Vestnik of the Omsk Law Academy, 2018, vol. 15, no. 2, pp. 148-151. (In Russian).

3. Kuznetsov V.A., Yakubov A.V. On Approaches to International Regulation of Cryptocurrencies (Bitcoin) in Certain Foreign Jurisdictions. Den’gi i kredit = Money and Credit, 2016, no. 3, pp. 20-29. (In Russian).

4. Morris A. Lawyers getting paid in Bitcoin (Mostly) like it. The American lawyer, 2018, January, 28.

5. Shaydullina V.K. Cryptocurrency as New Economic and Legal Phenomenon. Vestnik Universiteta (Gosudarstvennyi univer-sitet upravleniya) = University Bulletin (State University of Management), 2018, no. 2, pp. 137-142. (In Russian).

6. Bjerg O. How is bitcoin money? Theory, Culture & Society, 2015, vol. 33, iss. 1, pp. 53-72.

7. Boehm F., Pesch P. Bitcoin: A first legal analysis. Financial Cryptography and Data Security. Berlin, 2014, pp. 43-54.

8. Shackelford S.J. Opinion: the tech behind bitcoin could reinvent cybersecurity. Standford Law School, 2017, February, 27.

9. Brown J. Blockchain will disrupt the world of in-house counsel. Canadian Lawyer, 2017, October, 27.

10. Perov V.A. Cryptocurrency as Civil Law Object. Grazhdanskoe pravo = Civil Law, 2017, no. 5, pp. 7-9. (In Russian).

11. Aliev V.M., Tret’yakov I.L. Criminal liability for the legalization (laundering) of money or other property acquired through criminal means. Rossiiskiisledovatel’ = Russian Investigator, 2002, no. 2, pp. 30-37. (In Russian).

12. Rarog A.I. (ed.). Kommentarii k Ugolovnomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii [Comments to the Criminal Code of the Russian Federation]. 2nd ed. Moscow, Prospekt Publ., 2004. 639 p.

13. Lyaskalo A.N. The Peculiarities of the Subject-Matter of Legalization (Laundering) of Monetary and other Proceeds of Crime. Ugolovnoe pravo = Criminal law, 2014, no. 2, pp. 53-58. (In Russian).

14. Khiluta V.V. Crypto-currency as an Object of Embezzlement (or Toward Reformatting the Object of Crimes against Property). Biblioteka ugolovnogo prava i kriminologii = Library of Criminal Law and Criminology, 2018, no. 2 (26), pp. 58-68. (In Russian).

15. Martin J. Drugs on the dark net: how cryptomarkets are transforming the global trade in illicit drugs. The British Journal of Criminology, 2015, vol. 55, iss. 4, pp. 835-836.

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. Ladegaard I. We know where you are, what you are doing and we will catch you: testing deterrence theory in digital drug markets. The British Journal of Criminology, 2018, vol. 58, iss. 2, pp. 414-433.

17. Sereda A.V. The Analysis of the Law Enforcement Practices of the Cryptocurrencies’ Transactions. Sovremennyi yurist = Modern Lawyer, 2017, no. 2, pp. 57-64. (In Russian).

18. Sidorenko E.L. Kriminal’noe ispol’zovanie kriptovalyuty: mezhdunarodnye otsenki [Criminal Use of Cryptocurrency: International Assessments]. Available at: http://lexandbusiness.ru/view-article.php?id=8675. (In Russian).

19. Shulga A.V. Ob»ekt ipredmet prestupleniiprotivsobstvennosti v usloviyakh rynochnykh otnoshenii i informatsionnogo ob-shchestva [Sphere and object of crimes against property in the conditions of market economy and information society]. Moscow, Yurlitinform Publ., 2007. 376 p.

20. Khabarov A.V. Prestupleniya protiv sobstvennosti: vliyanie grazhdansko-pravovogo regulirovaniya. Avtoref. Kand. Diss. [Crimes against property: the impact of civil law regulation. Cand. Diss. Thesis]. Tyumen, 1999. 24 p.

21. Shatikhina N. Neskol’ko remarokk voprosu o kriptovalyute kakpredmete khishcheniya [Some remarks on cryptocurrency as an object of theft]. Available at: https://zakon.ru/blog/2017/10/18/neskolko_remarok_k_voprosu_o_kriptovalyute_kak_pred-mete_hischeniya#comment_415739. (In Russian).

22. Khilyuta V.V. Problems of Doctrinal Interpretation of a Physical Attribute of the Property in Criminal Law. Rossiiskii yuridicheskii zhurnal = Russian Law Journal, 2014, no. 5, pp. 155-160. (In Russian).

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ

Коренная Анна Анатольевна — доцент кафедры уголовного права и криминологии Алтайского государственного университета, кандидат юридических наук, г. Барнаул, Российская Федерация; e-mail: lawer_ann@mail.ru.

Тыдыкова Надежда Владимировна — доцент кафедры уголовного права и криминологии Алтайского государственного университета, кандидат юридических наук, г. Барнаул, Российская Федерация; e-mail: academnauka@ rambler.ru.

Коренная А.А. Криптовалюта как предмет и средство совершения преступлений / А.А. Коренная, Н.В. Тыды-кова // Всероссийский криминологический журнал. — 2019. — Т. 13, № 3. — С. 408-415. — DOI: 10.17150/2500-4255.2019.13(3).408-415.

INFORMATION ABOUT THE AUTHORS

Korennaya, Anna A. — Ass. Professor, Chair of Criminal Law and Criminology, Altai State University, Ph.D. in Law, Barnaul, the Russian Federation; e-mail: lawer_ann@mail.ru.

Tydykova, Nadezhda V. — Ass. Professor, Chair of Criminal Law and Criminology, Altai State University, Ph.D. in Law, Barnaul, the Russian Federation; e-mail: academnauka@ram-bler.ru.

FOR CITATION Korennaya A.A., Tydykova N.V. Crypto currency as an object and instrument of committing crimes. Vserossiiskii kriminologicheskii zhurnal = Russian Journal of Criminology, 2019, vol. 13, no. 3, pp. 408-415. DOI: 10.17150/2500-4255.2019.13(3).408-415. (In Russian).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *