С чем связан рост курса доллара
Перейти к содержимому

С чем связан рост курса доллара

  • автор:

С чем связан рост курса доллара

Фото: Роман Пименов/ «Петербургский дневник»

Курс доллара утром 26 июня подпрыгнул выше 87 рублей. Это произошло впервые с 29 марта 2022 года.

Ситуацию для RT прокомментировал кандидат экономических наук Михаил Беляев.

Он подчеркнул, что глобальных, то есть относящихся ко всей мировой обстановке, и фундаментальных, относящихся к внутренней экономике РФ, факторов для роста курса доллара нет.

Он добавил, что на данный момент важную роль в определении курса играют факторы, относящиеся к информационному полю.

«У людей первое стремление, когда возникает подобная ситуация, – это попытаться обезопасить свои сбережения. А самый доступный и безопасный, как им кажется, инструмент – уход в иностранную валюту, что и определяет повышенный спрос на доллары. А банки и продавцы валюты, естественно, пользуются ситуацией и поэтому вздувают курс валюты», – высказался Беляев.

Экономист подчеркивает, что доллар не превысит отметку в 89 рублей, а затем начнется откат курса.

«Поскольку наша экономика находится на паузе и наши предприниматели не могут начать активные действия в экономике, то курс поправится в границах 84 рубля», – заключил аналитик.

Как курс валюты влияет на инфляцию

Обвал рубля стал одним из главных аргументов в пользу недавнего повышения ключевой ставки – причем сразу на 100 базисных пунктов, да еще и с предельно жестким сигналом. Повышение не было неожиданным: о том, что ослабление российской валюты будет разгонять инфляцию, ЦБ предупреждал не один месяц. Но как именно курс переносится в цены?

Инфляция идет валютным курсом

Курс валюты – один из основных каналов, через которые денежно-кредитная политика влияет на инфляцию (так называемый трансмиссионный механизм). В первую очередь изменение курса транслируется в изменение цен через импорт (опосредованно и через экспорт). Ослабление национальной валюты увеличивает стоимость импортных товаров, а также местных товаров и услуг, при производстве которых используются иностранные сырье или комплектующие. Кроме того, влияние курса может приводить к подорожанию товаров и услуг в целом, но чем дальше по цепочке ценообразования, тем оно слабее: сильнее всего изменение курса транслируется непосредственно в импортные цены, слабее – в цены производителей и еще меньше – в потребительскую корзину. По оценке ЕЦБ, например, перенос курса в индекс потребительских цен в еврозоне составлял всего одну десятую от того, как курс переносился в импортные цены.

«В наших решениях по денежно-кредитной политике мы, конечно, учитываем динамику курса, как он может складываться. Учитываем эти риски. Сейчас динамика курса несет проинфляционные риски, и мы будем это учитывать при принятии решения по ключевой ставке».

Эльвира Набиуллина, председатель Банка России

На масштаб переноса влияют открытость торговли, доля импорта в потреблении, интеграция страны в глобальные цепочки добавленной стоимости, валюта расчетов и рыночная сила поставщиков. Если внешний поставщик выставляет счета в своей национальной валюте, цены на товары будут более чувствительны к издержкам в его стране и в меньшей степени – к условиям импортирующей страны. Это увеличит эффект переноса курса в цены, писал ЕЦБ. Влияет и политика местных дистрибуторов: готовы ли они пожертвовать частью маржи и тем самым сгладить перенос колебаний курса в потребительские цены. Анализ Бундесбанка на основе стоимости туристических путевок, к примеру, показал, что в стоимость услуг с более высокими наценками изменение курса переносится слабее.

Экономисты МВФ изучили данные 46 развитых и развивающихся экономик с 1990 по 2022 г., чтобы оценить, как меняется эффект переноса курса в цены. По их подсчетам, снижение курса национальной валюты к доллару США на 1% в среднем прибавляет 0,7% к ценам импортных товаров всего через месяц. А вот внутренние цены в целом вырастают на дополнительные 0,05% в течение месяца и на 0,16% в течение года. В развитых странах эффект от ослабления местной валюты меньше – 0,08% дополнительного роста внутренних цен за год, в развивающихся – больше: 0,3%. Кроме того, чем выше доля доллара в расчетах за импорт и долларизация экономики, тем сильнее динамика курса проявляется в ценах.

Степень переноса курса в цены зависит также от магнитуды валютных колебаний и их направления, следует из работы экономистов МВФ: падение национальной валюты больше проявляется в динамике цен, чем укрепление. В развивающихся странах эта асимметрия выражена сильнее. Это связано с меньшей готовностью бизнеса снижать цены и с внутренними издержками, которые от курса не зависят, объясняет Софья Донец, главный экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ. Укрепление рубля в прошлом году, по-видимому, ушло в маржу поставщиков и ритейлеров (в том числе компенсировав им рост издержек на логистику), предполагает она. Поэтому, хотя курс доллара и приближался к 50 руб., выраженной дефляции в России не случилось. Кроме того, участники рынка могли не воспринимать укрепление рубля как устойчивое (и жизнь доказала их правоту).

В основном на перенос из курса в инфляцию влияет горизонт, считает профессор РЭШ и руководитель Центра макроэкономических исследований «Сбера» Олег Шибанов: «В первые шесть месяцев влияние на индекс потребительских цен относительно ограниченное, и ослабление рубля на 10% добавляет примерно 1 п. п. к инфляции. Но дальнейшее движение гораздо более сильное. На горизонте двух лет цены импортных товаров полностью учитывают курс». Поскольку в потребительской корзине россиян до 35% веса приходится на связанные с импортом товары, итоговое изменение цен может быть существенно больше, говорит Шибанов. На длинном горизонте изменение курса переносится в цены почти полностью, показало исследование сотрудников Волго-Вятского ГУ ЦБ. Изучив данные 80 регионов России за 2012–2018 гг., они пришли к выводу, что на горизонте более пяти лет перенос курса в цены составляет 98,5%.

Скачок стоимости валюты также может переноситься в цены через экспортный канал, добавляет Донец: если экспортные цены в пересчете на местную валюту растут, за ними начнут подтягиваться и внутренние. Иначе продавать на внутреннем рынке станет невыгодно. Ослаблять экспортный канал переноса могут демпферные механизмы (в России это топливный демпфер и квоты на вывоз сырья), а также внешние ограничения на поставки (с которыми в прошлом году, например, столкнулись российские нефтяные и металлургические компании), которые снижают переговорную силу экспортеров на внутреннем рынке. Хотя и в этом случае полностью устранить эффект переноса нельзя, что, например, подтверждает рост внутренних цен на бензин, отмечает Донец.

Как курс заражает инфляционные ожидания

Курс может влиять на цены и опосредованно – через ожидания экономических агентов. Именно это, по мнению аналитиков департамента исследований и прогнозирования Центробанка (это не официальная позиция регулятора), произошло прошлой весной в России. Усложнение и удлинение логистических цепочек привели к тому, что цены стали зависеть не только от динамики курса, но и от возможности найти альтернативные источники поставок и построить новые логистические схемы. В результате влияние курса на цены стало носить опосредованный, «сигнальный» характер. А вот прямой перенос валютного курса в цены через стоимость импортных товаров и комплектующих стал менее выражен.

Источник: Банк России

В качестве примера аналитики ЦБ приводили цены на автомобили. Если исторически темпы роста цен новых иномарок в значительной степени формировались под влиянием курса, то ускорение и последующая стабилизация цен прошлой весной скорее были связаны с ограничениями на поставку автомобилей в страну. То есть розничные цены стали определяться исходя из оценок баланса спроса и предложения – имеющегося и ожидаемого.

Особенность сигнального влияния курса на цены в том, что он начинает быстрее транслироваться в стоимость товаров, отмечали аналитики ЦБ. Так, в конце февраля и марте 2022 г. производители существенно повысили цены, в том числе на продукцию, которая уже находилась на складах. По мере стабилизации курса сигнальная составляющая его влияния на цены должна была стать менее значительной, отмечали аналитики ЦБ.

Хотя основной канал переноса курса в потребительские цены действительно связан с импортными товарами, валюта всегда находится в тройке факторов, которые больше всего влияют на оценку гражданами будущей инфляции, указывает Шибанов. По подсчетам МВФ, падение курса национальной валюты на 1% приводит к росту инфляционных ожиданий на 0,08 п. п. в течение полугода. При этом страны с развивающимися рынками реагируют на колебания курса сильнее: +0,12 п. п. к инфляционным ожиданиям против +0,03 п. п. у стран с развитой экономикой. Колебания курса больше транслируются в цены в странах, для которых характерны высокие расхождения в прогнозах инфляции (что может указывать на низкое доверие к политике центрального банка).

Как уменьшить влияние курса на цены

Зависимость общего уровня цен от курса национальной валюты снижается при режиме таргетирования инфляции. Это верно как для развитых стран, так и для развивающихся. После того как центральный банк переходит к режиму таргетирования инфляции, компании начинают иначе думать про будущее: они воспринимают колебания курса как временные, которые вряд ли скажутся на динамике цен, и ориентируются не столько на прошлую инфляцию, сколько на обещания монетарных властей, объяснял Филипп Картаев, завкафедрой математических методов анализа экономики экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, в колонке для Econs.

Эффект переноса становится более стабильным и поддается более точной оценке после перехода к инфляционному таргетированию в 2014–2015 гг., говорилось в аналитической записке российского ЦБ в 2020 г. При таргетировании инфляции растет доверие к денежно-кредитной политике, она сопряжена с меньшим количеством шоков (о них читайте здесь), объясняли авторы записки.

В экономиках, которые давно живут в режиме таргетирования инфляции, домохозяйства часто (а реже и предприятия) не следят за курсом, за исключением профессионалов и импортеров-экспортеров, рассказывала Наталия Орлова, главный экономист Альфа-банка, на Просветительских днях РЭШ. Но в России курс, по ее словам, пока остается определенным термометром для населения. Заякоренность инфляционных ожиданий будет сигналом того, что показания этого термометра становятся для населения менее релевантными.

Рублевое шоссе к инфляции

Когда эффект переноса стал более стабильным, ЦБ попробовал его измерить. С 2016 г. ослабление рубля на 1% добавляло к росту потребительских цен примерно 0,1 п. п. в течение 3–6 месяцев. В конце прошлого года зампред ЦБ Алексей Заботкин привел более низкую оценку: 0,5–0,6 п. п. к инфляции на 10% изменения курса (т. е. 0,05–0,06 п. п. на 1%) в течение 6–12 месяцев.

Эта оценка актуальна и сейчас, подтвердила Набиуллина. Но некорректно «просто перемножать» фактическое изменение курса на этот коэффициент и считать это «надбавкой» к инфляции, подчеркнула она: в дополнительную инфляцию переносится не изменение курса, а его отклонение от тех ожиданий, которые были до момента ослабления рубля. В прошлом году рубль сильно укрепился, и ожидалось, что в 2023 г. он ослабеет. Правда, реальность превзошла ожидания: курс рубля к доллару в этом году упал примерно на 30%, из них почти на 15% – с начала лета.

Запасы помогли На скорость переноса повлияли многие факторы. Например, запасы импорта, сформированные по прошлогоднему курсу, отметила Набиуллина. Они не уменьшают общий масштаб переноса, но растягивают его.

Но часть наблюдаемого и будущего роста цен связана с курсом лишь опосредованно, в его основе не ослабление рубля, а возросший спрос, считает Набиуллина. Она объяснила этот механизм так: динамика внутреннего спроса влияет на импорт, а через него – на курс: «В той мере, в которой изменение курса связано с этим фактором, воздействие курса на цены – это часть общего проинфляционного давления со стороны расширения спроса». Чем выше спрос, тем выше рыночная сила продавцов, а значит, им проще поднимать цены, отмечает Донец.

Подтверждение тому – ускорение роста цен там, где спрос силен, а предложение ограничено: хотя эффект переноса пока менее заметен, чем обычно, услуги зарубежного туризма и автомобили быстро дорожают, писал Центробанк в последнем обзоре потребительских цен. О повышении цен из-за курса также сообщали, например, продавцы бытовой техники и электроники. А по мере дальнейшей активизации спроса и исчерпания запасов товаров, купленных по прошлогоднему курсу, накопленный эффект ослабления рубля может перенестись в цены сильнее, считает регулятор.

«К экономическим агентам постепенно приходит понимание, что вряд ли курс отскочит с 90 руб./$ обратно к 75 руб./$. Поэтому мы подошли к точке, когда перенос курса в цены начнет восстанавливаться», – полагает Донец. «Инфляция не обязана случиться на следующей неделе, она приходит как в течение шести месяцев, так и на горизонте до двух лет», – резюмирует Шибанов.

Как связан рост курса доллара с рынком недвижимости? Обзор рынка недвижимости.

Курс иностранной валюты традиционно всегда имел большое значение для игроков жилой и коммерческой недвижимости. Рост курса валюты для застройщиков это, прежде всего, рост расходов и себестоимости, для продавцов квартир на вторичном жилом рынке – снижение стоимости их квартир в валютном эквиваленте. В текущих условиях данный вопрос динамики курса валюты еще более актуальный. Департамент консалтинга и аналитики агентства недвижимости «Азбука Жилья» проанализировал, как рынок жилой недвижимости Москвы реагировал на изменения курса доллара и какие прогнозы можно сейчас делать.

В новейшей истории рынка недвижимости с начала 2000-х годов было два кризиса, не считая текущего: первый произошел в период 2008-2009 годов, второй – в период 2014-2015 годов. Оба этих кризиса привели к ослаблению рубля и увеличению курса доллара.

Фото 1: Как связан рост курса доллара с рынком недвижимости?

Осенью 2008 года в России начались проявляться последствия мирового финансового кризиса, начавшийся как кризис ипотечных кредитов еще в 2007 году в США. Острая фаза данного кризиса для России пришлась на период 2008-2009 годов. На тот момент рынок жилой недвижимости еще был в стадии формирования, предложение на рынке новостроек было ограниченным. Поэтому эффект еще не так ощущался.

На тот момент рынок недвижимости исчислялся, в основном, в долларах, а фактические сделки проводились просто в рублевом эквиваленте. Это было характерно и для рынка аренды коммерческой недвижимости, и в рамках продажи квартир на жилом рынке.

В тот период произошло первое серьезное увеличение курса доллара. С сентября 2008 года курс доллара начал расти с 25,27 руб. (среднее значение за месяц) до пика в размере 35,81 руб. в феврале 2009 года, а затем начал снижаться и, более или менее, устаканился на уровне 30,86 руб. в сентябре 2009 года. В результате курс доллара за год с осени 2008 года по осень 2009 года увеличился на 22%. В то же время средняя стоимость 1 квадратного метра на первичном жилом рынке снижалась почти весь год – с 125,9 тыс. руб. в сентябре 2008 года до 114,5 тыс. руб. в сентябре 2009 года (снижение средней цены на рынке новостроек на 9%). Стоит отметить, что на тот момент вся экономика страны была в состоянии аффекта, что отразилось на резком снижении спроса на жилье, из-за чего на рынке новостроек наблюдалась коррекция цен.

Следующий кризис в 2014-2015 годах носил уже локальный характер, то есть происходил преимущественно на территории России. Курс доллара начал активно расти, начиная с июня 2014 года, когда он составлял в среднем 34,45 руб. И уже в декабре он составлял 55,77 руб. (то есть рост уже на 62%). В первой половине 2015 года он после пика в 65 руб. начала снижаться до уровня 54,45 руб.

Однако в отличие от предыдущего кризиса 2008-2009 годов, в этот раз цены на рынке новостроек не снижались, а наоборот – с июня 2014 года по июнь 2015 года средняя стоимость 1 квадратного метра без учета элитной недвижимости увеличилась на 12% с 202,6 тыс. руб. до 227,4 тыс. руб. Это связано с тем, что в этот период спрос не снижался, а наоборот, как только началось активное снижение рубля в конце 2014 года, в офисах продаж застройщиков выстроились очереди из желающих купить квартиру. Поэтому было резкое повышение цен в декабре 2014 – январе 2015 года.

Фото 2: Как связан рост курса доллара с рынком недвижимости?

На рынке вторичной жилой недвижимости рост цен был еще более существенным. С июня 2014 года по июнь 2015 года средняя стоимость 1 квадратного метра выросла на 45% с 224,8 тыс. руб. до 325,5 тыс. руб. Но здесь рост цен был обусловлен, в первую очередь, желанием собственников сохранить валютную стоимость квартир, поэтому и произошел такой резкий скачок цен в рублевом эквиваленте.

Важно то, что рынок недвижимости реагировал на курс доллара непосредственно в момент его изменения и в течение нескольких месяцев после. В дальнейшем курс рубля имел определенную волатильность. С середины 2015 года по середину 2016 года среднемесячный курс доллара доходил до 77,93 руб. и снова снижался 62-64 руб. Однако в этот момент рынок жилой недвижимости уже был подвержен, скорее, рыночным механизмам и не так остро реагировал на флуктуации курса валют. На тот момент времени на рынке новостроек наблюдалась стагнация цен из-за пониженного спроса, а с учетом скидок и акций, которыми заманивали покупателей, реальная стоимость квартир на первичном жилом рынке снижалась. На вторичном жилом рынке наблюдалась гораздо более ярко-выраженная коррекция цен. На самом деле, это снижение цен на вторичном рынке затянулось на долгие три с половиной года, вплоть до конца 2018 года.

Одним из главных итогов кризиса 2014-2015 годов стал переход рынка недвижимости на ценообразования в рублях. То есть цены изначально больше не устанавливались в валюте, для дальнейшего перевода в рубли, а сразу обозначались в рублях. Это был существенный сдвиг для рынка недвижимости, но необходимый для поддержания спроса.

Текущий скачок курса валют, который мы наблюдали в конце февраля – начале марта был беспрецедентным, с примерно 76 руб. до 125 руб. Однако в последствии официальный курс доллара к рублю начал снижаться и, в результате, средний курс по итогам марта составил 103 рубля, а на начало апреля он находится на уровне 83,4 руб.

Фото 3: Как связан рост курса доллара с рынком недвижимости?

Как это в реальности конкретно это отражается на рынке недвижимости сейчас спорный вопрос, и вот почему – курс доллара, но, по факту, нельзя купить наличные доллары. То есть ужесточен контроль за движением валюты. Поэтому реальный курс доллара, если бы не было ограничений, скорей всего, был бы другим. Одно можно сказать, в первую неделю текущих событий – в конце февраля и начале марта – наблюдался всплеск спроса, однако в дальнейшем он снизился – слишком много неопределенности и ставки по ипотеке стали неподъемными. А на рынке новостроек цены подросли, что связано, преимущественно с ростом затрат.

В течение марта жилой рынок находился, как и все жители, в состоянии осознания новых условий, планировании того, что можно сделать в текущих условиях. Курс доллара вряд ли уже будет как-то дополнительно подстегивать покупателей. Гораздо более важный вопрос, будет ли какая-то приемлемая ипотека, так большинство покупателей (в последние 2 года) приобретают квартиры именно в ипотеку. В этом отношении указ о новой льготной ипотеки в размере 12% вселяет определенные надежды.

Курс доллара снова растет в обменниках: что происходит

Курс иностранных валют, в частности, доллара США, на наличном валютном рынке Украины растет уже три дня подряд. Вероятно, это связано с решением крупнейших банков ввести «рыночный» курс для безналичных операций.

Как свидетельствуют данные портала minfin.com.ua, курс доллара в наличных небанковских обменниках начал расти с 6 июля. Да, если 5 июля он составлял в среднем 35,2/35,35 грн за доллар, то 6 июля подорожал до 35,4/35,55 грн за доллар, а уже 8 июля средний курс составляет 35,8/36,07 грн за доллар.

В банковских обменниках наличный доллар также подорожал с 35,0/35,5 грн за доллар 5 июля до 35,5/36,1 грн за доллар 8 июля.

В чем причина?

Большинство опрошенных ЭП экспертов сходятся во мнении, что резкий скачок курса доллара на наличном рынке связан с тем, что крупные банки решили отказаться от пониженного курса, действовавшего для безналичных операций.

Именно 5 июля об этом решении сообщил ПриватБанк, с 6 июля отменяя сниженный курс доллара для безналичных валютных операций. Раньше по такому курсу можно было, например, снимать деньги с гривневых карт за границей. Вероятно, по меньшей мере, часть такой валютной наличности возвращалась обратно в Украину и продавалась небанковскими валютными обменниками.

«На черный рынок же наличная валюта как-то попадает? По всей вероятности, именно через ПриватБанк. Приват был тем «мостиком», который обеспечивал переход с официального рынка на неофициальный. И теперь этот переход стал более дорогим», — отмечает аналитик Dragon Capital Сергей Фурса.

Роль так называемых «карточных туристов» в росте курса доллара на наличном рынке подтверждается и косвенными методами. В частности, как заметил соучредитель monobank Олег Гороховский, после решения ПриватБанка повысить курс для безналичных операций выросла популярность приложения Sense SuperApp, являющегося интернет-банком «Альфа-банка».

«Карточные туристы переместились в «Альфа-банк», который продает валюту дешевле всего и сразу стал номер один по скачке на маркетах», — отмечает он.

Что говорят в НБУ?

В ответ на запрос ЭП в Национальном банке объяснили, что еще рано анализировать причины колебаний курса доллара на валютном рынке.

Учитывая, что курс в наличном сегменте валютного рынка определяется объемами спроса и предложения на нем, причиной колебаний является преобладание спроса на валюту над ее предложением.

В то же время для того, чтобы дать достоверную оценку факторам, влияющим на спрос и предложение валюты, анализ ситуативных колебаний, которые наблюдаются на рынке в течение неполных двух дней, недостаточен», — сообщили там.

Какие еще предпосылки для роста наличного доллара?

Решение банков отменить «специальный» курс для безналичных операций, скорее, стало триггером для роста курсов на наличном рынке. В то же время, общая ситуация в экономике также оказывает давление на валютный рынок и способствует росту курса доллара.

«В условиях полномасштабной войны, продолжающейся у нас в активном режиме и не сбалансированности валютного рынка, по ряду объективных причин, сохраняются девальвационные ожидания, которые давят на наличный курс», — рассказал Юрий Крохмаль, руководитель службы продаж казначейских продуктов АО «БАНК АВАНГАРД».

«Доллар дорожает к гривне тому же, чем и к другим валютам — из-за поднятия ставок ФРС. И потому, что у нас война, высокая инфляция, золотовалютные резервы иссякают. Происходит ползучая девальвация, о которой мы говорим давно», – считает ассоциированный эксперт CASE-Украина Евгений Дубогрыз.

Во времена неопределенности и высокой инфляции, уровень которой в июне составил 21,5% (по сравнению с июнем 2021 года) население пытается сохранить свои сбережения, конвертируя их в иностранную валюту, которую считают более надежной. Хотя простое переложение средств в доллары не сохранит их от обесценения, ведь от высокой инфляции страдает весь мир: и США , и Еврозона , и Швейцария , и Британия .

Снизить это давление на гривню на наличном рынке могли бы помочь более высокие ставки по гривневым финансовым инструментам. В частности, более высокие ставки по депозитам и по облигациям правительства.

В то же время, как показал анализ ЭП, крупные банки не спешат повышать ставки по депозитам для населения. Правительство также наотрез отказывается повышать ставки по ОВГЗ, предпочитая использовать эмиссионную гривню от НБУ.

Активизация «печати» денег Нацбанком также могла способствовать дальнейшему росту курса валют на наличном рынке, ведь закладывает у населения и бизнеса ожидания больших темпов инфляции гривни.

В настоящее время практически вся эмитированная гривня абсорбируется за счет продажи валюты из резервов НБУ. Критическое уменьшение золотовалютных резервов закладывает ожидание дальнейшего обесценивания гривни. Эти ожидания, вероятно, влияют на настроение на наличном валютном рынке.

Наличный курс не рыночный

Начиная с 24 февраля, в Украине фактически не функционирует валютный рынок в том виде, в котором он существовал до войны. Подавляющее большинство операций и на нем раньше составляли операции импортеров и экспортеров, а также других крупных игроков (в том числе иностранных инвесторов, покупавших гривневые ОВГЗ).

Пока же операции импортеров и экспортеров проходят по фиксированному официальному курсу гривни 29,25 грн за доллар. По этому курсу импортерам продает валюту непосредственно Нацбанк из золото-валютных резервов. Также по официальному курсу свою валютную выручку продают экспортеры.

Такая фиксация курса помогает сдерживать цены на импортные товары, прежде всего горючее, стоимость которого, в свою очередь, влияет на другие цены.

На наличном рынке курс формируется преимущественно за счет спроса и предложения населения, которые в разы меньше, чем спрос и предложение импортеров и экспортеров. Поэтому курс на наличном рынке не отражает ситуацию в экономике.

Более того, как показала практика, наличный курс более подвержен влиянию валютных спекулянтов и разнообразных «карточных туристов». Банковский регулятор имеет ограниченное влияние на формирование этого курса и уменьшение влияния спекулянтов на его формирование.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *