Криптоактивы как финансовые инструменты сущность и особенности
Перейти к содержимому

Криптоактивы как финансовые инструменты сущность и особенности

  • автор:

ОПРЕДЕЛЕНИЕ КАТЕГОРИИ «ЦИФРОВЫЕ ФИНАНСОВЫЕ АКТИВЫ»: ЭКОНОМИЧЕСКИЙ, ПРАВОВОЙ И УЧЕТНЫЙ АСПЕКТЫ Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

ЦИФРОВЫЕ ФИНАНСОВЫЕ АКТИВЫ / КРИПТОВАЛЮТА / ЦИФРОВАЯ ВАЛЮТА / БЛОКЧЕЙН / ТОКЕНЫ / РЕГУЛИРОВАНИЕ РЫНКА ЦИФРОВЫХ ФИНАНСОВЫХ АКТИВОВ / DIGITAL FINANCIAL ASSETS / CRYPTOCURRENCY / DIGITAL CURRENCY / BLOCKCHAIN / TOKENS / RIGHTS / SECURITIES / THE ECONOMIC ESSENCE OF DIGITAL FINANCIAL ASSETS / REGULATION OF THE DIGITAL FINANCIAL ASSETS MARKET

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Кошелев К.А.

Категория « цифровые финансовые активы » относится к сложносоставной и состоит из трех компонентов — активы, финансовые активы и цифровые технологии. Именно с позиции этих аспектов рассматривается экономическая сущность исследуемой категории. В рамках статьи рассматривается проблема отсутствия единого подхода к определению категории «цифровых финансовых активов», интегрирующего в единое целое экономический, правовой и учетный аспекты. В качестве основной причины различий в подходах автор выделяет ограничение функционала цифровых финансовых активов в качестве средств обращения. Возникающие при этом расхождения с существующим правовым регулированием можно отнести к временным, что связанно с отсутствием релевантных механизмов и опыта работы с цифровыми финансовыми активами не только в России, но и за рубежом. Соответственно отставание правового поля от теоретико-методических подходов в данной сфере можно считать на начальном этапе не только допустимым, но и закономерным.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Кошелев К.А.

ПОТЕНЦИАЛ ПРИМЕНЕНИЯ ЦИФРОВЫХ ФИНАНСОВЫХ АКТИВОВ
ЦИФРОВЫЕ ФИНАНСОВЫЕ АКТИВЫ: ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ИХ ОБРАЩЕНИЯ
Цифровые финансовые активы: проблемы и перспективы правового регулирования
Проблемы идентификации и признания цифровых финансовых активов в учете

Разработка единого подхода к обеспечению правового регулирования криптоактивов в России как способ снижения рисков в сфере под/ФТ

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

DEFINITION OF THE CATEGORY OF «DIGITAL FINANCIAL ASSETS»: ECONOMIC, LEGAL AND ACCOUNTING ASPECTS

The category » digital financial assets » refers to a complex and consists of three components — assets, financial assets and digital technologies. It is from the position of these aspects that the economic essence of the studied category is considered. The article discusses the problem of the lack of a unified approach to defining the category of » digital financial assets «, integrating economic, legal and accounting aspects into a single whole. As the main reason for the differences in approaches, the author singles out the limitation of the functionality of digital financial assets as a means of circulation. The resulting discrepancies with the existing legal regulation can be attributed to temporary ones, which is associated with the lack of relevant mechanisms and experience in working with digital financial assets not only in Russia but also abroad. Accordingly, the lag of the legal field from the theoretical and methodological approaches in this area can be considered at the initial stage not only acceptable, but also natural.

Текст научной работы на тему «ОПРЕДЕЛЕНИЕ КАТЕГОРИИ «ЦИФРОВЫЕ ФИНАНСОВЫЕ АКТИВЫ»: ЭКОНОМИЧЕСКИЙ, ПРАВОВОЙ И УЧЕТНЫЙ АСПЕКТЫ»

Определение категории «цифровые финансовые активы»: экономический, правовой и учетный аспекты

Кошелев Кирилл Андреевич

аспирант, кафедра финансов и цен, ФГБОУ ВО «Российский экономический университет им. Г. В. Плеханова», koshelevka@list.ru

Категория «цифровые финансовые активы» относится к слож-носоставной и состоит из трех компонентов — активы, финансовые активы и цифровые технологии. Именно с позиции этих аспектов рассматривается экономическая сущность исследуемой категории. В рамках статьи рассматривается проблема отсутствия единого подхода к определению категории «цифровых финансовых активов», интегрирующего в единое целое экономический, правовой и учетный аспекты. В качестве основной причины различий в подходах автор выделяет ограничение функционала цифровых финансовых активов в качестве средств обращения. Возникающие при этом расхождения с существующим правовым регулированием можно отнести к временным, что связанно с отсутствием релевантных механизмов и опыта работы с цифровыми финансовыми активами не только в России, но и за рубежом. Соответственно отставание правового поля от теоретико-методических подходов в данной сфере можно считать на начальном этапе не только допустимым, но и закономерным.

Ключевые слова: цифровые финансовые активы, криптова-люта, цифровая валюта, блокчейн, токены, регулирование рынка цифровых финансовых активов.

Исследования экономической сущности и перспектив применения цифровых финансовых активов (ЦФА) — относительно новая, малоизученная, но динамично развивающаяся область экономического знания, порожденная стремительным развитием цифровых технологий и применением их в финансовой сфере.

Исследуемая категория относится к сложносостав-ной и состоит из трех компонентов — активы, финансовые активы и цифровые технологии. Именно с позиции этих аспектов рассматривается экономическая сущность определения ЦФА.

В более общем виде под активами понимается любой предмет, материальный или нематериальный, который представляет ценность для своего владельца [6].

Согласно методологии системы национальных счетов (СНС) «актив — это накопленный запас стоимости, приносящий экономическую выгоду или ряд экономических выгод экономическому собственнику актива как следствие владения им или использования его в течение некоторого периода времени. Это средство, позволяющее переносить стоимость от одного отчетного периода к другому» [8, а253].

Под активами в Финансово-кредитном энциклопедическом словаре понимается «совокупность имущественных средств хозяйствующего субъекта» [12, а61]. При этом в состав активов включают имущество (различные предметы, имеющие ценность в силу своих физических свойств) и права — овеществленные (владение ценными бумагами, дающими право на получение ценностей) и неовеществленные (долговые требования, исключительные права и другие права, вытекающие из незаконченных хозяйственных операций).

СНС оперирует следующими понятиями и их отношениями:

— финансовые активы включают все финансовые требования, акции или другие виды участия в капитале корпораций; также в состав финансовых активов включают золото в слитках, держателями которого в качестве резервного актива являются органы денежно-кредитного регулирования;

— финансовое требование — это платеж или ряд платежей, которые подлежат выплате кредитору дебитором в соответствии с условиями обязательства;

— обязательство возникает, когда одна единица (дебитор) обязуется при определенных обстоятельствах произвести платеж или ряд платежей другой единице (кредитору) [8, а253].

Финансовый актив согласно МСФО — это денежные средства, долевой инструмент или контракт, дающий право получить денежные средства или обменять финансовые инструменты на потенциально выгодных для хозяйствующего субъекта условиях [7].

Согласно Федерального стандарта бухгалтерского учета государственных финансов «Финансовые инструменты» финансовый актив — это актив, являющийся:

а) денежными средствами и (или) их эквивалентами;

б) обусловленным договором (соглашением) правом на получения доли в чистых активах юридического лица (объекта инвестирования);

в) правом по договору (соглашению) на получение денежных средств или иного финансового актива от другой стороны договора (соглашения);

г) правом по договору (соглашению) на обмен финансовыми активами или финансовыми обязательствами с другой стороной договора (соглашения) на условиях, определенных договором (соглашением)» [3].

Прилагательное «цифровой» непосредственно связано с применением цифровых технологий (цифровые технологии основаны на дискретном способе представления информации в виде чисел) как способа представления любого, в том числе и финансового актива. Именно в таком смысловом контексте в Словаре основных маркетинговых терминов и понятий приводится определение цифрового актива, под которыми понимаются различные файлы (фотографии, иллюстрации, текстовые документы, видеофайлы и др.), используемые в деятельности хозяйствующего субъекта и которые могут представлять материальную и интеллектуальную ценность для своего владельца [9].

Исходя из вышеобозначенной логики под ЦФА в общем виде можно понимать любые финансовые активы, представленные в цифровом формате. Представление финансовых активов в цифровой формат осуществляется с применением информационных систем.

Среди цифровых технологий особое место принадлежит технологиям распределенного реестра (Distributed Ledger Technology, DLT), криптографии, блокчейн.

Криптография — это метод хранения и передачи данных в зашифрованном виде с использованием секретного ключа [11, с.5].

Согласно разработанному Международной организацией по стандартизации (International Organization for Standardization, ISO) стандарту ISO 22739:2020 «Блокчейн и технологии распределения реестра — словарь»:

• распределенный реестр — реестр (записей), который распределен в наборе компьютеров или серверов, подключенных к сети (ноды), и синхронизирован между ними использованием механизма консенсуса. Распределенный реестр спроектирован таким образом, чтобы: обеспечивать защиту от несанкционированного доступа; не допускать изменения записей (в реестре); обеспечивать возможность добавления, но не изменения записей; содержать проверенные и подтвержденные транзакции;

• блокчейн — распределенный реестр с подтвержденными блоками, организованными в последовательно добавляемую цепочку с использованием криптографических ссылок.

Блокчейн является одним из видов технологии распределенного реестра, объединяющий в себе технологию распределенного реестра и технологию криптошифрования.

Однако при этом существует ряд терминов, используемых часто в качестве тождественных наряду с категорией ЦФА — к таковым можно отнести понятие «криптоактивы».

Под криптоактивами понимается «цифровые эквиваленты стоимости, обмен которыми осуществляется через одноранговую архитектуру (на основе криптографических технологий» [11, с. 9] (под одноранговой архитектурой подразумевается сеть на основе технологии DLT). При этом отличие ЦФА от криптоактивов заключается в том, что цифровые финансовые активы не обязательно базируются на применении методов криптографии и

распределенного реестра. Примерами таких ЦФА могут служить цифровые записи о владении недвижимым имуществом, цифровая транспортная карта и т.д.

Таким образом, соотношение между различными рассмотренными дефинициями можно представить в виде рисунка 1.

Цифровые финансовые активы

Прочие цифровые активы (всевозможные файлы с информацией)

Прочие цифровые финансовые активы, не основанные на DLT

Рисунок 1. Иерархия категорий в сфере ЦФА (разработано автором)

Научно-методические подходы к определению категории

Подход Форма актива Экономическая сущность

Экономический (СНС) Финансовые активы:

— криптовалюта, выпущенная центральным банком «Валюта» ^.21)

— криптовалюта, выпущенная не центральным банком и выполняющая функцию общего платежного средства Отдельная подкатегория в категории «Валюта и депозиты» (AF.2)

— криптовалюта, выполняющая функцию общего платежного средства, не имеющая соответствующих обязательств

— платежные токены, выполняющие функции средства обращения внутри сети и имеющие обязательства Отдельная подкатегория в категории «Долговые ценные бумаги» (AF.3)

— токены долговых ценных бумаг

— акционерные токены «Акционерный капитал и акции и паи инвестиционных фондов» (AF.5)

— деривативные криптоактивы «Производные финансовые инструменты и опционы на приобретение акций работниками» (AF.7)

— криптоактивы, выполняющие функцию средства накопления и имеющие соответствующее обязательство «Долговые ценные бумаги» (AF.3)

— криптоактивы, выполняющие функцию средства накопления и не имеющие соответствующее обязательство Отдельная подкатегория в категории «Ценности» (АК13)

Правовой (РФ) «Право на право» обладания и осуществления операций с финансовыми активами, реализованное в информационной системе, отвечающей определенным требованиям, сформулированным в нормативной базе Право на имущество и операций с ним. Цифровая валюта (крип-товалюта) не является видом ЦФА (при выпуске ЦФА всегда существует обязанное лицо, а в отношении цифровой валюты такового лица нет).

Бухгалтерский (РФ) Имущество, удостоверенное правом на: Финансовый актив — у держателя, обязательство — у эмитента:

-получение реальных товаров, работ, услуг или других активов, обмен на денежные средства Дебиторская задолженность — у держателя ЦФА, кредиторская задолженность — у эмитента ЦФА

— денежное требования к эмитенту в результате инвестирования; Финансовые вложения — у держателя ЦФА; заемные средства, финансовые обязательства — у эмитента ЦФА

— получение ценных бумаг, прав требования на ценные бумаги, участие в капитале

Как в отечественной, так и в зарубежной научно-методической литературе выделяются 3 основных подхода к определению категории «цифровые финансовые активы»: экономический, правовой и бухгалтерский (табл.1).

В идеале все 3 подхода должны были бы однозначно определять экономическую сущность ЦФА, представляя наиболее полно отдельные аспекты рассматриваемой категории. Однако, в настоящее время между ними наблюдаются существенные различия.

Так, согласно экономического подхода, который в полной мере отображен в СНС, понятие ЦФА не только отсутствует, но и в качестве равнозначного предложено использовать понятие криптоактивы. Но и при этом не все виды криптоактивов предложено относить к активам или финансовым активам: платежные токены согласно СНС-2008 не отвечают признакам актива, а криптоак-тивы, выполняющие функцию средства накопления и не имеющие соответствующее обязательство признаются произведенными нефинансовыми активами (ценностями) [11].

Правовой подход, закрепленный в законодательстве РФ, предлагает понимать под ЦФА — «цифровые права, включающие денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, которые предусмотрены решением о выпуске цифровых финансовых активов, выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения (изменения) записей в информационную систему на основе распределенного реестра, а также в иные информационные системы» [2]. Таким образом, с точки зрения правового аспекта в РФ под ЦФА понимается «право на право» обладания и осуществления операций с ЦФА, реализованное в информационной системе, отвечающей определенным требованиям, сформулированным в нормативной базе.

Бухгалтерский подход еще более разнороден. В РФ согласно него ЦФА — это «имущество в электронной форме, созданное с использованием шифровальных (криптографических) средств. Права собственности на данное имущество удостоверяются путем внесения цифровых записей в реестр цифровых транзакций. К ЦФА относятся в том числе токены. ЦФА не являются средством платежа на территории Российской Федерации» [4], что в целом соответствует принятому правовому подходу, но противоречит экономическому.

При этом криптоактивы, полученные посредством майнинга:

• Совет по Австралийским стандартам бухгалтерского учета (AASB) — не учитывает в качестве денежных средств;

• МСФО — не считает финансовыми инструментами (активами), но может учитывать как нематериальные активы;

• Совет по стандартам бухгалтерского учета Японии (ASBJ) — рассматривает как независимую категорию активов, отличную от финансовых и нефинансовых активов или нематериальных активов;

• PWC и Ernest & Young — рассматривают как нефинансовые активы.

Таким образом, в настоящее время отсутствует единый подход к определению сущности ЦФА, интегрирующий в единое целое экономический, правовой и учетный

аспекты. При этом, очевидно, что неполное соответствие отдельных видов ЦФА признакам активов, в т.ч. финансовых активов, связано с ограничением их функционала в качестве средства обращения и, как следствие, отсутствием релевантных механизмов и неразвитым правовым полем их регулирования не только в России, но и за рубежом.

По мнению автора, признание за ЦФА функций общего средства платежа, средства накопления, ценных бумаг позволит гармонизировать нормативно-правовое поле в соответствии с экономической сущностью этой категории и потребует опережающего развития теоретико-методической базы с приоритетным учетом технологического аспекта формирования новых форм финансовых активов.

1. Федеральный закон от 18 марта 2019 г. № 34-Ф3 «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»

2. Федеральный закон от 31.07.2020 № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

3. Приказ Минфина России от 30.06.2020 г. №129Н «Об утверждении Федерального стандарта бухгалтерского учета государственных финансов «Финансовые инструменты»

4. Рекомендация Р-Х/2020-КпР «Порядок учета цифровых финансовых активов» (проект) // Фонд «Национальный негосударственный регулятор бухгалтерского учета «Бухгалтерский методологический центр», URL: http://bmcenter.ru/Files/R-KpR_Poryadok_ucheta_kri ptovaluti

5. Андрюшин С.А Технология распределенных реестров в финансовой сфере России. Банковское дело. 2018, №2. — С. 4-15

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Брайен Б., Брайен Д., Грэм С. и др. Финансы. Толковый словарь. М.: ИНФРА-М, Весь Мир; 2000. — 634 с.

7. Основные понятия МСФО // https://www.audit-it.ru/ifrs/terms/items/financial-instruments.html

8. Система национальных счетов — 2008 / Европейская комиссия, Международный валютный фонд, Организация экономического сотрудничества и развития, Организация Объединенных Наций, Всемирный банк, Нью-Йорк, 2012. — 827 с.

9. Словарь основных маркетинговых терминов и понятий // http://www.glossostav.ru/word/2413/

10. Стандарт ISO 22739:2020 «Блокчейн и технологии распределения реестра — словарь»

11. Учет криптоактивов в системе национальных счетов — промежуточное руководство // OECD, 2020. — 37 p.

12. Финансово-кредитный энциклопедический словарь / Под ред. Грязнова А. Г., М.: Финансы и статистика, 2004. — 1166 с.

Definition of the category of «digital financial assets»: economic, legal and accounting aspects

JEL classification: G20, G24, G28, H25, H30, H60, H72, H81, K22,

Plekhanov Russian University of Economics The category «digital financial assets» refers to a complex and consists of three components — assets, financial assets and digital technologies. It is from the position of these aspects that

the economic essence of the studied category is considered. The article discusses the problem of the lack of a unified approach to defining the category of «digital financial assets», integrating economic, legal and accounting aspects into a single whole. As the main reason for the differences in approaches, the author singles out the limitation of the functionality of digital financial assets as a means of circulation. The resulting discrepancies with the existing legal regulation can be attributed to temporary ones, which is associated with the lack of relevant mechanisms and experience in working with digital financial assets not only in Russia but also abroad. Accordingly, the lag of the legal field from the theoretical and methodological approaches in this area can be considered at the initial stage not only acceptable, but also natural.

Keywords: digital financial assets, cryptocurrency, digital currency, blockchain, tokens, rights, securities, the economic essence of digital financial assets, regulation of the digital financial assets market.

1. Federal Law of March 18, 2019 No. 34-FZ «On Amendments to

Parts One, Two and Article 1124 of Part Three of the Civil Code of the Russian Federation»

2. Federal Law of July 31, 2020 No. 259-FZ «On digital financial

assets, digital currency and on amendments to certain legislative acts of the Russian Federation»

3. Order of the Ministry of Finance of Russia dated June 30, 2020

No. 129H «On approval of the Federal Accounting Standard for Public Finance» Financial Instruments «

4. Recommendation P-X / 2020-KnP «Procedure for accounting for

digital financial assets» (draft) // Fund «National non-state accounting regulator» Accounting methodological center «, URL: http://bmcenter.ru/Files/R-KpR_Poryadok_ucheta_kriptovaluti

5. Andryushin SA Technology of distributed ledgers in the financial

sphere of Russia. Banking. 2018, no. 2. — P. 4-15

6. Brian B., Brian D., Graham S. et al. Finance. Dictionary. M .:

INFRAM, Ves Mir; 2000 .— 634 p.

7. Basic concepts of iFRS // https://www.audit-it.ru/ifrs/terms/items/financial-instruments.html

8. System of National Accounts — 2008 / European Commission,

International Monetary Fund, Organization for Economic Cooperation and Development, United Nations, World Bank, New York, 2012. — 827 p.

9. Dictionary of basic marketing terms and concepts // http://www.glossostav.ru/word/2413/

10. ISO 22739: 2020 «Blockchain and ledger distribution technologies — vocabulary»

11. Accounting for crypto assets in the system of national accounts — interim guidance // OECD, 2020. — 37 p.

12. Financial and credit encyclopedic dictionary / Ed. Gryaznova A.G., Moscow: Finance and Statistics, 2004 .— 1166 p.

Криптоактивы как финансовые инструменты сущность и особенности

В ноябре стало известно, что Московская биржа планирует запустить до конца 2022 года цифровой финансовый актив (ЦФА). В этой статье мы разберемся, что такое ЦФА, в чем их отличие от криптовалют и цифровых валют Центральных банков, как формируется цена такого рода активов и какую пользу они могут принести инвесторам.

Цифровые активы

Что такое цифровые финансовые активы (ЦФА)

Цифровые финансовые активы — это записи (токены) в системе блокчейн, которые предполагают наличие у держателей токенов цифровых прав. Согласно закону № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах», такие права включают в себя:

  • денежные требования (например, облигации);
  • права участия в капитале непубличного акционерного общества (аналог акций);
  • право по ценным бумагам и передаче их требования.

Одним из первых ЦФА в России стал актив на палладий, выпущенный компанией «Норникель» на платформе «Атомайз». Инвестором стал Росбанк, который теперь имеет право на денежное требование, эквивалентное стоимости металла.

В октябре 2022 года «Красцветмет» выпустил первый ЦФА на корзину драгоценных металлов, в состав которой вошли золото, серебро, платина, палладий, родий, иридий и рутений (последние три металла не доступны на открытом рынке).

Чем отличаются российские ЦФА от криптовалют и цифровых валют Центральных банков

И криптовалюты и цифровые финансовые активы (за рубежом известны как разновидности токенов) функционируют на системе блокчейн с использованием смарт-контрактов (позволяют пользователям задавать условие сделки, договор заключается только после того, как каждый участник выполнит все требования). Однако это совершенно разные вещи. Криптовалюты, как правило, ничем не обеспечены, в то время, как ЦФА имеют реальные «базовые активы».

Но главным отличием ЦФА от криптовалют являются регуляторные требования. У криптовалют, одной из особенностей которых является децентрализация, отсутствуют какие-либо гарантии по защите прав потребителей и сохранности средств. В случае с ЦФА существует конкретная организация (оператор информационной системы), ответственная за выпуск и функционирование актива. В России за деятельностью оператора следит ЦБ РФ, и эта деятельность регулируется вышеупомянутым законом № 259-ФЗ.

Перечислим некоторые требования к операторам:

  • необходимо быть зарегистрированным в реестре Центрального банка РФ (на середину ноября 2022 года в реестре находятся три организации);
  • оператор информационной системы (ОИС) не может быть держателем ЦФА. В качестве держателя (ответственного за хранение и учет активов) может выступать лишь лицо, которое имеет лицензию на осуществление депозитарной деятельности;
  • помимо прочего, ОИС обязан вести реестр всех лиц — держателей цифровых финансовых активов, а также разработать свод прав и обязанностей лица, выпускающего ЦФА.

ЦБ РФ оставляет за собой право регламентировать признаки ЦФА, доступные только квалифицированным инвесторам, неквалифицированным инвесторам будет возможно купить активы только в пределах установленной Банком России суммы (по данным «Коммерсанта», не более 600 тысяч рублей).

Еще одно отличие криптовалют от ЦФА — возможность использовать их в качестве платежного средства. В некоторых странах разрешено расплачиваться за товары и услуги криптовалютами. Однако в России это отличие не имеет значения, ни криптовалюты, ни ЦФА в стране не могут быть платежными средствами.

Далее по списку — ценовые колебания. Криптовалюты считаются одним из самых волатильных активов в мире. Для решения проблемы резкого изменения стоимости были придуманы стабильные монеты (так называемые стейблкоины), цена которых привязана к определенным валютам (в подавляющем большинстве к доллару США). Несмотря на различные способы поддержки курса, даже самые крупные эмитенты стейблкоинов время от времени испытывают проблемы со стабилизацией курса монет в рамках установленных значений. Самая распространенная стабильная монета компании Tether — USDT — не раз теряла привязку к доллару, однако всякий раз возвращалась к паритету. Но не все подобные истории заканчиваются позитивно. В мае 2022 года произошел крах на тот момент третьей по капитализации стабильной криптовалюты в мире — TerraUSD. Несмотря на сложный автоматизированный механизм привязки курса к доллару, проект потерпел неудачу и повлек за собой огромные потери средств инвесторов. О ценах на ЦФА мы поговорим ниже.

Переходим к отличиям ЦФА и цифровых валют Центральных банков (ЦВЦБ). Один из примеров ЦВЦБ — цифровой рубль. Такая валюта будет эмитироваться ЦБ РФ и являться обязательством Банка России (эмитентами ЦФА выступают частные компании, и они обеспечены активами). В отличие от ЦФА, ЦВЦБ также будет выполнять все функции денег — средство платежа, мера стоимости и средство сбережения — и станет третьей формой российской национальной валюты (наравне с наличными и безналичными рублями). Курс наличного, безналичного и цифрового рубля будет идентичен.

Классификация цифровых денег и криптоактивов по ЦБ

Классификация цифровых денег и криптоактивов по ЦБ

Как может формироваться цена ЦФА

По закону №259-ФЗ, сделки купли-продажи будут совершаться через операторов обмена ЦФА, которые также обязаны быть включены в реестр Банка России. Прибыль или убыток формируются за счет роста и снижения стоимости ЦФА и/или за счет регулярных выплат, если они предусмотрены по условиям договора.

Принцип ценообразования у ЦФА от «Норникеля» следующий: инвестор покупает ЦФА и платит его рыночную стоимость на дату покупки (в соответствии с приобретаемым объемом металла), а при погашении получает сумму, эквивалентную рыночной цене металла на дату погашения.

На сегодняшний день вторичного рынка для токенов не существует, однако его появление ожидается в будущем. Это даст инвесторам возможность досрочно продавать ЦФА, не дожидаясь даты погашения. В таком случае можно предположить, что ценообразование такого рода активов будет схожим с более традиционными классами.

Какие иностранные аналоги ЦФА и цифровых валют существуют

В мире существует несколько разновидностей цифровых активов, абсолютное большинство из которых представлено криптовалютами. Эти активы разделены на пять групп:

  • Security tokens — токен дает долю в технологической компании, которая выпустила его, чтобы привлечь инвестиции в свой долгосрочный рост.
  • Payment tokens — как правило, криптовалюты, используемые в качестве средства платежа или обмена (стейблкоины попадают именно в эту категорию).
  • NFT (non-fungible tokens) — подтверждают права держателей на уникальные объекты (чаще всего предметы цифрового искусства).
  • Utility tokens — «виртуальные» валюты проектов, пользователи получают их за выполнение определенных действий (например, очки или деньги в игре).
  • Asset-backed tokens — обеспеченные реальными активами (например, нефтью или золотом) токены, которые дают держателям право требования указанного актива.

Последнюю группу — Asset-backed tokens — можно считать самым близким аналогом российских ЦФА в мире. Такие токены дают держателям право требования базового актива, их можно использовать для передачи права на актив без необходимости его физического перемещения. Одним из примеров Asset-backed tokens служит токенизированное золото компании Paxos Standard — монета PAX Gold. Каждая монета равноценна одной тройной унции золота и, как заявлено на официальном сайте, может быть обменена на физическое золото.

Следует особо отметить, что Asset-backed tokens являются криптовалютами и не подпадают под классификацию ЦФА от ЦБ РФ. Вкладывая средства в такого рода активы, инвестор берет все риски на себя.

А вот несколько примеров цифровых валют Центральных банков.

  • В октябре 2021 года Нигерия запустила одну из первых государственных цифровых валют в мире — eNaira. Такая валюта не заменяет национальную валюту, найру, а действует как ее цифровой аналог. За эмиссию eNaira отвечает Центральный банк Нигерии (ЦБН). Спустя год после запуска цифровой версии национальной валюты результат эксперимента оказался довольно скромным: по данным Bloomberg, менее 0,5% населения страны пользуются цифровой валютой. Одной из главных причин низкой популярности новшества эксперты называют недостаточную осведомленность граждан страны, а также нестабильность найры. Несмотря на слабые результаты запуска государственной цифровой валюты, глава нигерийского ЦБ Годвин Эмефиле ставит цель прийти к 100% безналичной экономики (при этом не давая никаких временных рамок).
  • В начале 2022 года Национальный банк Китая также объявил о запуске пилотной версии цифровой валюты страны — (e-CNY). Электронный юань является частью денежного агрегата M0 страны, а его эмиссией занимается Банк Китая. Другими словами, цифровая валюта составляет часть наличных денег, находящихся в обращении, и имеет паритет с наличным и безналичным юанем. Такой юань централизован, не является криптовалютой и предназначен в первую очередь для переводов небольших денежных сумм и оплаты товаров.

В чем польза ЦФА для инвесторов

Цифровые финансовые активы предполагают более простой доступ эмитентов и инвесторов к новым рынкам финансовых инструментов, снижают количество посредников и дают возможность проводить финансовые транзакции более быстрым, безопасным и удобным способом. Центробанк также отмечает, что ЦФА позволят снизить стоимость платежных услуг и денежных переводов.

Эффективность и экономия на издержках. Меньшее количество посредников снижает инфраструктурные риски и затраты на комиссии. В феврале 2022 года огромное количество инвесторов столкнулось с проблемой блокировки ценных бумаг из-за введения санкций против НРД и ряда российских брокеров. В случае с ЦФА блокировка была бы менее вероятной (если вообще возможной) из-за того, что розничные инвесторы не включены в санкционные списки ЕС и США. Цифровизация также позволяет снизить затраты на хранение, перемещение или страхование базового актива.

Немаловажным преимуществом является прозрачность и безопасность сделок. Пользователь самостоятельно подписывает поручение о сделке приватным ключом, а смарт-контракт автоматически исполняет его, следуя программному коду. Переход права собственности фиксируется в виде записи в системе блокчейн, внести изменения в которую невозможно. Такая автоматизация процесса исключает мошенничество и/или недобросовестное исполнение сделки.

Кроме того, выделяются и другие полезные свойства ЦФА:

  • Расширение инвестиционных возможностей для розничного инвестора. ЦФА предполагают более простой способ инвестирования в активы, которые ранее ему не были доступны, что поможет повысить диверсификацию вложений.
  • Возможность дробления актива по небольшим долям. Таким образом инвестор может получить экспозицию на активы, приобретение которых было бы слишком затратно (и, соответственно, рискованно).
  • Доступ к менее ликвидным (но потенциально более доходным) финансовым инструментам, например долю в капитале небольших компаний, которые ранее не торговались на бирже, или предметам искусства, которые имеют меньшую корреляцию с более традиционными классами активов.

Какие есть риски и ограничения

Недостаточная нормативная база. Несмотря на наличие законодательства в сфере регулирования цифровых финансовых активов в России, многие эксперты считают, что закон требует дополнительной проработки. Так, профессор Российской академии наук Лариса Санникова говорит: «Он [закон] содержит определения — достаточно расплывчатые и неточные, — которые не учитывают явления, уже сложившиеся в криптоиндустрии». Отмечается также, что закон носит рамочный характер и не содержит как таковой механизм регулирования цифровых активов. Это усложняет применение ЦФА на практике и замедляет процесс адаптации новых продуктов.

Различие позиций ЦБ и других ведомств. Еще одно ограничение по освоению новых инновационных технологий в финансовом секторе — общее отрицательное отношение Банка России к криптовалютам. В начале 2022 года ЦБ выпустил доклад «Криптовалюты: тренды, риски, меры», в котором привел ключевые проблемы, связанные с обращением любых криптовалют, это:

  • угроза для благосостояния граждан;
  • угроза для финансовой стабильности;
  • угроза расширения нелегальной деятельности.

Стоит отметить, что Банк России четко разграничивает понятия ЦФА и криптовалюты по ключевому признаку — наличие или отсутствие обязанного лица. И все перечисленные выше риски имеют место в случае отсутствия последнего (то есть при обращении криптовалют и стейблкоинов). Если же обязанное лицо есть, как и соответствующее правовое регулирование, то тогда активы, по мнению ЦБ, безопасны и их обращение возможно.

Минфин и Минпромторг высказывают несколько другую позицию. Помимо рисков, цифровые активы могут способствовать развитию российской экономики, особенно в условиях санкционного давления.

Отсутствие единой торговой площадки (криптобиржи). В законе № 259-ФЗ предусмотрено наличие криптобирж, однако до сих пор ни одной торговой площадки в российской юрисдикции не появилось. Как отмечает Лариса Санникова, «этот вопрос должен решиться в рамках разработки закона о цифровых валютах. Когда этот закон будет принят, мы сможем понять, как будет действовать закон «О ЦФА».

Выводы

  1. Основные отличия цифровых финансовых активов от криптовалют — правовое регулирование и наличие обеспечения. В случае с ЦФА существует конкретное юридическое лицо, ответственное за функционирование актива, деятельность которого регулируется законом. ЦФА, в отличие от криптовалют, обеспечены реальными активами. Предположительно, цена на ЦФА будет определяться рыночными силами.
  2. Цифровой рубль — валюта Российской Федерации в цифровом формате. Эмиссией валюты занимается Центральный банк, а обеспечением служит баланс ЦБ и доверие к уже существующей финансовой системе страны. Цифровой рубль не является ни криптовалютой, ни ЦФА.
  3. Цифровые финансовые активы открывают перед инвесторами широкие возможности — дают дополнительную диверсификацию вложений и снижают инфраструктурные риски. Внедрение ЦФА также снизит издержки, повысит прозрачность и безопасность финансовых транзакций.
  4. Хотя законодательство по ЦФА, по мнению экспертов, требует дополнительной доработки, Россия постепенно становится одной из первых стран, где цифровые активы начинают попадать в рамки правового поля.

Информация в тексте не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией. Результаты инвестирования в прошлом не определяют доходы в будущем. Решение об использовании ценных бумаг и любых других финансовых инструментов пользователь принимает самостоятельно.

Поделиться

Последние новости

FXRU – необходимые шаги для подготовки к возобновлению расчета СЧА и операций на первичном рынке
22 ноября 2023
Делистинг FinEx ETF с Московской биржи не навредит инвесторам
7 августа 2023
FinEx планирует дополнительные шаги, направленные на получение лицензии от Казначейства Бельгии
26 июня 2023
От тюльпанов до каналов: 7 главных экономических пузырей прошлого
14 июня 2023
© 2024 Finex-ETF
в будни с 10:00 до 19:00

Получайте самое свежее в Telegram

Здесь вы найдете советы, как экономить, копить и правильно инвестировать.

Читайте аналитику в Telegram

Следите за новостями в нашем аналитическом ТГ-канале.

Смотрите видео

Мы регулярно снимаем обучающие ролики и вебинары для инвесторов на YouTube.

ВКонтакте

Рассказываем про инвестиции, показываем портфели, расшифровываем аналитику.

ETF — биржевые инвестиционные фонды (exchange-traded funds). Эмитенты ФинЭкс Фандс АЙКАВ (FinEx Funds ICAV) и ФинЭкс Физикли Бэкт Фандз АЙКАВ (FinEx Physically Backed Funds ICAV) далее — Фонды. Фонд является лицом, обязавшимся акциям ETF. Информация раскрывается на сайте finexetf.com.

Информация, представленная на данном сайте, носит исключительно ознакомительный характер, не содержит гарантий надежности возможных инвестиций и стабильности размеров возможных доходов или издержек, связанных с указанными инвестициями, не является заявлением о возможных выгодах, связанных с методами управления активами; не является обещанием выплаты дохода, не является прогнозом роста курсовой стоимости ценных бумаг; не является рода офертой, в том числе побуждением к приобретению акций ETF; не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией и ценные бумаги либо операции, упомянутые в ней, могут не соответствовать инвестиционным целям инвестора. Определение соответствия ценной бумаги либо операции интересам и инвестиционным целям инвестора является задачей самого инвестора. Инвестиции в рынок ценных бумаг связаны с риском. Стоимость активов может увеличиваться и уменьшаться. Результаты инвестирования в прошлом не определяют доходы в будущем. Группа Компаний FinEx, ее дочерние компании и аффилированные лица не дают гарантий или заверений и не принимают ответственности, в том числе за любые возможные убытки (прямые или косвенные, предвиденные и непредвиденные в отношении финансовых результатов, полученных на основании использования информации, размещенной на данном сайте и не рекомендует использовать указанную информацию в качестве единственного источника информации при принятии инвестиционного решения.

Данная информация не является предложением финансовых услуг и (или) индивидуальной инвестиционной рекомендацией. Финансовые инструменты либо операции, упомянутые в ней, могут не соответствовать вашим инвестиционным целям (ожиданиям). Определение соответствия финансового инструмента либо операции вашим личным обстоятельствам, инвестиционным целям, срокам инвестирования и уровню риска, который вы готовы принять при реализации своих инвестиционных решений, является исключительно задачей инвестора. Группа Компаний FinEx, ее дочерние компании и аффилированные лица не несут ответственности за возможные убытки в случае совершения операций либо инвестирования в упомянутые здесь финансовые инструменты, и не рекомендует использовать указанную информацию в качестве единственного источника информации при принятии инвестиционного решения.

Представленная информация носит общедоступный характер, не предназначена для конкретной целевой аудитории и/или отдельного лица, не учитывает личные обстоятельства каждого инвестора (не основана на учете информации о нем) и не может рассматриваться в качестве подходящей для инвестирования конкретного лица, получившего к ней доступ.

Любая информация, предоставляемая пользователем сайта, не используется в целях определения инвестиционного профиля этого лица. Предоставляемая информация используется исключительно для формирования набора данных, на основании которых может быть решена задача, обозначенная как целевая в соответствующем разделе.

Types of crypto assets and their features

Аннотация: Увеличение видов криптоактивов, рост объемов этих рынков сопровождаются увеличением инвестиционных рисков и нестабильностью финансовых рынков в целом. Разработке эффективных мер регулирования криптоактивов препятствует в том числе недоработанность и дискуссионность вопросов теории. Целью данной статьи является определенное упорядочение представлений о структуре и особенностях криптоактивов. Использованы такие методы, как: анализ и синтез, индукция и дедукция, сравнение, структурирование, классификация. Структурированы виды криптоактивов, представлены классификации: токенов по видам опосредуемых прав, стейблкоинов по видам обеспечения, цифровых валют центральных банков по функциональному назначению и технологии выпуска. Раскрыты способы приобретения криптовалют инвестором и специфика выпуска токенов. Сделан вывод о том, что разнообразие видов криптовалют делает целесообразным применение подхода «зонтичного» регулирования.

Abstract: The increase in the types of crypto assets, the growth of these markets are accompanied by an increase in investment risks and the instability of financial markets in general. The development of effective regulation crypto assets is hindered, among other things, by the incompleteness and debatable issues of theory. The purpose of this article is an ordering of ideas about the structure and features of crypto assets. Methods used include: analysis and synthesis, induction and deduction, comparison, structuring, classification. The types of crypto assets are structured, classifications are presented: tokens by types of indirect rights, stablecoins by types of collateral, digital currencies of central banks by functional purpose and issuance technology. Disclosed are ways to acquire cryptocurrencies by an investor and the specifics of issuing tokens. It was concluded that the variety of types of cryptocurrencies makes it advisable to apply the «umbrella» regulation approach.

Ключевые слова: цифровые финансовые активы, токены, криптовалюты, цифровые валюты центральных банков, «зонтичное» регулирование.

Keywords: digital financial assets, tokens, cryptocurrencies, digital currencies of central banks, «umbrella» regulation.

На практике цифровые финансовые активы известны уже более 10 лет, но в теории многие вопросы остаются дискуссионными. В их числе понятие криптоактива, структура рынков криптоактивов и их особенности. Отсутствие единообразного представления о понятиях и структуре, равно как и общих воззрений на теоретические аспекты исследования рынков криптоактивов препятствует разработке эффективных мер их регулирования. Наблюдаемый в последние годы рост рынков криптоактивов сопровождается ростом сопутствующих рисков и увеличением волатильности финансовых рынков и их нестабильности [1,2].

В связи с этим целью данной статьи является определенное упорядочение представлений о структуре и особенностях криптоактивов. Объектом исследования являются виды криптоактивов. В числе используемых методов исследования – ключевой набор методов научного познания (анализ и синтез, индукция и дедукция, сравнение, структурирование, классификация), позволяющих осуществить анализ объекта исследования.

Анализ структуры рынков криптоактивов

Исходным дискуссионным вопросом является определение криптоактива. Согласно позиции Центрального банка РФ, это «актив, который существует в цифровом виде или является цифровым представлением другого актива и создан с применением технологии распределенных реестров» [3].

Криптоактивы – это широкое понятие, включающее «цифровые финансовые активы, электронные деньги и цифровые валюты» [4].

Цифровые финансовые активы – это определенные цифровые права. Раскроем это определение, указав, какие именно права предоставляют такие активы, — это «права по эмиссионным ценным бумагам, право участия в капитале непубличного акционерного общества, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг и денежные требования» [5].

Если мы сравним закрепленные в законе [5] определения с терминами криптовалютного рынка, то окажется, что определению цифровых финансовых активов соответствуют:

  1. токены;
  2. криптовалюты: необеспеченные и обеспеченные (стейлбкоины).

Рассмотрим каждый вид цифрового финансового актива подробнее. Токен представляет собой цифровой финансовый актив, который применяется в целях закрепления за его владельцем определенных прав. Например, платежные токены, посредством которых можно совершать покупки, продажи и другие финансовые операции; утилитарные токены, которые предоставляют доступ к товарам или услугам; токены, дающие право на пользование активами (в их числе, токены-акции, они же цифровые аналоги акций; кредитные токены, они же цифровые аналоги долговых ценных бумаг); невзаимозаменяемые токены (NFT-токены), которые уникальны и неделимы, это токены на предметы искусства).

Рассмотрим, как согласно законодательству предполагается организовать выпуск токенов. Индивидуальный предприниматель или юридическое лицо принимает решение заняться бизнесом по выпуску цифровых финансовых активов (токенов). Он обращается к другому лицу, которое обладает техническими и другими специальными возможностями и может выступить оператором информационной системы. После этого, в такой информационной системе осуществляется выпуск цифровых финансовых активов (токенов). Какие это будут права и в каком объеме, по какой цене они будут предлагаться инвесторам – вся эта информация содержится в решении о выпуске цифровых финансовых активов (токенов). Для того, чтобы стало возможным реализовать права по цифровым финансовым активам необходимо появление их собственника. Первым обладателем цифрового финансового актива становится лицо, о зачислении актива которому вносится запись в информационной системе. Конечно, эта запись отражает приобретение цифрового финансового актива, то есть акт товарно-денежного обмена цифрового финансового актива на деньги.

Первый обладатель цифровых финансовых активов может по-разному распорядиться ими. Он может держать их до наступления момента их исполнения или иных причин прекращения обязательств. Он может перепродать их другим инвесторам, в том числе тем, которые не являются пользователями данной информационной системы.

На начало 2022 года, то есть спустя почти два года после выхода закона о цифровых финансовых активов, круг эмитентов таких активов все еще очень узок. Так, самыми известными претендентами на выпуск цифровых финансовых активов являются «Норильский никель» и Сбербанк. У Норникеля есть опыт выпуска цифровых финансовых активов за рубежом. Так, компанией были выпущены первые в мире токены на металлы, обеспеченные физическими металлами: индустриальные (для производителей, обеспечением выступают медь и палладий) и инвестиционные (золото, палладий, серебро и платина). В России для обращения цифровых финансовых активов Норникель организует площадку «Атомайз». [6]

Сбербанк планирует выпуск сберкоина, «который имеет технические свойства криптовалют, в частности, учитывается токенами в блокчейн-сети, его можно программировать в смарт-контрактах». [7]

Возможной причиной длительного старта рынка цифровых финансовых активов в России является фактическое отсутствие в законе о цифровых финансовых активах положений, объясняющих статус криптовалют. В документе осталось лишь определение цифровой валюты и указание на возможности ее использования как объекта купли-продажи, наследования, залога и невозможность ее использования как средства платежа. Согласно закону, «цифровая валюта представляет собой совокупность электронных данных, содержащихся в информационной системе, имеющих следующие характеристики:

А) данные предлагаются и/или могут быть приняты в качестве инвестиций и/или средства платежа, не являющегося денежной единицей РФ, денежной единицей иностранного государства и/или международной денежной или расчетной единицей,

Б) в отношении данных отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных,

В) существуют оператор и/или узлы информационной системы, обязанные только обеспечивать соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношении действий по внесению/изменению записей в такую информационную систему ее правилам» [5].

Цифровые валюты, в свою очередь, делятся на криптовалюты и цифровые валюты центральных банков.

Криптовалюта – это удобное платежное средство, потенциально привлекательное с инвестиционной точки зрения. С её помощью создана возможность анонимизации платежей и обхода регуляторных ограничений за счет устранения посредников (банков и платежных систем) и передачи функции верификации проводимых транзакций в систему распределенных реестров.

К настоящему времени сложилось два вида криптовалют: необеспеченные и обеспеченные.

Необеспеченные криптовалюты, как следует из названия, представляют собой криптоактивы, обеспечение у которых отсутствует, они не могут быть погашены у эмитента, и на практике используются как средство платежа. Необеспеченные криптовалюты – это появившийся исторически первым биткоин и его альтернативы, среди которых наиболее распространены эфириум, XRP и лайткоин. Много внимания инвесторы уделяют динамике курса биткоина, его взлетам и падениям. Действительно, большой размах колебаний курса, чувствительность к новостному потоку – отличительные черты необеспеченных криптовалют, которые делают их одновременно и привлекательными, и опасными для частного инвестора.

Более стабильны и менее волатильны обеспеченные криптовалюты (они же стейблкоины). Не будет преувеличением сказать, что обеспечение, которым могут быть фиатные деньги, ценные бумаги, товары, является якорем, помогающим им стабилизировать волатильность. Примерами таких стейблкоинов являются Tether, обеспеченная долларом, и DGX, обеспеченная золотом. Также возможна ситуация с отсутствием обеспечения у стейблкоинов, но наличием специальной информационной системы, ограничивающей их волатильность, например, криптовалюта Terra поддерживается корзиной стейблкоинов, привязанных к разным фиатным деньгам.

Выделяют четыре основных способа приобретения криптовалют.

Во-первых, это майнинг. Майнинг можно охарактеризовать как использование лицом принадлежащего ему оборудования для выполнения расчетов, необходимых для функционирования системы распределенного реестра определенного криптоактива. Такой способ приобретения криптовалют фактически означает их создание, он возможен, так как криптовалютная единица представляет собой последовательность символов, рассчитанную в соответствии с определенным математическим алгоритмом. Майнинг требует соответствующего оборудования и затрат электроэнергии на его работу. Однако поскольку для вычисления каждой последующей единицы криптовалют необходимо больше ресурсов, чем для предыдущей, а количество криптовалюты в принципе ограничено, то рано или поздно майнинг может перестать существовать как способ приобретения криптовалют.

Во-вторых, покупка криптовалют на криптобиржах. На криптобиржах возможны такие операции, как: покупка/продажа криптовалют, ведение криптокошельков и счетов инвесторов, торговые операции с криптовалютой, обмен криптовалют на обычные деньги.

В-третьих, покупка криптовалют вне криптобирж – непосредственно у владельцев криптовалют, в криптообменниках, телеграм-ботах, на интернет-сайтах.

В-четвертых, это приобретение инвестиционных продуктов, основанных на криптоактивах. Среди них наиболее известны криптовалютные хедж-фонды, криптовалютные биржевые фонды, производные финансовые инструменты на криптовалюту (например, фьючерсы на биткоин).

Еще одним видом цифровых валют, заслуживающих внимания, являются цифровые валюты центральных банков.

Рассмотренные выше необеспеченные и обеспеченные криптовалюты выпускаются частными лицами и организациями. Однако государства, в лице своих центральных банков, не остаются в стороне от процесса всеобщей криптоизации, и активно работают над воплощением идеи выпуска цифровых валют центральных банков, например, проекты цифрового рубля, цифрового юаня и другие. Это так называемая третья форма денег (первая форма – наличные, вторая форма – безналичные), которая имеет такой же технологический базис, что и криптовалюты. Но в отличие от криптовалют цифровые валюты центральных банков могут выполнять все функции денег, а операции с ними лишены анонимности.

Причины возникновения интереса к цифровым валютам центральных банков различны. Основной причиной, на наш взгляд, является цифровизация экономики, которая с одной стороны, ведет к снижению спроса на наличные деньги в пользу роста безналичных платежей, а с другой – к активному распространению криптовалют. Рост доли криптовалют в платежах и расчетах создает угрозу вытеснения из обращения наличных и безналичных денежных средств, выпускаемых центробанком. Таким образом, цифровые валюты центральных банков призваны стать конкурентом криптовалютам. Другие причины связаны с национальными особенностями. В странах, где уже достаточно низка доля наличного денежного обращения, внедрение цифровых валют направлено на поддержание национального спроса на денежные средства, выпускаемые центробанком. Другие страны стремятся внедрить цифровые валюты центральных банков, чтобы сохранить место своих валют на мировой арене или же расширить использование своих валют в международных экономических отношениях. И наконец, есть страны, в которых внедрение цифровой валюты позволит решить проблемы доступности финансовых услуг и усилить контроль за денежным оборотом.

Лучше или хуже третья форма денег двух предыдущих форм? Все зависит от ответов на два вопроса. Первый вопрос касается уровня анонимности для граждан и организаций, который может гарантировать цифровая валюта. Есть опасения, и они небеспочвенны, о возможности установления тотального цифрового контроля над всеми операциями. Второй вопрос связан со степенью безопасности цифровой валюты центральных банков от киберпреступлений. В настоящее время национальные банковские системы стран мира в совокупности из-за кибератак ежегодно теряют до 300 млрд долл, что сопоставимо с размером годового российского бюджета. Но пока страны находятся в поиске ответов на эти вопросы.

Больше определенности существует в вопросе о видах цифровых валют центрального банка. Мы остановимся на основных признаках классификации [8]. Во-первых, по функциональному назначению выделяют оптовые и розничные цифровые валюты центральных банков. Оптовые цифровые валюты доступны преимущественно институциональным игрокам, в том числе финансовым организациям, и предназначены для увеличения скорости совершаемых сделок. Розничные цифровые валюты доступны широкому кругу участников рынка, в том числе населению, являются альтернативой традиционным формам денег. Во-вторых, по технологии выпуска цифровые валюты могут существовать либо в форме цифровых токенов, либо в форме учетных записей на расчетных счетах.

Конечно, практическое внедрение цифровой валюты центрального банка – это очень небыстрый и непростой процесс, в ходе которого вопросов возникает больше, чем теория денег предлагает ответов.

На начало 2022 г. ни в одной стране мира не введена в действие третья форма денег. Хотя такие страны, как Китай и Швеция, более других продвинулись на этом пути. В России тестирование прототипа платформы цифрового рубля проводится совместно с участниками финансового рынка в течение 2022 года.

В статье раскрыто понятие криптоактива и определены виды криптоактивов: цифровые финансовые активы, электронные деньги и цифровые валюты. Расширенная структура криптоактивов представлена на рисунке 1.

Рисунок 1 — Расширенная структура криптоактивов (составлено автором)

В свою очередь, каждый из этих видов может быть классифицирован более подробно. Так, цифровые финансовые активы, исходя из российского законодательства, включают в себя токены и криптовалюты.

Токены в зависимости от вида предоставляемых прав распадаются еще на четыре категории, перечень которых, очевидно, будет расширяться по мере развития технологий.

Широко известные цифровые финансовые активы – это криптовалюты. В зависимости от наличия обеспечения их делят на необеспеченные и обеспеченные (стейблкоины). Стейблкоины появились позже необеспеченных криптовалют, когда стали очевидны существенная волатильность актива и его крайняя чувствительность к новостному потоку, в связи с чем потребовалась привязка к обеспечению для сокращения волатильности.

В целях вытеснения криптовалют из обращения, а также по ряду других причин многие страны разрабатывают проекты цифровых валют центральных банков, которые в отличие от криптовалют могут выполнять все функции денег и лишены анонимности. Для классификации цифровых валют центральных банков используют два ключевых признака: функциональное назначение и форма выпуска.

Таким образом, со времени запуска в 2008 г. первой криптовалюты биткоина количество видов криптоактивов существенно возросло. Общими их чертами являются цифровая природа и, соответственно, доступ к активам только через различные информационные системы. То есть в отличие от ценных бумаг и кредитов, зародившихся и существовавших долгое время в бумажном виде, криптоактивы и зародились, и существуют только в виде электронном.

Различия в видах криптоактивов вызваны их содержательными характеристиками.

Позволим высказать предположение, что возможным практическим выводом по итогам анализа видов криптоактивов и их особенностей является потребность в использовании подхода «зонтичного регулирования». Применение данного подхода позволит сформулировать общие регулятивные требования, нацеленные на цифровую природу активов, их выпуск и обращение в рамках информационных систем, а также отдельные регулятивные требования к каждому виду активов, учитывающие содержательную характеристику каждого вида.

Сущность криптовалют: дескриптивный и сравнительный анализ

Цель статьи — систематизация существующих в литературе и у международных и национальных организаций регуляторов взглядов на понятие криптовалюты, анализ ее экономической сущности и места в современной денежнофинансовой системе. В рамках дескриптивного и теоретического анализа обсуждаются определения и функции криптовалюты. Дана систематизация существующих в литературе подходов к анализу понятия криптовалюты, показано место криптовалюты в современной экономической теории. В рамках сравнительного анализа проведено сопоставление криптовалют между собой, а также с деньгами и платежными системами. В результате исследования сделаны следующие выводы: криптовалюты зачастую определяются через набор базовых характеристик, которым они удовлетворяют; не являются деньгами, при этом могут выполнять основную функцию денег — быть средством платежа; могут быть по своей сути средством осуществления расчетов, активами, платформами для заключения смарт-контрактов, средством для краудфандинга; не являются частными деньгами в трактовке Хайека; могут быть описаны в рамках моделей нового монетаризма (экономики платежей).

Ключевые слова

JEL: А10, B53, Е40, E42, Е44
При поддержке: Авторы выражают благодарность рецензенту за ценные замечания и предложения.

Об авторах

Институт прикладных экономических исследований РАНХиГС
Россия
Елена Владимировна Синельникова-Мурылева — кандидат экономических наук, старший научный сотрудник

Институт прикладных экономических исследований РАНХиГС
Россия
Кирилл Дмитриевич Шилов — научный сотрудник

Институт прикладных экономических исследований РАНХиГС
Россия
Андрей Витальевич Зубарев — кандидат экономических наук, старший научный сотрудник

Список литературы

1. Preneel B. The first 30 years of cryptographic hash functions and the NIST SHA-3 competition. In: Pieprzyk J., ed. Topics in cryptology — CT-RSA 2010. The 10th Cryptographers’ track at the RSA conference (San Francisco, CA, 1–5 March, 2010). Berlin, Heidelberg: Springer-Verlag; 2010:1–14.

2. Mazières D. The stellar consensus protocol: A federated model for internet-level consensus. Stellar Development Foundation. 2015. URL: https://www.stellar.org/papers/stellar-consensus-protocol.pdf.

3. Kocherlakota N. Money is memory. Journal of Economic Theory. 1998;81(2):232–251. DOI: 10.1006/ jeth.1997.2357

4. Cheah E.-T., Fry J. Speculative bubbles in Bitcoin markets? An empirical investigation into the fundamental value of Bitcoin. Economics Letters. 2015;130:32–36. DOI: 10.1016/j.econlet.2015.02.029

5. Ciaian P., Rajcaniova M., Kancs A. The digital agenda of virtual currencies. Can BitCoin become a global currency? Information Systems e-Business Management. 2016;14(4):883–919. DOI: 10.1007/s10257–016– 0304–0

6. Hayes A. The decision to produce Altcoins: Miners’ arbitrage in cryptocurrency markets. SSRN Electronic Journal. 2015. DOI: 10.2139/ssrn.2579448

7. Hayes A. Cryptocurrency value formation: An empirical study leading to a cost of production model for valuing Bitcoin. Telematics and Informatics. 2017;34(7):1308–1321. DOI: 10.1016/j.tele.2016.05.005

8. Sovbetov Y. Factors influencing cryptocurrency prices: Evidence from Bitcoin, Ethereum, Dash, Litcoin, and Monero. Journal of Economics and Financial Analysis. 2018;2(2):1–27. DOI: 10.1991/jefa.v2i2.a16

9. Liu Y., Tsyvinski A. Risks and returns of cryptocurrency. SSRN Electronic Journal. 2018. DOI: 10.2139/ ssrn.3226952

10. Dyhrberg A. H. Bitcoin, gold and the dollar — A GARCH volatility analysis. Finance Research Letters. 2016;16:85–92. DOI: 10.1016/j.frl.2015.10.008

11. Carpenter A. Portfolio diversification with Bitcoin. Journal of Undergraduate Research in Finance. 2016;6(1):1– 27. URL: https://jurf.org/wp-content/uploads/2017/01/carpenter-andrew-2016.pdf.

12. Huberman G., Leshno J., Moallemi C. Monopoly without a monopolist: An economic analysis of the bitcoin payment system. Bank of Finland Research Discussion Paper. 2017;(27). URL: http://ipl.econ.duke.edu/ seminars/system/files/seminars/1874.pdf.

13. Easley D., O’Hara M., Basu S. From mining to markets: The evolution of bitcoin transaction fees. Journal of Financial Economics. 2019;134(1):91–109. DOI: 10.1016/j.jfineco.2019.03.004

14. Abadi J., Brunnermeier M. Blockchain economics. Centre for Economic Policy Research. CEPR Discussion Papers. 2018;(13420). URL: https://scholar.princeton.edu/sites/default/files/markus/files/blockchain_paper_v3g.pdf.

16. Huttner B. Quantum threats and possible solutions for blockchains and digital currencies. In: World Summit on the Information Society Forum (WSIS Forum). Session 304: Central Bank issued digital currency: Challenges for security and interoperability. (Geneva, 19–23 March, 2018). 2018:19–23.

17. Hayek F. Denationalization of money — The argument refined: An analysis of the theory and practice of concurrent currencies. London: The Institute of Economic Affairs; 1976. 146 p.

18. Моисеев С. История центральных банков и бумажных денег. М.: Вече; 2015. 536 с.

19. Moiseev S. History of central banks and paper money. Moscow: Veche; 2015. 536 p. (In Russ.).

20. Williamson S., Wright R. New monetarist economics: Models. In: Friedman B.M., Woodford M., eds. Handbook of monetary economics. Amsterdam: North Holland; 2010;3A:25–96.

21. Williamson S., Wright R. New monetarist economics: Methods. Federal Reserve Bank of Minneapolis. Research Department Staff Report. 2010;(442). URL: https://www.minneapolisfed.org/research/sr/sr442.pdf.

22. Nosal E., Rocheteau G. The economics of payments. Federal Reserve Band of Cleveland. Policy Discussion Paper. 2006;(14). URL: https://www.clevelandfed.org/en/newsroom-and-events/publications/discontinuedpublications/policy-discussion-papers/pdp-0614-the-economics-of-payments.aspx.

23. Nosal E., Rocheteau G. Money, payments, and liquidity. Cambridge, MA: The MIT Press; 2011. 504 p.

24. Waknis P. Competitive supply of money in a new monetarist model. Munich Personal RePEc Archive. MPRA Paper. 2017;(75401). URL: https://mpra.ub.uni-muenchen.de/75401/1/MPRA_paper_75401.pdf.

25. Lagos R., Wright R. A unified framework for monetary theory and policy analysis. Journal of Political Economy. 2005;113(3):463–484. DOI: 10.1086/429804

26. Wallace N. Whither monetary economics? International Economic Review. 2001;42(4):847–869. DOI: 10.1111/1468–2354.00137

27. Fernández-Villaverde J., Sanches D. Can currency competition work? NBER Working Paper. 2016;(22157). URL: https://www.nber.org/papers/w22157.pdf.

28. Waknis P. A Leviathan central bank: Modeling Seigniorage in a money search model. Economics Letters. 2014;125(3):386–391. DOI: 10.1016/j.econlet.2014.10.027

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *