Почему юань стал резервной валютой
Перейти к содержимому

Почему юань стал резервной валютой

  • автор:

Финансовый аналитик рассказал о появлении новой мировой резервной валюты

Китайский юань становится второй мировой резервной валютой. Этот процесс начался в 2022 году, после того как Запад ввел санкции против России и заморозил активы на $300–400 млрд. Также у БРИКС может появиться собственная валюта. Такое мнение финансовый аналитик Дмитрий Голубовский высказал в понедельник, 6 февраля.

Судьба петродоллара: Эр-Рияд предложил продажу нефти за любые валюты
Переход на альтернативы может занять десятилетия

«Все в мире зачесались и задали вопрос — кто следующий? Мало ли у Америки причин не вернуть деньги тому же Китаю, который враг Америки и угрожает Тайваню. Арабам не вернуть — тоже есть причины: там нет демократии и нарушаются права женщин. Латинской Америке не отдавать — легко! Достаточно там устроить заварушку, свергнуть власть, а затем не признать правительство», — сказал эксперт в беседе с «Абзацем». После прецедента с Россией диверсифицировать резервы в пользу золота и юаня решили многие мировые центробанки. Всемирный банк сообщил в прошлом году, что ЦБ Бразилии в четыре раза увеличил долю китайского юаня в резервах.

Россия, Китай, Бразилия, Индия и Южная Африка являются лидерами в рамках БРИКС. Сейчас на страны коалиции приходится около 27% мировой поверхности суши, 43% населения земли и 26% мирового ВВП. В 2023 году разработают критерии для вступления в БРИКС новых государств, и к концу года союз может расшириться. На вступление претендуют Аргентина, Египет, Иран, Саудовская Аравия и Турция, которые уже подали заявки. Членами БРИКС также хотят стать Алжир, Бангладеш, Индонезия, Мексика, Нигерия, Сирия, Таджикистан и Таиланд. Таким образом, вырисовывается довольно серьезный игрок на политической арене. В планы объединения входит создание собственной валюты БРИКС. Это аналог евро, но валюта БРИКС не должна заменить валюты стран-участниц, а станет некой надвалютой, которая нужна для упрощения торговли, финансирования совместных межгосударственных проектов и снижения зависимости от доллара и евро в международных расчетах. «Я считаю, что валюта БРИКС — идея жизнеспособная. Самое главное в этой истории — уговорить Китай. Было бы неплохо подтащить Аргентину, Перу, Чили и так далее. А если Мексику удастся подтащить, это будет хороший удар под дых американцам. А там уже и Африка подтянется», — пояснил Голубовский. Эксперт высказал мнение, что валюта БРИКС вполне способна положить конец американской финансовой гегемонии. В этом заинтересованы все страны — участницы объединения, вынужденные сейчас конвертировать свои национальные валюты в доллары для международных транзакций.

Также финансовый аналитика отметил, что на авансцену заходит криптовалюта. «Для того чтобы избежать репатриации баксов в Америку — огромное же количество купюр, в основном стодолларовых, ходит по всему миру, — американцы введут цифровой доллар и скажут: бумажки отменяем. Думаю, такой вариант к 2025–2026 годам легко может случиться», — сказал он. Эксперт допустил, что при введении цифрового доллара американские власти потребуют с держателей наличных денег документы, подтверждающие происхождение средств. Все те, кто не сможет доказать обоснованность владения, лишатся своих сбережений. «Это потребуется для того, чтобы отсечь лишнюю денежную массу, которая не нужна самой американской экономике», — заключил эксперт. Накануне профессор экономики Нуриэль Рубини заявил, что доллар может утратить свой статус мировой резервной валюты в ближайшие 10 лет на фоне противостояния США и Китая. Однако юань не сможет просто прийти на замену американской валюте, передает «Федеральное агентство новостей». Еще среди угроз доллару Рубини назвал цифровые валюты, а также платежные системы WeChat Pay и Alipay, выступающие альтернативами межбанковской системе Swift, пишет РИАМО. По его мнению, разгорающийся конфликт Вашингтона и Пекина будет только сильнее влиять на «биполярность состояния» доллара как глобальной резервной валюты. Ранее, 31 января, финансовый аналитик BitRiver Владислав Антонов в беседе с «Известиями» отметил тренд на постепенное снижение гегемонии доллара в мире, поскольку США в последние годы стали излишне часто злоупотреблять его положением, практикой санкций и конфискаций активов. В результате многие страны в интересах собственной же безопасности стали активнее регулировать свои торговые дисбалансы в собственных же валютах. Это дает им независимость от потенциальных угроз и наказаний со стороны США. 18 января министр финансов Саудовской Аравии Мохаммед аль-Джадаан заявил, что страна готова проводить расчеты за поставки нефти в валютах, отличных от доллара США.

Юань: нетрадиционный путь к статусу резервной валюты

Условием превращения юаня в мировую резервную валюту считается либерализация капитальных операций в Китае. Но это необязательно: юань может стать дополнительной резервной валютой и без полной конвертируемости.

9 ноября 2022 | Барри Эйхенгрин, Камилла Макэр, Арно Мель, Эрик Монне, Ален Наеф

Условием превращения юаня в мировую резервную валюту считается либерализация капитальных операций в Китае. Но это необязательно: юань может стать дополнительной резервной валютой и без полной конвертируемости.

9 ноября 2022 | Барри Эйхенгрин, Камилла Макэр, Арно Мель, Эрик Монне, Ален Наеф

Почему валюта второй по величине экономики мира не играет определяющую роль в качестве резервной валюты? Доля китайского юаня в глобальных резервах в 3% смотрится очень «бледно» на фоне доллара (60%) и евро (20%). Чем можно объяснить эту разницу?

Распространенный ответ на этот вопрос – юань не может развиваться как международная резервная валюта, пока Китай не проведет полную либерализацию счета операций с капиталом. Эта точка зрения основана на предположении о том, что другие страны не будут держать юань в резервах, если у них не будет возможности легко покупать и продавать его на международных рынках. Такая позиция поддерживается историей превращения в ХХ веке в ведущие мировые резервные валюты фунта стерлингов, а затем доллара, которые оба торговались на глубоких и ликвидных рынках.

Однако мы утверждаем в нашей совместной работе : нельзя исключать, что интернационализация юаня может происходить совсем другим путем. Даже при отсутствии полной финансовой либерализации юаня вполне возможно, что он сможет играть более важную международную роль в будущем, особенно – в качестве резервной валюты центральных банков. Подход Китая к интернационализации своей валюты приведет не к доминированию юаня, а, скорее всего, к многополярному миру ключевых валют, в котором будут сосуществовать доллар, евро и юань.

Китайский путь

Несмотря на постепенную финансовую либерализацию и явную нацеленность на интернационализацию юаня, Китай воздерживается от перехода к полностью свободному движению капитала. Китайские лидеры опасаются , что открытый счет операций с капиталом может привести к импорту кризисов из других стран и ослаблению контроля над экономикой. Народный банк Китая характеризует свой осторожный подход как обеспечение «баланса между развитием и безопасностью».

Но неограниченный доступ к глубоким и ликвидным китайским рынкам капитала может оказаться необязательным условием для интернационализации юаня. Скорее юань может получить эту роль за счет его использования в качестве валюты, в которой выставляются счета и производятся расчеты по внешнеторговым операциям и осуществляются платежи. Китай создал глобальную клиринговую и платежную сеть, что позволяет теперь проводить трансграничные операции в юанях в самых разных юрисдикциях. Наше исследование показывает, что развитие юаня как резервной валюты идет в ногу с расширением торговых расчетов в юанях, несмотря на сохранение ограничений на движение капитала в Китае.

Правда, возможность аккумулировать резервы в юанях – не то же самое, что готовность держать резервы в юанях. Для такой готовности ключевое значение имеют офшорные рынки юаня и своп-линии центрального банка. Своп-линии дают уверенность в том, что юани будут получены от центробанка Китая, в то время как существование офшорного рынка служит для управляющих резервами в центральных банках и других инвесторов гарантией того, что они могут конвертировать юани в доллары по стабильному и предсказуемому курсу.

Юань и расширение торговли в китайской валюте

Исторически, прежде чем приобрести статус резервных, валюты сначала усиливали свою роль в качестве валют, в которых выставляются счета и проводятся расчеты по торговым операциям. По такому же принципу – через расширяющиеся торговые связи Китая – юань может играть более важную роль международной резервной валюты. Данные о резервах в юанях по странам позволили нам обнаружить существенную корреляцию между торговлей стран с Китаем и объемом их резервов в юанях. Выставление счетов и прием платежей в юанях – валюте, которой привыкли пользоваться китайские банки и фирмы, – служит для стран способом поощрения китайских организаций вести бизнес с национальными компаниями.

И действительно, на мировом уровне соотношение общего объема резервов в юанях к объему торговли в юанях (валюты выставленных счетов) близко к соотношению общего объема резервов в евро к общему объему мировой торговли в евро (см. график ниже). Это поразительно, если учитывать ограничения на операции с капиталом в Китае.

Соотношение резервов в долларах, евро и юанях к объему импорта в этих валютах, %

Дополнительные доказательства этой закономерности можно увидеть , сопоставив данные о доле Китая в импорте отдельных стран с данными, на сколько месяцев импорта, номинированного в юанях, каждой из этих стран хватит имеющихся у нее резервов в юанях. Данные очевидны: страны, которые торгуют с Китаем больше, больше держат и резервов в юанях. Это позволяет предположить, что доля юаней в резервах в будущем увеличится вместе с ростом торговых расчетов в юанях.

Своп-линии и уверенность инвесторов

Свопы представляют собой кредитные соглашения между центральными банками, в соответствии с которыми они обменивают свою валюту на валюту партнера. Заключение своп-линий с Китаем дает уверенность в том, что юани будут получены от центрального банка Китая даже в случае отсутствия ликвидности на рынках ценных бумаг, номинированных в юанях. Народный банк Китая заключил двусторонние соглашения о свопах по крайней мере с 39 центральными банками на общую сумму около 3,7 трлн юаней ($550 млрд).

Однако, в отличие от своп-линий Федеральной резервной системы, они не представляют собой соглашения, действующие постоянно и без ограничений. Кроме того, свидетельств, что к настоящему времени свопы в юанях использовались, немного. И в отличие от ФРС Народный банк Китая открывает своп-линии, как правило, для увеличения торговли в юанях, а не в качестве экстренной ликвидности для иностранных банков.

Тем не менее, несмотря на их редкое использование, объем этих своп-линий довольно существенный по отношению к ВВП стран, с которыми имеются своп-соглашения (см. график ниже).

Объем своп-линий Народного банка Китая, % ВВП страны-получателя

Офшорные рынки и конвертируемость юаня

Китай должен заботиться не только о предоставлении юаней остальному миру. Он также должен позволять другим странам продавать юани за доллары, когда они этого пожелают. Именно эту возможность предоставляют офшорные рынки в финансовых центрах за пределами материкового Китая.

С 2010 г., когда Китай впервые разрешил торговлю юанями в Гонконге, такие офшорные рынки появились еще в 24 городах. На июль 2021 г. на офшорных счетах было размещено около 1,25 трлн юаней ($200 млрд). Пока эти рынки остаются небольшими по сравнению с офшорными рынками долларов в Европе и других странах. Офшорные долларовые депозиты (или евродоллары) в 2016 г. оценивались в $14 трлн, или около 130% от объема национальных депозитов в то время. Это сравнение показывает, что офшорным рынкам в юанях еще предстоит пройти долгий путь.

Но это также предполагает, что центральные банки, которые держат резервы в юанях, могут ожидать, что смогут конвертировать юани в доллары на офшорных рынках по предсказуемым и стабильным ценам – при условии, что они не решат сделать это все одновременно, то есть учитывая ограниченность ликвидности, доступной в офшорах. В свою очередь, стабильность и предсказуемость требуют от китайских властей регулирования обменного курса юаня к доллару. А для регулирования обменного курса китайским властям требуются резервы в долларах.

Это позволяет предположить, что усиление роли юаня в качестве резервной валюты не приведет к автоматическому снижению роли доллара как резервной валюты. Скорее Китаю придется держать резервы в долларах, чтобы другие страны охотно держали резервы в юанях. Эти две резервные валюты будут дополнять, а не заменять друг друга.

Если прибегнуть к историческим параллелям, юань сегодня не отличается от доллара в 1950-х и 1960-х гг. Конвертацию юаня в доллары затрудняют ограничения счета операций с капиталом, а полвека назад конвертацию долларов в золото ограничивало монетарное право Бреттон-Вудской системы. Золото было резервным активом, вызывавшим наибольшее доверие, и конвертируемость доллара в золото была необходимым условием доверия к доллару. Однако обменивать доллары на золото у ФРС имели право только центральные банки – частные инвесторы не могли этого сделать в США. Но им, как и другим участникам финансового рынка, а также центральным банкам, разрешалось конвертировать доллары в золото на частной бирже золота в Лондоне. Офшорный рынок золота в Лондоне тогда и офшорный рынок юаней сегодня – продукт одного и того же феномена, а именно несовершенной конвертируемости международной валюты (тогда доллар, сейчас юань) в первичный резервный актив (тогда – в золото, сейчас – в доллар).

Так же, как лондонский рынок золота служил предохранительным клапаном для держателей долларов в 1960-е, офшорный рынок юаней в Гонконге является предохранительным клапаном для держателей юаней сегодня. В обоих случаях за этими рынками внимательно следили и следят монетарные власти, поскольку неблагоприятное развитие событий на таких рынках может подорвать доверие к резервной валюте.

Перспектива превращения юаня в международную валюту является предметом активных политических дебатов. Вопреки общепринятому мнению, ограничения на движение капитала в Китае не могут в полной мере препятствовать усилению роли юаня в качестве международной и резервной валюты. Это не отрицает того, что для «обгона» доллара в качестве ведущей международной и резервной валюты Китаю требуется продолжить либерализацию счета операций с капиталом. Однако юань может усилить свои позиции и без этого – за счет финансирования импорта, долговых выплат, развития платежной инфраструктуры и офшорных рынков и предоставления валютных свопов.

Необходимость держать доллары может быть невыгодна для Китая, поскольку создает взаимную зависимость между Китаем и США. Но такие специфические отношения между двумя крупнейшими экономиками мира – единственный способ для Китая превратить юань в значимую резервную валюту, не проводя полную либерализацию движения капитала. Тем не менее вопрос о том, сколько долларов нужно Китаю, чтобы поддержать собственную экономическую экспансию и побудить своего экономического партнера держать юани, остается открытым.

Оригинал статьи опубликован на портале CEPR.org/VoxEU . Перевод выполнен редакцией Econs.online.

Китайский юань официально стал резервной валютой

Национальная валюта Китая официально включена в состав корзины резервных валют Международного валютного фонда (МВФ).

В корзине SDR (от англ. Special Drawing Rights — специальные права заимствования) доля юаня составит 10,9 процента. По своему «весу» китайская валюта будет на третьей позиции после доллара, которому принадлежит 41,73 процента, и евро — его доля составляет 30,93 процента. Помимо доллара, евро и юаня в корзину резервных валют входят также японская йена и британский фунт.

Заявка Пекина на включение юаня в корзину резервных валют была удовлетворена ещё 30 ноября 2015 года. Тем самым МВФ признал растущее значение Китая в мировой экономике и растущий вес ее национальной валюты в международной торговле. Десять месяцев — срок до 1 октября 2016 года — юаню были отведены в качестве «переходного периода».

От состава резервной корзины зависит курс SDR — валюты МВФ, в которой Фонд выдает кредиты. Корзину учитывают также при расчёте квот стран-участников международной организации.

PS: юань может обогнать доллар и стать мировой резервной валютой

Китай достиг серьезного прогресса по укреплению юаня. Поэтому есть вероятность того, что в будущем юань обгонит доллар и станет мировой резервной валютой. Об этом пишет Project Syndicate.

Китай хотел бы конвертировать юань в международную валюту, покончив с глобальным доминированием доллара США. Этот шаг превращения юаня в одну их ведущих мировых расчетных валют принес бы большую пользу китайской экономике. Также это смогло бы помочь Китаю избежать дальнейших валютных кризисов.

В публикации указали, что доллар до сих пор сохранят свое господство в мировой экономике из-за того, что США обладают большим и ликвидным рынком капитала, где зарубежные инвесторы могут размещать свои активы. В этом плане финансовый рынок Китае менее ликвиден, что делает юань непривлекательным для инвесторов.

По мнению авторов статьи, юань мог бы стать более привлекательной валютой для инвестиции, если бы Китай ослабил контроль за движением капитала. Также продвижению китайской валюты может помочь серия соглашений о валютных свопах между Народным банком Китая и центральными банками других стран.

7 апреля Compact сообщил, что Китай создает «вторичную экономику», которая не будет зависеть от доллара и США. Поэтому всеобщая дедолларизация стала уже реальным явлением, так как проводятся сделки в местных валютах.

Подписывайтесь на «Газету.Ru» в Дзен и Telegram.
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *