Что будет с бизнесом в 2021 году
Перейти к содержимому

Что будет с бизнесом в 2021 году

  • автор:

Каждый десятый бизнес в России предупредил о риске закрытия в 2021 году

В 2021 году российский малый и средний бизнес сталкивается с теми же проблемами, что и на пике пандемии, следует из февральского опроса компаний. Спрос на товары и услуги так и не восстановился примерно у двух третей предприятий

Фото: Ярослав Чингаев / ТАСС

Фото: Ярослав Чингаев / ТАСС

Значительная часть малого и среднего бизнеса с наступлением 2021 года продолжает испытывать серьезные проблемы, свидетельствуют данные мониторинга аппарата бизнес-омбудсмена Бориса Титова (есть у РБК). В проведенном в начале февраля опросе приняли участие руководители и владельцы 5 тыс. компаний из всех регионов России. К началу 2021 года российский бизнес подошел со снизившимися зарплатами сотрудников, падением объемов выручки и упавшим спросом. Лишь чуть более 20% респондентов в 2020 году снижения спроса на свои товары и услуги не заметили, в то время как у более чем 40% компаний он упал в полтора раза и более. Примерно у 60% компаний выручка в пандемийном году уменьшилась более чем на 30%, примерно 45% респондентов урезали фонд оплаты труда. Но и в 2021 году российский бизнес оценивает свое положение очень пессимистично, указывают авторы исследования. В начале года у трети респондентов (33,1%) продолжил снижаться оборот, у 27,1% он сохранился на уровне 2020 года. Еще 19,1% участников исследования говорят о постепенном восстановлении потерь 2020 года. Примерно каждая десятая российская компания (9,7%), согласно результатам опроса, готовится к закрытию. Согласно результатам мониторинга, в сложившихся условиях бизнес ждет от государства прежде всего снижения налоговой нагрузки или новой налоговой реструктуризации — о необходимости таких мер для компаний своих отраслей и региона высказались 66,8% респондентов. 46,8% опрошенных считают, что лучшая мера — просто не закрывать бизнес на карантин.

Главные проблемы

Главной проблемой бизнеса в начале 2021 года остается слабый спрос — то, что он так и не восстановился к уровням до пандемии, назвали главной трудностью для своих компаний почти 60% респондентов. Частично это объясняется коронавирусными ограничениями — о том, что антивирусные меры, влияющие на поток клиентов, в той или иной форме сохраняются, рассказали 53,8% опрошенных. В тройку основных проблем бизнеса также вошли невозможность платить налог на имущество и оплачивать аренду, а также нехватка средств на выплату зарплат сотрудникам и страховых взносов с фонда оплаты труда (ФОТ). В обоих случаях об этом говорят около четверти опрошенных. Значительная часть бизнеса (22,3%) жалуется на неплатежи от контрагентов за уже поставленные товары и оказанные услуги. Также весьма распространенной оказалась нехватка средств на коммунальные платежи и сложности с бесперебойной поставкой материалов и товаров на предприятия (об этом говорит примерно каждый пятый владелец или руководитель компании).

Социолог Чепуренко: Надо понять, почему микробизнес не стремится стать малым

Индекс деловой активности субъектов малого и среднего бизнеса в июне. достиг максимальных значений за всю историю наблюдений. У 19 процентов компаний продолжали расти фактические продажи (о снижении сообщили 34 процента, это минимум с сентября 2021 года), 28 процентов компаний ждут дальнейшего роста выручки (сокращения — 15 процентов). Малый бизнес адаптировался к санкциям и готов идти дальше? Обсудим тему с социологом, доктором экономических наук Александром Чепуренко.

Типичное малое предприятие - это микробизнес: 2-3 человека, работающих в торговле и услугах населению.

Типичное малое предприятие — это микробизнес: 2-3 человека, работающих в торговле и услугах населению. / Сергей Михеев

Гибок, мобилен, живуч

Индекс деловой активности ежемесячно рассчитывается «ОПОРОЙ России», Промсвязьбанком и агентством Magram Market Research. В июне он составил 55,3 пункта. Эксперты отмечают неуклонную динамику: в марте индекс составлял 53,5 пункта, в апреле — 54,1, в мае — 53,7. Понимать надо так, что деловой климат в стране улучшился?

Александр Чепуренко: Данные разных аналитических компаний в целом подтверждают эту картину. Например, исследование малого бизнеса, проводимое ФОМ, в ходе которого ежеквартально опрашиваются одни и те же владельцы малого бизнеса, так называемый лонгитюд, также показывает, что во втором квартале 2023 года доля ориентированных на «выживание» была близка к минимуму (28%). А вот доля тех, кто почувствовал, что ситуация в экономике в минувшем квартале улучшилась, была близка к максимуму за 2021-2023 годы (11%). Наконец, на абсолютном пике находится доля вступивших в текущий квартал с оптимизмом (53%). При этом доля считающих, что текущий квартал будет лучше для бизнеса, выросла вдвое — с 20% до 42%. Да и доля владельцев бизнеса, открывших новые направления деятельности, осталась на стабильно высоком уровне — 17%. Это говорит о том, что малый бизнес в России — как Ванька-встанька: после любых потрясений он способен сравнительно быстро восстанавливаться. Это, конечно, не означает, что он любит потрясения, скорее, речь идет о том, что он адаптивен: гибок, мобилен, живуч.

В 2022 году крушения малого и среднего бизнеса удалось избежать. А с чем сейчас приходится справляться?

Александр Чепуренко: Основная проблема сейчас — уровень платежеспособного спроса со стороны клиентов, которыми у МСП обычно являются население и такие же небольшие компании или муниципальные власти. Малый бизнес вынужден к нему приспосабливаться, но резервов у него в этом отношении меньше, чем у крупного бизнеса, который может создавать запасы и таким образом делать рост цен на свою продукцию более плавным и медленным, может «нагибать» поставщиков, может манипулировать численностью работников или выводить какие-то операции на аутсорсинг.

Сейчас нет проблем с получением кредита

Предоставление кредитной поддержки малому и среднему предпринимательству позволило смягчить эффект от резкого ужесточения денежно-кредитной политики в марте 2022 года. Вплоть до мая 2022-го стоимость кредита для МСП по льготным программам была ниже, чем ключевая ставка. А как сейчас?

Александр Чепуренко: С одной стороны, сейчас тоже нет проблем с получением кредита: в интернете можно найти более 300 предложений кредитов разного типа и для разных типов малого бизнеса, начиная с ИП. С другой стороны, ведь не только цена кредита влияет на готовность со стороны владельцев малого бизнеса им воспользоваться, они ориентируются еще и на ожидаемую ёмкость рынка (и тут вновь возвращаемся к уровню платежеспособного спроса), различные коммерческие и некоммерческие риски. Вот возьму я кредит, а тут моих ключевых сотрудников вызовут куда-нибудь повесткой, кто тогда будет производственную нагрузку выполнять на должном уровне, чтобы кредит «отбить»?

Банк России опубликовал план поддержки малого и среднего предпринимательства на ближайшие два года. Предложено более трех десятков мер по разным направлениям: развитие кредитования, программы льготного финансирования, статистическая информация ЦБ, цифровой профиль и система быстрых платежей. Удалось ли в итоге сделать кредиты, особенно инвестиционные, более доступными для малых и средних предприятий? И много ли желающих воспользоваться предоставленными возможностями?

Александр Чепуренко: Да, все эти меры в принципе работают, тем более — вкупе с инфляцией. Поскольку она растет, то в конце концов отдавать придется уже подешевевшие рубли, и чем на более длительный срок берешь кредит, тем реально более дешевым он становится. Да, эти меры работают, но в отношении относительно небольшой группы МСП — тех, кто имеют позитивную кредитную историю, способны грамотно планировать свои финансовые обязательства, уже ранее участвовали в программах льготного финансирования и т.д. Если же мы говорим об инвестиционных кредитах, то следует помнить: подавляющее большинство субъектов МСП — микро-предприятия, они в принципе инвестиционных кредитов не берут, ограничиваясь либо самофинансированием, либо коммерческим кредитом от партнеров, либо потребительскими кредитами. Кроме того, инвестиционный кредит — это всегда еще и проявление уверенности в предсказуемости финансово-экономической ситуации как минимум на период кредита. Вот этой уверенности у МСП сегодня нет: кто знает, каковы будут спрос, учетная ставка ЦБ, уровень инфляции, некоммерческие риски к моменту завершения кредитного договора? Вообще значительная часть субъектов МСП в принципе создаются не для того, чтобы расти и развиваться, а для того, чтобы обеспечить своим владельцам приемлемый уровень текущего дохода. Допустим, в той местности, где человек проживает, нет возможности найти хорошо оплачиваемую работу, или человека «сократили», и он вообще не может никуда трудоустроиться. Вот и приходится — без особого желания и склонности — создавать свой маленький бизнес. Это не хорошо и не плохо, это просто факт: очень часто предпринимательство в малом бизнесе является вынужденным. И такие предприниматели, конечно, как правило, кредитов не берут: зачем? Кроме того, в условиях нынешней турбулентной реальности значительная часть владельцев малого бизнеса перешли к стратегии выживания — они сокращают расходы, снижают уровень маржи, делают все возможное, чтобы просто спасти свой бизнес в надежде на лучшие времена. Я уже упоминал, что во втором квартале 2023 года доля «выживающих» среди участников лонгитюда малого бизнеса ФОМ составила 28 %. Это меньше, чем в предыдущие периоды, но тем не менее это больше четверти респондентов. Далее, как выяснил ФОМ, несколько чаще в первом квартале 2023 года брали кредиты у банков те, у кого результаты в прошлом квартале ухудшились — 16 %; напротив, среди тех, у кого они улучшились, банковские кредиты привлекали 13%. Это различие статистически не значимо, но все же возникает вопрос: кого, какую группу МСП чаще таким образом поддерживает банковское кредитование, и почему? Ведь очевидно, что риски невозврата выше в отношении тех заемщиков, чьи финансовые дела идут не блестяще.

Типичное малое предприятие — это микробизнес

Экспортный потенциал малого и среднего бизнеса, несмотря на многочисленные меры поддержки и отстроенную инфраструктуру, пока не реализован, отмечает первый вице-премьер Андрей Белоусов: из 6 млн представителей МСП экспортеры составляют только 1%. Что же мешает? Страх предпринимателей перед неизвестностью? Обострившиеся из-за санкций сложности с расчетами и логистикой? Трудный поиск партнеров за рубежом?

Александр Чепуренко: Следует просто учитывать, что типичное малое предприятие — это микробизнес: 2-3 человека, работающих в торговле и услугах населению. Если принять во внимание еще и необъятные просторы нашей страны, то подавляющее большинство из них никогда не будет ничего экспортировать. И не надо от них этого ожидать! И тут нет никакой особой специфики российской, в любой крупной экономике (что в американской, что в индийской или китайской) все устроено точно так же. Экспортом способны заниматься преимущественно средние предприятия, которых в России очень мало, несколько десятков тысяч. Поэтому, если мы хотим, чтобы российский МСП стал более интенсивно выходить на внешние рынки, нужно понять, почему же у нас микробизнес не стремится стать малым, а малый — дорасти до средних размеров? Почему бизнесы с большей охотой дробятся, чем растут?

Нужно понять, почему же у нас микробизнес не стремится стать малым, а малый — дорасти до средних размеров

Способно ли государство помочь малому и среднему предпринимательству выйти на зарубежные рынки? И в чем могла бы выражаться эта помощь?

Александр Чепуренко: Следует понимать, что в нынешних условиях расширение экспортной деятельности российских компаний — задача очень нетривиальная: мировая экономика находится в стадии растущего протекционизма, наиболее емкие рынки для российских товаров и услуг закрыты. Тем не менее и в этих условиях нужно в первую очередь создавать рамочные условия для роста так называемых национальных чемпионов — экспортно ориентированных средних компаний. Например, следует использовать присутствие крупных российских компаний в Индии, некоторых странах Юго-Восточной Азии и Африки для вовлечения в реализуемые ими там проекты поставщиков из числа МСП. Далее следовало бы содействовать формированию и росту частных и частно-государственных платформ-агрегаторов (типа некоторых китайских платформ, которые стали площадками для продвижения продукции китайских производителей за рубежом). Наконец, через гранты вузам и проектное софинансирование создать сеть внедренческих и инжиниринговых сервисов для МСП-экспортеров на базе государственных технических университетов. Но прежде всего нужны такие налоговые режимы, которые не отбивали бы охоту расти, и понятные механизмы использования экспортной выручки в национальных валютах развивающихся стран (например, ее продажа уполномоченному государственному институту развития — за рубли или свободно конвертируемые валюты).

Представители малого и среднего бизнеса считают, что нужно перенастроить комплексную программу поддержки МСП, включив в нее МСП-экспортеров. В частности, предлагается создать «экспортный экспресс МСП» (по аналогии с «Агроэкспрессом»), чтобы малый бизнес мог заказывать экспортную перевозку через единое окно (уже существующую цифровую платформу «Мой экспорт»), а «РЖД Логистика» осуществляла доставку даже небольших партий товара. Как вы оцениваете это предложение?

Александр Чепуренко: Это полезные предложения, но работать они будут в основном в интересах тех компаний малого и среднего бизнеса, которые уже участвуют в экспортной деятельности. Но мы же знаем, что таких пока всего около 1%. Значит, основной вопрос заключается в том, как создать условия для расширения этого контингента.

От некоторых предпринимателей можно услышать: «Я ничего не понимаю в учете и не хочу понимать. Пусть этим занимается мой бухгалтер, а я пошел деньги зарабатывать». Каков, на ваш взгляд, уровень финансовой грамотности представителей МСП?

Александр Чепуренко: Этот уровень очень разный, зависит от опыта предпринимательской деятельности, возрасти и образования. Полагаю, что такого рода высказывания можно было слышать, скорее, пару десятилетий назад. Молодые владельцы бизнеса в основном вполне владеют основными финансовыми инструментами и готовы обучаться на различных курсах грамотному выстраиванию финансовой стратегии бизнеса.

Накопленное недоверие быстро не искоренить

Мне кажется, малый бизнес, как, впрочем, и любой, ждет от государства не столько конкретной поддержки, которая обычно доступна лишь узкому кругу лиц, а создания нормальной деловой среды, в которой можно спокойно работать. Не напрасны ли эти ожидания?

Александр Чепуренко: Вы знаете, в основном он вообще ничего не ждет от государства, кроме предсказуемости в налоговой политике. Хотя в период пандемии государство пошло на беспрецедентный, по нашему опыту, набор мер поддержки, и в целом доля получивших ее в той или иной форме кратно возросла по сравнению с предшествующим периодом. Накопленное за десятилетия благих пожеланий и обещаний недоверие быстро не искоренить. С другой стороны, в нынешних условиях у Российского государства просто нет альтернативы целевой поддержке разных групп МСП — растущих производственных компаний, малого бизнеса в агросекторе, ИТ-компаний и т.д. Потому что без роста деловой активности и инициативы «снизу», только за счет крупного окологосударственного бизнеса, проблемы структурной перестройки экономики не решить.

Визитная карточка

Фото: hse.ru

Александр Чепуренко — доктор экономических наук, научный руководитель департамента социологии факультета социальных наук НИУ ВШЭ. Родился в 1954 г. в Москве. Окончил экономический факультет МГУ в 1977 г. С 1991 по 2004 г. — один из руководителей Российского независимого института социальных и национальных проблем, с 2004 г. — профессор в Высшей школе экономики и одновременно главный научный сотрудник в Институте социологии РАН. Один из ведущих отечественных специалистов в области исследований предпринимательства и малого бизнеса, неоднократно выступал в массовой печати по проблемам российского предпринимательства и политики в отношении малого бизнеса.

Инфляция, снижение доходов и локдаун: что повлияло на малый бизнес в 2021 году

Малый бизнес назвал главные вызовы, с которыми ему пришлось столкнуться в 2021 году. Каждый пятый предприниматель назвал критичными для своего дела три фактора — инфляцию, снижение доходов и потребительского спроса, а также локдаун и другие меры по борьбе с распространением коронавируса. Подавляющее большинство предпринимателей соблюдают вводимые властями меры, однако заполнение связанных с этим отчетов стало для них сложной задачей. Также предприниматели жалуются на рост цен и зарплатных ожиданий сотрудников.

Сложный бизнес: с какими проблемами сталкиваются российские предприниматели

В 2021 году большинство предпринимателей столкнулись с ростом цен на ключевые товары и услуги. Почти 90% опрошенных Райффайзенбанком владельцев малых предприятий и частных предпринимателей зафиксировали рост цен на все, чем им приходится пользоваться — товары, услуги и сырье. Это привело к росту зарплатных ожиданий сотрудников, и нанимать персонал стало сложнее — об этом заявили 28% респондентов. Также значительно увеличились траты на транспорт и доставку (у 38% бизнесменов).

Данные Райффайзенбанка

Также предприниматели назвали события, которые были крайне важны или даже критичны для бизнеса. Это инфляция, снижение доходов населения и локдаун — более 20% опрошенных предпринимателей считают наиболее значимыми для их бизнеса.

Наименьшее влияние на работу малого бизнеса в 2021 году оказали закрытые границы, кредитная нагрузка и конкуренция со стороны цифровых сервисов. Около 40% опрошенных владельцев и управляющих малым бизнесом включили их в список наименее значимых факторов. 23% опрошенных заявили, что проверки со стороны госорганов почти не повлияли на их бизнес в 2021 году.

Умеренное влияние на работу малых предприятий в России оказали налоги и рост зарплат сотрудников — 34% бизнесменов оценили эти самые как не самые значимые.

В топ самых сложных задач для предпринимателей теперь входит составление отчетов о соблюдении антиковидных ограничений — 29% бизнесов считают эту задачу одной из самых сложных. Старые проблемы актуальны — это кадровые вопросы, оценка рисков по при работе с контрагентами и ведение бухгалтерии.

Почти каждый десятый предприниматель считает сложным проведении валютных операций и работу с зарубежными партнерами. По данным Райффайзенбанка, в среднем малому бизнесу требуется 3–4 года, чтобы выйти на международный рынок. Часто это ИП, которые выполняют работы для зарубежных компаний, и им нужны простые, автоматизированные сервисы для валютного контроля.

«Каждый предприниматель в процессе работы параллельно осваивает несколько профессий — менеджера, бухгалтера, и так далее. При этом рутинные процессы можно автоматизировать — для этого существует множество решений, не требующих разработки. Это , , валютный контроль и др. В октябре мы ввели в возможность автоматически рассчитывать налог от доходов в валюте и курсовой разницы. Сервис „“ значительно упрощает работу ИП с валютными счетами. Задача банковского сервиса сделать максимальное количество процессов простыми, прозрачными и автоматическими», — отметила Полина Гуляева, руководитель направления Райффайзенбанка.

Данные Райффайзенбанка

Меры по борьбе с ковидом: кто соблюдает и как это влияет на бизнес

Подавляющее большинство предпринимателей и владельцев бизнеса заявили, что соблюдают меры по борьбе с распространением коронавируса. Около 13% компаний эти меры не касаются — они производят медицинские изделия, работают в сельском хозяйстве и других сферах, которые по закону не могут приостановить работу.

Однако 3,5% бизнесменов заявили, что принципиально не соблюдают никаких ограничений. Среди этой небольшой группы около 18% уверены, что опасности нет и ограничения не нужны. А 22% заявили, что для их бизнеса это обходится слишком дорого. Еще 23% просто выступают против любых ограничений в принципе. Остальные заявили, что работают удаленно и не имеют массовых контактов с людьми, поэтому их бизнесу не приходится ограничивать работу.

Среди предпринимателей, которые соблюдают необходимые меры, большинство применяют маски, перчатки и антисептики, а 48% бизнесов вакцинировали большую часть своих сотрудников. 47% ввели удаленку для 30% работников, а 56% респондентов уходят на нерабочие дни, когда это необходимо.

Некоторые владельцы малого бизнеса используют в работе , а отдельные компании отправили на удаленку всех своих сотрудников.

Исследование проводилось в ноябре 2021 года, в нем приняли участие более 500 владельцев бизнеса и индивидуальных предпринимателей из Москвы, , Казани, Новосибирска, , Нижнего Новгорода, Сочи и других городов.

Райффайзенбанк является дочерней структурой Райффайзен Банк Интернациональ АГ. Райффайзенбанк — один из самых надежных российских банков, который создает финансовые решения для частных и корпоративных клиентов, резидентов и нерезидентов Российской Федерации. Согласно данным , Райффайзенбанк занимает место по размеру активов по итогам 9 месяцев 2021 года, по объему средств частных лиц и по объему совокупного кредитного портфеля. По данным журнала Forbes, Райффайзенбанк признан самым надежным банком в России в 2020 году.

Райффайзен Банк Интернациональ АГ является ведущим корпоративным и инвестиционным банком на финансовых рынках Австрии и в странах Центральной и Восточной Европы. В Центральной и Восточной Европе Райффайзен Банк Интернациональ представлен на 13 рынках и предоставляет широкий спектр финансовых услуг, включая лизинг, управление активами и сопровождение сделок по слиянию и поглощению. Более чем 46 000 сотрудников обслуживают 18,6 млн клиентов более чем в 1 800 подразделениях, основная часть которых расположена в странах Центральной и Восточной Европы. Акции Райффайзен Банк Интернациональ зарегистрированы на Венской фондовой бирже.

Что будет с бизнесом в 2021 году

Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Ваша заявка отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш эксперт

Under construction!

Раздел находится в разработке и будет доступен в ближайшее время.

This page is under construction and coming soon.

НИСИПП

+7 495 988-92-52

  • Официальная страница НИСИПП
  • Проблематика МСП и его господдержка
  • Банки и МСП (малый и средний бизнес)
  • Антикоррупционный капитал
  • О нас
    • Интерактивное резюме
    • Наши организации
      • АНО «НИСИПП»
      • ИКЦ «Бизнес-Тезаурус»
      • ООО «O2Consulting»
      • ООО «Л-СТАР»
      • Школа
      • Направления деятельности
      • Наши технологии
      • Мероприятия
      • Новости
      • Мнения наших экспертов
      • Интервью
      • Мониторинги
      • Исследования
      • Законодательство
      • Наши публикации
      • Программы поддержки
      • Мониторинг банковского и государственного финансирования МСП

      Сектор МСП: Банковское кредитование и государственная финансовая поддержка

      Главная / Мнения наших экспертов / Итоги 2021 года для малого и среднего предпринимательства (МСП).

      Итоги 2021 года для малого и среднего предпринимательства (МСП).

      Дата: 05.01.2022

      Итоги 2021 года для малого и среднего предпринимательства (МСП).

      Это уже 16-е Итоги и надеюсь, последние при нынешней власти…

      «ПРОДАВЦЫ ВОЗДУХА» ИЛИ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ ГОДА

      Если по итогам прошлого, 2020 года, главным «продавцом воздуха» для МСП можно считать бывшего руководителя Корпорации МСП А. Бравермана, то в 2021 году — это коллективный Антон Силуанов. Именно на время его руководства Минфином и, особенно, в период вице-премьерства, на долю МСП легли самые большие испытания.

      Почему компании МСП массово разоряются или влачат полунищенское существование, а крупный бизнес практически не имеет проблем? Благодаря высококлассным лоббистам.

      «Прибыль — сейчас мы прекрасно понимаем — у бизнеса хорошая. Объемы прибыли, которую получат наши предприниматели, сопоставима с объемом расходов федерального бюджета», — сказал министр финансов Антон Силуанов на съезде РСПП по итогам года, а по итогам 2020 года прибыль крупных компаний в 1,7 раза превысила уровень 2019 года.

      По оценке Financial Times суммарное состояние только российских миллиардеров составило 35% от ВВП страны. По этому показателю Россия занимает первое место в мире.

      Совокупное состояние самых богатых людей России увеличилось с начала года на $65,63 млрд.

      По данным первого зама председателя правительства Андрея Белоусова, отвечающего за деятельность институтов развития и непосредственно курирующего нацпроект «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», дела в этом секторе не так печальны. Назвав МСП третьим драйвером ускоренного развития, он преподнес цифры роста занятых в МСП: «… с учетом самозанятых, мы имеем сейчас почти 23 миллиона человек… И я скажу, что эта цифра больше, чем цифра на конец 2019 года, там было 22,7, несмотря на то, что этот сектор, МСП, он принял на себя основной удар кризиса экономического, проблем, связанных с пандемией».

      К сожалению, назвать драйвером роста вымирающий малый бизнес за счет ловкого прищелкивания самозанятых – моветон! Получается, что умирая по одним показателям, малый бизнес растет по другим, хотя самозанятый – это ещё совсем не предприниматель! Возможно ли работников, насильственно переведенных работодателем любого уровня в самозанятые, чиновника, сдающего в наём честно заработанную жилплощадь, кухарку и сиделку приравнять к творцу и созидателю? Получается, что если у министра финансов так «масть» пошла (а по прогнозам Минтруда самозанятых через пару лет будет 7 млн. человек), то можно пересмотреть в сторону ещё большего сокращения финансирование нацпроекта МСП, а деньги отдать Дерипаске с Ротенбергом?

      И это работает: «И сейчас мы прежде всего основную льготную кредитную программу «1764», к сожалению, немножко вынуждены ещё подрезать, потому что очень много денег мы затратили в прошлом году по этой программе. Но мы её оптимизируем, мы её концентрируем на наиболее уязвимых и наиболее приоритетных сегментах малого бизнеса и вычищаем сейчас», — Антон Силуанов, министр финансов. Много это или мало, если около 100 тысяч предпринимателей участвовали в программе, а это 1/60 часть МСП страны, и теперь ее подрежут?

      «У меня малый бизнес.. за 6 лет ни один банк не дал кредит! Даже в котором веду операционные дела. все обращения в МСП и прочие при Москве не дали никакой Поддержки и гарантий. зато штрафы за прошлый год когда всех арестовали вызывают регулярно. опять только своим все. прошу копейки в банках.. запрашивают кууучу документов куучу рассмотрения и времени. и полный хрен. мог бы спокойно дать работу ещё +50 человек.. но 6 лет в собственном котле. », — Дмитрий Воронцов, предприниматель.

      «Только за первое полугодие 2021-го в стране перестали существовать более 545 тысяч ИП. «Смертность» малого бизнеса побила восьмилетний антирекорд — хуже было только в январе 2013-го. Скорость вымирания поражает — почти 4 тыс. компаний в день», — аналитическая служба международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza . «Убыль ИП началась в кризисном 2020 году, а в 2021-м ускорилась в восемь раз», — следует из изученных Forbes данных СПАРК-Интерфакс. В 2021 году массово исчезали парикмахерские и салоны красоты, такси, ремонт и ТО автомобилей. Последнюю волну перехода ИП в самозанятые спровоцировало введение требования о вакцинации 60% сотрудников, в то время как самозанятых прививаться не обязали. «Самозанятость — одна из главных причин ликвидации ИП в индустрии красоты», — вице-президент Ассоциации предпринимателей индустрии красоты Нина Литвинова.

      «Дотрахались до мышей»? Кто ответит за такую Государственную политику?

      Если с количественным падением в МСП все достаточно печально, то что с оборотом?

      «В первом полугодии 2021 года оборот малого бизнеса в России, по данным Росстата, составил 11,5 процента от общего объема малых, средних и крупных предприятий. Такая доля стала историческим антирекордом, минимальным значением с 2008 года», — Ведомости.

      «Если у птицы отрезать крылья,

      То в шахте она не добудет угля!»

      Вторая половина года ситуацию не сильно изменила: «Снижение спроса на продукцию или услуги за последние три месяца отмечают 31% МСП. 38% МСП отметили рост спроса со стороны клиентов на более дешевую продукцию или услуги, а 27% говорят об увеличении спроса на товары со скидкой. Также около 41% [предприятий сектора] заявили о росте спроса на рассрочку или отсрочку платежа со стороны клиентов, что говорит также о наличии проблем с ликвидностью или оборотным капиталом», — исследование Промсвязьбанка и ОПОРЫ России.

      «Про меры поддержки сказали, что ими охватят 3 миллиона человек. Тот, кто смотрит телеффизор, с трудом поделит 38 миллиардов на 3 миллиона. А всего в МСП занято 23 миллиона человек, то есть надо выделить было в 8 раз больше, чтобы поддержать предприятия, которые были закрыты», — Наталья Горячая, предприниматель, бизнес-консультант.

      «Только вот у нас так жизнь устроена, что в стране чиновники работают не на нас, они работают на своего начальника. А он на своего начальника. А он на своего главного начальника. И в этом парадокс нашей системы. За наши налоги система работает на себя и против нас» — Анастасия Татулова, бизнес-омбудсмен.

      По данным Декларатора, медианный доход российского чиновника за 2020 год составил 82 тысячи рублей. Это в 3 раза выше медианного дохода гражданина РФ, рассчитанного Росстатом за тот же период, — 27 тысяч рублей в месяц.

      Несколько слов о драйверах роста. Безоговорочным рекордсменом развития МСП последних двух лет стали РИТУАЛЬНЫЕ УСЛУГИ. А «ОТМЫВОЧНЫЕ КОНТОРЫ», через которые прошел основной объем взяток в сфере госзакупок, оцененный почти в 6,6 трлн руб., были тоже малым бизнесом?

      «Тем не менее, власти сделали из малого предпринимательства фетиш, потратили на его развитие огромные ресурсы и получили предсказуемый провал», – мнение федерального политика.

      «Снижение административной нагрузки на бизнес. У предпринимателей есть одна святая обязанность: вовремя и в полном объеме уплачивать налоги, взносы и сборы. Всё. Если государство хочет контролировать денежные потоки, поток товаров, услуг и работ через предпринимателей и банки, то делать это надо не вменяя им в обязанность контролировать по ПОД/ФТ, применять онлайн-кассы, делать маркировку и участвовать в процедуре прослеживаемости за свой счет, а компенсируя в полном объеме затраты на весь этот шабаш, и операторами этих процессов выбирать не из числа приближенных к карману душ, а через создание единого государственного центра информации. Иначе помимо банков как центров сверхприбыли, у нас появятся скоро сверхприбыльные операторы ОФД, маркировки, прослеживаемости и прочих выдумок», — Наталья Горячая, предприниматель, бизнес-консультант.

      «А главное — на столько вложенных усилий есть такой ничтожный выхлоп и столько противодействия на каждую мелочь — что пока доползёшь до результата — сил на порадоваться не остаётся», — Анастасия Татулова о тяжелейшей работе защитника предпринимателей.

      А власти продолжают продавать воздух: «…вместе с бизнес-сообществом и экспертами собрана системная программа, которая включает 19 крупнейших конкретных мероприятий, или блоков мероприятий. Прежде всего, это меры по облегчению начала ведения бизнеса будут, именно для того, чтобы увеличить количество вновь создаваемых предприятий. Это включает доступ к финансам, это так называемые зонтичные гарантии, которые мы запустим в пилотном режиме в этом году. Это упрощённый налоговый режим для микропредприятий, так называемая упрощённая система налогообложения Онлайн-2.0, льготный доступ к системе быстрых платежей, это меры по ускоренному развитию приоритетных сегментов МСП, доступ к госзакупкам, эксперимент с переходным налоговым режимом для общепита и ряд других. Это дальнейшее снижение нагрузки со стороны контрольно-надзорных органов, включая введение предупреждения вместо штрафа. Это модернизация основной программы льготного кредитования, МСП, так называемая программа 1764 и распространение её на самозанятых», — Андрей Белоусов, первый зам председателя правительства.

      За десятилетия в бизнесе прекрасно изучил как чиновники, принимающие решение, работают с предложениями бизнес-сообществ – примерно начиная с 5-й страницы предложений. Так и в этом случае: «облегчение начала ведения бизнеса» – разве это эксперты посоветовали или предложили бизнес-сообщества?

      Вместо системной программы, важнейшие пункты которой всё равно (по многолетнему опыту) будут похерены, настоятельно рекомендую рассмотреть результаты реальных запросов предпринимателей, представленных омбудсменом Анастасией Татуловой: 1. Полный запрет всех проверок – 76%. 2. Снижение страховых взносов до реальных 15%, с ростом численности работников уменьшать ставку – 66%. 3. Запрет на принятие законов, касающихся бизнеса, без открытого обсуждения с бизнесом – 65%. 4. Запретить блокировки по 115-ФЗ – 64%. 5. Сделать KPI чиновникам: оценка бизнесом качества работы, прирост выручки отрасли в регионе – 54%. 6. Запрет банкам блокировать счета – 52%. 7. Начисление пени вместо блокировки счета при неуплате налогов. Запрет блокировки – 50%. 8. Убрать НДС в вашей отрасли, заменив налогом на прибыль с разной ставкой у микро и крупных – 49%. 9. Реформа трудового кодекса – 48%. 10. Дешевые кредиты до 6% — 39%. 11. Приравнять тарифы за электричество и воду к физлицам – 35%. 12. Кредиты на развитие без залога и поручительства – 32%. 13. Собрать все меры для бизнеса на одной цифровой платформе – 28%. 14. Создание единого министерства по предпринимательству, реформа существующих ведомств – 21%. 15. Обучающие программы от государства- 14%. 16. Увеличение квоты госзакупок у МСП – 13%. 17. Субсидии и помощь при выходе на экспорт – 12%. 18. Краудинвестинг – 7%. Судя по остроте и приоритетности вопросов – это опрос предпринимателей явно людоедского государства.

      Не случайно Россия заняла 109-е место в мире из 167 по уровню эффективности государственной власти (Legatum Prosperity Index, 2021

      Глава ФНС Даниил Егоров доложил президенту Путину, что с ноября 2021 года заработала программа поддержки предпринимателей России: «Это субсидии (1 МРОТ -авт.) на поддержание заработной платы в компаниях. Уже выплачено более 22 млрд рублей больше чем 300 компаниям, тысячам компаний индивидуальных предпринимателей, где работает больше 1 млн 700 тыс. человек.

      Комментарии предпринимателей: Мужелев Борис — 20 ярдов делим на. Ну на 2 миллиона.. По 15 тыщ на рыло. Офигенно. По цельных 15 тыщщ. Нет слов какая благодать и счастье. Александр Прасолов — Беспрецедентная помощь!)

      «В ходе пандемии обострились проблемы, связанные с захватом перспективных, новых ниш со стороны крупных игроков, больших корпораций. Крупняк стал захватывать в том числе те ниши, которые ранее считал не слишком интересными для себя», — член экспертного совета по эффективности управления и производительности труда Николай Калмыков. «Цифровизация государства создает новую платформу для взаимодействия с бизнесом. Однако возможно усиление попыток контролировать его во всех решениях и встраивать его в исполнение решений «сверху вниз», — подчеркивается в докладе экспертов ВШЭ.

      Очередной скандал в вопросах саморегулирования (СРО) в строительной отрасли – черный рынок разрешений. На съезде РСПП Михаил Богданов рассказал президенту о проблеме предоставления саморегулируемым организациям права допуска на рынок строительства других игроков. Многие неквалифицированные строительные организации через посредников покупают членство в СРО и получают право заниматься строительством, в том числе и за счет средств бюджета. С 2002 по 2007 года принимался закон о СРО. За 5 лет про-предпринимательский проект чиновниками и их лоббистами в ГД был превращен в полную противоположность. Пятнадцать лет саморегулирование в России переживает трагические последствия содеянного к 2007 году. Сегодня чиновники-творцы СРО лихо подмяли рынок российского виноделия.

      Нобелевский лауреат по экономике Дуглас Норт достаточно давно предложил концепцию обществ (стран) со свободным или ограниченным порядком доступа. «Порядок свободного доступа» — страны (ведущие страны мира – авт.) с высоким уровнем политической конкуренции и устойчивой рыночной экономикой. «Порядок ограниченного доступа» (Россия, Восточная Азия, Латинская Америка –авт.) — сословно-феодальная система, когда государство ограничивает доступ как на экономический, так и на политический рынки, чтобы обеспечить условия для извлечения ренты ограниченному числу групп интересов и тем побудить их отказаться от прямого применения насилия для охраны прав собственности и активов. Так в России определенная группа участников (силовики, чиновники, приближенные бизнесмены) получила устойчивый сигнал – ваши интересы всегда приоритетны. Коррупция в этой системе не дефект общественного поведения, а смазка для работы государственного и общественного механизмов. Отсутствие среднего класса заменяет среднее сословие. Предпринимательство в России, в отличие от развитых стран, не является социальным лифтом. Оно превращено системой в непроизводительное и деструктивное, где идеалисты и созидатели воспринимаются «белыми воронами».

      Чтобы изменить отношение к предпринимательству (МСП) надо менять систему.

      ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ ГОДА.

      Мы ещё живы! Уверен, что не только доживем до новой, демократической власти в России, но будем её строить.

      Для того, чтобы продемонстрировать состояние дел в МСП, мне хватило трети подготовленных к анализу материалов. Напрашивается сравнение взаимоотношения государства и предпринимательства (МСП) как кошки с мышкой: поймает — придушит – отпустит – поймает -прикусит (главное, чтобы не до смерти). Такая у них игра. Все сказанное, безусловно, не относится к «чьим надо фирмам», положительные и оптимистичные показатели которых (около 25%) мы видим в регулярных опросах предпринимателей.

      Почему возможно такое отношение к гражданам, к бизнесу, понятно описал Дуглас Норт. Прописанное в Конституции РФ разделение властей фактически не работает: законодательная, исполнительная, судебная и СМИ не имеют полной свободы при принятии решений и встроены в вертикаль власти. Нет необходимости приводить примеры судей, силовиков и др., лишившихся работы. «Цифровизация» выборов 2021 года с манипуляцией повторным голосованием окончательно подорвало доверие к этому важнейшему институту. Политические, общественные институты в массе своей превращены в симулякры. Сенсационные антикоррупционные расследования названы «угрозой безопасности государства».

      Тотальное подавление любого протеста против сложившегося произвола не может продолжаться вечно. В обществе все чаще ставится вопрос о жизни в новых условиях.

      Должен быть план реформ и разработаны «дорожные карты» реформ, в том числе в предпринимательской сфере. Запросы на них уже поступают. Отделить и очистить институты предпринимательства от власти и отделить власть от бизнеса, заменить дискредитировавшее себя руководство ведущих институтов, начиная с «большой четверки» и института омбудсмена (после истории с «царскими» виноградниками, порядочный человек должен был сам подать в отставку).

      Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *