Скотный двор чей перевод лучше
Перейти к содержимому

Скотный двор чей перевод лучше

  • автор:

Сравнительный анализ стратегий перевода романов Джорджа Оруэлла на русский язык

Данная работа посвящена сравнительному анализу стратегий перевода произведений Джорджа Оруэлла «Скотный двор» и «1984» на русский язык. Основной целью данного исследования является выявление переводческих стратегий, которые представляют совокупность методов и приемов, направленных на передачу смысла единиц исходного языка в целевом языке. В процессе проведения сравнительного анализа были также изучены некоторые экстралингвистические факторы и условия, способные повлиять на выбор переводчиком той или иной стратегии. В качестве материала исследования были выбраны переводы повести «Скотный двор», осуществленные И. Полоцком, В. Прибыловским и Л. Беспаловой, и переводы романа «1984», выполненные В. Андреевым и Н. Витовым, В. Голышевем, Д. Ивановым и В. Недошовиным. Все примеры были тщательно проанализированы с учетом источников теории перевода. При анализе текстов переводов было изучено применение переводчиками различных методов и приемов, описанных в теоретических работах. Анализ приводит к выводу о том, что существуют некоторые существенные различия в подходах переводчиков; а также исследование демонстрирует различные приемы манипулирования текстом оригинала для достижения переводчиком определенных целей.

Текст работы (работа добавлена 28 мая 2020 г.)

Выпускные квалификационные работы (ВКР) в НИУ ВШЭ выполняют все студенты в соответствии с университетским Положением и Правилами, определенными каждой образовательной программой.

Аннотации всех ВКР в обязательном порядке публикуются в свободном доступе на корпоративном портале НИУ ВШЭ.

Полный текст ВКР размещается в свободном доступе на портале НИУ ВШЭ только при наличии согласия студента – автора (правообладателя) работы либо, в случае выполнения работы коллективом студентов, при наличии согласия всех соавторов (правообладателей) работы. ВКР после размещения на портале НИУ ВШЭ приобретает статус электронной публикации.

ВКР являются объектами авторских прав, на их использование распространяются ограничения, предусмотренные законодательством Российской Федерации об интеллектуальной собственности.

В случае использования ВКР, в том числе путем цитирования, указание имени автора и источника заимствования обязательно.

  • О ВЫШКЕ
  • Цифры и факты
  • Руководство и структура
  • Преподаватели и сотрудники
  • Корпуса и общежития
  • Закупки
  • Обращения граждан в НИУ ВШЭ
  • Фонд целевого капитала
  • Противодействие коррупции
  • Сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера
  • Сведения об образовательной организации
  • Людям с ограниченными возможностями здоровья
  • Единая платежная страница
  • Работа в Вышке
  • ОБРАЗОВАНИЕ
  • Лицей
  • Довузовская подготовка
  • Олимпиады
  • Прием в бакалавриат
  • Вышка+
  • Прием в магистратуру
  • Аспирантура
  • Дополнительное образование
  • Центр развития карьеры
  • Бизнес-инкубатор ВШЭ
  • НАУКА
  • Научные подразделения
  • Исследовательские проекты
  • Мониторинги
  • Диссертационные советы
  • Защиты диссертаций
  • Академическое развитие
  • Конкурсы и гранты
  • Научно-образовательный портал IQ.hse.ru
  • XXIV Ясинская (Апрельская) международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества
  • РЕСУРСЫ
  • Библиотека
  • Издательский дом ВШЭ
  • Книжный магазин «БукВышка»
  • Типография
  • Медиацентр
  • Журналы ВШЭ
  • Публикации
  • Единый архив экономических и социологических данных

Министерство науки и высшего образования РФ
Министерство просвещения РФ
Федеральный портал «Российское образование»
Массовые открытые онлайн-курсы

  • © НИУ ВШЭ 1993–2024
  • Адреса и контакты
  • Условия использования материалов
  • Политика конфиденциальности
  • Правила применения рекомендательных технологий в НИУ ВШЭ
  • Карта сайта

Посоветуйте, пожалуйста, в каком переводе прочитать антиутопию Скотный двор Джорджа Оруэлла.

В переводе Л. Беспаловой.
_______________________
В 1943 году, задумав «Двор» , Оруэлл сказал Эйлин (жене) , что хочет сделать прозрачный, легко переводимый на другие языки текст. В первую очередь, на русский. Надежда, что читатели страны, о которой он думал неотступно, когда-нибудь прочтут его книги, не оставляла его.

Остальные ответы
лучше на языке оригинала. сарказм и ирония на английском воспринимаются прикольнее
Читайте в переводе Виктора Голышева.
Источник: анти-советчик.
Беспалова Лариса Георгиевна нормально передала

Первая публикация в СССР произошла во время «перестройки» в журнале Родник (Рига, 1988, № 3-6. Перевод И. Полоцк) — больше всего вкатило.

Читал я перевод С. Таска он интересен, но некоторые слова и имена заменены чтобы лучше звучало и я с этим согласен. Но всегда лучше читать оригинал.

Скотный двор чей перевод лучше

Так они изначально были против вхождения в состав России-поэтому и саботировали.
Хорошо если все обещания выполнят.
У Джемилева еще и внучку нашли повешенной в сарае.

29 May 2014, 13:53

Насколько я понимаю, Джемилёв призывал татар не голосовать на референдуме. Была информация, что Меджлис заявил, что татары голосовать не будут, затем на п-остров приезжал президент Татарстана и…

29 May 2014, 05:55

Получается подстраховались? Когда аннексировали Крым татары вели себя спокойно.По-моему это цинично, не пускать Джемилева в Крым, когда он столько лет своей жизни боролся за право находится на ней.…

28 May 2014, 13:58

Не знаю, я же не в Крыму, могу только предполагать.Ира, вы же прекрасно знаете, что Джемилёв депутат от партии батьковщина (если переврала, то ненарочно). В Крым он ехал мутить воду, вот его и не…

Сравнительный анализ стратегий перевода романов Джорджа Оруэлла на русский язык

Виды переводческих трансформаций, безэквивалентная лексика. Сравнительный анализ стратегий перевода повести «Скотный двор» и романа «1984» Джорджа Оруэлла. Лексические и лексико-семантические переводческие трансформации при переводе данных произведений.

Рубрика Иностранные языки и языкознание
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 13.07.2020
Размер файла 337,8 K
  • посмотреть текст работы
  • скачать работу можно здесь
  • полная информация о работе
  • весь список подобных работ

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

«ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ»

Факультет Санкт-Петербургская школа гуманитарных наук и искусств

Образовательная программа «Филология»

Выпускная квалификационная работа — БАКАЛАВРСКАЯ РАБОТА

по направлению подготовки 45.03.01 «Филология»

образовательная программа «Филология»

Сравнительный анализ стратегий перевода романов Джорджа Оруэлла на русский язык

Байрамгалина Алина Руслановна

Научный руководитель — О. А. Якименко

Данная работа посвящена сравнительному анализу стратегий перевода произведений Джорджа Оруэлла «Скотный двор» и «1984» на русский язык. Основной целью данного исследования является выявление переводческих стратегий, которые представляют совокупность методов и приемов, направленных на передачу смысла единиц исходного языка в целевом языке. В процессе проведения сравнительного анализа были также изучены некоторые экстралингвистические факторы и условия, способные повлиять на выбор переводчиком той или иной стратегии. В качестве материала исследования были выбраны переводы повести «Скотный двор», осуществленные И. Полоцком, В. Прибыловским и Л. Беспаловой, и переводы романа «1984», выполненные В. Андреевым и Н. Витовым, В. Голышевем, Д. Ивановым и В. Недошовиным. Все примеры были тщательно проанализированы с учетом источников теории перевода. При анализе текстов переводов было изучено применение переводчиками различных методов и приемов, описанных в теоретических работах. Анализ приводит к выводу о том, что существуют некоторые существенные различия в подходах переводчиков; а также исследование демонстрирует различные приемы манипулирования текстом оригинала для достижения переводчиком определенных целей.

This research is devoted to a comparative analysis of strategies for translating George Orwell’s novels, namely, «Animal Farm» and «Nineteen Eighty-Four», into Russian language. The main goal of this study is to identify translation strategies that represent a set of methods and techniques aimed at conveying the meaning of the source language units in the target language. In the process of conducting a comparative analysis, I studied some extralinguistic factors and conditions that could influence the translator’s choice of a strategy. The study material included the translations of the novel «Animal Farm» by I. Polotsk, V. Pribylovsky and L. Bespalova, and translations of the novel «Nineteen Eighty-Four» by V. Andreev and N. Vitov, V. Golyshev, D. Ivanov and V. Nedoshyvin. All examples were carefully analysed in the light of the academic sources for translation theory. When analysing translation texts, I studied the application of various methods and techniques described in theoretical works. The analysis leads to the conclusion that there are some significant differences in the approaches of translators; and it also demonstrates various methods of manipulating the original text to achieve certain goals of the translator.

Глава 1. Теория перевода

1.1 Особенности литературного перевода

1.2 “(Не)видимость” переводчика. Манипулятивная школа перевода

1.3 Виды переводческих трансформаций. Безэквивалентная лексика

Глава 2. Жизнь и творчество Джорджа Оруэлла

2.1 Биография Джорджа Оруэлла

2.2 Анализ антиутопии «Скотный двор»

2.3 Анализ антиутопии «1984»

Глава 3. Сравнительный анализ стратегий перевода повести «Скотный двор»

3.1 Описание и методология исследования стратегий перевода повести «Скотный двор»

3.2 Переводчики повести-антиутопии «Скотный двор»

3.3 Перевод безэквивалентной лексики в повести-антиутопии «Скотный двор»

3.4 Лексические и лексико-семантические переводческие трансформации при переводе повести-антиутопии «Скотный двор»

3.5 Грамматические и лексико-грамматические трансформации в повести-антиутопии «Скотный двор»

3.6 Результаты исследования стратегий перевода повести-антиутопии «Скотный двор»

Глава 4. Сравнительный анализ стратегий перевода романа-антиутопии «1984»

4.1 Описание и методология исследования стратегий перевода романа «1984»

4.2 Переводчики романа-антиутопии «1984

4.3 Перевод безэквивалентной лексики романа-антиутопии «1984»

4.3 Лексические и лексико-семантические переводческие трансформации в переводах романа-антиутопии «1984»

4.5 Грамматические и лексико-грамматические трансформации при переводе романа-антиутопии «1984»

4.6 Результаты исследования стратегий перевода романа-антиутопии «1984»

Список использованной литературы

Список использованных источников

Произведения «Скотный двор» и «1984» Джорджа Оруэлла, изданные в 1945 и 1949 годах соответственно, признаны значимыми не только с литературной, но и с исторической, философской и социальной точек зрения. Многогранность этих произведений по сей день делает их актуальными — они продолжают переводиться на разные языки. В своих антиутопиях Джордж Оруэлл использует множество языковых приемов и средств, с помощью которых создает уникальную художественную атмосферу. Именно это выводит процесс перевода произведений на более высокий уровень сложности, и тем самым вызывает большой интерес у многих переводчиков.

Объектом данного исследования являются стратегии перевода произведений Джорджа Оруэлла «Скотный двор» и «1984» на русский язык. Сравнительный анализ для каждого из произведений будет осуществляться на материале нескольких переводов (переводы И. Полоцка, Л. Беспаловой и В. Прибыловского для «Скотного двора»; и переводы В. Андреева и Н. Витова, В. Голышева, и Д. Иванова и В. Недошивина для «1984»).

Следует отметить, что в названии данной работы по отношению к обоим произведениям было использовано слово «роман», однако, в процессе изучения жанровых особенностей, было отмечено, что произведение «Скотный двор» в русской литературной традиции правильнее определять как аллегорическую повесть, нежели чем роман, что было также отражено в ходе исследования.

Актуальность данного исследования обусловлена необходимостью выявления определенного подхода для проведения сравнительного анализа переводческих стратегий для дальнейшего применения при изучении переводов произведений художественной литературы. Более того, результаты исследования помогут обратить внимание на фигуру переводчика, а также продемонстрируют то, как различные экстралингвистические факторы и условия могут повлиять на выбор переводчиком той или иной стратегии.

Целью выпускной квалификационной работы является выявление стратегий переводов произведений «Скотный двор» и «1984» и исторически сложившихся предпосылок, которые могли повлиять на выбор переводчиками определенной стратегии.

Реализация поставленной цели предполагает решение следующих задач: 1) изучение теоретической литературы; 2) изучение исторических и биографических фактов о Джордже Оруэлле, процессе написания его произведений; 3) осуществление литературного анализа произведений «Скотный двор» и «1984»; 4) формирование выборки примеров из оригинальных текстов c соответствующими им примерами из текстов переводов; 5) классификация данных примеров и выявление типа переводческих трансформаций для каждого из них, сопоставление приемов, примененных разными переводчиками; 6) применение методов качественного и количественного анализа для выявления переводческих стратегий. Основными методами исследования стали классификация примеров, аналитическое описание и сравнительный анализ результатов.

Работа структурно разделена на 4 главы с разделами в соответствии с ее внутренней логикой. В первой главе представлена теоретическая часть работы. В ней, в частности, описываются особенности художественного перевода, а также освещается теория манипуляции в переводе, которая будет применена в процессе исследования. Во второй главе представлены некоторые факты из жизни Джорджа Оруэлла, социальные и политические взгляды писателя, находившие отражение в его произведениях. Более того, вторая глава включает в себя литературный анализ произведений «Скотный двор» и «1984», в ходе которого были выявлены некоторые стилистические и жанровые особенности произведений, что в дальнейшем позволяет более подробно изучить особенности, сходства и различия их переводов. Третья и четвертая главы включают в себя практическую часть работы; в описывается проведенное исследование, которое опирается на теоретическую базу, представленную в первой главе работы. В последних двух главах также предоставляется более подробная информация о переводчиках, что позволяет выявить основные цели и способы их достижения в процессе перевода оригинального текста.

Глава 1. Теория перевода

1.1 Особенности литературного перевода

Художественный перевод является сложным и многогранным процессом, который предполагает множество различных подходов, стратегий и методов. Художественный перевод подразумевает не только поиск лексических или синтаксических эквивалентов в целевом языке для более точной передачи формы и содержания оригинала, но и переводческую работу с такими аспектами текста, как стиль, жанр, определенные культурные концепции и культурные ценности, присущие источнику, а также элементы фигуративной речи, которые также часто являются культурно обоснованными. Переводчик, таким образом, оказывается перед выбором: в максимальной степени сохранить и передать при переводе стилистические, культурные и исторические особенности оригинала, или же адаптировать его для целевой культуры посредством модифицирования некоторых элементов исходного текста. Подобный процесс адаптации текста присущ именно литературному переводу, так как при переводе нелитературных текстов, для которых характерен более сдержанный стиль и более прямой способ выражения определенных идей, он встречается намного реже.

Разумеется, большую роль в любом виде перевода играет его рецептор, то есть потенциальный читатель переведенного текста. Так, при переводе художественного текста автор может ориентироваться на некий определенный тип рецептора, обладающего какими-либо особыми знаниями или являющегося представителем определенной возрастной группы или социального класса. В иных случаях применимо понятие «усреднённый рецептор», то есть некий типичный представитель целевой культуры, «который обладает знаниями и представлениями, общими для большинства членов языкового коллектива» [Комиссаров 2002: 115] Таким образом, можно сделать вывод о том, что автор перевода в процессе своей работы выбирает ту или иную стратегию, исходя из ориентированности на определенный тип читателя. Это можно наблюдать, например, при исследовании стратегий и методов перевода элементов фигуративной речи, которые чаще всего являются наиболее культурно обусловленными и тем самым представляют более высокий уровень сложности при переводе.

Джон Кэтфорд [1978] рассматривает перевод в большей степени с лингвистической точки зрения. В своих работах он уделяет много внимания понятию переводческой эквивалентности. По мнению Кэтфорда, под словом «текст» следует подразумевать сложную структуру, которая состоит из четырех уровней — лексического, грамматического, фонологического и графологического. В зависимости от степени, уровня и рангов перевода, Кэтфорд разделяет перевод на несколько категорий.

По степени перевод может быть полным или частичным. Посредством полного перевода весь текст подвергается процессу перевода, то есть каждая единица значимой части текста на исходном языке заменяется эквивалентным текстовым материалом на языке рецептора. В процессе же частичного перевода некоторая часть или части текста на исходном языке не переводятся, а скорее переносятся в текст целевого языка в исходном виде. Причиной этого может быть то, что переводчик считает компоненты текста «непереводимыми» или считает нужным введение в целевой текст некоторых культурных особенностей и так называемого «местного колорита», способствующего процессу форенизации.

По уровням перевод может быть тотальным или ограниченным. Под тотальным следует понимать перевод, при котором элементы всех уровней текста на исходном языке подвергаются замене элементами целевого языка, что указывает нам на обычный перевод в его общеупотребительном понимании. Тотальный перевод, таким образом, подразумевает замену лексики и грамматики исходного текста эквивалентной лексикой и грамматикой языка рецептора, что также влечет за собой замену двух других уровней: фонологии или графологии исходного языка на фонологию или графологию языка рецептора. Следует отметить, что в процессе перевода этих двух уровней текста происходит замена не на эквивалентные элементы целевого языка. Ограниченный перевод представляет собой замену текстового материала на исходном языке эквивалентным текстовым материалом на языке рецептора, только лишь на одном из четырех уровней текста.

Следует также отметить перевод по рангу, который может быть ограниченным рангом свободным от ограничения. В своей теории Кэтфорд [Catford 1979, 33] классифицирует грамматические единицы на пять рангов (предложение, клауза, группа, слово и морфема). Ограниченный рангом перевод представляет собой процесс выбора языковых эквивалентов в целевом языке, который сознательно ограничивается лишь одним рангом из классификации грамматических единиц. Таким образом, в целевом языке слово заменяется именно на слово, группа на группу и так далее.

Переводчик может выбрать любой из трех указанных выше типов переводов или комбинировать все три в разных пропорциях. Выбор того или иного типа определяется характером переводимого текста и читателями, для которых она предназначена. стратегия перевод роман оруэлл

Теория перевода Кэтфорда ориентирована на текст и игнорирует некоторые важные аспекты процессов перевода: цель переводчика, отношение переводчика к тексту оригинала и его автору, потенциального читателя и тип переводимого материала. Его исследование также подверглось критике за то, что в значительной степени фокусировалось на лингвистической теории перевода и игнорировала культурные, исторические особенности, которые также должны быть приняты во внимание во время переводческого процесса.

Исследователь и переводчик Питер Ньюмарк также рассматривал проблему эквивалентности и анализировал различные методы и способы перевода в зависимости от разных типов исходных текстов [Newmark 1988]. Ньюмарк вносит значительный вклад в теорию перевода, разделяя перевод на семантический перевод и коммуникативный. Метод семантического перевода предполагает наиболее точную передачу контекстуального значения элементов исходного текста, то есть в процессе перевода происходит ориентация именно на оригинал. Коммуникативный перевод, напротив, ориентируется на целевой текст и выдвигает на передний план его содержание, которое необходимо передать любыми релевантными для целевого языка способами.

В своих работах Ньюмарк в большей мере ориентировался на практический анализ перевода, нежели чем на описание теоретических исследований. Таким образом, Ньюмарк пытался сформулировать принципы решения некоторых проблем и сложностей, которые могут возникнуть в процессе перевода, а также продемонстрировать конкретные примеры способов перевода различных языковых элементов. С точки зрения литературного перевода он интересовался вопросами перевода неологизмов, имен собственных и различных названий, а также переводом фигуративной речи, в частности, метафор. В своей работе он предоставляет классификацию метафор, разделяя их на несколько типов: стертые, клише, общие, адаптированные и авторские [Newmark 1988, 106]. Возможные варианты способов перевода метафор различных типов могут варьироваться в зависимости от их функции в тексте и наличия в представленном метафорическом образе культурных особенностей.

Конкретным примером может послужить подход к выбору стратегии при переводе так называемых адаптированных метафор [Newmark 1988, 111], которые часто встречаются в художественных текстах и представляют собой метафоры, использованные автором в определенном контексте, свойственном культурным особенностям языка оригинала и, следовательно, несвойственном для потенциального рецептора. Переводчик в таком случае может прибегнуть к поиску эквивалентной адаптивной метафоры, даже если в ней используется совершенно иной образ. В случае, если подобного эквивалента в языке перевода нет, переводчик может заменить метафору на сравнение, использовать описательный перевод или же вовсе не использовать этот элемент. Использование дословного перевода в подобном случае также допустимо, однако данная стратегия зачастую подразумевает наличие у читателя определенных представлений и знаний для понимания смысла метафоры.

Важным аспектом при анализе перевода художественных произведений и выявлении переводческих стратегий является его прагматическая составляющая. Под прагматикой в переводе следует понимать процесс достижения определенного «воздействия на рецептора в зависимости от цели перевода, либо воспроизводя прагматический потенциал оригинала, либо видоизменяя его» [Комиссаров 2002, 135]. Прагматическая адаптация при переводе может иметь различные цели и реализовываться по-разному. Зачастую она осуществляется при необходимости сделать целевой текст более понятным и привычным для не имеющего определенных фоновых знаний рецептора. Однако в некоторых случаях в процессе использования прагматической адаптации могут также прослеживаться некоторые цели и задачи самого переводчика, что в значительной степени может «отдалить» текст перевода от текста оригинала.

1.2 “(Не)видимость” переводчика. Манипулятивная школа перевода

Говоря о выборе стратегий, стоящим перед автором в процессе работы над переводом художественного текста, следует обратить особое внимание изменения взглядов теоретиков на «место» переводчика и самого перевода относительно оригинала. Так, к началу 1980-х годов начинается процесс переосмысления перевода, зарождаются новые теории, подвергающие резкой критике предыдущие. Одним из главных тезисов теоретиков того времени является то, что посредством перевода происходит манипулирование текстом источника для достижения определенных целей в целевой культуре. То есть перевод может рассматриваться как отдельное независимое произведение.

В своих работах, посвященных дескриптивному переводоведению, Гидеон Тури подчеркивает тот факт, что переводы направлены только на одну систему: целевую систему и рецептора. Следовательно, переводчики действуют в первую очередь в интересах культуры, для которой они переводят [Toury 1995, 55]. Говоря о понятии эквивалентности, основной задачей для Тури не является определить, что такое эквивалентность в целом и возможна ли она в том или ином случае; он определяет эквивалентность как безусловное отношение между исходным текстом и любым переводом, опирающееся на контекст целевого текста [Rose 2010, 13].

Гидеон Тури ввел два принципа перевода — «адекватность» и «приемлемость» [Toury 1995]. Под адекватностью перевода следует понимать переводческие решения, основанные на соблюдении норм исходного языка; тогда как «приемлемость» ориентируется на соблюдение норм целевого языка и культуры. Хотя эти термины можно рассматривать как противопоставленные друг другу, сам Тури подчеркивает, что тексты переводов обычно представляют собой нечто среднее и не демонстрируют полное соответствие лишь одному из этих понятий.

Во второй половине 1970-х годов благодаря ученому Гансу Вермееру на свет также появляется Skopos-теория. Подход данной теории привел к сдвигу в парадигме перевода от лингвистически ориентированных концепций к функционально и социально-культурно ориентированной структуре. В рамках Skopos-теории исходный текст рассматривается исключительно как некая «предложенная информация», которая в дальнейшем, полностью или частично, будет переработана и смоделирована для создания целевого текста с учетом особенностей целевого языка и культуры. Однако сам Вермеер подчеркивает, что теория не накладывает никаких ограничений на выбор переводчиком стратегий [Vermeer 1989, 35]; допускается полная свобода действий, что также сопряжено с определенной ответственностью. Интерпретация исходного текста и функция целевого текста, таким образом, зависят от намерений и целей переводчика.

Первое прямое упоминание термина «манипуляция в переводе», который стал частью нового этапа в теории перевода, принадлежит ученому Тео Хермансу, что впоследствии привело к формированию совместно со многими другими исследователями так называемой Манипулятивной школы перевода [Hermans, 1985]. В исследованиях представителей Школы личность переводчика и его «голос» выдвигаются на первое место [S. Bassnett 1980; T. Hermans 1985; A. Lefevere 1992; G. Toury 1995].

В 1995 году ученым Лоуренсом Венути была опубликована статья «Невидимость переводчика: история перевода», в которой автор ввел два ключевых термина, указывающих на две разные переводческие стратегии —доместикация и форенизация. Подход доместикации подразумевает приближение к целевой культуре и адаптация, «упрощение» текста для потенциального рецептора, тогда как форенизация направлена на сохранение особенностей текста-источника и приближение к ним. По мнению Венути, доместикация способствует «невидимости» переводчика в целевом тексте, в отличие от форенизации, которая делает его «видимым» [Venuti 1995, 29]. Автор утверждает, что вторая стратегия перевода является более успешной и желательной, поскольку она призвана нарушить существующую этноцентрическую традицию и в большей степени приблизить читателя текста оригинала к его автору. Посредством доместикации переводчик работает над тем, чтобы текст был понятен в целевой культуре, что зачастую заставляет его игнорировать некоторые важнейшие особенности исходного текста. Прибегая к форенизации, переводчик предпринимает попытки сохранить культурные и языковые отличительные черты исходного текста, что может, однако, привести к тому, целевой может показаться менее «прозрачным» и будет восприниматься рецепторами, представителями целевой культуры, как перевод, а не произведение, изначально написанное на их языке.

Исследуя феномен манипуляции в переводе, появляется возможность приравнять перевод к «версии» оригинального текста, что дает тексту перевода некую автономию и позволяет изучить намерения переводчика и способы воздействия на читателя, использованные им. Классификация различных типов «версий» была впервые представлена Дугласом Робинсоном [2014]. Используя термин «версия», внимание уделяется именно на результат процесса перевода произведения, который позволяет рассматривать и анализировать перевод как самостоятельное произведение, которое может отклоняться от некоторых канонических правил и не всегда полностью сохраняет и передает все замыслы автора исходного текста.

Таким образом, в конце XX века происходит становление нового этапа в теории перевода, в котором происходит переосмысление роли и важности переводчика, который более не воспринимается как инструмент и с исследовательской точки зрения ставится практически в одну линию с автором произведения-источника. Также происходит некоторое смещение с точки зрения направленности перевода — на передний план выходит стратегия направленности на целевой язык и целевую культуру, даже если она подразумевает большое количество адаптаций, добавлений или опущений в процессе перевода.

1.3 Виды переводческих трансформаций. Безэквивалентная лексика

Одним из главных методов исследования особенностей переводов является анализ переводческих трансформаций, посредством которых осуществляется преобразование текста оригинала в целевой текст. Существует большое количество определений данного термина, а также классификаций переводческих трансформаций. В основу данной работы легла классификация, представленная в работах В.Н. Комиссарова и Л.С. Бархударова.

В.Н. Комиссаров разделяет переводческие трансформации на три основных типа согласно непосредственно типу преобразования: лексические, грамматические и лексико-грамматические. К первому типу он относит транскрипцию, транслитерацию и калькирование. Посредством транскрипции передается звучание слова, с помощью транслитерации — грамматическая форма слова [Комиссаров 2002, 159]. Калькирование же подразумевает отдельные перевод всех составных частей слова и их дальнейшее совмещение [Комиссаров 2002, 160]. Такое прием часто используется при переводе неологизмов. Одним из моих предположений также является то, что именно прием калькирования наиболее часто применялся авторами при переводе авторских неологизмов из романа «1984» Джорджа Оруэлла, так как большинство из них представляют собой именно составные слова. Также к лексическим трансформациям относится группа, представляющая различные вариации лексико-семантических замен. К ней относятся конкретизация, генерализация и модуляция. Под конкретизацией следует понимать замену единицы в языке оригинала с более широким значением на единицу в языке перевода с более узким значением. Обратный процесс происходит при использовании генерализации — единица в исходном языке имеет более узкое значение и заменяется на единицу с более широким значением [Комиссаров 2002, 161]. Модуляция же представляет собой смысловое развитие, которое происходит посредством замены единицы исходного языка на единицу языка перевода, значение которой является логическим следствием значения исходной [Комиссаров 2002, 162].

К лексико-грамматическим трансформациям В.Н. Комиссаров относит грамматические замены, к которым чаще всего относятся, например, замены частей речи или члена предложения, членения и объединение предложений, а также дословный перевод [Комиссаров 2002, 163]. К лексико-грамматическим трансформациями относятся такие приемы как описательный перевод, при котором одна единица в тексте оригинала может быть при переводе заменена на словосочетание, способное наиболее точно описать смысл данной единицы для целевого языка, антонимичный перевод, при котором отрицательная форма при переводе может быть заменена на утвердительную или наоборот, а также компенсация утраченных при переводе форм [Комиссаров 2002, 165-166]. Лексические трансформации включают в себя дословный перевод, членение и объединение предложения, а также грамматические замены различных типов (например, замена членов предложения, части речи, грамматической категории и т.д.) [Комиссаров 2002, 162].

Л.С. Бархударов представляет несколько иную классификацию переводческих трансформаций, разделяя их на четыре основных типа: перестановки, замены, добавления и опущения [Бархударов 1975, 190]. Методом перестановки переводчики пользуются крайне часто, в особенности при работе с языками с различным базовым порядком слов (например, английский и русский). Перестановке при переводе, то есть изменению расположения элементов в тексте целевого языка, могут подвергаться слова, словосочетания, а также части предложения. Также к данному типу трансформаций относится изменение расположения отдельного предложения в составе текста [Бархударов 1975, 191]. Говоря о заменах, автор отмечает их многообразие и распространённость и приводит примеры различных видов замен. В отличие от В.Н. Комиссарова, Л.С. Бархударов относит к данному типу генерализацию и конкретизацию, так как они также предполагают определенную замену. Автор также выделяет в рамках данного типа синтаксические замены в сложных предложениях, к которым относятся замена простого предложения сложным и наоборот, замена главного предложения придаточным и наоборот, замена подчинения сочинением и наоборот, а также замена союзного типа связи бессоюзным и наоборот [Бархударов 1975, 203].

Важно также отметить, что Л.С. Бархударов уделяет внимание термину «безэквивалентная лексика». Под безэквивалентной лексикой подразумеваются лексические единицы, для которых в принимающем языке не существует эквивалентов [Бархударов 1993, 94]. Однако сам термин подвергся критике со стороны некоторых исследователей, так как «при переводе подобные слова находят те или иные эквиваленты» [Виноградов 2001, 37]. К примерам безэквивалентной лексики можно отнести, например, некоторые имена собственные, названия некоторых населенных пунктов, организаций. Не имеют эквивалентов также некоторые реалии языка-источника, то есть лексические единицы, представляющие особенности, свойственные исключительно опыту говорящих на нем людей. К таким реалиям относятся некоторые культурные особенности, обычаи и традиции, названия блюд, виды народного творчества и т.д. К последней группе лексических единиц, не имеющих эквивалентов в целевом языке, относятся случайные лакуны. Случайными лакунами могут являться различные слова, которые по некоторым причинам не имеют соответствий в языке перевода, иногда причины такого отсутствия того или иного эквивалента не являются очевидными или объяснимыми [Бархударов 1993, 95]. По моему мнению, при переводе художественной литературы примерам безэквивалентной лексики необходимо уделять особое внимание, так как они могут указывать на некоторые бытовые и культурные особенности, которые наиболее релевантным способом необходимо передать в целевом языке. Подобные лексические единицы возможно передать несколькими способами, например, транскрипцией, транслитерацией, калькированием, с помощью переводческих трансформаций, описательного перевода или приближенного перевода.

Таким образом, можно отметить, что В.Н. Комиссаров и Л.С. Бархударов описывали схожие способы перевода в зависимости от особенностей языковых элементов, однако классифицировали их по-разному. По моему мнению, совмещение двух подходов поспособствует более детальному анализу текста перевода и выявлению стратегий, к которым прибегают переводчики при передаче некоторых особенностей языка-источника.

Глава 2. Жизнь и творчество Джорджа Оруэлла

2.1 Биография Джорджа Оруэлла

Знаменитый писатель и критик Джордж Оруэлл создал некоторые из самых провокационных художественных произведений 20-го века, которые и в наши дни считаются актуальными. Он был ярким представителем социализма, однако социализм, в его понимании, должен быть построен на демократической основе — в нем не должно быть доносительства, репрессий и жестокой цензуры [Кан 2018]. Оруэлл был человеком твердых убеждений, открыто высказывал свои точки зрения относительное большинства основных политических движений своего времени, включая, например, империализм, фашизм и коммунизм [Hitchens 2002]. Джордж Оруэлл также часто высказывал свое мнение по поводу различных острых социальных проблем, обсуждал классовое или гендерное неравенство. Все эти проблемы находили свое отражение в его эссе и романах, что вызывало множество дискуссий и споров, в нередких случаях — резкую критику. Некоторые современники считали Оруэлла противоречивой фигурой именно из-за его желания выразить свои взгляды и мнения практически на каждый социальный, политический или экономический вопрос, так как для многих это казалось провокацией и желанием привлечь к себе внимание.

Джордж Оруэлл (настоящее имя Эрик Артур Блэр) родился в 1903 году в Мотихари (Индия), где провел первый год своей жизни. Именно в этом городе его отец проходил государственную службу в британской администрации, в частности, осуществлял контроль над производством и хранением опиума. Однако примерно через год после его рождения мать Эрика Блэра приняла решение покинуть Индию и перевезти детей в Англию. По этой причине Оруэлл практически не знал своего отца, так как из-за своей службы он не имел возможности часто посещать свою семью [Crick 1992].

Когда Оруэллу исполнилось 8 лет, его отправили в школу-интернат Святого Киприана в городе Истборн. Известно, что время его обучения в интернате давалось ему очень сложно, так как будущий писатель впервые столкнулся с несправедливостью и проявлениями классового неравенства, а также с непониманием со стороны сверстников [Crick 1992]. Оруэлл действительно отличался от многих детей — проводил много времени за чтением книг и уже с раннего возраста начал сам писать небольшие поэмы [Orwell 1953]. В 1917 году подросток выиграл стипендию, которая дала ему возможность на протяжении четырех лет обучаться в Итонском колледже. По окончании колледжа в 1921 году у семьи Оруэлла не было возможности оплатить его дальнейшее обучение в университете, поэтому он принял твердое решение поступить на службу в британскую колониальную полицию в Бирме, где ему пришлось прослужить следующие несколько лет. Эта работа, безусловно, оказала влияние на всю дальнейшую жизнь Оруэлла. Предоставление такого рода власти и возможности контролировать и наказывать население могло сделать из него абсолютно другого человека, однако, напротив, именно на службе в Бирме Оруэлл полностью разочаровался в политическом устройстве и обрел свою четкую социально-политическую позицию [Hitchens 2002].

После окончания своей службы Джордж Оруэлл предпринимал первые попытки серьезные начать писательскую карьеру, которая поначалу практически не приносила ему заработка. Его первая книга «Фунты лиха в Париже и Лондоне» была издана в 1933 году и представляла собой автобиографическое произведение, в котором повествовалось о жизни бедняка в двух больших городах. Именно с этого момента псевдоним «Джордж Оруэлл» был окончательно закреплен за автором. Примерно через год после этого был издан роман «Дни в Бирме», который также был основан на реальных фактах из жизни писателя и описывал его службу в колониальной полиции [Crick 1992]. Становилось все более очевидно, что Оруэлл был неравнодушен к проблемам политического и социального строя и предпринимал попытки донести свои взгляды с помощью своих произведений.

В 1936 году Джордж Оруэлл вступил в брак с Айлин О’Шонесси, и в том же году молодожены оказались в Испании [Kreis 2000]. Там Оруэлл принимал участие в гражданской войне на стороне республиканцев, выступая против генерала Франсиско Франко, представителя поднявших вооруженное восстание правомонархических сил. Оруэлл принимал участие в самих боевых действиях, однако вскоре получил тяжелые ранения, после которых вернуться на фронт ему не удалось. После возвращения Оруэлла в Англию его здоровье, которое и до участия в революции всегда было довольно слабым, стало резко ухудшаться. В 1938 году у писателя диагностировали туберкулез, из-за которого в дальнейшем его несколько раз требовалось госпитализировать [Crick 1992]. В то время Оруэлл брался практически за любую работу — занимался написанием множества эссе и критических статей, работал в BBC, а также редактором социалистической газеты [Kreis 2000]. В 1945 году был опубликована повесть «Скотный двор», которая принес Оруэллу всемирную известность. Это произведение стало аллегорией на революцию 1917 года в России и на некоторые последующие события, происходящие в Советском Союзе.

Жена Оруэлла Айлин скончалась в 1945 году, примерно через год после того, как супруги усыновили ребенка, которого назвали Ричард Горацио Блэр. Смерть жены также оказала влияние на душевное и физическое состояние писателя [Crick 1992]. Несмотря на это, в 1949 году было опубликовано еще одно важнейшее произведение Оруэлла — роман-антиутопия «1984». Произведение было признано гениальным практически во всем мире и принесло еще большую известность его автору.

В том же 1949 году он женился на Соне Браунелл, которая в дальнейшем внесла большой вклад в подготовку сборника его сочинений и писем, который был опубликован в 1968 году. Через несколько месяцев, 21 января 1950 года Джордж Оруэлл умер от туберкулеза [Kreis 2000].

2.2 Анализ антиутопии «Скотный двор»

Сатирическая повесть «Скотный двор» была издана в 1945 году в Англии. Повесть представляет собой антиутопию — особое художественное направление, в рамках которого описывается воображаемое государство или общество, наполненное несправедливостью, неравенством и страданиями; довольно часто в антиутопиях изображается именно тоталитарный строй. Наиболее часто данный жанр определяется посредством противопоставления с утопией, то есть описанием в произведении идеального места или государства, которые представляют абсолютное совершенство на политическом или социальном уровне. Важно отметить, что антиутопию необходимо рассматривать в постоянном сравнении с утопией, так как «все, что можно найти в антиутопии статичного, описательного, дидактичного,— от утопии» [Ланин 1993, 159], то есть в одном жанре так или иначе прослеживаются элементы другого. Таким образом, антиутопия бросает вызов фундаментальному предположению утопии о человеческом совершенстве, утверждая, что присущие человечеству недостатки сводят на нет возможность построения идеальных обществ и государств. Произведения-антиутопии заставляют читателя увидеть и признать недостатки человечества и, таким образом, призывают стремиться не к идеалу, а к постепенным улучшениям.

Произведение «Скотный двор» сам Оруэлл назвал «сказкой», которая является аллегорией на Русскую Революцию 1917 года и некоторые дальнейшие события в Советском Союзе и демонстрирует, по мнению автора, искаженное представление о том, как должен строится коммунизм. Несмотря на то, что некоторые критики утверждают, что произведение все же не обращено на конкретные исторические события, параллели между описываемыми в повести событиями и персонажами и событиями и ключевыми фигурами Русской Революции действительно очевидны, благодаря чему само произведение фактически становится пародией. Сам Оруэлл утверждал, что при написании «Скотного двора» не пытался ввести читателя в заблуждение и заставить его искать множество различных интерпретаций. Автор добивался того, чтобы текст произведения «говорил сам за себя» [Летемендия 1992, 127] и его идеи, таким образом, были понятны читателю. Это намерение автора заметно и с точки зрения языка, использованного им в притче, — он прост, понятен и доступен. Стоит отметить, что Оруэлл также избегает сентиментальности — даже самые жестокие события в произведении описаны сдержанным языком.

Сатирическая повесть «Скотный двор» имеет следующий сюжет: животные на частной ферме в Англии поднимают восстание против фермера, избавляясь тем самым от людей, подвергавших их всяческим мучениям. Животные уверены, что теперь для них начнется совсем другая жизнь, и надеются, что отныне на ферме будет царить уважение и равенство. Однако управление фермой берут на себя свиньи, которые в конечном итоге заставляют остальных проходить через изнурительный труд и голод. Сами свиньи не становятся лучше людей — они нарушают заповеди новой философской системы, держат всех животных в страхе и эксплуатируют их, создавая тоталитарный режим. Возвращаясь к тому, что все произведение является аллегорией на определенное историческое событие, можно провести параллели между персонажами произведения и конкретными политическими фигурами, принимавшими непосредственное участие в этом событии. Например, можно сделать вывод, что кабан Наполеон — лидер восстания, получивший власть на ферме, — может символизировать Иосифа Сталина; Снежок (Сноуболл / Обвал) — интеллектуал, изгнанный Наполеоном, — Льва Троцкого; старый и мудрый боров по кличке Старый Майор, вдохновивший животных на восстание, — Карла Маркса; а изгнанный в ходе восстания фермер Мистер Джонс — царя Николая II. Также следует отметить, что в произведении присутствуют такие персонажи, как пропагандист Визгун, чей образ может символизировать не определенную политическую фигуру, а саму пропаганду в Советском Союзе.

Подробно рассмотрев сюжет и структуру произведения, можно выявить в нем некоторые основные признаки антиутопии. В первую очередь таким признаком является аллегоричность всего произведения. Образы в произведении несомненно способствуют передаче тех или иных человеческих качеств, и антиутопия «подхватывает эту функцию образов животных, однако дополняет специфической нагрузкой» [Ланин 1993, 159]. Во-вторых, одним из признаков, характерных для антиутопии, можно считать некую ограниченность в пространстве происходящих событий [Ланин 1993, 161] — несмотря на наличие в тексте мимолетных указаний на другие места, мы сосредотачиваем внимание на одной ферме, на которой происходят глобальные трансформации. В-третьих, для антиутопии также характерна атмосфера страха, которую чаще всего создает именно власть [Ланин 1993, 162]. Эта атмосфера ярко выражена в «Скотном дворе»: сначала замученные животные испытывают чувство страха перед фермером, и даже на их «обновленной» после восстания ферме им снова может грозить не только постоянный тяжелый труд, но и расправа за неповиновение. По моему мнению, вышеперечисленные жанровые признаки оказывают влияние на стилистические и языковые особенности произведения.

Важной языковой особенностью в «Скотном дворе» является использованная автором форма повествования. Чаще всего повествование ведется от третьего лица, то есть от интегрированного в текст рассказчика, который обладает всей информацией о персонажах и событиях. Однако в некоторых случаях Оруэлл прибегает к использованию повествования от первого лица, то есть от лица одного из персонажей повести. Это позволяет читателю не только наблюдать происходящие события с «нейтральной» точки зрения рассказчика, но и проанализировать их значение для персонажей посредством их реплик и комментариев. По моему мнению, подобная передача «голоса» наивным и невежественным животным, символизирующим определенные социальные круги, является важным приемом в рамках данного жанра. Таким образом, мы можем рассмотреть события с нескольких перспектив и в большей степени ощутить вложенный автором социальный и политический подтекст, так как «слова, задуманные персонажем как средство сообщения, служат в тексте нарратора средством и характеристики данного персонажа, и продвижения действия» [Шмид 2003, 198]. Примечательно также то, что речь лидера Наполеона после его прихода к власти, в отличие от речи других персонажей, практически всегда передается косвенной речью: «Then Napoleon stood up to reply. He said very quietly that the windmill was nonsense and that he advised nobody to vote for it, and promptly sat down again. », «. Napoleon announced that he had decided upon a new policy». Создается ощущения отдаленности этой фигуры от остальных животных, его возвышенности и недосягаемости, что в очередной раз подчеркивает образовавшийся на ферме тоталитарный строй.

Следует также отметить, что посредством некоторых литературных приёмов в произведении создается ощущение присутствия политической пропаганды. К таким приемам можно отнести использование в тексте гиперболы, повторения и риторических вопросов. В этом свете можно рассмотреть следующий пример: персонаж произведения Боксер (Боец) во время своего тяжелого труда часто произносит фразы «Napoleon is always right» и «I will work harder». Во-первых, первая фраза является гиперболой, что может указывать на слепую веру персонажа в героическую личность вождя, и, как следствие, на чувство долга перед ним. Во-вторых, эти фразы повторяются в нескольких частях произведения и преподносятся как «девиз» персонажа, что также создает сатирический эффект, в большей степени подчеркивая бесспорные убеждения людей в политических идеологиях. Еще одним примером использования повторений является фраза «four legs good, two legs bad», которую часто выкрикивают овцы на ферме. Структура данной фразы и ее появление в разных частях произведения делают ее схожей с политическими лозунгами.

Говоря о произведении, сам Джордж Оруэлл в своих письмах отмечает, что источником для его написания действительно в большей степени послужил пример Русской Революции 1917 года и зародившегося после нее режима, однако сатирическое изображение событий не следует интерпретировать как разочарование в революции в целом. Напротив, таким образом автор предлагает сделать выводы и пересмотреть подход к совершению революции, целью которой действительно должны стать справедливость, равенство и свобода слова [Летемендия 1992, 136].

2.3 Анализ антиутопии «1984»

Роман Джорджа Оруэлла «1984», который по сей день является одним из самых известных и цитируемых произведений в жанре а антиутопия, был издан в 1949 году в Англии. Известно, что первоначально книга была названа «Последний человек в Европе», однако издатели предложили изменить его для более быстрого и эффективного продвижения книги, на что Оруэлл согласился. Что именно послужило причиной для выбора названия «1984» до сих пор не в полной мере известно, однако существуют некоторые догадки. Существует мнение, что такое название может отсылать к году написания произведения (1948), в котором Оруэдд поменял последние цифры местами. Исследователи и критики также не исключат вероятность отсылки к произведениям других авторов, события в которых происходили в 1984 году, однако связанные с этим теории являются менее распространенными. В этом романе Оруэлл также выражает свои взгляды на предательство революции и тоталитаризм, заставляющий испытывать постоянное чувство страха.

По сюжет романа «1984» весь мир разделен на три сверхдержавы, которые постоянно воюют между собой: Океания, Восточная Азия и Евразия. Жители Океании, которая также является родиной главного героя Уинстона Смита, находятся под постоянным контролем правительства; в условиях постоянной войны ему становится проще всячески подавлять своих граждан. В самом начале романа мы знакомимся с главным героем Уинстоном Смитом, который оказывается в своей мрачной и тесной квартире. В качестве личного протеста против правительства Уинстон начинает вести дневник. Этот маленький шаг фактически делает его злейшим врагом партии, которой он служит. Позже Уинстон встречает темноволосую девушку по имени Джулия, с которой они начинают устраивать тайные встречи и вскоре становятся любовниками.

Однажды к Уинстону обратился высокопоставленный государственный служащий и член Внутренней партии по имени О’Брайен, которого Уинстон давно подозревал в подпольных действиях против партии. О’Брайен рассказывает Уинстону про «Братство», мятежную подпольную организацию, что, разумеется, дало Уинстону надежду на свержение правительства. Однако О’Брайен оказался сотрудником полиции мысли, ровно как и мистер Чаррингтон, у которого любовники снимали комнату, поэтому Уинстон и Джулия были арестованы и доставлены в министерство любви. В министерстве Уинстон подвергается физическим и психологическим пыткам, пока он, наконец, не примет полностью взгляды партии. В момент полного ужаса, боли и страха Уинстон выдает Джулию. В конце романа Уинстон превращается в образцового члена партии. «Он одержал победу — над собой. Он любил Большого Брата».

Роман «1984», как и «Скотный двор», является ярким примером жанра антиутопии. В нем можно выделить некоторые характерные для этого жанра признаки. Во-первых, роману несомненно присуща одна из главных характеристик антиутопии — все происходящее в произведении от начала и до конца пронизано атмосферой страха. Страх, который может испытывать герой произведения, вызывает «из личности производительную активность, которая проявляется в самых немыслимых видах: от творческого «зуда» до сексуальнои? распущенности и необузданнои? агрессивности» [Ланин 1993, 162]. Подобные действия, которые являются последствиями перманентного ощущения страха, мы можем заметить в поведении главного героя романа — Уинстона Смита. Еще одним важным жанровым признаком является так называемая «ритуализация жизни», присущая прежде всего утопии [Ланин 1993, 157]. В антиутопии же зачастую можно наблюдать личность, готовую выйти из этой системы принятых обществом ритуалов. По моему мнению, такого рода конфликт более носит скрытый и личный характер, герои боятся открыть его на всеобщее обозрение. Проявлением этого конфликта можно считать, например, запретную любовную и интимную связь Уинстона с Джулией. Заключительный жанровый признак, который я бы хотела отметить и для «1984», — ограниченность пространства антиутопии. В романе пространство можно рассмотреть на двух уровнях: на уровне личного пространства (иллюзорное) и на уровне надличностном (сакральное) [Ланин 1993, 161]. В личное пространство героев в антиутопии происходит постоянное вмешательство, примером которого может послужить телекран в квартире Уинстона, именно поэтому оно действительно становится иллюзорным. Сакральным же пространством в романе можно считать, по моему мнению, всю Океанию с ее тоталитарным строем и противостоянием всему остальному миру.

Анализируя роман «1984», можно заметить, что его стилистические и языковые особенности направлены именно на создание особой удручающей и устрашающей атмосферы в мире Океании. Язык в произведении отличается некой отстраненностью, сдержанностью, иногда даже монотонностью, что позволяет проникнуть в тусклый и практически безжизненный мир, в котором находятся герои. Важно также отметить, что Оруэлл прибегает к использованию в романе ограниченного повествования от третьего лица, то есть рассказчик фокусируется на мыслях и чувствах лишь одного из героев; мысли и чувства остальных героев могут быть представлены читателю только при условии появления их речи. Таким образом, происходящее в «1984» — это история главного героя Уинстона Смита, и мы наблюдаем все события исключительно с его перспективы. Читатель получает возможность почувствовать те же эмоции, что и его главный герой, и даже в некоторой степени ощутить пытки в конце произведения.

Одной из наиболее важных особенностей романа «1984» является использование в тексте большого количества авторских неологизмов, входивших в состав вымышленного языка под названием «новояз». Этот язык был введен в Океании вместо английского и формировался по определенным принципам. Слова, используемые в новоязе, формируются разными способами. Большинство из них являются сложными словами, которые образованы соединением двух существующих в английском языке слов («speakwrite», «facecrime», «crimethink» и др.); присутствуют также варианты сложносокращенных слов («ingsoc», «pornosec», «teledep» и др.), существующих слов с новыми грамматическими формами («mans», «thinked» и др.). Контроль над этим языком и всеми изменениями, которые с ним происходят, осуществляется в партии. Партия имеет возможность изменить саму структуру языка, убрав из него то, что может поспособствовать зарождению инакомыслия и поставить под сомнение абсолютную власть партии. По моему мнению, тема взаимосвязи языка и политики действительно была важна для Оруэлла. В своем эссе «Политика и английский язык» Оруэлл высказывает мысль о том, что современный ему английский язык становится чрезмерно и бессмысленно сложным. Из английской речи, по его мнению, пропадает искренность и точность, что делает его инструментом для политической пропаганды. Появляющаяся в языке образность, по мнению автора, является препятствием для выражения четкой мысли и сбивает рецептора с толку, поэтому зачастую используется именно в политической речи [Orwell 1946]. Как мне кажется, данная точка зрения автора стала основой для формирования принципов новояза в романе «1984».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *