Artificial reality token что это
Перейти к содержимому

Artificial reality token что это

  • автор:

VRES

VRES или Virtual Reality Electronic Sport представляет собой блокчейн-платформу для рынка игр, включающих виртуальную реальность. Платформа ВРЕС создана широко известной компанией Electronic Sports. VR-технологии активно проникают в жизнь миллионов людей, и в Азии насчитывается несколько десятков миллионов постоянных игроков. Это число постоянно растет во всех ключевых странах Азии (Китае, Японии, Южной Корее), а также в Северной Америке и Европе.

Обзор VRES

На платформе VRES проводятся различные соревнования, в которых можно получить огромное количество призов. В качестве «билета» на VR-соревнования используется специальный токен VReS. Токены можно выиграть в соревнованиях и получить через блокчейн или смарт-контракты. Многие игроки делают ставки, в результате количество токенов, которые они могут выиграть увеличивается многократно. Основной целью VRES является расширение и популяризация рынка VR-игр. Токены VRES могут служить финансовым стимулом. Их можно обменивать на реальные деньги или любую другую популярную криптовалюту. Помимо этого VRES планируется создать специальные магазины, в которых можно тратить одноименную криптовалюту не только в качестве ставок на новые соревнования, но и для приобретения обычных товаров. Сервера VRES находятся на территории Южной Кореи, в компании Electronic Sport. Но при этом планируется расширение географии присутствия серверов. Если технология VRES окажется успешной, они появятся во всех ведущих странах мира и государствах с наибольшим числом игроков.

Цели VRES

Основной задачей технологии VRES, согласно White Paper компании, является знакомство миллионов людей с технологиями виртуальной реальности. Electronic Sport стремится, чтобы люди получали больше удовольствия, находясь в виртуальном мире, создавать технологии, благодаря которым виртуальная реальность сможет полностью заменить настоящий мир, включая глубокую проработку текстур, создание дополнительных стимулов и захвата в виртуальную реальность положения тела. Создание невиданных ранее технологий, с удовлетворением потребностей сегодняшнего дня — в этом заключается основная цель компании. VRES позволит монетизировать процесс игры и окупить расходы, которые планируется направить на новые исследования, технологии и методы взаимодействия пользователей друг с другом в виртуальном пространстве. Главная задача – обеспечить работу VRES при взаимодействии пользователей друг с другом. Здесь кроется одна серьезная проблема: многие шлемы виртуальной реальности несовместимы друг с другом и полноценная итерация, включающая участие двух или более игроков с разными типами шлемов, становится невозможной. В данном случае, необходимо вовлечение производителей для разработки единого стандарта, а финансовой составляющей разработки станет VRES. Кроме того, технологии виртуальной реальности полезны не только в играх, но и в медицине, психотерапии, для научных исследованиях, мониторинга работы предприятий, управления пассажирскими потоками в сфере управления транспортом и ряде других технологий. В настоящее время, изучению виртуальной реальности уделяется повышенное внимание, потому что они смогут обеспечить новый тип будущего, значительно изменив процесс взаимодействия человека с компьютером, умными системами и механизмами.

VRES и ICO

  • операционные расходы — 7%;
  • разработка — 40%;
  • создание видеоигр и видеоконтента — 15%;
  • юриспруденция — 3%;
  • маркетинг — 35%.

Разработчики VRES

  • Главный разработчик – Таиши Шибуки. После многолетнего ведения бизнеса, в 2015 году приобретает компанию, занимающейся разработкой технологий виртуальной реальности. В дальнейшем компания становится частью Electronic Sport, а сам Таиши Шибуки – ведущим разработчиком технологий виртуальной реальности.
  • Таики Исобе. На протяжении карьеры он достиг высот во многих направлениях бизнеса, но ключевой его интерес привлекли именно технологии виртуальной реальности. Таики Исобе является кумиром современной японской молодежи и одним популярных разработчиков сценариев для виртуальных соревнований.
  • Ключевой инвестор – Джеффри Ров. Он на протяжении длительного времени занимался инвестициями в передовые технологии и VRES стало для него одним из основных направлений работы.

См. также на BitcoinWiki

Ссылки

  • Официальный сайт VRES
  • ВРЕС в Telegram
  • Virtual Reality Electronic Sport – White Paper

Виды секторов криптовалют

Монета — это криптовалюта, которая использует собственный блокчейн. Например, Биткоин считается «монетой», поскольку он работает на Биткоин сети. Аналогично, криптовалюта Ethereum и ее родной блокчейн Ethereum.

Термин «альткоин» используется для обозначения монет, отличной от биткоина. Большинство альткоинов работают аналогично биткоину. Однако другие, такие как Dogecoin, сильно отличаются. Doge, например, предлагает бесконечную эмиссию, в то время как у биткоина лимит составляет 21 миллион монет.

Токены

Как и монеты, токены также являются цифровыми активами, которые можно покупать и продавать. Однако токены это криптовалюта которая работает на «чужой» блокчейн сети.

Примеры крипто токенов:

  • USDT в сети Ethereum
  • ETH в сети Binance Smart Chain
  • BNB в сети Solana
  • SOL в сети Binance Smart Chain

Основные типы и категории криптовалют

Правильно называть категории криптовалют — секторами. Каждый сектор объединяет несколько крипто токенов по общему признаку. Например в сектор стейблкоинов входят криптовалюты которые выполняют роль децентрализованных фиатных валют.

Разберем основные категории:

1. DApps — Decentralized Apps

Криптовалюты по своей сути — это децентрализованные протоколы. В них прописаны правила работы коинов. Например инструкции для майнеров, правила написания смарт-контрактов на этих протоколах и так далее. Наложите на протокол пользовательский интерфейс, и вы получите dApp — Decenralized Application (децентрализованное приложение). Самым популярный протокол для разработки dApps — Ethereum. Его базовый код был спроектирован для легкой разработки другими программистами. Получается песочница в децетрализованном мире.
Это не теоретическая концепция. Разработчики уже используют Ethereum для создания своих решений. Вот два популярных dApp для Ethereum:

CryptoKitties
  • Аналог NFT
  • Создан на базе Ethereum
  • Разводите и обменивайте мультяшных кошек
  • У каждой кошки уникальный идентификатор в блокчейне, что делает невозможным ее копирование
  • При разведении двух кошек создается новая
Ethlance
  • Построена на Ethereum
  • Фриланс платформа для размещения вакансий и найма фрилансеров.
  • Подобно Upwork, пользователи имеют профиль с историей своей работы и предложениям заданиями.
  • Деньги хранятся на условиях условного депонирования через блокчейн Ethereum и перечисляются на кошельки после успешного выполнения задания.
  • Нет сторонних комиссий (Upwork взимает высокие комиссии)

2. Анонимные крипто токены

Приватные криптовалюты создаются для легких анонимных транзакций между людьми. Эти коины используются для передачи криптовалют в качестве оплаты или для передачи других данных — например текстовых сообщений без идентификации отправителя и адресата. Сравним фиатную валюту с монетами конфиденциальности:

Анонимные криптовалюты сравнение

Monero
  • Анонимная с момента создания
  • Ни одна попытка отследить транзакции Monero не увенчалась успехом
  • Неизменность — каждая монета идентична следующей
  • Нет фиксированного предложения
  • Популярна среди лиц, стремящихся к приватности
Zcash
  • Облегчает как частные, так и публичные транзакции
  • Пользователи должны указать, когда их транзакция является частной, и запустить необходимый узел для размещения сети
  • Основана частной компанией, имеющей корни в оборонной промышленности США и израильских исследованиях
  • Лимит эмиссии токенов 21 миллион

Сравнение Monero и Zcash

Monero является анонимной по умолчанию, в то время как Zcash не подразумевалась как анонимная криптовалюта по своей сути. Zcash предоставляет своим пользователям возможность отправлять «приватные транзакции», но они не являются приватными. Наличие опции приватности позволяет пользователям отслеживать транзакции, которые ранее были скрыты.

FAQ

Какие бывают виды криптовалют?

На сегодняшний день насчитывается более 100 категорий — секторов крипто монет. Сюда относятся:

  • Стейблкоины
  • Токены криптобирж
  • Анонимные криптовалюты
  • Токены BSC
  • Токены Solana Network
  • Токены p2e проектов

Полный список доступен выше в таблице.

ПРАВОВОЙ СТАТУС NFT: РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ В СОВРЕМЕННОЙ ЦИФРОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ Текст научной статьи по специальности «Право»

Несколько лет назад очередной информационный взрыв произошел в силу появления нового цифрового явления, нового объекта виртуальной реальности — NFT (non-fungible token), невзаимозаменяемого токена . Пока что данное понятие не нашло свое отражение ни в одном из нормативно-правовых актах, благодаря которым мы бы располагали легальной дефиницией этого термина, позволяющей выделить ключевые признаки и определить, как именно воспринимает невзаимозаменяемый токен законодатель нашего или иных государств. Для того, чтобы выявить и проанализировать в должной степени все грани и стороны NFT , необходимо сослаться на мнения и позиции не только технических профессионалов в IT-сфере, но и на IT-юристов, которые в результате проведенного анализа будут способны выстроить дальнейший прогноз относительно судьбы нового цифрового объекта.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Катков Денис Александрович

НЕВЗАИМОЗАМЕНЯЕМЫЕ ТОКЕНЫ (NFT) КАК САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ОБЪЕКТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ NFT КАК ОБЪЕКТА ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ
NFT КАК ОБЪЕКТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
НЕВЗАИМОЗАМЕНЯЕМЫЕ ТОКЕНЫ КАК ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
НЕВЗАИМОЗАМЕНЯЕМЫЙ ТОКЕН: ПЕРСПЕКТИВНЫЙ ЦИФРОВОЙ ИНСТРУМЕНТ ДЛЯ БИЗНЕСА
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LEGAL STATUS OF NFT: ROLE AND MEANING IN MODERN DIGITAL REALITY

A few years ago, another informational explosion occurred due to the emergence of a new digital phenomenon, a new virtual reality object — NFT (non-fungible token), non-replaceable token. So far, this concept has not found its way into any of the regulations that would give us a legal definition of the term that would allow us to identify the key features and determine how exactly perceives a non-replaceable token by the legislator of our states or other states. In order to identify and analyze to the proper extent all facets and sides of NFT , it is necessary to refer to the opinions and positions not only of technical professionals in the IT-sphere, but also of IT-lawyers, which, as a result of the analysis, will be able to build a further prediction regarding the fate of the new digital facility.

Текст научной работы на тему «ПРАВОВОЙ СТАТУС NFT: РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ В СОВРЕМЕННОЙ ЦИФРОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ»

Правовой статус NFT: роль и значение в современной цифровой реальности Legal Status of NFT: Role and Meaning in Modern Digital Reality

Катков Денис Александрович

Студент Санкт-Петербургского государственного университета.

Россия, Санкт-Петербург deniskakatkov2000@gmail.com

Katkov Denis Aleksandrovich

Student Saint-Petersburg State University Russian, Saint-Petersburg deniskakatkov2000@gmail.com

Несколько лет назад очередной информационный взрыв произошел в силу появления нового цифрового явления, нового объекта виртуальной реальности — NFT (non-iungible token), невзаимозаменяемого токена. Пока что данное понятие не нашло свое отражение ни в одном из нормативно-правовых актах, благодаря которым мы бы располагали легальной дефиницией этого термина, позволяющей выделить ключевые признаки и определить, как именно воспринимает невзаимозаменяемый токен законодатель нашего или иных государств. Для того, чтобы выявить и проанализировать в должной степени все грани и стороны NFT, необходимо сослаться на мнения и позиции не только технических профессионалов в IT-сфере, но и на IT-юристов, которые в результате проведенного анализа будут способны выстроить дальнейший прогноз относительно судьбы нового цифрового объекта.

A few years ago, another informational explosion occurred due to the emergence of a new digital phenomenon, a new virtual reality object — NFT (non-fungible token), non-replaceable token. So far, this concept has not found its way into any of the regulations that would give us a legal definition of the term that would allow us to identify the key features and determine how exactly perceives a non-replaceable token by the legislator of our states or other states. In order to identify and analyze to the proper extent all facets and sides of NFT, it is necessary to refer to the opinions and positions not only of technical professionals in the IT-sphere, but also of IT-lawyers, which, as a result of the analysis, will be able to build a further prediction regarding the fate of the new digital facility.

Ключевые слова: NFT, невзаимозаменяемый токен, цифровой актив, цифровые права, блокчейн.

Key words: NFT, non-removable token, digital asset, digital rights, blockchain.

Каждый день человечество открывает перед собой новые возможности по реализации своего творческого потенциала в условиях цифрового и информационного обмена. Различные интернет-площадки предоставляют широкий спектр инструментов, посредством которых авторы того или иного контента способны всевозможными приемами монетизировать свой личный творческий труд. Стриминговые сервисы, видео -хостинги, различные веб-сайты стали орудием самовыражения и реализации идей креативных авторов и творцов. Благо в эпоху всемирной цифровой, технологической и информационной интеграции распространять и опубликовывать результаты своей интеллектуальной деятельности не составляет никакого труда, достаточно сделать несколько «кликов» мышкой на своем компьютере или ином гаджете.

Несколько лет назад мир столкнулся с такими, еще не до конца разработанными и изученными, но вызывающими неподкупный интерес, понятиями, как «биткоин» и «криптовалюта». Несмотря на то, что факт существования цифровой валюты уже достаточно укрепился на затворках человеческого подсознания, содержательно данные термины до сих пор оставляют за собой тени сомнения относительно того, смогут ли они приспособиться к условиям современного гражданского оборота, ведь цифровые продукты и компоненты к ним, как известно, являются самыми быстроразвивающимися технологиями, открытыми человечеством за всю историю своего существования: компьютер был создан 12 августа 1981 года и на первых этапах своего функционирования был способен на самые простейшие задачи, сейчас же, в 2023 году, спустя 40 лет, вся наша

жизнь во многом полностью зависит от работы наших смартфонов, ноутбуков, персональных компьютеров и иных гаджетов.

Однако, несмотря на вышеперечисленные доводы, цифровая валюта уже прорастила свои корни для того, чтобы прочно закрепиться не только в законодательных актах современных и прогрессивных стран, но и стран, которые только начинают свой путь по освоению информационных технологий.

Несколько лет назад очередной информационный взрыв произошел в силу появления нового цифрового явления, нового объекта виртуальной реальности — NFT (non-iungible token), невзаимозаменяемого токена. Пока что данное понятие не нашло свое отражение ни в одном из нормативно-правовых актах, благодаря которым мы бы располагали легальной дефиницией этого термина, позволяющей выделить ключевые признаки и определить, как именно воспринимает невзаимозаменяемый токен законодатель нашего или иных государств. Для того, чтобы выявить и проанализировать в должной степени все грани и стороны NFT, необходимо сослаться на мнения и позиции не только технических профессионалов в IT-сфере, но и на IT-юристов, которые в результате проведенного анализа будут способны выстроить дальнейший прогноз относительно судьбы нового цифрового объекта.

Существует несколько определений, которые в той или иной мере раскрывают суть данного понятия. Прежде всего следует сказать, что любой NFT представляет собой токен, то есть цифровую запись, размещенную в специальном цифровом реестре — площадке «блокчейн». NFT можно рассматривать как цифровой сертификат, который подтверждает «право» на владение цифровым активом: изображением, GIF-анимацией, роликом или аудиодорожкой. Это уникальный невзаимозаменяемый цифровой ключ, созданный на базе криптовалюты, но сильно отличающийся по своей сути и внутренней структуре. В то же время NFT в какой-то степени выполняет функции актива, ведь за самой записью предполагается наличие какого-то объекта права, представляющего собой возможность извлечения дохода из имеющегося у лица имущества. Таким образом, распоряжаясь этим цифровым активом, его владелец может получить денежный доход от проводимых с ним операций. Все токены размещаются на открытой площадке блокчейн, мощность которой зависит от вычислительной силы компьютеров, соединенных единым сервисом по всему миру и являющихся источником энергии для стабильной и налаженной работы.

Самым ключевым элементом данного понятия является его главная особенность -невзаимозаменяемость. Необходимо определиться, что именно подразумевается под невзаимозаменяемостью токена. Если приводить примеры взаимозаменяемых активов из повседневной жизни, то в первую очередь нужно сказать о валюте. Банкнота в сто рублей — это всегда сто рублей, независимо от серийного номера на конкретной сторублевой купюре и независимо от места ее фактического нахождения, в кошельке или на банковском счете. Возможность заменить сторублевую банкноту другой сторублевой банкнотой — это то, что делает валюту взаимозаменяемой.

Стоит отметить также, что со временем из NFT выделились полувзаимозаменяемые токены — SFT (Semi-Fungible Tokens). Эти цифровые активы призваны решить проблему недостаточной гибкости NFT и FT для реализации определённых идей в сфере цифровизации. К SFT относиться, например, билет в театр, существующий в системе блокчейна в формате NFT: каждый билет обладает свойством уникальности, так как имеет специальный номер, но при этом покупатель билета приобретает одни и те же права (и обязанности) при покупке любого из этих билетов.

Доменные имена, билеты на мероприятия, внутриигровые предметы, дизайнерские оформления персонажей или предметов в видеоиграх (скины) — все они являются невзаимозаменяемыми цифровыми

активами, с одним лишь отличием, что оборотоспособность, ликвидность и совместимость данных активов ставится в зависимость от их особенности.

Технологию NFT можно рассматривать в качестве инвестиции, с помощью которой владелец невзаимозаменяемого токена будет способен по истечению некоторого, более благоприятного для него времени после увеличения стоимости данного токена перепродать его, ведь курс местной цифровой валюты — эфиры -является крайне нестабильным.

Как и легальное определение, точный перечень объектов NFT не нашел свое закрепление в законодательстве, поэтому приводимый список таких объектов является по своему характеру условным и строиться на основании существующих в рамках различных блокчейн-площадок позиций. Категории NFT можно систематизировать следующим образом: искусство (картины и изображения), видео и аудиофайлы, различные коллекционные предметы (карточки), финансовые инструменты (опционы, страховка), видеоигры и все, что связано с ними (персонажи, карты, облики) и даже так называемые «мемы», то есть любые идеи, символ, манера или образ действия, осознанно или неосознанно передаваемые от человека к человеку посредством речи, письма, видео, ритуалов, жестов и т. д.

Все эти цифровые артефакты можно было приобрести и до появления NFT, но на протяжении долгого времени не существовало тех Интернет-площадок, на которых бы размещалась информация о владельцах данных артефактов. Теперь же технологии блокчейн-платформ позволяют открыто считывать и хранить информацию об объектах и историю операций с последними. К сожалению, ни в нашей системе законодательства, ни в судебной практике, ни в доктрине нет точного и обобщенного определения понятия «блокчейн». Научная зарубежная позиция определяет блокчейн — площадку как децентрализованный журнал записи транзакций, являющийся частью более широкой вычислительной инфраструктуры, которая также должна включать в себя функции хранения, коммуникации, обслуживания файлов и архивирования. Суть этой технологии состоит в том, что файл находится и учитывается в реестре с помощью хеш (hash) файла, который в дальнейшем будет являться средством доказывания того факта, что у данного документа есть автор, и будет зафиксировано, когда появилась данная запись. Хеш файл создается специальным математическим образом, а именно путем хеширования — создания определенного вывода из входных данных разного размера с помощью математических формул.

Благодаря этой технологии, открытой целой группой японских разработчиков Сатоси (Сатоши) Накамото, стала доступна возможность хранить данные обо всех операциях, произведенных каждым пользователем с момента запуска этого реестра с помощью записей — токенов, которые представляют собой записи, изменение или подделка которых невозможна в рамках данной цифровой системы.

Рассматривая явление NFT как феномен юридической науки, необходимо определиться с правовым статусом невзаимозаменяемых токенов — какое место в системе объектов права они занимают сейчас и какое должны занимать с учетом технических и теологических свойств последних.

Стоить отметить, что несмотря на отсутствие в нашем законодательстве легальных дефиниций понятий «блокчейн» и «NFT», сущность «токена» же была раскрыта в Федеральном законе № 34-Ф3 «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей ГК РФ», который, правда, своим принятием буквально изменил понятие «токена» и заменил его на «цифровые права». Изначально термин «токен» вводился для обозначения устройства для идентификации, сейчас — используется в сфере IT для обозначения определенных шифров, владение которыми дает в сети-Интернет определенные возможности. Изменение понятия было обусловлено тем, что термин «токен», по мнению депутатов Государственной Думы, «не отвечал традициям российского законодательства».

Действительно, максимально схожим по своему происхождению с NFT являются цифровые права, защита и оборот которых предусмотрен ст. 141.1 ГК РФ. Сущность и цели «цифрового права» как новой юридическо-информационной фикции близка к сущности ценной бумаги, поэтому ряд правоведов считают, что под цифровым правом следует понимать совокупность электронных данных (например, цифровой код), которая удостоверяет права на объекты гражданских прав. В п.1 данной статьи предусмотрено, что «цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам», однако и здесь нет никаких предпосылок к тому, как возможно стоило бы рассматривать невзаимозаменяемые токены. Поскольку единообразного понимания данного термина нет, для доктрины открывается широкий спектр возможностей по выдвижению своих точек зрения, обоснованность и рациональность которых должна быть обусловлена сущностью цифровых прав и целью, поставленной в рамках гражданского оборота.

Относительно недавно, в июле 2020 г. был опубликован Федеральный закон «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 31.07.2020 N 259-ФЗ, в ст. 1 которого сказано, что предмет регулирования данного составляет «отношения, возникающие при выпуске, учёте и обращении цифровых финансовых активов, а также отношения, возникающие при обороте цифровой валюты в Российской Федерации, то есть цифровые права, включающие денежные требования, права по эмиссионным ценным бумагам и т.д.». Данные изменения не приближают нас к более конкретному пониманию сущности невзаимозаменяемых токенов, поскольку перечисленные в данной статье Федерального закона цифровые активы являются взаимозаменяемыми, то есть могут обмениваться аналогичными активами, так как имеют одинаковую ценность.

Спустя почти 8 лет существования NFT как объекта объективной цифровой реальности до сих пор остается нерешенным вопрос какими нормами действующего права необходимо руководствоваться для регулирования отношений, вытекающих из взаимодействия лиц относительно распоряжения данными токенами. Современная юридическая практика разработала позицию, согласно которой NFT-активы определяют в качестве свидетельств о праве, титуле на оригинальную, первичную и единственную версию цифрового актива, создаваемых при помощи блокчейн-технологий. Отсюда следует закономерный вывод о том, что, в силу положений российского законодательства, а именно части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, из-за отсутствия легального правового определения NFT и закрепления правил по его обороту, операции по передвижению невзаимозаменяемого токена в блокчейне сами по себе не будут свидетельствовать о переходе прав без заключения традиционного договора, связывающего сторон взаимообусловленными правами и обязанностями. Таким образом, при отсутствии юридического соглашения между создателем и покупателем NFT, исключительные права на объект, который был отформатирован и конвертирован в оболочку NFT, не перейдут к покупателю вместе с покупкой данного токена.

Помимо проблемы «подвешенности» правового статуса NFT, система блокчейн также вызывает юридические вопросы относительно понимания цели введения реестров и закрепления в них информации о «владельцах» невзаимозаменяемых токенов. Как отмечает Л. А. Новоселова, председатель Суда по интеллектуальным правам, записи в таких реестрах сами по себе наличия исключительных прав у внесенных в реестр лиц не подтверждают — необходима прозрачная верификация личности автора и его произведений, так как записи на площадках блокчейн отличаются устойчивостью и стабильностью в их закреплении, поскольку, как уже обговаривалось ранее, их трудно изменить за счет самой технологии распределенного реестра.

Несмотря на все вышеуказанные теоретические и практические проблемы в понимании NFT как потенциального объекта гражданского права, необходимо определить и выстроить вектор направления, который будет способствовать развитию в устранении данного законодательного пробела и приближать мировой правопорядок к разгадке истинного правового статуса №Т технологий. Прежде всего нам следует обратиться к ст. 128 ГК РФ, которая перечисляет объекты гражданского права. С точки зрения большинства представителей юридической науки, а также исходя из природы и сущности вещей как материальных, ограниченных в пространстве объектов, закрепить за МБТ категорию «вещь» мы не сможем. Следует различать два отдельных цифровых объекта, которые, несмотря на свою обособленность, имеют тесную связь: запись в реестре блокчейн (непосредственно сам МБТ) и сам цифровой актив. Мы не можем распространить режим собственности на №Г, так как сам по себе он представляет из себя только цифровую запись о праве конкретного лица, идентифицируя последнего для целей последующей возможной покупки или обмена с другими пользователями блокчейн-площадки, за которой и скрывается тот самый цифровой актив. По такой же причине мы не можем сослаться на ст. 1225 ГК РФ и признать №Т результатом интеллектуальной деятельности, так как перечень таких результатов, охраняемых законом, является императивно закрытым, а дальнейшего его расширения посредством издания новых нормативно-правовых актов, по крайнем мере на данный момент времени, не представляется возможным и релевантным с точки зрения стабильности гражданского оборота.

№Г, сам того не замечая, свои появлением породил несколько диаметрально разных мнений по поводу, чем же все-таки на самом деле является данный токен и какое будущее его ждет. Одна сторона встает на защиту №Г объектов, основываясь на факте глобальной цифровой интеграции во все существующие сферы нашего общества, и подчеркивает всю значимость и необходимость данного явления для дальнейшего развития Интернет-пространства. Другая сторона напротив, занимает противоположную точку зрения, подчеркивая, что в силу туманности в структуре регламентации транзакций по обмену №Т и отсутствии в хоть каком-то регулировании, невзаимозаменяемый токен как идея просуществует максимум 5 лет, после чего столкнется с неизбежными преградами в лице государства, технической оснащенности компьютеров, являющихся фундаментом для работы всех блокчейн-площадок, а также неизбежным устареванием как феномена, который в скором будущем не будет приковывать столько внимания, как сейчас. Для того, чтобы составить примерный прогноз развития №Г, необходимо проанализировать внутреннюю и внешнюю составляющую рынка цифровых активов, предугадать развитие системы блокчейн и производных от него механизмов и в результате анализа приведенных в статье аспектов функционирования всех взаимосвязанных элементов сделать вывод об успехе невзаимозаменяемых токенов или об их провале.

Список используемой литературы:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая): Федеральный закон от 18 декабря 2006 года № 230-Ф3. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».

2. Федеральный закон от 18.03.2019 № 34-Ф3 «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» // Официальный интернет-портал правовой информации www.pravo.gov.ru, 18 марта 2019 г.

2. Федеральный закон от 31.07.2020 № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Официальный интернет-портал правовой информации www.pravo.gov.ru, 31 июля 2020 г.

2. Мороз, Д. Предвестник бури, или История первого персонального компьютера / Д. Мороз // Системный администратор. — 2006. — № 12(49). — С. 83.

2. Попова, А. В. К вопросу о необходимости отражения института «феномена невзаимозаменяемых токенов (№Т-Юкеп)» в российском законодательстве / А. В. Попова, С. И. Семцива // Теория государства и права. — 2021. — № 4(25). — С. 200.

3. Долганин, А. А. Соотношение невзаимозаменяемых токенов (NFT) и интеллектуальной собственности: триумф проприетарного подхода? / А. А. Долганин // Цифровое право. — 2021. — Т. 2. — № 3. — С. 48.

4. Что такое NFT и как на них можно заработать миллионы | Пикабу (pikabu.ru) URL: https://pikabu.ru/story/chto_takoe_nft_i_kak_na_nikh_mozhno_zarabotat_millionyi_8198005 (дата обращения: 25.03.2023 г.)

5. Свон М. Блокчейн. Схема новой экономики. — М.: Олимп-Бизнес, 2017. — 241 с.

6. Мирошниченко, А. В. Технические способы защиты авторских прав в сети «Интернет» / А. В. Мирошниченко // Тенденции развития науки и образования. — 2021. — № 79-6. — С. 65.

7. Принципы работы технологии блокчейн / А. Е. Тойлыбаев, М. Ж. Айтимов, Ж. Бимураткызы, У. Ж. ы. Айтимова // Вестник Казахской академии транспорта и коммуникаций им. М. Тынышпаева. — 2017. — № 4(103). — С. 252.

8. Синюков В. Н. Цифровое право и проблемы этапной трансформации российской правовой системы // Lex Russia. 2019. № 9 (154) // URL: https://cyberleninka.ru/ article/n/tsifrovoe-pravo-i-p. (дата обращения: 03.04.2023).

9. Казачкова, О. А. Обзор и применение технологии Блокчейн и NFT токенов как мультиинструмента для художников / О. А. Казачкова, Д. Р. Сербаев // Наука и образование в области технической эстетики, дизайна и технологии художественной обработки материалов : МАТЕРИАЛЫ XIII МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ВУЗОВ РОССИИ, Санкт-Петербург, 12-16 апреля 2021 года. -Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный университет промышленных технологий и дизайна, 2021. — С. 208.

10. Емельянов, Д. С. Невзаимозаменяемые токены (NFT) как самостоятельный объект правового регулирования / Д. С. Емельянов, И. С. Емельянов // Имущественные отношения в Российской Федерации. -2021. — № 10(241). — С. 73.

11. Гузнов А., Михеева Л., Новоселова Л., Авакян Е. [и др.]. Цифровые активы в системе объектов гражданских прав // Закон. 2018. № 5. С. 21.

Блокчейн как дополненная реальность: от гипотезы к основам теории и практики Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

ЦИФРОВАЯ ЭКОНОМИКА / DIGITAL ECONOMY / ИНФОРМАЦИЯ / INFORMATION / ТРАНЗАКЦИИ / TRANSACTIONS / КРИПТОВАЛЮТЫ / CRYPTOCURRENCIES / БЛОКЧЕЙН / BLOCKCHAIN / БИТКОЙН / BITCOIN / ALTCOINS / ОБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ / OBJECTIVE REALITY / ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ / VIRTUAL REALITY / ДОПОЛНЕННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ / AUGMENTED REALITY / АЛЬТКОЙ-НЫ

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Бауэр Владимир Петрович, Побываев Сергей Алексеевич, Сильвестров Сергей Николаевич

В статье рассмотрены основные характеристики объективной, виртуальной и дополненной реальности хорошо изученных и использованных в различных сферах применения компьютерных и производственных технологий. Показано, что в целях эффективной реализации регламентированных законодательными документами технологий цифровой экономики правомерно выдвинуть гипотезу о том, что технология распределенного реестра ( блокчейна ), по сути, является дополненной (объективно-виртуальной) реальностью. Это ее свойство демонстрируется примерами построения за рубежом на * Ее основе ряда новейших финансовых и управленческих технологий. Данные факты подтверждают выводы ряда ведущих зарубежных и российских ученых-экономистов и практиков о том, что традиционная экономика трансформации в цифровую экономику приведет к совершенствованию интерфейса «человек-компьютер». В рамках актуальности проведения научных исследований технологии блокчейна предложены основные теоретические направления развития сопряженных с ней технологий цифровой экономики , включающие вопросы коммуникации, обеспечения достоверности информации , надежности транзакций , непрерывности бизнес-процессов и разработки новых подходов к методам учета и капитализации информационного контента блокчейна . Анализ практики применения технологии блокчейна показал, что на ее основе происходит трансформация экономических и финансовых моделей хозяйствования во многих странах мира. Это позволяет утверждать, что появился новый рычаг воздействия на развитие экономики реального сектора и формирования за счет него новых платформ цифрового управления многими сферами жизнедеятельности современного социума. Представлены примеры применения блокчейна в различных сферах экономики (кредитование, денежное обращение, краудфандинг, краудинвестинг, стимулирование и финансирование инновационных проектов, калькуляция производственных затрат, управление бизнес-процессами). Примеры подтверждают актуальность и плодотворность дальнейшего изучения выдвинутой гипотезы о наличии у блокчейна свойства « дополненной реальности » в интересах развития как собственно технологий цифровой экономики , так и совершенствования на их основе технологий финансовой и прочей экономической деятельности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Бауэр Владимир Петрович, Побываев Сергей Алексеевич, Сильвестров Сергей Николаевич

Сравнительный Анализ криптовалют neo и Ethereum в контексте становления цифровой экономики будущего
Направления и особенности применения блокчейн-технологии в экономике
Государственная поддержка деловой активности посредством технологий цифровой экономики
Блокчейн: философия, технология, приложения и риски
Ico как инструмент финансирования бизнеса: мифы и реальность
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Blockchain as Augmented Reality: From Hypothesis to the Basics of Theory and Practice

The article describes the main characteristics of the objective; virtual and augmented reality has been well studied and used in various applications in computer and production technologies. It is shown that in order to effectively implement regulated by legislative documents of the digital economy , it is legitimate to hypothesize that the technology of distributed register ( blockchain ) is essentially the augmented (objective-virtual) reality. This property is demonstrated by examples are abroad based on its latest financial technology and management. These facts confirm the findings of a number of leading russian and foreign scientists-economists and practitioners that traditional economics, with its transformation into a digital economy will lead to improved interface “man-computer”. In the framework of the relevance of the scientific research technology of the blockchain basic theoretical directions of development of the related technologies of the digital economy , including issues of communication, ensure the reliability of information , transaction reliability, continuity of business processes and development of new approaches to accounting and capitalization of the information content of the blockchain . The article describes the main characteristics of the objective; virtual and augmented reality has been well studied and used in various applications in computer and production technologies. It is shown that in order to effectively implement regulated by legislative documents of the digital economy , it is legitimate to hypothesize that the technology of distributed register ( blockchain ) is essentially the augmented (objective-virtual) reality. This property is demonstrated by examples are abroad based on its latest financial technology and management. These facts confirm the findings of a number of leading russian and foreign scientists-economists and practitioners that traditional economics, with its transformation into a digital economy will lead to improved interface “man-computer”. In the framework of the relevance of the scientific research technology of the blockchain basic theoretical directions of development of the related technologies of the digital economy , including issues of communication, ensure the reliability of information , transaction reliability, continuity of business processes and development of new approaches to accounting and capitalization of the information content of the blockchain . The analysis of practice of apphcation of technology of the blockchain showed that on its basis the transformation of the economic and financial models of business management in many countries of the world. This suggests the emergence of new levers of influence on economy development of the real sector and the formation by them of new digital platforms control many aspects of hfe of modem society. The applications of blockchain technology in various sectors of the economy (loans, currency, crowdfunding and credinvest, promotion and financing of innovative projects, calculation of production costs, management of business processes). Examples confirm the relevance and the fruitfulness of further study, the hypotheses about the presence of the block-chain properties of augmented reality for development as the actual technologies of the digital economy and improve their technology-based financial and other economic activities. function show_eabstract() < $('#eabstract1').hide(); $('#eabstract2').show(); $('#eabstract_expand').hide(); >▼Показать полностью

Текст научной работы на тему «Блокчейн как дополненная реальность: от гипотезы к основам теории и практики»

БЛОКЧЕЙН КАК ДОПОЛНЕННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ: ОТ ГИПОТЕЗЫ К ОСНОВАМ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ1

B.П. Бауэр, С.А. Побываев,

В статье рассмотрены основные характеристики объективной, виртуальной и дополненной реальности хорошо изученных и использованных в различных сферах применения компьютерных и производственных технологий. Показано, что в целях эффективной реализации регламентированных законодательными документами технологий цифровой экономики правомерно выдвинуть гипотезу о том, что технология распределенного реестра (блокчейна), по сути, является дополненной (объективно-виртуальной) реальностью. Это ее свойство демонстрируется примерами построения за рубежом на

© Бауэр В.П., Побываев С.А., Сильвестров С.Н., 2018 г.

Бауэр Владимир Петрович, д.э.н., доцент, директор Центра стратегического прогнозирования и планирования Института экономической политики и проблем экономической безопасности, ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», Москва, bvp09@mail.ru

Побываев Сергей Алексеевич, к.э.н., ведущий научный сотрудник Центра стратегического прогнозирования и планирования Института экономической политики и проблем экономической безопасности ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», Москва, sergeypob@mail.ru Сильвестров Сергей Николаевич, д.э.н., профессор, заслуженный экономист РФ, директор Института экономической политики и проблем экономической безопасности, ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», Москва, silvestrsn@gmail.com

1 Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 15-02-00354).

ее основе ряда новейших финансовых и управленческих технологий. Данные факты подтверждают выводы ряда ведущих зарубежных и российских ученых-экономистов и практиков о том, что традиционная экономика трансформации в цифровую экономику приведет к совершенствованию интерфейса «человек-компьютер». В рамках актуальности проведения научных исследований технологии блокчейна предложены основные теоретические направления развития сопряженных с ней технологий цифровой экономики, включающие вопросы коммуникации, обеспечения достоверности информации, надежности транзакций, непрерывности бизнес-процессов и разработки новых подходов к методам учета и капитализации информационного контента блокчейна. Анализ практики применения технологии блокчейна показал, что на ее основе происходит трансформация экономических и финансовых моделей хозяйствования во многих странах мира. Это позволяет утверждать, что появился новый рычаг воздействия на развитие экономики реального сектора и формирования за счет него новых платформ цифрового управления многими сферами жизнедеятельности современного социума. Представлены примеры применения блокчейна в различных сферах экономики (кредитование, денежное обращение, краудфандинг, краудинвестинг, стимулирование и финансирование инновационных проектов, калькуляция производственных затрат, управление бизнес-процессами). Примеры подтверждают актуальность и плодотворность дальнейшего изучения выдвинутой гипотезы о наличии у блокчейна свойства «дополненной реальности» в интересах развития как собственно технологий цифровой экономики, так и совершенствования на их основе технологий финансовой и прочей экономической деятельности. Ключевые слова: цифровая экономика, информация, транзакции, криптовалюты, блокчейн, биткойн, альткой-ны, объективная реальность, виртуальная реальность, дополненная реальность. JEL: А12, Y80.

В последнее время Президент Российской Федерации и Правительство Российской Федерации выпустили ряд стратегических

документов, направленных на создание в России информационного общества2 с указанием о необходимости разработки для этих целей ряда новых информационных технологийй3. Среди последних особый интерес вызывает такой артефакт, как технология систем распределенных реестров (технология блокчей-на), используемая за рубежом при эмиссии криптовалют и реализации проектов в сфере финансовых технологий (Равал, 2017). Прогнозируется, что в рамках проекта «Индустрия 4.0» (Шваб, 2017) блокчейн-технология в составе «умных» контрактов и приложений (Свон, 2017) может стать инструментом циф-ровизации многих видов деятельности: государственной, финансовой, банковской, медицинской, производственной, юридической, управленческой, социального обслуживания и др. (Шмидт, Коэн, 2013; Келли, 2017).

В Российской Федерации соответствующие технологии пока не нашли законодательной поддержки4, тем не менее, следуя зарубежному опыту, можно предположить, что в том или ином формате они будут разрешены к применению и в России.

По мнению авторов, такой обширный диапазон сфер прогнозируемого применения блокчейна свидетельствует о наличии у него фундаментального свойства, которое и поддерживает повышенный интерес к потенциалу его использования. Как показывают исследования, в качестве гипотезы можно вы-

2 Указ Президента Российской Федерации от 9 мая 2017 г. № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы». URL: http://www.garant.ru/hotlaw/ federal/1110145.

3 Распоряжение Правительства Российской Федерации от 28 июля 2017 г. № 1632-р «Программа «Цифровая экономика Российской Федерации»». URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/ doc/71634878.

4 Матюхин Г. Центробанк России запретит расплачиваться криптовалютами за товары и услуги. URL: https://hi-tech.mail.ru/news/tsentrobank-zapretit-platit-tokenami.

двинуть предположение о том, что этот потенциал может заключаться в создании на основе блокчейна нового формата дополненной (объективно-виртуальной) реальности, которая делает более совершенным интерфейс «человек — компьютер». В целях обоснования гипотезы рассмотрим интерпретации понятий объективной, виртуальной, дополненной реальности и технологии блокчейн.

Объективной реальностью является предметно-событийное пространство жизни человека, в котором его деятельность коррелирует с объективной логикой восприятия внешнего мира и направлена на адекватную реакцию на нее, например, за счет выработки своего мнения и соответствующего поведения (Колин, 2008).

Содержанием виртуальной реальности является специально разработанный цифровой контент. Особенность виртуальной реальности заключается в том, что при взаимодействии с ней деятельность человека регулируется содержанием цифрового контента и не коррелирует с логикой объективной реальности. Контент полностью погружает человека в синтетическую среду, поэтому он не может адекватно осознавать окружающий мир (Розин, 2000).

Особенность дополненной реальности заключается в том, что на ее основе человек принимает решения, руководствуясь результатами, полученными при обработке цифрового контента виртуальной реальности, но используемыми с позиции объективной логики восприятия реальности в качестве маркера, предназначенного для выработки адекватного решения и поведения. Вместо того чтобы полностью заменять объективную реальность виртуальной, дополненная реальность дополняет ее виртуальной, обеспечивая за счет этого более адекватное «ощущение» объективной реальности, не теряя при этом привязанности к миру объективных маркеров, что позволяет исследовать их вместе с виртуальными объектами, «наложенными» на реальный мир. В связи с этим одно из определений «дополненная реальность» трактуется как «результат введения в поле восприятия лю-

бых сенсорных данных с целью дополнения сведений об окружении и улучшения восприятия информации»5, что уже используется в банковских технологиях (Кинг, 2017).

В результате анализа ряда публикаций авторы сделали вывод о том, что при эмиссии криптовалюты, майнинге и обращении дополненная реальность возникает за счет синхронного наложения блокчейн-транзакций на процессы деятельности контрагентов, которые выступают в качестве маркеров объективной реальности (Благовещенский, Демьянков, 2013). За счет этого транзакции «дополнительно» влияют на их профессиональное поведение, которое при необходимости его анализа можно фиксировать протоколом. Применительно к отдельным типам поведения контрагентов к объективным маркерам можно отнести следующие факторы: цикличности, демографии, природы и экологии, различных технологий, экономики и развития, инновационной активности, государства и права, социологии и культуры, внешние факторы — глобализации, экономической интеграции и многие другие (Боев, 2015).

Исходя из вышеизложенного можно утверждать, что если информация есть «генератор реальности и самоорганизации» (По-допригора, 2016а), то блокчейн как особая технология «упаковки» информации в виде хронологически упорядоченного гипертекста (по типу генома человека (Золян, Жданов, 2016)) есть «генератор дополненной реальности». Если нарушение функций генома ведет к нарушению деятельности или смерти человека, то вмешательство в информационный контент блокчейна ведет к искажению и уничтожению его фрагментов и гипертекста в целом, размещенного и хранящегося во всех компьютерах конкретной сети.

Таким образом, можно полагать, что все вышеуказанные свойства блокчейна как дополненной реальности, выдвинутые в качестве гипотезы, могут составить теоретиче-

5 Дополненная реальность. URL http://q-ar.ru/

скую основу для его изучения, основные позиции которой кратко представлены ниже.

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕХНОЛОГИИ БЛОКЧЕЙНА

Известно, что теоретической основой блокчейн-технологии является решение задачи о «византийских генералах» (Таненбаум, Стен, 2003), позволяющей при эмиссии, учете и обращении криптовалют устанавливать доверительные отношения между контрагентами (Подопригора, 2016б), взаимодействующими по каналам связи, которым априори доверять нельзя (Nakamoto, 2017). Наиболее эффективно данная технология применяется в рамках криптовалюты биткойн (Antonopoulos, 2017), по аналогии с которой разработано большое число альтернативных криптова-лют6, в том числе и тех, эмиссия и обращение которых основаны на других подходах к формированию блокчейна.

Трактовка блокчейн-технологии как дополненной реальности позволяет перейти к структурному описанию и планированию процессов майнинга и обращения криптова-лют в виде временных меток (срезов, слоев), соответствующих конкретным транзакциям контрагентов. Временный метки позволяют контрагентам находиться в едином поле восприятия целей и задач взаимодействия, с разных позиций оценивать намерения, согласовывать действия и методом итераций принимать рациональные как финансовые, так и стратегические решения (Тиханычев, 2017). За счет этого появляется возможность выявлять характер и закономерности взаимодействия контрагентов, эффективно осуществлять анализ хозяйственной деятельности, интерпретировать полученные результаты, уточнять характеристики целеполагания, оценивать степень реальности выполнения со-

6 Altcoins. URL: http://altcoins.com.

вместных функции, планов, проектов, стратегий и пр.

Блокчейн позволяет создавать системы, «которые никогда и ничего не забывают», поэтому практически для любых социально-экономических и производственных процессов могут с большей надежностью обеспечивать следующие важнейшие качества сетевого взаимодействия:

• надежность коммуникаций и содержания транзакций, обеспечивая этим доверительные отношения между контрагентами;

• точность идентификации транзакций и видов деятельности контрагентов (это отсутствует в сети Интернет из-за большого числа посредников при передаче информации);

• достоверность приватной информации;

• непрерывность и саморазвитие процессов взаимодействия контрагентов;

• юридическую обоснованность транзакций и гарантию прав на них;

• капитализацию содержимого блок-чейна как объекта собственности и др.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что широкая сфера применения технологии блокчейна для нужд социума требует создания отечественной науки о нем, которая уже анонсирована за рубежом (Wattenhofer, 2016). Приведем ряд основных, по нашему мнению, примеров применения блокчейна и сопряженных с ним технологий на практике, которые подтверждают выдвинутую гипотезу и могут служить основой для разработки соответствующих приложений цифровой экономики.

ПРИМЕНЕНИЕ БЛОКЧЕЙНА И СОПРЯЖЕННЫХ С НИМ ТЕХНОЛОГИЙ

Анализ практики применения технологии блокчейна показывает, что на ее основе происходит трансформация экономических моделей хозяйствования во многих странах мира (Винья, Кейси, 2017), поэтому в непре-

рывно обновляющихся финансовых технологиях проявляются черты цифровой экономики будущего, способствующей развитию экономики реального сектора за счет следующих возможностей (Тапскотт, 2017):

• компании будут эмитировать собственную криптовалюту, обеспечивающую функционирование именно своих бизнес-процессов, что будет напоминать технологии выпуска частных денег (Генкин, 2005);

• появятся универсальные мультико-шельки, при наличии которых пересчеты видов и курсов валют будут происходить автоматически, а потребители перестанут беспокоиться о том, в какой валюте необходимо расплачиваться ‘ ;

• криптовалюты будут перемещаться между контрагентами без финансовых посредников. Банки, биржи, страховые компании и прочие посредники превратятся в организации, представляющие цифровые услуги. Централизованные биржи будут трансформированы в децентрализованные, обеспечивающие услуги по листингу ICO и прямые операции между контрагентами без перемещения активов (залогов) через биржу8 и др.

В результате внедрения технологии блокчейна цифровая экономика сможет получить следующие основные контуры цифрового управления, реализуемые на практике как платформы (Бауэр, 2017):

• G2G (правительство-для-правитель-ства — английский аналог Government-to-Government);

• G2B (правительство-для-бизнеса -английский аналог Government-to-Business);

• B2B (бизнес-для-бизнеса — английский аналог Business-to-Business);

7 Официальный сайт проекта мультикошелька EVEREX. URL: https://www.everex.io; Министерство финансов Таиланда начинает использовать Omise Facepay. URL: https://golos.io/ru—kriptovalyuty/@ ituber/ministerstvo-finansov-tailanda-nachinaet-ispolzovat-omise-facepay.

8 Официальный сайт децентрализованной биржи DEX. URL: https://wavesplatform.com.

• B2C (бизнес-для-потребителя — английский аналог Business-to-Consumer);

• C2C (потребитель-для-потребителя -английский аналог Consumer-to-Consumer).

Отметим, что в России и за рубежом такого рода сегментация экономики формируется уже и в настоящее время, в том числе:

• реализация модели G2G — это проект создания электронного правительства, реализуемый Минкомсвязи России с прочими организациями в целях цифровизации деятельности государственных, федеральных и муниципальных органов власти (Ермолаева, 2017);

• реализация модели G2B — это проект «Мастерчейн» Банка России, создаваемый в партнерстве с банком «Открытие», Сбербанком, Альфа-банком, Тинькофф-банком и платформой Qiwi, концепция е-резиденции Эстонии с криптовалютой Estcoin9 и др.;

• реализация модели B2B — это указанный выше «Мастерчейн» Банка России, криптовалюта Ripple10 как система валовых расчетов реального времени, обмена валют и денежных переводов, разработанная компанией Ripple (США) на несколько иной технологии, другие аналогичные проекты;

• реализация модели В2С — это практически все существующие криптовалю-ты11, биржи криптовалют (Poloniex, Bittrex, Bitfinex, Bitstamp, YObit.net, Kraken, EXMO, KCoin и др.), фонды криптовалют, инвестиционные фонды, например, проект фонда фондов Brickblock12 с выпуском одноименной криптовалюты и др.;

9 Официальный сайт криптовалюты Estcoin. URL: https://e-estonia.com/estonia-to-open-the-worlds-first-data-embassy-in-luxembourg.

10 Официальный сайт криптовалюты Ripple. URL: https://ripple.com.

11 Официальный сайт сообщества iTuber: Explore the visualized history of the cryptocurrencies from their whitepapers up to present days. URL: https:// ituber.me/kriptoservisy/collection-charts.

12 Официальный сайт проекта Brickblock.

• реализация модели С2С — это социальные сети 4-го поколения, созданные на криптовалютах Golos, Steem, децентрализованные биржи криптовалют и другие механизмы и инструменты социальной и экономической сферы деятельности.

В цифровой экономике изменятся фискальная система и правила налогообложения. Компании не станут платить большинство существующих налогов, поскольку внутренняя криптовалюта, обеспечивающая бизнес-процессы, не будет нести фискальной функции. Налоги платить будут только потребители, а взимать их можно будет не только с доходов, но и с расходов, например с потребленных ресурсов. В связи с этим претерпит трансформацию и институт налоговых агентов (Генкин, 2018).

Государства начнут конкурировать за население. Правительство Эстонии стало первым в Евросоюзе, которое представило концепцию е-резиденции, создаваемой в рамках цифровой идентичности, которая позволяет предпринимателям всех стран мира иметь на территории страны виртуальные бизне-сы. Эстонское правительство активно ищет субъектов, заинтересованных в использовании криптовалюты Estcoin, которая будет распространятся за биткойны и в зависимости от степени одобрения ее бизнесом может использоваться в качестве единой криптовалю-ты в зоне ЕС13.

Базовой организационной формой цифровых предприятий будут децентрализованные автономные организации (ДАО)14. Особенность этой формы организации бизнеса состоит в том, что каждый участник ДАО будет иметь электронный контракт на свою долю как в компании, так и в распределении

13 Правительство Эстонии обращает внимание на Биткойн. URL: https://ituber.me/pravitelstvo-estonii-obrashhaet-vnimanie-na-bitkoin.

14 Децентрализованные автономные организации как ключевой тренд криптотехнологиче-ской революции. URL: http://elcoin.foundation/ru/ blog/7elephant/2LhtmL

ее прибыли. Контракт будет гарантировать исполнение обязательств компании без участия пруденциальной системы. Контракт позволит отслеживать интересы участников ДАО даже в том случае, если они вложат всего 1 р. в создание бизнеса (число акционеров может достигать миллионов). Эта возможность ДАО открывает новые горизонты в привлечении инвестиционных денег под прогрессивные инновационные проекты и прочие актуальные стартапы.

В цифровой экономике появятся новые формы инвестиционных активов. Так, в качестве кооперативной платформы реальных активов стартовал проект SWARM15. Созданный в его рамках Фонд SWARM предоставляет пользователям уникальную модель рыночной инфраструктуры, позволяющую инвестировать любые криптоактивы в реальные активы и осуществлять вложения капитала новыми способами. В его инфраструктуре инвесторы могут создавать и оперировать токенами, обеспеченными активами, а также участвовать в создании прочих материальных ценностей цифровой экономики.

В настоящее время созданы огромные вычислительные ресурсы для майнинга крип-товалют. Однако криптовалюты будущего не будут нуждаться в таких ресурсах. Последний биткойн вычислят примерно к 2130 г.16, поэтому встанет вопрос о том, как можно будет использовать освободившиеся вычислительные мощности? Для решения этой проблемы уже получил финансирование и запущен в разработку проект на основе криптовалюты Filecoin17. Проект позволит объединить все электронные устройства планеты в единую вычислительную среду, известную как «ту-

15 Официальный сайт проекта SWARM. URL: http://swarmlightpaper.strikingly.com/ru.

16 Просто и наглядно: Почему количество бит-коинов конечно. URL: https://golos.io/ru—bitkoin/@ uanix/prosto-i-naglyadno-pochemu-kolichestvo-bitkoinov-konechno.

17 Официальный сайт проекта Filecoin. URL: https://filecoin.io.

ман», внутри которой будут функционировать все криптопроекты как настоящего времени, так и цифровой экономики будущего.

Рассмотрим характерные примеры трактовки блокчейна в качестве дополненной реальности.

1. Пиринговое (P2P) кредитование (объективная реальность), осуществляемое на основе специальных сайтов сети Интернет (виртуальная реальность) без участия банков и кредитных союзов (Тетерятников, 2015). Для этого вида кредитования отсутствуют возможности проверок кредитной истории заемщика и проведения скоринга. Этот вид кредитования отличается от традиционного повышенным уровнем риска, так как кредиты не подлежат государственному гарантированию или страхованию. Однако использование для кредитования блокчейна дает возможность кредитору не потерять заемщика, а в случае невозврата кредита путем анализа хронологической цепочки блоков распределенного реестра («дополненная реальность») с историей взаимоотношений с ним найти заемщика и применить к нему соответствующие санкции.

2. Разработка банком UBS и ИТ-компании Clearmatics Technologies на основе блокчейна вспомогательной монеты USC (utility settlement coin, USC; практические расчетные деньги) (Никитин, 2017). В проекте предлагается реальный доллар (объективная реальность) страховать криптовалютным аналогом (виртуальная реальность), на основе которого можно совершать платежные операции, т.е. покупать товары, возвращать долги, покупать акции и т.д. При этом если операции с обычной валютой занимают длительное время, то с USC-монетами они могут совершаться практически мгновенно, в том числе с их обменом на фиатные деньги. Выгода от использования USC-монет может быть весьма ощутимой, так как они будут не только ускорять денежные операции по сделкам, что может принести прибыли компаниям и инвесторам, но и освобождать капитал, необходимый для резервирования при клиринговых операциях. При наличии конфликта между

продавцами и покупателями товаров и услуг в целях финансового урегулирования сделок конфликт можно будет оперативно ликвидировать путем хронологического анализа блоков записей распределенного реестра блок-чейна (дополненная реальность).

3. Построения комплексных краудфан-динговых и краудинвестиционных систем. Например, в проекте KICKICO (Солина, 2017) в целях избежания недостатков у имеющихся для аналогичных целей систем предусматриваются возможности предоставлять на основе блокчейна (дополненная реальность) одним пользователям возможность запускать сборы на ICO-проекты, краудфандинговые или кра-удинвестинговые проекты, а другим — инвестировать в ICO-проекты, в preICO-проекты краудинвестинговых компаний или поддерживать краудфандинговые компании любой функциональной сложности (виртуальная реальность).

За счет наличия распределенного реестра блокчейна (дополненная реальность) система проекта KICKICO позволяет избегать такие присущие аналогичным системам проблемы, как мошенничество, сложности в разработке, использовании, продвижении проектов и многие другие.

4. Известно, что научным организациям и предприятиям оборонно-промышленного комплекса (ОПК) для обретения лидерства на мировом рынке вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ) катастрофически не хватает денег (объективная реальность) на выполнение в установленные сроки заданий государственного оборонного заказа (ГОЗ), мобилизационного задания, инновационное развитие и послепродажное обслуживание ВВСТ18. По данным SIPRI, в 2017 г. Россия по затратам на военные нужды отброшена на 6-е место (48,45 млрд долл.) и находится после США (603 млрд), Китая (более 138 млрд),

18 Россия сокращает расходы на оборону на 100 млрд. URL: http://korrespondent.net/ world/3788119-rossyia-sokraschaet-raskhody-na-oboronu-na-100-mlrd.

Саудовской Аравии (87,2 млрд), Великобритании (53,8 млрд) и Индии (50,7 млрд долл.) (Подлинова, 2017).

Для решения проблемы нехватки денег предлагается в отдельной отрасли внедрить параллельный контур безналичных расчетов, дублирующий существующий денежный контур по аналогии с тем, который имел место в советской промышленности. Однако если тогда в качестве инструментов замещения наличных денег применялись наряды, фонды, лимитные карты, талоны, а для внешних сделок — переводные рубли, векселя и бартер, то с учетом современных достижений в информационных технологиях (виртуальная реальность) безналичные расчеты предлагается заменить технологиями блокчейна (дополненная реальность) и криптовалюты, а наличные рубли и валюту (объективная реальность), как и в прошлом, оставить для выплаты заработной платы, социальных пособий и расчетов по международным контрактам. Тогда в системе ОПК за счет внедрения ведомственной крип-товалюты могут возникнуть два параллельных контура безналичных (преимущественно для производственных нужд) и наличных расчетов (для особых случаев) за произведенные товары, выполненные работы и услуги.

5. Можно предвидеть, что инновации на основе блокчейн-технологии и криптовалюты позволят заложить в ОПК основы цифровой экономики, решить проблему материальных и временных затрат на посреднические услуги, бумажную волокиту, взрывным образом вызвать рост производительности труда и улучшить качество выпускаемой продукции, сократить сроки выполнения заданий по ГОЗ и мобилизационному заказу, обеспечить приток молодых специалистов, сократить сроки производства, реализации и обслуживания ВВСТ по зарубежным контрактам.

Современное состояние технологии эмиссии криптовалюты позволит использовать ее организациями и предприятиями ОПК любого масштаба деятельности и степени ответственности в режиме B2B, который обеспечивает корректное налогообложение резуль-

татов деятельности. Ориентация на блокчейн и криптовалютные технологии позволит на основе «умных» контрактов и приложений внедрить на предприятиях ОПК технологии шестого и седьмого технологических укладов, которые лежат в основе производства интеллектуальных роботов и интернета вещей, перевести производственный контроль, учет и делопроизводство, в том числе по государственным закупкам, на распределенные реестры информации блокчейна (дополненная реальность) по всем видам хозяйственной жизни.

6. На первом этапе внедрения указанных технологий обеспечением криптовалюты могут служить обязательства по производству в будущем товаров, работ, услуг, проектов, выполняемых в рамках соответствующих заказов (такая хозяйственная деятельность относится к видам работ по предзаказу). Крип-товалюта позволит отказаться от банковских кредитов и этим заметно снизить транзак-ционные издержки научных исследований и производства товаров, работ и услуг. Первый эксперимент по эмиссии криптовалюты целесообразно произвести с учетом сложившейся кооперации в отдельно взятом холдинге или промышленном кластере ОПК. Полученный опыт можно будет распространить на прочие ведомственные и межведомственные структуры, работающие по заказам ОПК.

7. Важный аспект внедрения блокчейна как дополненной реальности связан со следующим фактором. Известно, что криптовалю-та имеет информационную природу, поэтому она не уничтожается. Доход от эмиссии крип-товалют (майнинга) в информационной сети складывается из математического ожидания эмиссионного вознаграждения за создание блоков транзакций, величины комиссионных сборов за пользование сетью с учетом ее вычислительной мощности. В связи с этим в целях организации конкуренции между НИИ и предприятиями ОПК будет целесообразным создать биржу ведомственных криптовалют. При участии в биржевой торговле маржа владельцев криптовалюты может расти за счет

инвестиционно-спекулятивного дохода. На бирже необходимо будет организовать котирование криптовалют, а на основе котировок осуществлять рейтингование их собственников. Это позволит выявлять в системе ОПК наиболее ликвидную криптовалюту, следовательно, и наиболее конкурентоспособную структуру ОПК. Наиболее ликвидную крип-товалюту можно будет конвертировать, например, в биткойн, а далее — в фиатную валюту, которую можно будет использовать в качестве инвестиций, а также для оплаты бонусных баллов, предназначенных для поощрения сотрудников организаций и предприятий ОПК.

8. Блокчейн-технология дает возможность организовать выпуск так называемых токенов — криптографических аналогов ценных бумаг, не увеличивающих уставный капитал организаций и предприятий ОПК, но привязанных к конкретным проектам (объективная реальность). Привязка токенов к проектам повысит их инвестиционный потенциал. За вознаграждение (например, как инвестицию в проект) токены могут быть проданы, обменены или переданы в доверительное управление. На выпущенные токены должен появиться спрос. Поскольку токены являются виртуальной реальностью (цифровыми записями), то в отличие от рынка ценных бумаг ограничения на их выпуск и обращение в России отсутствует. Данная модель может создать для организаций и предприятий ОПК новый класс финансовых инструментов (дополненная реальность), объединяющих в себе долю в проекте, цифровой продукт и документ (ваучер), подтверждающий возможность получения в будущем прибыли, товара, работ или услуг, а также скидок на них.

9. Следующим важным применением в организациях и на предприятиях ОПК технологии блокчейна в статусе дополненной реальности является возможность построения на ее основе эффективной системы калькуляции затрат (объективная реальность) по методу Time-Driven Activity-Based Costing (TD ABC — калькуляция себестоимости по видам деятельности (операциям) с учетом времени)

(Kaplan, Anderson, 2007) (далее — Метод). Метод позволяет учитывать носитель затрат и время их появления и повышать за счет этого точность расчетов себестоимости продукции путем анализа активности производственных процессов, исчисляемых в драйверах времени как его маркерах (виртуальная реальность), записываемых в распределенном блокчейн-реестре (дополненная реальность). Метод и распределенный реестр позволяют фиксировать в драйверах времени изменчивость производственных процессов и деятельность сотрудников путем формирования хронологии бизнес-процессов, подзадач управления производством и других видов деятельности. За счет использования драйверов времени различных типов метод позволяет разрабатывать модели затрат для весьма сложных производственных операций.

10. Используя драйверы времени бизнес-процессов как маркеры (виртуальная реальность), Метод позволяет дезагрегировать затраты (объективная реальность) по транзакциям, фиксируемые в распределенном реестре, и за счет этого идентифицировать все процессы, в том числе дорогостоящие и неэффективные (Хапугина, 2012). Метод позволяет оценивать потребление ресурсов и загрузку производственных мощностей, учитывать управленческие действия, ресурсы и затраты, которые были исключены по текущим соображениям в предыдущих вариантах бизнес-процессов. За счет этого Метод может дать представление о причинах затрат времени и средств на использование ресурсов производства. Путем анализа информации распределенного реестра менеджеры смогут анализировать время и стоимость неиспользованного или перегруженного бизнес-процесса и предлагать действия по его улучшению. Для этого у драйверов (маркеров) затрат должны быть предусмотрены два фактора, влияющие на изменения бизнес-процессов: фактор изменения затрат на ресурсы, влияющих на его трудоемкость, и фактор, связанный с модификацией бизнес-процесса. За счет них менеджеры с учетом имеющихся мощностей могут

как резервировать, так и выделять ресурсы, необходимые для сокращения или роста производства товаров, работ и услуг.

При встраивании Метода в уже существующие на предприятиях системы управления производственными и прочими бизнес-процессами он может совершенствоваться и повышать свою точность. Например, на основе таких факторов, как «что — если», менеджеры смогут смоделировать производство продукции и изменять как бизнес-процессы производства, так и стиль поведения партнеров, а также с учетом влияния изменений на показатели затрат, прибыли, мощности и времени выпуска продукции предлагать новые инвестиционные решения для модернизации и расширения производства своей продукции.

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В целом данная работа имеет постановочный характер. Однако на основе вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

1. Инновации цифровой экономики уже вызвали изменения большого масштаба в мировой индустрии, сфере услуг и бизнес-процессах. Цифровые финансовые технологии заставляют специалистов меняться, приобретать новые навыки и компетенции, переходить на новый стиль мышления, а организации и предприятия — переходить на новые технико-экономические парадигмы построения своей деятельности. К числу таких парадигм относятся криптовалюта и технология блокчейн, которая является по своей природе дополненной реальностью, безопасной и открытой для внедрения и использования. Это делает ее особо востребованной при модернизации сферы государственных услуг, финансово-экономических и производственных процессов. В работе показано, что гипотеза о наличии у блокчейна фундаментального фактора дополненной реальности позволяет формировать в будущем как новые научные

направления в компьютерных технологиях, так и обеспечить их внедрение практически во всех областях деятельности.

2. Анализ показывает, что в настоящее время блокчейн биткойна и прочих криптовалют обеспечен перспективными проектами реального сектора экономики, которые получили финансирование и находятся на стадиях доработки и внедрения. Это — не пузыри, а проекты, востребованные креативными предпринимателями и инициативными гражданами различных стран мира. Функции блокчейна не ограничиваются только крипто-валютами и позитивными последствиями развития реального сектора экономики. На его основе формируются новые механизмы общественной координации, поэтому возможно создание социальной инфраструктуры, обеспечивающей процветание всего цифрового общества. Цифровая экономика — это новый мир человека творческого, который реализуется в пространстве и времени в качестве проекта инклюзивного глобального развития, поэтому как государства, так и отдельные личности, не участвующие в его построении, смогут понести большие убытки.

3. В России проблемы внедрения технологий цифровой экономики связаны прежде всего с организационными вопросами формирования креативных личностей, создания в науке и обществе инновационных сообществ, трансформации социума в гражданское общество, разрабатывающее и использующее новые технологии цифровой экономики. Если финансовая власть встанет на путь запрета криптотехнологий в России, то она остановит дальнейшее развитие национальной экономики. Как следствие, российские граждане будут внедрять цифровые технологии и получать от этого выгоду за рубежом и, следовательно, не смогут оказывать должного влияния на развитие экономики страны.

4. При ориентации на имеющиеся в сфере ОПК интеллектуальный, информационный и производственный потенциалы можно полагать, что внедрение в ОПК выдвинутых предложений по внедрению технологии

блокчейна и выпуску корпоративной крипто-валюты позволит заложить надежную основу развития не только организаций и предприятий ОПК, но и многих других, сопряженных с ОПК отраслей российской экономики. Схемы эмиссии криптовалют, взаимной увязки и согласования децентрализованного и централизованного движения их потоков уже хорошо отработаны. Имеется опыт создания и функционирования биржи криптовалют. Для их внедрения в систему ОПК с учетом ограничений и возможностей деятельности организаций, или предприятий конкретного холдинга, или кластера ОПК необходимы только политическая воля и соответствующие организационные усилия. Специального законодательства не требуется, так как это внедрение можно будет проводить по программе модернизации существующих информационных систем учета движения денежных потоков, товаров, работ, услуг и контроля управленческих и производственных затрат.

Бауэр В.П. Проблемы на пути создания унифицированной цифровой платформы цифровой экономики. Препринт. М.: РАЕН, 2017.

Благовещенский И.А., Демьянков Н.А. Технологии и алгоритмы для создания дополненной реальности // Моделирование и анализ информационных систем. 2013. Т. 20. № 2. С. 129-138.

БоевЕ.И. Маркеры инновационного развития России: форсайт-исследование // Известия Юго-Западного гос. ун-та. Сер. Экономика. Социология. Менеджмент. 2015. № 4 (17). С. 143-148.

Винья П., Кейси М. Эпоха криптовалют. Как биткойн и блокчейн меняют мировой экономический порядок / пер. с англ. Э. Кондуковой. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2017.

Виттих В.А. Введение в теорию интерсубъективного управления. Самара: Самарский научный центр РАН, 2013.

Генкин А.С. Частные денежные системы и экономические интересы общества. Научное издание. М.: Реглант, 2005.

Ермолаева М.А. Стратегия коммуникации в продвижении электронного правительства // Научные записки ОРЕЛГИЭТ. 2017. № 2 (20). С. 95-101.

Золян С.Т., Жданов Р.И. Геном как (гипер)текст: от метафоры к теории // Критика и семиотика.

Келли К. Неизбежно. 12 технологических трендов, которые определяют наше будущее / пер. с англ. Ю. Константиновой и Т. Мамедовой. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2017.

Кинг Б. Банк 3.0. Почему сегодня банк — это не то, куда вы ходите, а то, что вы делаете / пер. с англ. М. Мацковской. М.: Олимп-Бизнес,

Колин К.К. Структура реальности и феномен информации // Открытое образование. 2008. № 5. С. 56-61.

Никитин А. Ведущие банки мира планируют запуск новой криптовалюты в 2018 году. 2017. URL: https://hightech.fm/2017/09/01/finance-exec.

Подлинова А. За 2017 год Россия сократила военные расходы более чем на 26%. URL: http://1prime. ru/articIes/20170424/827396415.htmI.

Подопригора А.В. Генератор реальности: информация и механизмы самоорганизации // Научн. ежегодник Института философии и права УрО РАН. 2016а. Т. 16. № 4. С.17-32.

Подопригора А.В. Доверие как ключевой ресурс социально-экономического развития информационного общества // Вестник Челябинского гос. ун-та. 2016б. № 11 (393). С. 9-18.

Равал С. Децентрализованные приложения. Технология Blockchain в действии: пер. с англ. СПб.: Питер, 2017.

Розин В.М. Существование, реальность, виртуальная реальность // Концепция виртуальных миров и научное познание. СПб.: РХГИ, 2000. С. 56-74.

Свон М. Блокчейн: Схема новой экономики: пер. с англ. М.: Олимп-Бизнес, 2017.

Солина К. Российский проект KICKICO вышел на ICO. 2017. https://hightech.fm/2017/08/28/ KICKICO.

Таненбаум Э., Стен М. ван. Распределенные системы. Принципы и парадигмы. СПб.: Питер, 2003.

Тапскотт Д. Технология блокчейн: то, что движет финансовой революцией сегодня. М.: Эксмо, 2017.

Тетерятников К.С. Платформы P2P как инструмент альтернативного финансирования: международный и российский опыт // Менеджмент и бизнес-администрирование. 2015. № 2. С. 109-119.

Тиханычев О.В. Технологии «дополненной реальности» как элемент систем поддержки принятия решений // Информатизация и связь. 2017. № 2. С. 63-65.

Хапугина Л.С. Процессно-ориентированный учет затрат как способ управления накладными расходами в холдинговых структурах // Интеллект. Инновации. Инвестиции. 2012. № 5-1 (22). С. 42-46.

Шваб К. Четвертая промышленная революция: пер. с англ. М.: Издательство «Э», 2017.

Шмидт Э., Коэн Дж. Новый цифровой мир. Как технологии меняю жизнь людей, модели бизнеса и понятие государства / пер. с англ. С. Филина. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2013.

Antonopoulos A.M. Mastering bitcoin: Unlocking digital cryptocurrencies. 2nd ed. Boston: O’Reilly Media, 2017.

Kaplan R.S., Anderson S.R. Time-driven activity-based costing: A simpler and more powerful path to higher prof-its. Boston: Harvard Business School Publishing Corporation, 2007.

Nakamoto S. A Peer-to-peer electronic cash system. URL: http://coinspot.io/technology/bitcoin/ perevod-stati-satoshi-nakamoto/).

Рукопись поступила в редакцию 13.10.2017 г.

THE BLOCKCHAIN AS AUGMENTED REALITY: FROM HYPOTHESIS TO THE BASICS OF THEORY AND PRACTICE

VP. Bauer, S.A. Pobyvaev, S.N. Sil’vestrov

Bauer Vladimir P., Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russia, bvp09@ mail.ru

Pobyvaev Sergey A., Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russia, sergey-pob@mail.ru

Sil’vestrov Sergey N., Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russia, silves-trsn@gmail.com

The article describes the main characteristics of the objective; virtual and augmented reality has been well studied and used in various applications in computer and production technologies. It is shown that in order to effectively implement regulated by legislative documents of the digital economy, it is legitimate to hypothesize that the technology of distributed register (blockchain) is essentially the augmented (objective-virtual) reality. This property is demonstrated by examples are abroad based on its latest financial technology and management. These facts confirm the findings of a number of leading Russian and foreign scientists-economists and practitioners that traditional economics, with its transformation into a digital economy will lead to improved interface «man-computer». In the framework of the relevance of the scientific research technology of the blockchain basic theoretical directions of development of the related technologies of the digital economy, including issues of communication, ensure the reliability of information, transaction reliability, continuity of business processes and development of new approaches to accounting and capitalization of the information content of the blockchain. The analysis of practice of application of technology of the blockchain showed that on its basis the transformation of the economic and financial models of business management in many countries of the world. This suggests the emergence of new levers of influence on economy development of the real sector and the formation by them of new digital platforms control many aspects of life of modern society. The applications of blockchain technology in various sectors of the economy (loans, currency, crowdfunding and credinvest,

promotion and financing of innovative projects, calculation of production costs, management of business processes). Examples confirm the relevance and the fruitfulness of further study, the hypotheses about the presence of the block-chain properties of augmented reality for development as the actual technologies of the digital economy and improve their technology-based financial and other economic activities. Keywords: digital economy, information, transactions, cryp-tocurrencies, blockchain, bitcoin, altcoins, objective reality, virtual reality, augmented reality. JEL: A12, Y80.

Antonopoulos A.M. (2017). Mastering Bitcoin: Unlocking digital cryptocurrencies. 2 ed. Boston, O’Reilly Media (in Russian). Bauer VP. (2017). Problems in creating a unified digital platform for the digital economy. Preprint. Moscow, Academy of Natural Sciences (in Russia). Blagoveshhenskij I.A., Dem’yankov N.A. (2013). Technologies and algorithms for creating augmented reality. Modeling and Analysis of Information Systems, vol. 20, no. 2, pp. 129-138 (in Russian). Boev E.I. (2015). Markers of innovative development of Russia: foresight-study. News of Southwest State University. Ser. Economy. Sociology. Management, no. 4 (17), pp. 143-148 (in Russian). Ermolaeva M.A. (2017). Communication Strategy in the promotion of e-government. Scientific Notes of GILGIT, no. 2 (20), pp. 95-101 (in Russian). Genkin A.S. (2005). Private monetary system and the economic interests of the companies. Scientific publication. Moscow, Reglant (in Russian). Genkin A.S., Mikheev A.A. (2018). Blockchain: How it works and what awaits us tomorrow. Moscow, Al’pina publisher (in Russian). Hapugina H.P. (2012). Process-oriented cost accounting as a method of control overhead in holding structures. Intelligence. Innovation. Investment, no. 5-1 (22), pp. 42-46 (in Russian). Kaplan R.S., Anderson S.R. (2007). Time-driven activity-based costing: a simpler and more powerful path to higher prof-its. Boston, Harvard Business School Publishing Corporation (in Russian).

Eaysp B.n., noSueaee C.A., Cmbeecmpoe C.H.

Kelli K. (2017). Is Inevitable. 12 technology trends that are shaping our future. Transl. from English Yu. Konstantinova and T. Mammadova. Moscow, Mann, Ivanov and Ferber (in Russian).

King B. (2017). The Bank 3.0. Why the Bank is not where you go and what you do. Transl. from English M. Matskovskoy. Moscow, Publishing House «Olympus-Business», pp. 375-381 (in Russian).

Kolin K.K. (2008). The Structure of reality and the phenomenon of the information. Open Education, no. 5, pp. 56-61 (in Russian).

Nakamoto S. (2017). A Peer-to-Peer Electronic Cash System. URL: http://coinspot.io/technology/bit-coin/perevod-stati-satoshi-nakamoto/.

Nikitin A. (2017). The world’s Leading banks are planning the launch of a new cryptocurrency in 2018. URL: https://hightech.fm/2017/09/01/finance-exec (in Russian).

Podlinova A. (2017). In 2017 Russia reduced military spending by more than 26%. URL: http://1prime. ru/articles/20170424/827396415.html (in Russian).

Podoprigora A.V (2016). Trust as a key resource for socio-economic development of the information society. Vestnik Chelyabinsk State University, no. 11 (393), pp. 9-18 (in Russian).

Podoprigora VA. (2016). Generator of reality: information and mechanisms of self-organization. Scientific Yearbook of the Institute of Philosophy and Law, Ural branch of RAS, vol. 16, no. 4, pp. 17-32 (in Russian).

Raval S. (2017). Decentralized applications. Blockchain technology in action. Transl. from English. Saint-Petersburg, Peter (in Russian).

Rozin VM. (2000). The Existence, reality, virtual reality. The concept of virtual worlds and scientific knowledge. Saint-Petersburg, RGGI, pp. 56-74 (in Russia).

Schmidt E., Cohen J. (2013). The new digital world. How technology is changing the lives of people, business models and the concept of state. Trans. from English. S. Filin. Moscow, Mann, Ivanov and Fer-ber (in Russian).

Shvab K. (2017). The Fourth industrial revolution. Transl. from English. Moscow, Publishing House «A» (in Russian).

Solina K. (2017). Russian project KICKICO left for ICO. URL: https://hightech.fm/2017/08/28/KICKIC0 (in Russian).

Swan M. (2017). Blockchain: Scheme of the new economy. Transl. from English. Moscow, OlympusBusiness (in Russian).

Tanenbaum A., Walls M. van. (2003). Distributed systems. Principles and paradigms. Saint-Petersburg, Peter (in Russian).

Tapscott D. (2017). The technology of the blockchain: What drives financial revolution today. Moscow, Eksmo (in Russian).

Teteryatnikov K.S. (2015). P2P Platforms as a tool for alternative financing: international and Russian experience. Management and Business Administration, no. 2, pp. 109-119 (in Russian).

Tikhonichev O.V (2017). Technology of «augmented reality» as part of the systems of decision support. Informatization and Communication, no. 2, pp. 63-65 (in Russian).

Vin’ya P., Kejsi M. (2017). The Era of cryptocurrency. How bitcoin and the blockchain change the world economic order. Transl. from English E. Konda-kovoj. Moscow, Mann, Ivanov and Ferber (in Russian).

Vittih VA. (2013). Introduction to the theory of intersubjective management. Samara, Samara Scientific Center of RAS (in Russian).

Zolyan S.T., Zhdanov R.I. (2016). Genome as (Hyper) text: From metaphor to theory. Criticism and Semiotics, no. 1, pp. 60-84 (in Russian).

Manuscript Received 13.10.2017

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *