Кинцуги как сделать дома самостоятельно
Перейти к содержимому

Кинцуги как сделать дома самостоятельно

  • автор:

Кинцуги. Как я восстанавливаю посуду по старинной японской технологии

Пять лет назад я увлекся кинцуги — старинной японской традицией восстановления керамики. А сегодня я один из лучших в мире мастеров, работающих в этой редкой технике. Это признают даже японцы. Рассказываю, как по несколько месяцев я собираю из осколков дорогие сердцу предметы, а заодно и… сами сердца.

Как-то я сидел и пил чай из своего любимого чахая — сосуда для чайных церемоний. Он не был каким-то дорогим или редким. Обычный чахай, какие продаются в специализированных магазинах. В один неловкий момент он упал и разбился…

Я не стал выкидывать осколки и решил их склеить. Начал искать в Интернете варианты. Так я узнал про кинцуги* — японскую старинную технику склеивания керамики.

*Кинцуги – это старинное искусство реставрации керамической посуды с помощью натурального лака уруси, смешанного с золотой, серебряной или платиновой пылью.

Как я искал информацию о кинцуги

В Стране восходящего солнца мало кто владеет английским, да и мастера не особо публичные личности, поэтому учиться особо не у кого. Не было ни одной книги на русском, ни описаний в Интернете. Я просто искал все, что можно было найти про кинцуги.

В итоге я наткнулся на американца Девида Пайка, живущего в Японии и продающего по всему миру наборы для кинцуги. Еще он иногда выкладывал в Интернет видео из своей мастерской. Без описаний и комментариев. Я купил у него уруси и смотрел его ролики, вникал и пробовал. Ломал и снова пробовал.

В общей сложности на освоение техники у меня ушло 2,5 года.

Как новое увлечение испытывало меня

Примерно через три месяца занятий случился самый сложный для меня период — началась сильная аллергия на уруси. Лак получают из лакового дерева — это абсолютно натуральный природный полимер.

Кому-то очень нравится этот тонкий запах, похожий на аромат цветущих лилий, но мой организм не принял его совсем

От работы с уруси кожа покрывалась аллергическими язвами, которые жутко чесались и мешали спать. На какое-то время приходилось бросать занятие кинцуги, пока язвы не заживут. Были даже мысли закончить совсем. Так длилось около полутора лет, пока мой организм не адаптировался.

Сейчас у меня может возникнуть аллергическая реакция, но только в момент, когда иммунитет ослаблен из-за болезни или усталости.

Кинцуги стало моим основным занятием. Я бросил работу промышленным альпинистом и стал брать заказы. Сейчас реставрация керамики — мое основное ремесло, приносящее доход. В год я восстанавливаю 100–150 предметов.

Как устроен процесс

Как и во всем японском, в искусстве кинцуги есть глубокая философия. Она заключается в том, что поломки и трещины становятся неотъемлемой частью и украшением любой вещи.

Швы от склейки не маскируют, а, наоборот, подчеркивают, делая главным украшением

Я очень люблю этот процесс, когда происходит трансформация из кусочков в целый красивый предмет. Считаю это не просто ремонтом, а творчеством. Поэтому никогда не беру заказ у человека, который пытается навязать мне свою идею — цвет шва или конечный вид изделия. Я сам должен видеть и чувствовать, как будет выглядеть вещь после ремонта.

Есть несколько вариантов техники — смешивать уруси с золотой, серебряной или цветной пылью. В итоге швы получаются разных цветов. Недостающие кусочки можно взять от другой посуды или сделать из лака.

Я называю уруси старинным 3D-принтером, так как с его помощью можно вылепить все, что угодно

Вот так часами, а иногда и годами происходит восстановление разбитой чашки или чайника. Я работаю с самого утра и до позднего вечера. Мастерскую оборудовал прямо дома, в своей «однушке».

Кто мои клиенты

В основном коллекционеры-любители китайского фарфора. Или же просто люди, разбившие любимую и дорогую сердцу вещь.

Стоимость ремонта по технике кинцуги колеблется от 300 рублей (цена расходных материалов) до 250 000

Все зависит от сложности и очень индивидуально. Часто я берусь работать за символическую плату, потому что мне интересно попробовать восстановить тот или иной предмет.

Бывает, попадают в мою мастерскую очень редкие и интересные экземпляры. Например, китайская чаша XII–XIII веков, она досталась заказчику от жены-китаянки. Это была очень сложная и кропотливая работа, так как часть крохотных осколков оказалось утеряна. Восстановление заняло у меня полтора года.

А еще была старинная шкатулка. Если верить клейму 1844 года, то ее забрали во время Парижской коммуны из сожженной императорской резиденции Тюильри в Париже. Хозяин вещи говорил, что это семейная реликвия, оставшаяся от прабабушки.

Кстати, эту шкатулку приносили на починку дважды. Сначала я восстанавливал разбитую крышку, а потом дно — шкатулка упала с полки и разлетелась на 20 осколков. Ремонт занял 14 недель.

Почему разбиваться не страшно

Есть у меня одна традиция — перед новым годом я провожу конкурс на самую интересную историю о разбившейся вещи.

Приз — бесплатное восстановление предмета. Второе место — за символическую плату

В 2020-м второе место заняла девушка с рассказом про ее елочный шарик из фаянса. «Я сама чиненная-перечиненная, разбитая и собранная, но вот вроде бы живу до сих пор, — написала она. — А отремонтированный благодаря кинцуги шарик станет мне напоминанием: разбиваться не страшно, важнее в результате приобрести душевную целостность».

Работа оказалась очень сложной, я долго не мог понять, каким хочу видеть в итоге этот шарик. Мучился в творческом поиске. Восстанавливал хрупкие осколки буквально по крупицам. Начал в январе, а закончил только вот недавно, в начале лета.

Скоро уже новый конкурс начнется.

К чему я стремлюсь

Очень много усилий я прикладываю для популяризации этого вида ремесла. Завел социальные сети, оформил сайт, регулярно публикую статьи, видео, фотографии. Я приглашаю всех, кому интересно посмотреть на мою работу или вдохнуть новую жизнь в любимую вещь.

Учеников немало, интерес к кинцуги у людей большой

Часто мне пишут люди с разных концов страны, просят поделиться секретами мастерства, я всегда с радостью отвечаю на все вопросы.

Кое-кто уже тоже берет заказы, но я считаю, что рановато, им еще учиться и учиться. Да и мне, собственно говоря, тоже. Я хочу довести мастерство до абсолютного идеала, хотя на сегодня мои тонкие швы, пожалуй, самые лучшие и красивые в мире.

Для себя я тоже восстанавливаю вещи. Так что если приедете ко мне в мастерскую, будете пить чай из чашки, склеенной по технике кинцуги.

У меня таких много. В том числе тот самый чахай, с которого все началось. Он служит мне до сих пор, стоит на рабочем столе, как сосуд для инструментов

Текст: Дина Карпицкая
Фото: из личного архива Константина Корнилова

Разбитую чашку склеить. Любовь к трещинам и несовершенствам в японском искусстве кинцуги

Кинцуги — древнее японское искусство реставрации керамики при помощи специального лака и золотого порошка. Суть его философии в том, что изъяны и трещины — не недостаток, а часть истории предмета, поэтому отреставрированное изделие приобретает особую красоту и ценность. «Инде» побывал в единственной в Поволжье мастерской кинцуги и спросил ее создателя Дмитрия Никитина о том, сколько стоит ремонт посуды золотом, почему процесс занимает несколько месяцев и чем он схож с медитацией.

Мастерская Дмитрия находится в контейнерном центре Cube в Горкинско-Ометьевском лесу — там же базируется его проект «Основа основ», в рамках которого проходят занятия по медитации осознанности, йоге, стоянию на гвоздях и письменные практики. В небольшом помещении в теплых тонах на втором этаже широкие окна в пол, много света и атмосфера летней безмятежности — слышны обрывки разговоров с веранды Divan Coffee и смех с Зеленого пляжа.

Дмитрий предлагает тапочки и достает чайные принадлежности — заварить улун дун фан мэй жень, который мы потом пьем из отреставрированных им миниатюрных пиал. О том, что чашки пережили ремонт, свидетельствуют отполированные серебряные швы: Дмитрий говорит, что они напоминают ему разлом в скале или морщины на лицах пожилых людей — прекрасное средоточие опыта и мудрости. По его словам, чай в таких пиалах смотрится особенно красиво. История его знакомства с кинцуги тоже начинается с чая.

— Я увлекаюсь этой культурой и сам провожу чайные церемонии. У меня разбился один из моих любимых чайников. Я не хотел его выкидывать или превращать в чахэ (небольшая емкость, в которую кладут чай перед завариванием для «знакомства» с ним. — Прим. «Инде»), и мой учитель — владелец чайной лавки «Дао» Айдар, который меня учил мастерству чайных церемоний, порекомендовал мне посмотреть в сторону кинцуги. Я и посмотрел. Мне хотелось найти продолжение своему увлечению — не открывать магазин или свое чайное место, но по-прежнему делать что-то связанное с чаем.

Японцы любят старые вещи. Есть одна легенда, как какой-то чувак пришел на встречу к другому очень важному чуваку при императоре, и тот в знак уважения подарил ему вазу. Он ее взял, поставил и начал наблюдать, как колышется листочек. Хозяин очень сильно обиделся, что его древнейшую вазу не оценили, и расколол ее. Вазу отремонтировали в технике кинцуги, и, придя в следующий раз, гость сказал: да, вот теперь это — тру. (Смеется.)

— Я поинтересовался у мастеров, которые занимаются кинцуги в России, сколько это будет стоить. Их немного — я знаю, что есть три человека. Но они профессионалы, а для меня это хобби. Учился сам: мне присылали мануалы, пересмотрел много стримов от мастеров — на японском ничего не понимаю, но знаю английский. Задавал вопросы Косте из Сергиевого Посада (Константин Корка, первый мастер кинцуги в России. — Прим. «Инде») — он парень открытый и отвечал мне, за что я ему очень благодарен.

Основная моя работа — преподавание медитаций, а кинцуги — просто медитативный процесс, неформальная медитация. Вообще я стараюсь заниматься всем тогда, когда у меня есть настроение, — медленно и не подолгу. Многих это раздражает, но мне помогает не терять вкус к тому, что я делаю. В кинцуги, помимо прочего, мне нравится результат — это красиво. После того как поработаю, всегда ухожу удовлетворенным. В процессе отдыхаю от преподавания и административной работы (кроме пространства «Основа основ» Дмитрий руководит офлайн-лагерем «Все выключено». — Прим. «Инде»).

Реставрация керамики в технике кинцуги — процесс кропотливый и сложный. Ремонт складывается примерно из десяти этапов, которые нельзя перескочить или ускорить. Большую часть материалов нужно заказывать из Японии, цены на них — немаленькие. Традиционный лак уруси, которым склеивают посуду, стоит около 50 долларов за 100 граммов. Он имеет срок годности и начинает терять свои свойства через несколько месяцев, поэтому расход нужно рассчитывать. Грамм золотой пудры, которая используется в ремонте, обходится Дмитрию в 12 тысяч рублей, пять граммов серебряной — в 3000 рублей. Металла требуется немного, но сложно посчитать, сколько конкретно пудры уходит на реставрацию одного изделия. Специальные тонкие кисточки продаются только в Японии и стоят 35 долларов за штуку.

— Вот предмет разбился, скажем, на две части. Сначала я его склеиваю при помощи вещества, изготовленного из лака уруси и рисовой муки — она обладает необходимой вязкостью. Чтобы клей схватился и первый слой высох, нужна неделя — все это время предмет просто лежит в подходящих условиях. Затем швы «расшиваются», то есть увеличиваются при помощи специального инструмента, чтобы потом заполнить их смесью глины или толченого камня с лаком уруси. Этой же смесью можно восстановить недостающие части. Заполненный шов сохнет еще неделю, иногда дольше. После этого шов нужно очистить — степень очистки зависит от того, насколько идеальным я хочу сделать предмет. Есть разные подходы — делать изделия идеальными и блестящими или не делать. В последнем как раз заключается японская философия ваби-саби — красота несовершенства. Некоторые мастера любят, чтобы было идеально. А я еще не определился — экспериментирую и ищу свой путь.

— Иногда, если шов мне не нравится, я заполняю его еще раз и снова жду неделю. Затем наношу первый слой чистого лака — он выравнивает шов и обеспечивает твердость и непроницаемость. Лак тоже сохнет неделю. Если есть шероховатости, может потребоваться еще один лаковый слой — и еще одна неделя. После этого наносится серебряная или золотая пудра. Шов можно отполировать до блеска или оставить так. Кин — золото, кинцуги — реставрация золотом. Гинцуги — реставрация серебром. Еще используют бронзу и платину. Есть много тонкостей. Время от времени я сам над собой подшучиваю: не было у бабы хлопот, так купила порося (смеется).

Весь процесс занимает от двух недель до нескольких месяцев, при этом значительная часть времени отводится на сушку. Лак уруси сохнет при температуре от 20 до 30 градусов и влажности свыше 50 процентов. В холодное время года нужная температура в помещении поддерживается за счет отопления, а летом, когда ночью прохладно, а днем жарко, возникают сложности. Сейчас изделия, над которыми работает Дмитрий, сохнут в самодельном контейнере, куда проведена круглосуточно включенная лампочка. Стабильную температуру обеспечивает нагретый цоколь, а влажность — тряпка, которую нужно регулярно смачивать. Дмитрий планирует изготовить специальный ящик, в котором нужные условия будут поддерживаться постоянно.

— У разных мастеров к этому разный подход. Некоторые специально не удерживают температуру искусственно, тогда скорость высыхания зависит от времени года. Зимой сохнет быстрее, потому что температура стабильна, летом — медленнее из-за перепадов. Это связано со следованием традиционной японской культуре. Например, в Японии есть еще один способ ремонта чайников — при помощи скоб. Отверстия для них сейчас можно просверлить при помощи инструментов, но мастера старой закалки делают это исключительно вручную. Сами крутят, вертят — в этом есть свой шарм, свое обаяние.

Отремонтированные изделия нельзя мыть в посудомоечной машине и чистить абразивными средствами. Готовый предмет выдерживает температуру до 100 градусов: в нем нельзя ничего кипятить, но из него можно пить горячие напитки. Особенность японского лака в том, что он абсолютно безопасен, когда высохнет, но крайне токсичен во время работы с ним: от едкого запаха начинает болеть голова, а пары вызывают аллергию.

— Лак уруси — это смола лакового дерева Toxicodendron — название как бы намекает (смеется.) Я слышал, что материал аллергенный, но ничего про это не прочитал. Изначально работал в перчатках, но немного испачкался — вроде бы ничего не произошло. Решил перчатки снять — в них неудобно — и испачкался еще больше. Через месяц появились волдыри — как водянка — на ладонях и выше. Очень чешутся, до сих пор остались на предплечьях. Сейчас работаю в одежде с длинным рукавом — сегодня вот тоже [такую] надел, потому что собирался поработать. Но лак аллергенный только в процессе работы — когда на кожу попадают его пары. Как мне сказал наш российский мастер Костя из Сергиевого Посада, некоторые от этого даже умирают.

Цены на реставрацию начинаются от 2000 рублей и могут возрастать в процессе — например, если обнаруживаются скрытые трещины. Есть предметы, которые не поддаются качественному ремонту из-за свойств материалов. Например, некоторые китайские чайники делают не из чистой глины, а из смеси глины и пластмассы. Такие составы не впитывают лак уруси, причем это становится очевидно позже, когда лаковый слой неожиданно начинает отходить. Сразу отличить некачественный чайник сложно, нужен опыт.

Клиенты находят Дмитрия через знакомых или в «Инстаграме». В основном приносят чайники, фамильные реликвии и предметы с историей. Например, прямо сейчас у него в ремонте изящная пиала, которую владелец и не надеялся восстановить, и японская чайная чаша тяван.

Мастер кинцуги: личный опыт

Кинцуги – древнее японское искусство реставрации посуды

Константин Корнилов – лингвист-переводчик, но уже много лет увлекается другим, особым занятием. Он – единственный в России профессиональный мастер кинцуги. Это древнее японское искусство реставрации посуды, имеющее свою философию: повреждения надо не скрывать, а гордиться ими, каждая трещинка на чашке, как морщинка на лице человека, – еще один поворот судьбы.

Когда-то Константин, житель Сергиева Посада, увлекался китайским чаем. Разбился любимый чахай – с этого и началось знакомство с кинцуги. «Мне жаль было расставаться с ним, хотелось его восстановить. Но я не мог найти правильный способ, – рассказывает Константин. – Ведь дело не просто в том, чтобы склеить предмет. Это посуда – она должна использоваться для приготовления пищи, быть безопасной, не протекать. Я много перечитал информации в русскоязычном сегменте, не нашел. Потом искал в англоязычном, потом в японском сегменте. И вот однажды я прочитал о кинцуги. Это японский способ восстановления посуды. Я наткнулся на блог американца, который уже 30 лет живет в Японии и занимается кинцуги. Я изучил этот способ, у него же и заказал пробный набор средств для ремонта. Это было в 2015 году».

Константин Корнилов – единственный в России профессиональный мастер кинцуги

Константин Корнилов – единственный в России профессиональный мастер кинцуги

Японцы научились склеивать посуду с помощью лака уруси – его делают на основе сока лакового дерева. Растет лаковое дерево в Юго-Восточной Азии. «Это чем-то похоже на производство каучука. Азиаты выращивают плантации дерева, потом делают надрезы в стволе, собирают сок, – объясняет Константин. – Это, конечно, условно лак – просто в русском и английском языках нет подходящего слова, определяющего это вещество. При определенных условиях – высокой влажности и температуре от 22 градусов Цельсия – он превращается в биополимер».

Опытные мастера кинцуги умеют работать с уруси. Кстати, в жидком состоянии этот лак ядовит – он вызывает аллергию. «Я уже адаптировался, хотя первые полтора года у меня была аллергическая реакция, теперь уже нет», – говорит Корнилов. И вспоминает, как однажды его разыскала женщина, которая сама училась кинцуги в Японии: «Ее ребенок облился лаком уруси, нужна была срочная консультация. Местная скорая помощь не знала, чем помочь. Я дал нужные рекомендации – в случае опасного контакта с лаком нужно просто промыть пораженные поверхности в холодной воде и намазать увлажняющим маслом».

Зато в итоге посуда получается абсолютно безопасной для использования в пищевых целях. «Обычные клеи для ремонта посуды не годятся, потому что они не пищевые. Кинцуги – единственный безопасный надежный способ. Причем не нужны специальные печи, которые, например, используются для обжига керамики», – говорит Константин.

Лак уруси по своим свойствам может быть нанесен на любую поверхность. В Японии изначально его применяли для защиты дерева от гниения. А потом, уже в XVII веке, там же, в Японии, начали использовать уруси для реставрации посуды. А еще покрывали им и доспехи, мебель, металлические предметы, но для этого есть отдельные техники, и это уже не кинцуги.

Отдельным большим направлением считается изготовление посуды из лака уруси. «Это своего рода древний 3D-принтер. Посуду из уруси было делать выгоднее, чем лепить из глины и потом еще доводить ее до готовности в печи. Такая лаковая посуда в свое время вытесняла керамику», – говорит Константин.

Наборы для кинцуги — ниша на Etsy

Наборы для кинцуги - ниша

Ниша для тех, кто умеет склеивать разбитые чашки и готов стремиться к доходу 400-600 долларов в день.

Что такое кинцуги

Кинцуги — японское искусство реставрации керамических изделий с помощью лака золотистого или серебристого цвета.

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал и ВКонтакте, чтобы первым узнавать все новости

Японцы считают — зачем выбрасывать тарелку или чашку, если ее можно склеить, да еще так красиво?

Склеенное контрастной золотой нитью, изделие становится еще интереснее. Потому что излом керамической чаши — это как природное явление — неизбежное, асимметричное, художественное и техническое одновременно, оно раскрывает структуру материи, показывая, что у природы свои законы соединения и разрыва.

Несмотря на прилагательное «японское», кинцуги недавно стали очень популярны на Западе.

Люди стали покупать на Etsy разбитые и склеенные золотой или серебряной нитью чашки и тарелки. А также пытаться самостоятельно освоить эту технологию.

Технология кинцуги

Но настоящая техника кинцуги довольно сложна, к тому же использует специальные японские лаки, сделанные из соков некоторых растений — которые достаточно дороги.

Единственный мастер по кинцуги в России Константин Корка (его сайт kintsugi.ru), который старается делать этот процесс традиционным способом, говорит, что на ремонт одного керамического изделия у него уходит по несколько недель (полный процесс восстановления посуды этим методом описан в его статье «Как сделать кинцуги» на странице http://www.kintsugi.ru/kintsugi-diy).

Не каждый современный человек будет заказывать подобную услугу у опытного мастера (это дорого и долго) или осваивать традиционную технику реставрации таким сложным — хоть и красивым — способом.

Отвечая спросу и желаниям современной публики, некоторые предприниматели осовременили японскую традицию и разработали более простую методику кинцуги — с использованием современных материалов, которые внешне дают такой же эффект.

Наборы кинцуги на Etsy

Некоторые из подобных мастеров продают свои наборы кинцуги на Etsy и вполне успешно.

а) Жительница Нидерландов (и мать двоих детей) Камилла Перчес придумала свой простой метод современного кинцуги на основе эпоксидной смолы и золотистой (или серебристой) пудры. И продает комплект для начинающих на Etsy в своем магазине etsy.com/shop/MoraApproved . В ее комплект входят: эпоксидная смола, пудра (золотистая или серебристая), кисточка, перчатки и инструкция.

Как пользоваться ее набором (и быстро склеить разбитую тарелку) — вы можете посмотреть на ее видео по ссылке: vk.com/video-59737409_456239089

Предпринимательница продает по 15-20 наборов в день (по 30 долларов за комплект). За 4.5 года в ее магазине более 5400 продаж.

б) Не отстает от нее испанский предприниматель, который начал продавать аналогичный набор чуть позже — 2 года назад, но уже сделал более 1300 продаж в своем магазине etsy.com/shop/KintsugiPlanet .

Технология кинцуги у испанца примерно такая же. Эпоксидка смешивается с золотой (или серебряной) пудрой, наносится кисточкой на разлом тарелки, и детали сразу склеиваются. А потом можно подкрасить сверху и подсушить в течение двух дней.

Испанский рукодельник делает в день примерно по 5 продаж:

в) Продает на Этси свой набор кинцуги и один японский предприниматель — в своем магазине etsy.com/shop/wwwmejirojapancom. Его технология более традиционна и использует настоящие японские лаки:

Но довольно высокая цена за такой набор — 93 доллара — отпугивает покупателей. И продаж у него меньше, чем у европейских собратьев.

Что доказывает, что большинству людей не так важна технология, сколько важен результат — красиво склеенная чашка, ваза или тарелка в модном сегодня стиле.

Чем более простыми и дешевыми методами это достигается — тем лучше.

Проще и дешевле

Один покупатель, неудачно купивший набор кинцуги у одного французского продавца на Этси (предлагаемые клеевой состав ему показался слишком слабым и небольшим по объему) выразился очень просто: не нужно никакой пудры и сложных технологий. Соедините разбитые детали любым подходящим суперклеем и сверху покрасьте несмываемой золотой краской (да хоть акриловой). Получится такой же красивый результат.

Поэтому ничего сверх естественного придумывать не надо. Прочный клей, золотая краска, перчатки, кисточки и инструкция — вот и будет готов популярный товар для продажи на Etsy.

Ключевая фраза

Для продажи подобного набора на Etsy достаточно использовать одну фразу:

Kintsugi kit

Спрос на наборы кинцуги растет:

А конкуренция на Etsy довольно низкая. Формально за звание набора для кинцуги борются около 90 листингов, фактически — всего несколько (остальные листинги попадают в выдачу только потому, что в их оформлении встречается слово kit):

Поэтому продвигаться в такой нише будет достаточно легко.

Главное — сделать хорошую фотографию вашего товара, четко его описать и назначить не заоблачную цену.

И вы вполне можете достичь дохода от 50 до 600 долларов в день.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *