Цифровая валюта как средство платежа
Перейти к содержимому

Цифровая валюта как средство платежа

  • автор:

ЦИФРОВАЯ ВАЛЮТА КАК ПРЕДМЕТ И СРЕДСТВО СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ Текст научной статьи по специальности «Право»

Автор рассматривает вопросы уголовно-правового статуса цифровой валюты как предметаи как средства совершения преступления . В 2020 г. был принят специальный Федеральный закон,определяющий правовой статус цифровых активов, а также внесены изменения в Гражданский кодекс РФ, касающиеся установления правового статуса криптовалюты , или цифровой валюты в терминологии указанных нормативных актов, как объекта гражданских прав. Существенные изменениягражданско-правового регулирования криптовалют привело к изменению подходов в оценке уголовно-правового статуса виртуальных денег. В частности, признание цифровой валюты иным имуществом позволило решить ряд квалификационных вопросов, однако до настоящего времени уголовноеправо с большой осторожностью относится к официальному признанию криптовалюты в качествепредмета преступления. Автор статьи предлагает варианты квалификации преступлений, совершаемых с использованием цифровой валюты , в отсутствие изменений уголовного закона и разъясненийвысшей судебной инстанции.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Коренная А.А.

ЦИФРОВАЯ ВАЛЮТА И НОВАЦИИ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
Криптовалюта как предмет и средство совершения преступлений
Правовой статус криптовалюты в уголовном праве
Особенности объекта и предмета преступлений, совершаемых в сфере оборота криптовалюты

Операции с криптовалютами: Актуальные проблемы теории и практики применения уголовного законодательства

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

DIGITAL CURRENCY AS A SUBJECT OF CRIME AND A MEANS OF COMMITTING CRIMES

In this article, the author examines the issues of the criminal legal status of digital currency as an objectand as a means of committing a crime. In 2020, a special Federal law was adopted defining the legal status ofdigital assets, as well as amendments were made to the Civil Code of the Russian Federation concerning theestablishment of the legal status of cryptocurrency or digital currency in the terminology of these regulationsas an object of civil rights. Significant changes in the civil legal regulation of cryptocurrencies have led to achange in approaches to assessing the criminal legal status of virtual money. In particular, the recognitionof digital currency by other property has allowed solving a number of qualification issues, but until now,criminal law is very cautious about the official recognition of cryptocurrency as the subject of a crime. Theauthor of the work offers options for the qualification of crimes committed using digital currency, in theabsence of changes in the criminal law and explanations of the Highest Court.

Текст научной работы на тему «ЦИФРОВАЯ ВАЛЮТА КАК ПРЕДМЕТ И СРЕДСТВО СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ»

РОССИЙСКОЕ ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

УДК 343.378 ББК 67.408.122

ЦИФРОВАЯ ВАЛЮТА КАК ПРЕДМЕТ И СРЕДСТВО СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Алтайский государственный университет (Барнаул, Россия)

Автор рассматривает вопросы уголовно-правового статуса цифровой валюты как предмета и как средства совершения преступления. В 2020 г. был принят специальный Федеральный закон, определяющий правовой статус цифровых активов, а также внесены изменения в Гражданский кодекс РФ, касающиеся установления правового статуса криптовалюты, или цифровой валюты в терминологии указанных нормативных актов, как объекта гражданских прав. Существенные изменения гражданско-правового регулирования криптовалют привело к изменению подходов в оценке уголовно-правового статуса виртуальных денег. В частности, признание цифровой валюты иным имуществом позволило решить ряд квалификационных вопросов, однако до настоящего времени уголовное право с большой осторожностью относится к официальному признанию криптовалюты в качестве предмета преступления. Автор статьи предлагает варианты квалификации преступлений, совершаемых с использованием цифровой валюты, в отсутствие изменений уголовного закона и разъяснений высшей судебной инстанции.

Ключевые слова: цифровая валюта, криптовалюта, предмет преступления, средство совершения преступления.

DIGITAL CURRENCY AS A SUBJECT OF CRIME AND A MEANS OF COMMITTING CRIMES

Altai State University (Barnaul, Russia)

In this article, the author examines the issues of the criminal legal status of digital currency as an object and as a means of committing a crime. In 2020, a special Federal law was adopted defining the legal status of digital assets, as well as amendments were made to the Civil Code of the Russian Federation concerning the establishment of the legal status of cryptocurrency or digital currency in the terminology of these regulations as an object of civil rights. Significant changes in the civil legal regulation of cryptocurrencies have led to a change in approaches to assessing the criminal legal status of virtual money. In particular, the recognition of digital currency by other property has allowed solving a number of qualification issues, but until now, criminal law is very cautious about the official recognition of cryptocurrency as the subject of a crime. The author of the work offers options for the qualification of crimes committed using digital currency, in the absence of changes in the criminal law and explanations of the Highest Court.

Keywords: digital currency, cryptocurrency, object of crime, means of committing a crime.

Цифровая валюта — понятие новое не только в российском законодательстве, но и в экономической практике. Впервые понятие «цифровая валюта» было закреплено на законодательном уровне в 2020 г. в Федеральном законе от 31.07.2020 № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее по тексту — Закон о цифровых активах).

Более знакомым и понятным для восприятия является другой термин — «криптовалюта» либо еще более простой — цифровая валюта или цифровые деньги.

Известная нам история криптовалют начинается с середины нулевых, когда Сатоши Накамо-то в 2007 г. начал работу над созданием будущей криптовалюты. Решающим толчком к этому стала публикация статьи за его авторством, где описывался принцип работы и протокол новых криптоде-нег, функционировавших по типу одноранговой сети. 9 января 2009 г. была выпущена версия Бит-коин 0.1. Все первоначальные версии работали на нескольких версиях Windsows. В том же январе 2009 г. был собран первый блок из 50 монет, а также проведена их транзакция. Накамото лично выслал часть монет Хэлу Финни, ставшему вторым участником сети. Сумма во время проведения транзакции была равна 10 btc. В сентябре 2009 г. некто Марти Малми произвел первый в истории обмен криптоденег на фиатные [1].

По состоянию на февраль 2020 г., по данным CoinMarketCap, общее количество криптовалют в мире составляло около 3000, или 2995, если быть точным [2].

Coinlore предлагает аналогичный список, где в общей сложности перечислено 2817 криптовалют.

Правовое регулирование рынка криптовалют в мире разнообразно: от полного запрета до официального признания.

В мировой практике в настоящее время не сложилось единого подхода к правовому регулированию криптовалюты. Приведем несколько примеров.

В Германии криптовалютную индустрию контролируют две службы: BaFin (Управление финансового надзора) и центральный банк. Монеты в стране расцениваются как «расчетные единицы», пригодные к применению при расчетах. Но для этого необходимо получить официальное разрешение регулятора. В январе 2021 г. были разрешены операции онлайн-банкинга, связанные, помимо прочего, с криптовалютными активами. Банки получили возможность хранить цифровые электронные деньги [3].

В Великобритании приравниваются к собственности, но не к одной из форм денежных средств [4]. Все криптовалютные компании обязаны зарегистрироваться в FCA (Financial Services Authority, Управление по финансовому регулированию и надзору), некоторые из них дополнительно должны обзавестись лицензией E-Money. Прибыль от любых коммерческих операций с криптовалютой в Великобритании подлежит налогообложению (на прирост капитала).

На федеральном уровне США регулирование криптовалют обсуждается только в рамках законопроектов против финансовых преступлений и отмывания денег, отдельного криптовалютного законодательства нет и не планировалось.

На уровне штатов — разнообразие подходов различных стран: криптолиберализм, когда штат разрешает операции с криптовалютой, криптоэтатизм, когда штат лицензирует операции с крипто-валютой, и криптоэнтузиазм, когда штат делает ставку на развитие криптосектора. Деятельность американских регуляторов в основном связана с защитой американских криптоинвесторов от мошеннических проектов и проектов, не соответствующих требованиям [5].

В Законе о цифровых активах РФ приводится легальное определение цифровой валюты, а также регламентируются правила ее оборота.

Согласно п. 3 ст. 1 Закона о цифровых активах цифровой валютой признается совокупность электронных данных, содержащихся в информационной системе, которые могут выполнять функцию средства платежа, не являясь денежной единицей РФ, расчетной единицы или объекта инвестирования и в отношении которых отсутствует обязанное лицо, за исключением оператора и (или) узлов информационной системы, обязанных обеспечивать соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношении действий по внесению (изменению) записей в такую информационную систему по ее правилам. Рассмотрим легальные признаки, положенные в основу данной легальной дефиниции.

Исходя из легального определения цифровой валюты, выделим следующие ее признаки, имеющие правовое значение и позволяющие отличать цифровую валюту от прочих цифровых объектов:

1) цифровая валюта — это совокупность электронных данных: цифрового кода или цифрового обозначения;

2) второй легальный признак цифровой валюты — экономический, в коммерческом обороте такая валюта выполняет функцию средств платежа;

а) выступление в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей Российской Федерации, иностранного государства или расчетной единицей;

б) выступление в качестве инвестиций;

3) третий признак цифровой валюты — в отношении цифровой валюты отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных.

Дополнительная характеристика третьего легального признака вытекает из обнаружения законодателем должника по цифровой валюте — оператор и узел информационной системы, — в связи с чем законодатель посчитал необходимым указать на него и ограничить круг его обязанностей обеспечением соответствия порядка выпуска цифровой валюты и осуществлением действий по внесению и изменению записей в информационной системе по ее правилам о цифровой валюте [6, с. 25].

Итак, цифровая валюта (фактически она же криптовалюта) — это совокупность электронных данных (цифрового кода или цифрового обозначения), она принимается в качестве инвестиции или средства платежа, перед владельцем которого нет обязанного лица.

Таким образом, цифровая валюта имуществом в традиционном его понимании не являются.

Однако в том же Законе о цифровых активах предусмотрены случаи, когда цифровая валюта рассматривается в качестве имущества.

Цифровая валюта считается имуществом (со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями) в следующих случаях:

а) при банкротстве должников;

б) при контроле операций в целях противодействия легализации доходов, добытых преступным путем;

в) при возбуждении исполнительного производства;

г) при контроле за доходами и расходами должностных лиц.

В правоохранительной практике в настоящее время выделяют несколько групп преступлений, так или иначе связанных с цифровой валютой: налоговые преступления (уклонение от уплаты налогов), легализация (отмывание) денежных средств и имущества, добытого преступным путем, торговля наркотиками, оружием, торговля людьми, терроризм, кражи и мошенничества, а также различного рода неправомерные действия, совершаемые при банкротстве.

Цифровая валюта и хищение

Уголовно-правовое значение криптовалюты определяется ее экономическим содержанием, функцией, которой наделяют ее участники экономического оборота. Легитимация цифровой валюты со стороны государства в качестве законного платежного средства является вторым по значимости фактором при определении правовой природы этого актива [7, с. 47].

Под предметом преступления понимаются вещи материального мира или интеллектуальные ценности, воздействуя на которые преступник нарушает общественные отношения, охраняемые уголовным законом. Как правило, предмет преступления является материальным выражением объекта. Им признается все то, что доступно для восприятия, измерения, фиксации, а в некоторых случаях и оценки [8, с. 206].

Рассмотрим классические признаки предмета хищения с учетом их возможной трансформации:

1. Экономический признак (наличие материальной ценности предмета хищения): наличие экономического признака цифровой валюты сомнений не вызывает, несмотря на то что законным средством платежа на территории РФ она не является. Цифровая валюта может быть переведена в фиатные деньги с использованием соответствующих площадок, она может выступать средством инвестирования, а равно средством расчета на площадках с иным законодательным регулированием нежели российское.

В этой связи экономический признак в полной мере присущ цифровой валюте.

2. Материальный признак. Предмет хищений в российском уголовном праве отражает вещно-правовые характеристики чужого имущества — наличие некой материальной формы, назовем это овеществленностью.

Цифровая валюта материальным признаком в традиционном его понимании не обладает. Форма и содержание криптовалюты, скорее, соответствуют уголовно-правовому понятию компьютерной информации.

Однако прямой материальный ущерб при хищении цифровой валюты при бесспорном наличии признака экономического очевиден. В этой связи возникает вполне логичный вопрос: каким образом квалифицировать фактическое хищение криптовалюты в условиях действующего уголовного законодательства.

В науке уголовного права предложено следующее решение задачи, связанной с отсутствием традиционной вещной формы цифровой валюты, в целях квалификации хищений: на цифровую валюту необходимо распространить прием юридической фикции, который был применен судебной практикой, а затем Пленумом Верховного Суда Российской Федерации для распространения оснований уголовной ответственности за хищение чужого имущества на посягательства на безналичные денежные средства, в том числе электронные деньги [9, с. 48].

Предложено также изменить диспозиции норм о хищениях с указанием на возможность хищения не только имущества, но и имущественных прав.

Однако мы полагаем, что и в настоящее время препятствий для квалификации действий при хищении цифровой валюты, в том числе и в форме тайного хищения чужого имущества, нет. Предметом хищений, в том числе кражи, является имущество, а в соответствии со ст. 128 Гражданского кодекса РФ цифровые валюты относятся к иному имуществу. В этой связи правовая возможность квалификации хищений цифровой валюты как иного имущества в настоящее время существует, для этого требуется лишь корректировка подходов к определению признаков предмета хищения.

3. Юридический признак предмета. До принятия Закона о цифровых активах в 2020 г. в литературе вполне справедливо отмечалось, что и юридический признак предмета хищения у криптова-люты отсутствует, так как ее правовой статус не определен, она не является объектом гражданского права в понимании ст. 128 Гражданского кодекса РФ, что исключает возможность признания ее чужим имуществом.

В настоящее время, полагаем, данная задача решена. В соответствии с действующей редакцией ст. 128 Гражданского кодекса РФ к объектам гражданских прав относятся в том числе имущественные права, которые, в свою очередь, включают безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, цифровые права. В ст. 141.1 Гражданского кодекса РФ закреплено: цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

Цифровая валюта как предмет коррупционных преступлений

Применительно к рассматриваемой группе преступлений цифровая валюта пользуется наибольшей популярностью при совершении взяток и коммерческого подкупа.

При квалификации по ст. 290, 291, 291.1, 291.2 Уголовного кодекса РФ при передаче цифровой валюты в качестве предмета взятки действия лица могут быть квалифицированы по соответствующей статье, так как в соответствии со ст. 128 Гражданского кодекса РФ цифровые права относятся к имущественным правам, которые перечислены в нормах указанных статей Уголовного кодекса РФ.

Аналогичные правила применяются и при квалификации действий виновного по ст. 204 Уголовного кодекса РФ.

Использование цифровой валюты в криминальном банкротстве

Значительно более, чем в других категориях дел, где так или иначе используется цифровая валюта, практика продвинулась в делах о банкротстве. Как мы указывали выше, в Законе о цифровых активах цифровая валюта приобретает правовой статус имущества в случае несостоятельности должника.

Еще в 2018 г., т. е. за два года до принятия Закона о цифровых активах, девятый арбитражный апелляционный суд признал обоснованными требования финансового управляющего о передаче до-

ступа к криптокошельку, установив, что реалии экономики и развитие информационных технологий позволяют предельно широко толковать понятие «иное имущество», что дает право включать крип-товалюту в конкурсную массу должника. После принятия Закона о цифровых активах вопрос о возможности включения криптовалюты в конкурсную массу был разрешен на законодательном уровне. Поэтому можно с уверенностью говорить о том, что цифровая валюта является предметом преступлений в сфере несостоятельности, а именно преступлений, предусмотренных ст. 195 и ст. 196 Уголовного кодекса РФ.

Цифровая валюта при квалификации легализации имущества, приобретенного преступным путем

С учетом специфики трансакций с цифровыми валютами, высокой анонимностью, быстротой совершения они часто используются при легализации имущества, приобретенного преступным путем. На данное обстоятельство неоднократно указывал Росфинмониторинг, который связывает анонимность и бесконтрольные трансграничные переводы и обналичивание криптовалют с рисками легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем [10].

В 2019 г. были внесены дополнения в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 г. № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем».

Пленум Верховного Суда РФ в качестве предмета преступления, предусмотренного ст. 174.1 Уголовного кодекса РФ и совершенного с использованием криптовалют, рассматривает не сами крип-товалюты, а денежные средства, преобразованные из них, что основано на традиционном понимании предмета преступления, в соответствии с которым предмет преступления — это вещи или иные предметы внешнего мира, а также интеллектуальные ценности, воздействуя на которые виновный причиняет вред охраняемым законом общественным отношениям [9, с. 109].

Таким образом, несмотря на признание возможности совершения легализации имущества, приобретенного преступным путем, с использованием криптовалюты, предметом преступления цифровая валюта не является. В данном случае она рассматривается в качестве средства совершения преступления.

По аналогии с легализацией имущества, приобретенного преступным путем, цифровая валюта может рассматриваться в качестве средства совершения преступления при обналичивании денежных средств. В самом общем виде преступная схема может выглядеть следующим образом: за безналичные денежные средства, находящиеся на счетах, приобретается цифровая валюта, которая в дальнейшем продается третьим лицам (речь идет о физических лицах), которые имеют возможность снять наличные денежные средства с карт. Аналогичная схема действует и при совершении уклонения от уплаты налогов, иных обязательных платежей.

Биржи криптовалюты также могут стать средством совершения преступлений, предметом которых выступает криптовалюта. Дело в том, что биткоин — один из видов криптовалют, помимо которого существуют и другие, например лайткоин, Ethereum, Ripple. Распространенным случаем является сговор трейдеров, чтобы убедить сторонних инвесторов в том, что рост определенной монеты оправдан и продолжится в будущем, для чего используются в том числе средства массовой информации. По достижении монетой определенной цены участники манипуляции продают купленные заранее свои и прекращают распространение информации, в результате чего цена быстро возвращается к начальному уровню, а лица, которые под влиянием такого рода информации приобрели данный вид криптовалюты, несут финансовые убытки. Подобные действия в отношении валют образуют состав преступления, предусмотренный ст. 185.3 Уголовного кодекса РФ. Полагаем, что необходимо и манипуляции с криптовалютой признавать преступными. На сегодняшний день без должного правового регулирования данное деяние крайне затруднительно отнести к объективной стороне состава преступления, предусмотренного ст. 185.3 Уголовного кодекса РФ, однако не признавать его причинением имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, предусмотренным ст. 165 Уголовного кодекса РФ, оснований нет [8, с. 409].

Итак, проблемы связанные с правовой оценкой деяний, совершенных с использованием цифровой валюты, очевидны, что обусловлено рядом факторов, ключевыми из которых являются стремительное развитие цифровых технологий, с одной стороны, и статичность права по своему содержа-

нию — с другой стороны. Однако и в действующей системе уголовно-правовой охраны возможна адекватная оценка подобных деяний. Так, цифровая валюта может рассматриваться как предмет преступления при совершении хищений, а также взяток и коммерческого подкупа, и как средство свершения преступления при легализации имущества, приобретенного преступным путем, обналичивания денежных средств, уклонения от уплаты налогов, а равно иных схожих преступлений.

1. Как все начиналось. История криптовалюты. URL: https://pikabu.ru/story/kak_vse_nachinalos_ istoriya_kriptovalyutyi_6540989 (дата обращения: 05.09.2021).

2. О криптовалютах. URL: https://iamforextrader.ru/skolko-vsego-sushhestvuet-kriptovalyut/ (дата обращения: 05.09.2021).

3. Сколько всего существует криптовалют. URL: https://internationalwealth.info/cryptocurrency/ cryptocurrency-regulation-in-2020-in-different-regions-europe/ (дата обращения: 05.09.2021).

4. Her Majesty’s Revenue and Customs, Управление Её Величества по налогам и таможенным пошлинам). URL: https://nesrakonk.ru/hm-revenue-and-customs-hmrc/ (дата обращения: 05.09.2021).

4. Как в разных странах регулируют криптовалюту: обзор законов в 2020 г. URL: https://habr.com/ ru/company/moneypipe/blog/523354/ (дата обращения: 05.09.2021).

5. Абрамова Е. Н. К вопросу о понятии криптовалюты: проблемы терминологии и формирования дефиниции // Банковское право. 2021. № 2. С. 23-27.

6. Шарапов Р. Д., Минин Р. В., Капаева Е. О. Криптовалюта: уголовно-правовой аспект // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2018. № 2. С. 43-49.

7. Маслакова Е. Е. Предмет преступления как форма выражения общественных отношений // Ученые записки Орловского гос. ун-та. Серия: Гуманитарные и социальные науки. 2015. № 1. С. 257-261.

8. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник / Ю. В. Грачева, Л. Д. Ермакова, Г. А. Есаков и др. ; под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. 2-е изд., перераб. и доп. М. : КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2008. 600 с.

9. Информационное сообщение Росфинмониторинга от 6 февраля 2014 г. «Об использовании криптовалют». Документ опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс».

10. Коренная А. А., Тыдыкова Н. В. Криптовалюта как предмет и средство совершения преступлений // Всероссийский криминологический журнал. 2019. Т. 13. № 3. C. 408-415.

УДК 343.341 ББК 67.408.131.1 1

О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ МЕТОДИКИ БОРЬБЫ С ИДЕОЛОГИЕЙ ТЕРРОРИЗМА И КИБЕРТЕРРОРИЗМА В СРЕДЕ РОССИЙСКИХ ВУЗОВ (НА ПРИМЕРЕ АЛТАЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)

В. А. Мазуров, М. А. Стародубцева

Алтайский государственный университет (Барнаул, Россия)

Вследствие пандемии новой коронавирусной инфекции, ознаменовавшейся локдаунами 2020 г., криминогенная обстановка как в России, так и в мире вышла на качественно новый уровень. Можно сказать, что был достигнут предсказанный на 12-м Конгрессе ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию В. В. Лунеевым порог терпимости населения, отразивший критическую массу преступности, после чего она под воздействием пандемии перешла в цифровую сферу. В очередной раз подтвердился диалектический закон о переходе количествен-

Цифровая валюта как средство платежа

Статья 14. Оборот цифровой валюты

1. Под организацией выпуска в Российской Федерации цифровой валюты понимается деятельность по оказанию услуг, направленных на обеспечение выпуска цифровой валюты, с использованием доменных имен и сетевых адресов, находящихся в российской национальной доменной зоне, и (или) информационных систем, технические средства которых размещены на территории Российской Федерации, и (или) комплексов программно-аппаратных средств, размещенных на территории Российской Федерации (далее — объекты российской информационной инфраструктуры).

2. Под выпуском цифровой валюты в Российской Федерации понимаются действия с использованием объектов российской информационной инфраструктуры и (или) пользовательского оборудования, размещенного на территории Российской Федерации, направленные на предоставление возможностей использования цифровой валюты третьими лицами.

3. Под организацией обращения в Российской Федерации цифровой валюты понимается деятельность по оказанию услуг, направленных на обеспечение совершения гражданско-правовых сделок и (или) операций, влекущих за собой переход цифровой валюты от одного обладателя к другому, с использованием объектов российской информационной инфраструктуры.

4. Организация выпуска и (или) выпуск, организация обращения цифровой валюты в Российской Федерации регулируются в соответствии с федеральными законами.

5. Юридические лица, личным законом которых является российское право, филиалы, представительства и иные обособленные подразделения международных организаций и иностранных юридических лиц, компаний и других корпоративных образований, обладающих гражданской правоспособностью, созданные на территории Российской Федерации, физические лица, фактически находящиеся в Российской Федерации не менее 183 дней в течение 12 следующих подряд месяцев, не вправе принимать цифровую валюту в качестве встречного предоставления за передаваемые ими (им) товары, выполняемые ими (им) работы, оказываемые ими (им) услуги или иного способа, позволяющего предполагать оплату цифровой валютой товаров (работ, услуг).

6. Требования лиц, указанных в части 5 настоящей статьи, связанные с обладанием цифровой валютой, подлежат судебной защите только при условии информирования ими о фактах обладания цифровой валютой и совершения гражданско-правовых сделок и (или) операций с цифровой валютой в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

7. В Российской Федерации запрещается распространение информации о предложении и (или) приеме цифровой валюты в качестве встречного предоставления за передаваемые ими (им) товары, выполняемые ими (им) работы, оказываемые ими (им) услуги или иного способа, позволяющего предполагать оплату цифровой валютой товаров (работ, услуг).

Госдума запрещает применять цифровые активы как средство платежа

Эксперт полагает, что на практике новелла открывает новые возможности для платежных операций с такими активами. Создание специальных платформ для этого уже расширяет ранее имевшиеся нормы.

Депутаты единогласно одобрили в первом чтении законопроект, который упорядочивает операции с цифровыми активами в РФ. Он запрещает использовать такие активы как средство платежа и определяет порядок работы профильных платформ.

30 мая, 12:48
14 июня, 12:45

Новелла признает операторов платформ, на которых осуществляется выпуск цифровых финансовых активов, субъектами национальной платежной системы. Они обязаны будут использовать номинальный счет по закону № 161-ФЗ, бенефициарами по которому станут пользователи платформы. При этом операторы электронных платформ могут открыть как один, так и несколько номинальных счетов. Сделки с цифровыми активами будут совершать только с помощью этих счетов.

«Тема номинального счета была в центре внимания при рассмотрении в комитете», — отметил один из соавторов новеллы Анатолий Аксаков. Ко второму чтению, вероятно, площадкам, которые могут контролировать все операции самостоятельно, позволят такие счета не использовать, рассказал депутат.

Документ также напрямую вводит запрет на использование цифровых активов в качестве встречного предоставления за товары, работы и услуги. Сейчас запрета на их использование как средства платежа в законодательстве напрямую нет, а перечень сделок с этими активами открытый, указывается в пояснительной записке. В таких случаях платформы обязаны отказывать в проведении операций. Если они этого не сделают, оператору платформы будет грозить ответственность.

Запрет, но не совсем

В июле 2020 года после долгой подготовки приняли закон «О цифровых финансовых активах», который должен был регулировать криптовалюту, но там ни разу не был использован даже термин «криптовалюта», напоминает Николай Андреев, руководитель налоговой практики Зарцын и партнеры Зарцын и партнеры Федеральный рейтинг. группа Защита персональных данных группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Налоговое консультирование и споры (консультирование) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Цифровая экономика группа Санкционное право группа Интеллектуальная собственность (консультирование) × Законодатель ограничился термином «цифровой финансовый актив», который охватывал огромный перечень явлений, в том числе даже ставшие недавно модными NFT. ЦБ также добился включения в этот закон норм о цифровой валюте, которую бы создавали не обычные майнеры, а сам Центральный банк. Чтобы исключить конкуренцию цифровому рублю со стороны цифровых финансовых активов, в закон был включен запрет на обмен активов на фиатные деньги, обмен их исключительно на аналогичные активы и так далее, отмечает эксперт.

Но закон 2020 года, по сути, устарел вскоре после принятия, полагает Андреев. Россия к 2021 году вышла на третье место по майнингу криптовалют в мире за счет дешевой электроэнергии. Около 11% биткоинов создавались в России к январю 2022 года. Сделать регулирование более адекватным этим условиям и призван законопроект, который внесли в Госдуму всего за неделю до первого чтения.

Теперь для цифровых финансовых активов становятся доступными расчеты, а значит, цифровые финансовые активы можно использовать как средства платежа, полагает Андреев. Осуществление сделок, правда, будет несколько ограничено: только через номинальные счета и операторов электронных платформ. Кроме того, Центральному банку, чтобы совсем не забывать о его интересах, разрешат предусматривать для таких сделок дополнительные ограничения.

Возможно, теперь Россия сможет использовать свой потенциал третьего участника рынка для обхода внешнеторговых ограничений, а кроме того, привлечет новые криптовалютные проекты.

Заявленные запреты стоит рассматривать в совокупности с положениями об операторах цифровых платформ. Операторам таких платформ разрешается совершать различные операции с денежными средствами, в том числе переводы денег между пользователями, подчеркивает Андреев. Законопроект даже включает положения о цене приобретения активов. Ничто также не мешает потом на другой площадке обменять эти активы на что-то иное.

  • Право.ru

Цифровая валюта как средство платежа

1 ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

В статье рассматриваются вопросы легализации и использования криптовалют как средства платежа. Целью статьи является оценка возможности использования криптовалюты как законного средства платежа в России. Авторы исходят из того, что криптовалюты постепенно начинают выполнять функции денег, вне зависимости от позиции в отношении криптовалют со стороны правительства конкретной страны. Проведен анализ процессов легализации криптовалют в странах мира и выделены три большие группы стран по критерию уровня легализации криптовалют. Определены условия легализации криптовалют в России, факторы использования криптовалюты как законного средства платежа и возможные препятствия для такого использования. Изучен опыт Сальвадора по использованию биткойна, в свете факторов преобразований в современном финансовом секторе России и, в частности, в свете процессов дедолларизации экономики. Сделан вывод, что процессы дедолларизации не должны быть направлены только на отказ от использования в расчетах иностранных валют в пользу рубля, для эффективной реализации процесса значимым инструментом должны стать также и криптовалюты. В статье проведен анализ препятствий к использованию криптовалюты как средства платежа в России, сделан вывод о наличии в России экономических и технических условий для более широкого использования и майнинга криптовалют.

легализация криптовалюты
цифровые финансовые активы
дедолларизация

1. Syed H., Cleenewerck L., Katterbauer K. The impact of the legalization of Bitcoin in the Central African Republic – a legal analysis. Preprint May 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.researchgate.net/publication/360804987_The_impact_of_the_legalization_of_Bitcoin_in_the_Central_African_Republic_-a_legal_analysis (дата обращения: 08.11.2022).

2. Статистика: Федеральный бюджет. Сайт Минфина РФ. [Электронный ресурс]. URL: https://minfin.gov.ru/ru/statistics (дата обращения: 08.11.2022).

3. Алейникова В. Игра против доллара // Коммерсантъ. Июнь 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/5407043 (дата обращения: 08.11.2022).

4. Комментарий о тенденциях в использовании российского рубля в трансграничных расчетах Российской Федерации. Сайт ЦБ РФ. Январь 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/statistics/macro_itm/svs/comment_ 20210111 (дата обращения: 08.11.2022).

5. Hassan S., Azhar T. Current challenges of cryptocurrencies faced by government. Journal of Research and Reviews in Social Sciences Pakistan. 2022. Vol. 51. P. 1484–1497. [Электронный ресурс]. URL: https://www.researchgate.net/publication/361760068_Current_challenges_of_cryptocurrencies_faced_by_governments (дата обращения: 08.11.2022).

6. Gurgun A., Genc M., Koc K., Arditi D. Exploring the Barriers against Using Cryptocurrencies in Managing Construction Supply Chain Processes. Buildings. 2022. No. 12. P. 357. [Электронный ресурс]. URL: https://www.researchgate.net/publication/359244136_Exploring_the_Barriers_against_Using_Cryptocurrencies_in_Managing_Construction_Supply_Chain_Processes (дата обращения: 08.11.2022).

7. Финансовая грамотность россиян растет последние 4 года на фоне социально-экономических вызовов. Аналитический центр НАФИ. Апрель 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://nafi.ru/analytics/finansovaya-gramotnost-rossiyan-rastet-poslednie-4-goda-na-fone-sotsialno-ekonomicheskikh-vyzovov (дата обращения: 08.11.2022).

8. Kemp S. Digital 2022: Global Overview Report. Сайт DataReportal. Январь 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://datareportal.com/reports/digital-2022-global-overview-report (дата обращения: 08.11.2022).

9. Sankaran V. World Bank refuses to help El Salvador adopt bitcoin over environmental and transparency concerns. Independent. Июнь 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://www.independent.co.uk/tech/world-bank-bitcoin-el-salvador-b1867557.html (дата обращения: 08.11.2022).

10. Adewumi T. The World Bank Legal Instruments Appraisal and El Salvador’s Adoption of Bitcoin as Legal Tender. Elizade University, June 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.researchgate.net/publication/361228680_The_World_Bank_Legal_Instruments_Appraisal_and_El_Salvador’s_Adoption_of_Bitcoin_as_Legal_Tender (дата обращения: 08.11.2022)

Криптовалюту можно определить как цифровую или виртуальную валюту, основанную на алгоритмах криптографии и не имеющую единого эмиссионного центра. Механизм криптовалют защищен от любого внешнего вмешательства, включая государственное, криптовалюты практически невозможно подделать. Если следовать определению денег, криптовалюты в полном смысле деньгами не являются. Они не имеют ни внутренней стоимости (как товарная стоимость золотых монет), ни внешней стоимости (как стоимость, присваиваемая традиционным фиатным валютам государственным органом – эмитентом). Криптовалюты имеют высокую волатильность, поэтому они не являются надежной мерой стоимости или накопления. Вместе с тем владельцы криптокошельков используют криптовалюту для обмена и платежей, в отдельных случаях для накопления, а перечисленные недостатки криптовалют присущи и фиатным валютам. Поэтому утверждать, что криптовалюты совсем не являются деньгами, тоже нельзя.

В странах мира действуют национальные нормативные акты, регулирующие обращение криптовалют, а в некоторых странах нормативное регулирование криптовалют отсутствует. С учетом трансграничного, цифрового и анонимного характера криптовалют можно утверждать, что криптовалюты постепенно начинают выполнять функции денег, вне зависимости от позиции правительства конкретной страны. Вместе с тем на сегодняшний день в мире не существует единого подхода к официальному признанию криптовалют как средства платежа.

Криптовалюты, как новое актуальное явление в финансовой сфере, требуют всестороннего изучения, в частности, таких вопросов, как принципы нормативно-правового регулирования статуса криптовалют и возможность признания криптовалюты законным средством платежа.

Цель настоящего исследования – оценить возможность использования криптовалюты как законного средства платежа в России. Исследование предполагает определение условий легализации криптовалют в России, факторов использования криптовалюты как законного средства платежа и возможных препятствий для такого использования.

Материалы и методы исследования

Методы исследования включают методы качественного и количественного анализа, а именно наблюдения и обобщения. Материалами для исследования выступают законодательные акты и статистика стран в сфере регулирования обращения криптовалют. Мы считаем необходимым изучить опыт других стран по легализации и внедрению криптовалют как законного средства платежа, чтобы провести сравнительный анализ и сделать выводы о возможности использования данного финансового инструмента в России.

Результаты исследования и их обсуждение

По правовому положению криптовалют, страны мира можно разделить на три группы: частичная легализация, статус законодательно не определен, криптовалюты запрещены. Отдельно стоит Сальвадор, полностью легализовавший использование биткойна как законного средства платежа.

Первая группа включает страны, частично легализовавшие криптовалюты. Это самая большая группа, куда входят США, Канада, Австралия, Япония, Германия, Франция, Швейцария и другие страны. В большинстве стран из первой группы криптовалюта рассматривается как инвестиционный актив. Некоторые страны пошли дальше и признали за криптовалютой статус валюты или денег. Во вторую группу входят страны, в которых статус криптовалют законодательно не определен. В группе представлены такие страны, как Эквадор, Марокко, Китай, Индонезия, Индия, ЮАР и др. Так, в Китае владение и пользование биткойном частными лицами формально не запрещено. При этом Народный банк Китая не выпускал никаких правил по вопросу законности использования криптовалюты. Третья группа включает страны, которые запрещают использование криптовалют и предусматривают административные и уголовные наказания за подобные транзакции. К таким странам относятся Вьетнам, Бангладеш, Афганистан, Саудовская Аравия, Республика Македония, Вануату и другие.

Япония стала одной из первых стран, легализовавших использование криптовалют. В Японии цифровые валюты были легализованы в 2016 г., в 2017 г. биткойн стал законным средством платежа (валютой), а криптовалюты перестали считаться товарно-материальными активами, облагаемыми НДС. Европейский союз централизованно не регулирует обращение криптовалют, но в отдельных странах ЕС выработана собственная позиция относительно криптовалют. Германия первой в ЕС легализовала цифровые валюты. В Германии с 2011 г. разрешены майнинг, хранение и торговля виртуальными деньгами, которые именуются «расчетными единицами», а в 2017 г. Германия признала цифровые деньги финансовым инструментом. В стране существует возможность расплачиваться биткойнами. Федеральная резервная система (ФРС) США считает криптовалюты спекулятивными активами, при этом в США не запрещено использование биткойна как альтернативного средства платежа. В 2015 г. Комиссия по ценным бумагам и биржам США признала биткойн биржевым товаром. Аналогичное отношение регуляторов к криптовалютам в Канаде и в Австралии.

Статус криптовалют в России долгое время не был определен. С 1 января 2021 г. в РФ вступил в силу закон № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который впервые ввел понятие криптовалют. Вместе с тем в России единственным законным средством платежа был и остается российский рубль. Операции с криптовалютами подлежат налогообложению, доход возникает только при продаже криптовалюты за рубли, а не при обмене одного цифрового актива на другой.

Противодействие развитию обращения криптовалют оказывает Банк России, ужесточая регулятивные требования к владельцам криптовалют. Одновременно Банк России развивает собственный проект цифрового рубля – CBDC. Минфин РФ, напротив, видит в криптовалютах источник налогового пополнения бюджетов и стремится к легализации и упорядочению транзакций с криптовалютами. Также в 2022 г. были внесены изменения в антикоррупционное законодательство, теперь государственные чиновники обязаны сообщать о наличии у них криптоактивов наравне с иным имуществом.

Отдельного внимания заслуживает опыт Сальвадора, правительство которого в 2021 г. ввело биткойн в качестве законного средства платежа. Сальвадор стал первой страной в мире, полностью легализовавшей криптовалюту: все юридические и физические лица Сальвадора обязаны принимать биткойны, наравне с долларом США, в оплату за товары или услуги.

Сальвадор легализовал использование биткойна как законного платежного средства для снижения зависимости экономики страны от доллара США, который является единственной государственной валютой Сальвадора с 2000 г. Долларизация привела к зависимости денежно-кредитной политики страны от решений Федеральной резервной системы (ФРС) США. Центральный банк Сальвадора не может проводить собственную монетарную политику и устанавливать процентные ставки для стимулирования экономического роста [1]. В 2022 г. в ответ на рост инфляции ФРС США повысила базовую процентную ставку до 3,25 % годовых, что приведет экономику Сальвадора к рецессии.

В России не было долларизации экономики по типу Сальвадора. Тем не менее факторы для использования биткойна как инструмента дедолларизации экономики схожи. Россия зависит от валютных поступлений от нефти и газа. Доля нефтегазовых доходов бюджета, формируемых за счет продажи сырья за валюту, по состоянию на июль 2022 г. составила 45 % [2]. Вместе с тем, выступая на Восточном экономическом форуме в сентябре 2022 г., президент Путин заявил, что доверие к доллару, евро и фунту стерлингов утрачено, а Россия шаг за шагом уходит от их использования.

Тренд на отказ от доллара как резервной валюты наблюдается с конца прошлого века. По данным МВФ, доля резервов мировых ЦБ в американских долларах снизилась с 71 % в 1999 г. до 58,8 % к началу 2022 г. Заметнее всего доля доллара снижалась в резервах российского ЦБ, в течение 2021 г. она сократилась с 21,2 до 10,9 % [3]. По данным ЦБ РФ, «в 2013–2019 гг. сформировалась общая тенденция к расширению использования российской валюты в качестве валюты платежа в расчетах со странами ЕАЭС. Российский рубль более востребован в расчетах за импорт, тогда как в обслуживании платежей за экспорт, ввиду доминирования в последнем энергетических товаров, доля российской валюты существенно ниже» [4]. Приведенные данные не позволяют свести процессы дедолларизации только к отказу от использования иностранных валют в пользу рубля, для формирования резервов и расчетов. Для эффективной реализации процесса требуются и другие инструменты, такие как криптовалюты.

Несмотря на зависимость от доллара, ситуация в России отличается от ситуации в Сальвадоре. ЦБ РФ в полной мере использует инструмент процентных ставок и валютного регулирования для балансировки финансовых и макроэкономических показателей. Резкое повышение и последующее снижение процентных ставок в 2022 г. позволили стабилизировать финансовый рынок в условиях санкционного давления. Вместе с тем ограничения на куплю-продажу наличной иностранной валюты так и не были сняты из-за запрета на поставку наличных долларов и евро в Россию.

Первыми решение о блокировке поставок в Россию наличных евро приняли страны ЕС. Следом за ними США 9 марта 2022 г. также ограничили возможности отправки в страну наличных долларов. Дефицит наличных долларов и евро сближает позиции России и Сальвадора в потребности введения в оборот альтернативного средства платежа – Сальвадор зависит от поставок наличных долларов США, чтобы иметь достаточную ликвидность. С учетом последствий процентной политики ФРС США и зависимости Сальвадора от поставок наличных долларов в страну использование биткойна стало антикризисной мерой, направленной на снижение зависимости от доллара.

Для анализа препятствий к использованию криптовалюты как средства платежа в России, обратимся к результатам исследований. В работе [1] выявлены проблемы использования биткойна в Сальвадоре. Авторы указывают на затруднения граждан при пользовании криптовалютным кошельком, высокие требования по безопасности к мобильным устройствам, невозможность отмены ошибочных транзакций ввиду децентрализованного характера блокчейн-сети, большое количество случаев цифрового финансового мошенничества, высокая волатильность биткойна. Одной из ключевых проблем определена цифровая форма биткойна, данная валюта существует исключительно в электронном виде. Большинство фиатных валют в дополнение к безналичной, электронной, форме имеют и наличную форму, а наличных биткойнов не существует. При этом каждый второй житель Сальвадора не имеет доступа к интернету, а значит, не может использовать биткойн. В работе [5] авторы обращают внимание на проблемы, связанные с контролем криптовалют и проблемами налогообложения, а также на экологические проблемы, обусловленные высоким потреблением электроэнергии. В исследовании [6] определены наиболее значимые препятствия для использования криптовалют по различным категориям барьеров, таким как технические, рыночные, регуляторные и барьеры, связанным с вопросами информационной безопасности. Главными барьерами на пути массового использования криптовалют по результатам исследования являются отсутствие технических знаний о криптовалютах, пробелы в безопасности из-за уязвимости кошельков, большая амплитуда колебаний стоимости криптовалюты и ограниченная ликвидность рынка, возможные действия регулятора по ограничению или запрету использования криптовалют.

Перечисленные выше проблемы не должны стать препятствием для реализации проекта биткойн-кошелька в России. Так, результаты исследования Аналитического центра Национального агентства финансовых исследований (НАФИ) на начало 2022 г. показали, что высокий уровень финансовой грамотности стабильно демонстрируют 10 % россиян. «За последние 10 лет на 15 % выросла доля россиян со средним уровнем финансовой грамотности – до 61 %, а доля людей с низким уровнем финансовой грамотности за этот период сократилась с 44 % до 29 %» [7]. В России нет проблем с проникновением интернета, характерных для развивающихся стран. По данным исследования Digital 2022 Global Overview за 2021 г. 66,62 млн жителей РФ совершали цифровые платежи, что на 5,2 % больше, чем в 2020 г. Общий объем цифровых транзакций составил $64,65 млрд, отправляли или получали цифровые переводы 70,5 % жителей, совершали онлайн-покупки 26,9 % [8].

Препятствием для использования криптовалют выступает отсутствие поддержки со стороны международных финансовых организаций, если страна зависит от них. Всемирный Банк (ВБ) отклонил просьбу правительства Сальвадора помочь внедрить биткойн в качестве законного средства платежа в стране. ВБ заявил, что он не может помочь Сальвадору внедрить биткойн, учитывая экологические проблемы, связанные с майнингом биткойна, непрозрачность транзакций и его волатильность [9]. ВБ считает, что биткойн не является электронной валютой, выпущенной Центральным банком Сальвадора. Сальвадор, по мнению ВБ, не имеет никакого отношения к данной цифровой валюте. Аналогичную позицию занял Международный валютный фонд (МВФ). МВФ поставил под вопрос поддержку реализуемых в Сальвадоре кредитных программ ввиду множества экономических и юридических вопросов, возникающих при использовании биткойна как законного средства платежа [5]. Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) также отслеживает ситуацию с биткойном в Сальвадоре. Массовое противозаконное использование гражданами биткойнов может стать причиной для попадания Сальвадора в черный список FATF [10]. В отличие от Сальвадора, Россия не зависит от решений указанных международных финансовых организаций, и ей не требуется такая поддержка. Долги перед МВФ были погашены в 2005 г., с тех пор Россия не брала новых займов от фонда. С 2014 г. Группа Всемирного банка не утверждала никаких новых кредитов или инвестиций в Россию.

Заключение

Анализ практики использования криптовалюты как законного средства платежа в странах мира, условий и факторов массового использования криптовалют в России указывает на потенциальную возможность использования криптовалюты как законного средства платежа в России. Позиция ЦБ РФ о необходимости ограничения обращения криптовалют на территории РФ в целом разделяет позиции большинства финансовых регуляторов в других странах мира. Она обусловлена необходимостью защиты существующей денежной системы в условиях формирующихся новых юридических отношений участников блокчейн-сети, волатильностью криптовалют, анонимностью владельцев криптокошельков. Именно поэтому ЦБ РФ в приоритет ставит создание цифрового рубля, а не полную легализацию криптовалют. Такую позицию разделяют и международные финансовые институты, и финансовые регуляторы в других странах. Движением вперед на пути к легализации криптовалют в России стало принятие закона о цифровых активах.

Опыт стран, уже использующих биткойн в качестве законного средства платежа, указывает на привлекательность биткойна для России, с учетом процессов дедолларизации, фактора финансовых санкций, проблем с переходом на расчеты в национальных валютах за экспорт и импорт, ограничением доступа к наличной иностранной валюте. В России созданы условия для более широкого использования криптовалют населением. Этому способствует развитый IT-сектор, растущая финансовая грамотность населения, высокий уровень проникновения интернета и активное использование интернета для финансовых транзакций. Наконец, Россия не зависима от решений международных финансовых организаций, которые могут заблокировать развитие криптовалют, свернув национальные кредитные программы.

В российских условиях внутренние недостатки блокчейн-сети могут быть превращены в достоинства. Майнинг криптовалют в России в условиях энергоизбыточности атомных и гидроэлектростанций может стать источником дополнительных доходов. Серьезным препятствием для массового использования биткойна пока остается высокая волатильность криптовалюты. Увеличение капитализации и ликвидности рынка криптовалют, очевидно, приведет к равновесию курсов, и волатильность будет соответствовать средним значениям отклонений для других валютных рынков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *